1. Ранобэ
  2. [Яой] Призраки
  3. Реинкарнация 2. Злой монстр

Живой (2)

1

В бесконечной вечности существует бесконечное число миров. Есть миры, которые рождаются каждую минуту, каждую секунду. Есть миры, которые разрушаются каждую минуту, каждую секунду. Некоторые из них невероятно похожи, когда другие абсолютно разные. У каждого мира свой путь.

Даже в пределах одного и того же мира из-за решения одного человека отклониться от своего пути может быть создан новый мир — новая ветка. Возможно, вы существуете в этом мире, а в другом никогда не рождался ни один из Ваших многочисленных предков восемнадцатого поколения. И поэтому Вы, естественно, не рождались тоже.

Легенды говорят, что эти миры существуют в вечности в форме длинной реки, которая течет величественно, нескончаемо.

Легенды говорят, что души совершают круговорот между этими бесконечными мирами, пока они однажды не исчерпают свою энергию и навсегда не исчезнут.

Миллиарды и миллиарды душ, бесчисленные миры. В глазах вечности это лишь малая крупица бытия.

<center>***</center>

В общежитии одного из университетов.

*тук-тук-тук*

Тихий стук в дверь вырвал Чи Яня из сна.

Сон не был сладким. Парень смутно припоминал чопорного и сострадательного бодхисаттву* и холодное тело, обнимавшее его.

Сонный Чи Янь недовольно воскликнул:

— Кто это ломится с утра пораньше?

Он не ждал ответа. В конце концов, почти всегда он был один в этой двухместной комнате общежития.

Кто бы мог подумать, что ему равнодушно ответят:

— Должно быть, твой долг Цветка Персика.**

Глаза Чи Яня тут же открылись. Он посмотрел на соседнюю кровать, но на ней никого не было. Он оглядел комнату и увидел своего соседа, трущего глаза рукавом пижамы. Широкий вырез обнажал его бледную, но рельефную грудь.

Он, вероятно, ответил Чи Яню чисто машинально.

Чи Янь поприветствовал соседа и одарил его яркой улыбкой:

— Е Инчжи, ты вчера вернулся?

Парень улыбнулся ему в ответ, но его улыбка вовсе не была похожа на доброжелательную. Е Инчжи вздёрнул подбородок, посмотрел сверху вниз на сонного соседа и сказал:

— Хм. Наверное, будет лучше, если ты сначала откроешь дверь. Кроме того… кажется, прошлой ночью кое у кого был эротический сон.

Какой это еще эротический сон?! Очевидно же, что это был обычный кошмар!

Но Чи Яню было лень объясняться, вместо этого он крикнул в сторону двери:

— Одну минуту, не уходите.

Он поспешно схватил футболку и брюки, быстро оделся и пошел к двери, рукой приглаживая спутанные волосы.

Снаружи действительно стояла Гу Сиси.

Чи Янь выругался про себя:

«Как Е Инчжи узнал, что за дверью она? Получается, он намеренно не открывал двери и ждал, пока я проснусь?»

Гу Сиси слегка поклонилась и с улыбкой протянула пакет.

— Старший брат Чи Янь, я принесла тебе завтрак.

Отказаться от еды, которую так настойчиво предлагала ему девушка, Чи Янь не мог, в ответ он горячо поблагодарил ее.

Казалось, что Гу Сиси хотела ненадолго зайти и поболтать. Когда Чи Янь слегка отодвинулся в сторону, она заглянула в комнату и увидела силуэт Е Инчжи, сидящего за столом. Она тут же передумала, легко улыбнулась и сказала:

— Брат Чи Янь, вижу, твой сосед по комнате все еще здесь. Тогда не буду вам мешать, увидимся позже.

Чи Янь подумал, что Гу Сиси просто напугало мрачное лицо Е Инчжи — к нему редко подходили ближе, чем на сто метров. Обычно мужчины и женщины подсознательно испытывали симпатию к таким юным красавицам, как Гу Сиси. Но Е Инжчи, похоже, немного недолюбливал ее. Всякий раз, когда он видел Гу Сиси, его лицо становилось в три раза мрачнее, чем обычно. Поэтому девушка пугалась, едва завидев его.

Чи Янь частенько слышал пересуды о холодном и отчужденном Е Инчжи, который всем казался совершенно безразличным.

Но… Чи Янь чувствовал, что его поведение обманчиво, что на самом деле он хороший парень. Они даже смеялись вместе… Нет, они довольно часто смеются… Чи Яню даже удавалось подтрунивать над ним.

Он занес в комнату завтрак, который принесла Гу Сиси и окликнул Е Инчжи:

— Инчжи, давай позавтракаем вместе.

Е Инчжи все еще смотрел на него с той улыбкой, которая вовсе не была похожа на обычную улыбку.

— Ты ешь все что ни попадя. Если не знаешь, этот сэндвич из забегаловки вполне может быть сделан из человечины.

Вдруг этот обжигающе-горячий, ароматный сэндвич с мясом, лежавший в руке Чи Яня, стал совсем неаппетитным.

Чи Янь все еще пытался реабилитировать его в своих глазах:

— Как же поварам удается так легко найти человечину?..

Е Инчжи издал протяжное «Эх» и ответил:

— Да шучу я… Там простая крыса.

Чи Янь совершенно потерял аппетит. В этот момент Е Инчжи вытащил рисоварку.

— Я сварил немного каши с ананасом, разогрел несколько булочек из дома. Вчера вечером, перед тем как вернуться в общагу, я приготовил пару котлет. Из говядины. Давай поедим.

Ананасовая каша, говяжьи котлеты, не говоря уже о том, что все это приготовил сам Е Инчжи…

Чи Янь сдался в мгновение ока, без малейшего сопротивления.

Е Инчжи сидел рядом с Чи Янем, наблюдал за тем, как он ест, и улыбался.

Чи Янь почувствовал себя немного смущенным:

— Почему ты ничего не ешь?

Е Инчжи ответил с улыбкой:

— Я поел перед тем, как ты проснулся. Ешь.

Такой милый и добрый! Уж точно не холодный и мрачный тип. Даже принес свою рисоварку в общагу, чтобы готовить еду! Образ ледяного принца философского факультета тут же в дребезги разбился.

Чи Янь кивнул и продолжил есть, совершенно не заметив, как его сосед взял салфеткой пакет с сэндвичем и кинул его в мусорное ведро.


Перевод: Privereda1