1. Ранобэ
  2. [Яой] Призраки
  3. Реинкарнация 1. Злой дух.

Живой (1)

1

<b>Пара слов от переводчика:

Читатель, здравствуй. Хочу предупредить тебя, чтобы не травмировать психику (как это было со мной). Когда ты дойдешь до конца главы, помни (просто помни) — это не последняя глава. Это не конец т.т</b>

<i>Пять лет спустя</i>

В тот год Чи Янь под руководством Е Инчжи успешно помог компании своего дяди преодолеть кризис. И конечно, после этого он обосновался в городе Шимин.

Ду Минцзин поначалу хотел дать несколько советов Чи Яню, но вскоре понял, что методы работы его племянника совершенно экстраординарные. Дядя и племянник были на абсолютно разных уровнях. Поэтому Ду Минцзин дал Чи Яню возможность делать все, что тот считает нужным. В тайне он подозревал, что этот маленький шкет все это время скрывал свой потенциал и только потому, что увидел своего дядю в таком плачевном состоянии, раскрыл свои истинные способности.

Независимо от серьезности вопроса Чи Янь спрашивал совета у Е Инчжи и позволял ему принимать все решения самому. Позже, когда он плавно влился в рабочий процесс, стал решать проблемы самостоятельно и только консультировался с Е Инчжи по общим вопросам. Казалось, что личность Чи Яня глобально изменилась, даже его характер потерпел большие изменения. Постепенно он стал новым знаменитым дарованием города Шимин.

Е Инчжи всегда говорил: «богатство и слава — приходящие вещи». Он был бы недоволен, если бы Чи Янь только пожинал плоды. Е Инчжи не собирался преподносить своему возлюбленному все на блюдечке, он позволял Чи Яню постепенно улучшать свои навыки ведения бизнеса.

И хоть на работе все складывалось хорошо, в повседневной жизни иногда возникали конфликты.

Например, однажды Чи Янь закончил деловой ужин в одиннадцать вечера и вернулся в недавно купленный дом в городе Шимин. Оставив машину в гараже, он подошел к входной двери, но никто не открыл ему. Чи Янь был слегка пьян, но все равно прекрасно понимал — тот, кто был дома, должно быть, невероятно зол. Слава Богу, Чи Янь взял с собой ключи.

Он открыл и вошел, захлопнул дверь и включил свет. Но вместо желтого привычного света, комната наполнилась мертвенно-бледным оттенком, лампочка не переставая мигала, как в фильме ужасов. Из глубины комнаты можно было услышать гул. Просторная гостиная стала мрачной. Стояла зловещая атмосфера, словно здесь поселился мстительный злой дух.

Если бы это случилось раньше, то Чи Янь бы до смерти напугался. Но после семи лет сожительства с Е Инжчи он уже ничего не боялся.

Чи Янь постоял у входа, потом разулся и спокойно сказал:

— Е Инчжи, продолжишь мигать — лампочка лопнет. Сам будешь менять.

Казалось, что эти слова задели какой-то переключатель злого духа. Жуткое мерцание в мгновение ока прекратилось, и теплый свет заполнил гостиную.

Пара сильных холодных рук обняла его сзади за талию. Ледяное дыхание ударило в шею:

— Такой плохой мальчик сегодня должен быть наказан.

Чи Янь поднял обе руки в знак капитуляции и подыграл ему:

— Хорошо, хорошо, я был не прав. Наказывай меня, как только хочешь. Делай все, что угодно…

Вряд ли он сможет убежать, даже если станет сопротивляться. Хотя на самом деле он вовсе не хочет сопротивляться.

Чи Янь решил взять инициативу в свои руки, повернулся к Е Инчжи и обнял его за плечи.

<center>***</center>

На втором этаже дома Чи Яня находилась комната, которая всегда была заперта. Никто не имел права входить туда. Даже когда в доме появилась экономка, двери все равно открывать запрещалось.

Однажды вор-домушник нацелился на район с виллами, в котором жил Чи Янь. После нескольких успешных краж очередь дошла до его дома. Он замечал, что Чи Янь часто заходит в кладовую на втором этаже, поэтому его меткий взгляд остановился на этой запертой комнате. Он потратил много усилий и наконец-то пробрался в нее, но все, что он обнаружил — траурный зал. В центре стоял алтарь, а на вершине — подношение и черная табличка с золотыми буквами «Здесь покоится дух Е Инчжи из семьи Е».

Вор тут же струсил. И в этот момент он услышал ровный голос, спокойно спросивший:

— Зачем ты пришел в мой траурный зал?

Вор резко обернулся и огляделся. Там никого не было.

В конце концов домушник вызвал полицию и сообщил о краже, он просто хотел, чтобы его забрали из этого места.

Только когда за ним приехала полиция, вор почувствовал себя в безопасности. Он снова и снова твердил о том, что здесь призраки, и просил поскорее его отвезти.

<center>***</center>

Вскоре Чи Янь стал считаться самым завидным холостяком города Шимин. У него никогда не было жены. Даже романа ни с кем никогда не было.

Однако на каждый День Святого Валентина, день рождения и на другие особые дни он резервировал столик в ресторане. Чи Янь просил накрыть на двух человек, заказывал еду на двоих, а затем съедал все сам. Другим это действительно казалось странным.

Позже поползли слухи: по пьяни лучший друг президента Чи Яня признался, что тот когда-то был сильно влюблен. Но его любимый человек умер, поэтому он принял твердое решение прожить всю оставшуюся жизнь в одиночестве. Более того, он больше и думать не хотел о любви. Сам Чи Янь молча признал это, но совсем никак не прокомментировал .

Конечно, истинная причина, по которой он держал рот на замке, заключалась в том, что он просто боялся нарушить рассказ друга своими комментариями. В конце концов он и понятия не имел о подробностях любовной истории, которую всем рассказывал Су Цзян.

На самом деле Чи Янь совсем не знал, как следует праздновать памятные даты.

Для нормальных пар празднование дней рождений, Китайского и Западного нового года, Дня Святого Валентина, Рождества, годовщины первой встречи и годовщины свадьбы более чем достаточно. Однако у третьего наследника Е был не только день рождения, но и день смерти, не только праздники для людей, но и для духов.

Чтобы показать свои чувства, Чи Янь резервировал столик на двоих в любимом ресторане Е Инчжи на день духов в течение трех лет подряд. Это заставляло всех официантов ресторана искренне удивляться: разве нормальный человек делал бы нечто подобное? Даже несмотря на то, что его возлюбленный мертв… Нет никакой необходимости каждый год в день духов заказывать столик. Разве нельзя просто поесть в память о мертвых?

Все они косились на Чи Яня. В их глазах четко читался шок и ужас. По спинам официантов бежали легкие мурашки, словно он сам был призраком. В тот день все официанты, обслуживающие его, дрожали от страха, даже не осмеливались взглянуть на пустое место напротив него. Всех их не покидало чувство, что на том самом месте сидит «человек».

В конце концов, Е Инчжи сказал Чи Яню с улыбкой:

— Давай отныне праздновать день духов дома.

В этом году на Китайский новый год Чи Янь отвез Е Инчжи на вершину соседней горы, чтобы посмотреть фейерверки.

Во время яркого шоу сверкающих фейерверков профиль Чи Яня выделялся на фоне искрящегося неба.

Он посмотрел на Е Инчжи:

— Инчжи, прошло уже семь лет.

Е Инчжи прислонился к нему:

— Не важно, сколько лет прошло. Пока ты жив, я буду рядом, — он притянул его ближе. — Янь, с Новым годом.

Когда в бутылочке осталась только двадцать одна таблетка, Чи Янь понял — его время подходит к концу.

Он лежал один на больничной койке, держа за старческую руку своего седовласого возлюбленного. Совершенно умиротворенно он спросил:

— Е Инчжи, мне пора уходить?

Е Инчжи совсем не нужно было стареть, но он зачем-то использовал какой-то странный метод. Со временем он подстроил свой возраст и внешний вид под Чи Яня.

Е Инчжи сжал его руку и так же спокойно ответил:

— Да.

— Может, ты пойдешь со мной?

Е Инчжи медленно наклонился к Чи Яню и нежно прошептал ему на ухо, точно так же, как в то время, когда они были молоды.

— Пойду. Куда бы ты не пошел, я буду рядом.

Чи Янь улыбнулся и закрыл глаза.

Прости Е Инчжи, я заставил тебя мучиться столько лет, но все равно эгоистично прошу не оставлять меня.


Перевод: Privereda1