1. Ранобэ
  2. Повелитель Тайн
  3. Том 1

Глава 1. Багровый свет.

23

«Больно!»

«Как же больно!»

«Как же сильно болит голова!»

Причудливый сон, наполненный шепотом, быстро развеялся. Спящий Чжоу Минжуй почувствовал сильную головную боль, как будто его стукнули палкой. Нет, это было больше похоже на острый предмет, пронзающий его висок!

Опомнившись, Чжоу Минжуй попытался встать. Он хотел потереть голову и сесть, но не смог пошевелить ни руками, ни ногами. Казалось, он потерял контроль над своим телом.

«Может, я еще не проснулся. Может, я ещё во сне… может я думаю, что проснулся, но на самом деле я все еще сплю…»

Как человек, не знакомый с такими ситуациями, Чжоу Минжуй попытался сосредоточиться, чтобы избавиться от оцепенения и тумана в голове. Однако, будучи полусонным, его воля была неустойчивой, словно дым. Он постоянно терял концентрацию, а в его голове появлялись совершенно случайные мысли. Как бы он ни старался сосредоточиться, все оказалось напрасно.

«Откуда у меня появилась такая внезапная головная боль?»

«Ещё и такая сильная!»

«Может это кровоизлияние в мозг?»

«Б**ть, я что, умру в этом году?»

«Просыпайся! Вставай!»

«Эй, похоже, уже не так больно? Но в голове все равно что-то вроде тупого ножа, медленно разрезающего мозги…»

«Похоже, я больше не смогу заснуть. Но как завтра идти на работу?»

«Почему я думаю о работе? Учитывая, как болит моя голова, конечно же, нужно взять отгул! К черту недовольство начальника!»

«А это не так уж плохо. В конце концов, я могу получить немного свободного времени, которое можно будет потратить на себя!»

Ощущая пульсирующую боль, Чжоу Минжуй медленно поднакопил силы, чтобы взять себя в руки. Наконец, он выпрямился и сел. Ему удалось открыть глаза и освободится от сновидений.

Зрение сначала размывалось, прежде чем его перекрыло завесой алого цвета. Чжоу Минжуй увидел перед собой деревянный стол, а на нем открытую записную книжку. Бумага была грубой и желтой. Слова состояли из странных символов, написанных насыщенными черными чернилами.

С левой стороны от записной книжки на краю стола лежала аккуратная стопка книг. Всего около семи или восьми. У стены с правой стороны шли серо-белые трубы, с которыми соединялись настенные лампы.

Лампы оформлены в западном классическом стиле, размером, примерно, с пол головы взрослого. Внутренний слой выполнен из прозрачного стекла, а снаружи лампа была отделана черным металлом.

Под погасшей настенной лампой стояла чернильница с черными чернилами, окутанная бледно-алым светом. На ее рельефной поверхности был виден размытый силуэт ангела.

Перед чернильницей, на правой стороне записной книжки, лежала темная ручка. Кончик пера мерцал в тусклом свете, а колпачок покоился рядом с латунным револьвером.

«Пистолет? Револьвер?» – Чжоу Минжуй оцепенел. То, что он увидел, было очень странным и не имело никакого сходства с его комнатой!

Чувствуя шок и смятение, Чжоу Минжуй понял, что стол, блокнот, чернильница и револьвер покрыты слоем красной «вуали». Это из-за света, проникающего через окно.

Неосознанно, он поднял голову и взглянул вверх.

Посреди неба, за черными бархатными занавесками, безмятежно светила полная луна кровавого цвета.

«Это…» – Чжоу Минжуя окутал необъяснимый страх, он быстро встал, но ноги его не слушались, да еще и сильно болела голова. Он мгновенно потерял равновесие и упал, не контролируя своего тела. Его ягодицы тяжело ударились об крепкий деревянный стул.

Бум!

Боли почти не было. Чжоу Минжуй оперся об стол и снова попытался встать. Он с волнением начал осматривать окружение, в котором находился.

Это была небольшая комната с двумя коричневыми дверями слева и справа. С противоположной стороны комнаты стояла небольшая деревянная кровать.

Между ним и левой дверью находился шкаф, дверцы которого были раскрыты, а внутри виднелось пять полок.

Сбоку от шкафа, на стене находилась серо-белая труба высотой с человека. Она подключалась к странному механическому устройству с несколькими открытыми местами, где виднелись шестеренки и подшипники.

Рядом с письменным столом, в правом углу комнаты, находилась угольная печь, а также кастрюли, железные горшки и другая кухонная утварь.

Рядом с правой дверью висело большое зеркало с парочкой трещин в простой деревянной оправе.

Взглянув в него, Чжоу Минжуй смутно увидел свой нынешний облик.

Темные волосы, коричневые глаза, льняная рубашка, тонкие, ничем не выдающиеся черты лица с немного грубыми контурами…

«Это…» – Чжоу Минжуй внезапно ахнул, а в его сознании появилось множество запутанных предположений.

Револьвер, классический европейский стиль комнаты и кровавая луна, которая сильно отличалась от Земной. Все указывало на одно!

"Я переселился?" – Челюсть Чжоу Минжуя упала.

Как человек, выросший на новеллах, он часто фантазировал о переселении душ. Однако, действительно столкнувшись с этим, было трудно принять реальность.

"Это, вероятно, страсть Е Гонга к дракону(1)?" – Спустя несколько десятков секунд с горечью пробормотал про себя Чжоу Минжуй.

Если бы не пульсирующая головная боль, которая хоть и раздражала, но помогала ясно мыслить, он бы подумал, что до сих пор спит.

"Успокойся…" – Сделав несколько глубоких вдохов, Чжоу Минжуй изо всех сил старался не волноваться.

В этот момент, в его разуме внезапно мелькнул фрагмент воспоминаний!

Клейн Моретти, гражданин Королевства Лоен с Северного Континента, провинция Аува, город Тинген. Он совсем недавно окончил исторический факультет университета Хой…

Его отец служил сержантом в королевской армии и был принесен в жертву в колониальном конфликте на Южном Континенте. Полученная им пенсия предоставила Клейну возможность пойти в частную гимназию и заложила основу для поступления в университет.

Его мать была верной последовательницей Богини Вечной Ночи. Она скончалась в том же году, когда Клейн поступил в университет Хой.

У него также были старший брат и младшая сестра, живущие в одной, двухкомнатной квартире.

Семья была не богата, а их условия жизни можно было даже описать как ниже среднего. На данный момент расходы поддерживались исключительно его братом, который работал клерком в компании по импорту и экспорту.

Будучи выпускником исторического факультета, Клейн овладел древним языком Фейсак, который считался прародителем для всех языков северного континента, а также языком Гермес, который часто попадался в древних гробницах, на котором записывались тексты об обрядах и молитвах…

Язык Гермес? В голове Чжоу Минжуя промелькнула мысль. Он протянул руку, чтобы потереть свой болезненно пульсирующий висок, переведя взгляд на блокнот на столе. Он понял, что текст на пожелтевшей бумаге превратился из странного и незнакомого в более-менее знакомый. Постепенно, ему стало все понятно.

Это короткое предложение, написанное на языке Гермес!

Черными чернилами было выведено:

«Все умрут, включая меня».

Тсссс! Чжоу Минжуй почувствовал, как в его сердце вспыхнул непонятный страх. Он инстинктивно отодвинулся назад, как будто пытался увеличить расстояние между собой и книгой.

Поскольку Чжоу Минжуй все ещё был очень слабым, он едва не упал и поспешно протянул руку, чтобы ухватиться за край стола. Он ощущал в воздухе невидимое волнение, и почти слышал шепот в ушах. Это было похоже на ужасные истории, которые ещё в молодости ему рассказывали старики.

Покачав головой, как будто все это просто иллюзия, Чжоу Минжуй восстановил свое спокойствие. Он отвел взгляд от блокнота и начал тяжело дышать.

В это время его взгляд упал на блестящий медный револьвер, и в его голове возникло сомнение.

"Как Клейн мог позволить себе купить револьвер, когда жил в подобных условиях?" – Чжоу Минжуй не мог не нахмуриться.

Он вдруг заметил на краю стола более половины красного отпечатка руки. Цвет намного темнее, чем свечение луны.

Это отпечаток руки в крови!

"Кровавый отпечаток?" – Чжоу Минжуй подсознательно посмотрел на правую руку, держащую край стола. Он опустил голову и увидел, что его ладони и пальцы смазаны кровью.

В то же время он снова почувствовал боль в голове. Хотя она стала немного слабее, но все еще не покидала его.

"Я разбил себе голову?" – пробормотал Чжоу Минжуй, поворачиваясь к потрескавшемуся зеркалу.

Через несколько шагов он увидел отражение своей фигуры среднего роста с темно-коричневыми глазами.

"Значит, я сейчас Клейн Моретти?"

Чжоу Минжуй сделал паузу, потому что ночного света было недостаточно, чтобы он мог ясно все рассмотреть. Поэтому, он продолжил двигаться вперед, пока не оказался в одном шаге от зеркала.

Под блеском лунного света он повернул голову и посмотрел на отражение виска.

Зеркало отразило уродливую рану. Её края были обожжены, а вокруг виднелись пятна крови. Через рану Чжоу смог увидеть, как медленно дрожит серое вещество его собственных мозгов.