1. Ранобэ
  2. Повелитель Тайн
  3. Книга 1

Глава 249. Убийство

11

Эйлин крепко сжала свои губы и озлоблено покосилась на ужасающую улыбку. Бейкерленд протянул ей правую руку, которая была покрыта оранжевым заревом, языки пламени на которой безмятежно пританцовывали на ладони.

Он подался вперед и прислонил ладонь к коже Эйлин.

Она невольно припомнила сюжеты из тех второсортных романов, в которых жестокие дознаватели применяли в своих допросах нечеловеческие, изощренные методы пыток. Они клеймили своих жертв раскаленным металлом — чрезвычайно болезненный способ для совершения признания.

— Ну нет, у меня рука не поднимется быть настолько изуверским, со столь чудной леди.

Бейкерленд сдержал протягивающуюся руку и расхохотался.

Вдруг оранжевое пламя замерцало и превратилось в длинный пламенный хлыст.

Пламенный хлыст заставил воздух искриться, а сама плеть покрылась чем-то вроде шипов.

*Бах!*

Бейкерленд хлестнул Эйлин своей пламенной плетью. От удара, одежда на девушке превратилась в обугленные лохмотья, а на её коже остался багровый след. Она скрючилась и издала вопль.

— Ну, кто тебя послал? — Смягченно, с некой деликатностью переспросил Бейкерленд.

Губы Эйлин задрожали, перед тем как она открыла рот и процедила:

— Это был…

Бейкерленд ждал ответа, пока внезапно его глаза не налились кровью

О нет!

Посол содрогнулся и свалился назад, упав на пол.

На том самом месте, где только что стоял Бейкерленд, вспыхнул столб пламени.

*Кап*

*Кап*

*Кап*

Словно дождь, забрызгав стены и наполнив своим смрадом комнату засочилась кровь.

Близ стены стоял уже отпрянувший Посол Интиса. Он был в порядке.

Он узрел разорванный в клочья живот Эйлин, из которого торчали две руки, обвитые плотью.

Стремительным толчком с обеих рук, багровое нечто пробурило свой путь через живот прекрасной Эйлин. «Оно» было покрыто, или вовсе состояло из густого кровавого месива, что нещадно стекало наземь. Теперь перед ним замерло существо, отдаленно напоминающее мужчину.

Трудно было представить, что в такой хрупкой маленькой девушке можно было спрятать что-то подобное «этому». В ее животике вряд ли поместилось бы что-то столь ужасное.

Как он смог внутри нее поместиться?!

*Бум!*

Туловище, не считая прелестной головки, уже полностью превратилось в кашу из плоти и крови. Существо что вышло из нее приняло гуманоидную форму, вняв в себя пущенную кровь, образовав на себе подобие алой мантии.

Фигура представила свой истинный облик. Она была прекрасна, словно юная дева. Кроваво-алая мантия, что свисала на ней, будто распустившийся бутон в свете яркого пламени.

— Епископ Розы!

Будучи умудренным опытом службы в разведке, он оперативно определил наименование последовательности, носитель которой предстал перед ним.

Шестая последовательность из Пути Просителей Тайн, Епископ Роз.

Каждый Епископ Роз был мастером своего дела, особенно когда это дело касалось магии крови.

Потусторонние этой последовательности могли скрываться внутри чужих тел, сбегая от возможного преследования.

Но когда они раскрывают себя — носитель погибает.

— Боже, помоги!

Среди останков виднелась искаженная болью гримаса, из которой издался предсмертный всхлип.

Епископ Роз вытянул правую руку и четырежды простучал себя в грудь, сверху-вниз, справа-налево.Налитыми кровью глазами, в которых отблескивало пламя он взглянул на Бейкерленда и внезапно шагнул правой ногой в его сторону, проходя сквозь столб огня. Не было никаких воспламенений или повреждений — лишь линяющая плоть и нисходящая кровь.

Бейкерленд вновь отпрянул назад и предательски повышенным тоном заголосил:

— Кто-нибудь, на помощь!

Хоть его самый способный приспешник Росаго, и какие-то агенты разведки и были на задании — в посольстве явно не было дефицита помощников. Внутри размещались военные служащие, получившие всяческие регалии, заслуженные хранители Королевства Лоен. Поблизости были вся та сила и опора, что охраняла королевство. Один охранник Пятой Последовательности, пара Шестой, тройка Седьмой и десяток Восьмых и Девятых последовательностей.

Голос Бейкерленда эхом разнесся по спальне, но ее не покинул. Музыка коварно не стихала, а гости все так же изрядно шумели. На балу никто не услышал его крик. Спальня превратилась в отдельно взятый, отовсюду и всех изолированный мирок.

— Это…

Бейкерленд прервал истеричный вопль и прищурившись огляделся.

Епископ Роз не спешил.

— Ты сам так решил. По своей собственной воле, по своим же правилам, которые установил самолично. Ты велел страже не беспокоить тебя, не слоняться поблизости, но и никого не подпускать к двери. Да… Я разве что, слегка подкрепил твою волю. В установках допустил небольшие поправки… Если ты хочешь выбраться отсюда, тебе придется победить не меня, а себя самого.

Выражение лица Бейкерленда переменилось. Его осмысленные приказания были чужой спланированной игрой. Силы, что таким образом могли воздействовать на разум напомнили еще об одной последовательности.

— Порочный Барон! — прорычал Бейкерленд.

Это была шестая Последовательность из пути Темного Императора.

Он не успел договорить, как его лицо внезапно помрачнело, и он выпалил:

— Нет! Пастырь! Да ты же Пастырь! Ты из Ордена Авроры? Тот самый Мистер «А»?! Почему ты пришел за мной?

— Ну уж нет, — Усмехнулся Пастырь, — Тебе не следует знать кто я такой… Прими же благословение Господа…

Тело незваного гостя пробило дрожью. И тут он застыл, словно превратился в марионетку.

Бейкерленд восторженно расхохотался. Былой страх в одно мгновение сменился ликованием. Он вынул из левого нагрудного кармана белый носовой платок и вытер уголок рта.

— Я очень рад тому, что мы смогли с тобой так хорошенько поболтать. Мне хватило времени…

После того, как платок упал вниз, на месте того же левого нагрудного кармана материализовалась голова размером с большой палец. Это была головка марионетки, у нее был полностью черные глаза!

Пастырь открыл было рот и только собираясь что-то сказать, как вдруг он услышал сдавленный приглушенный голос, который доносился откуда-то издалека.

— Ты…

Спустя мгновение его тело внезапно натянулось, а кожа потемнела. Из его головы вылезли два остро торчащих изогнутых козлиных рога, на которых красовались странные зловещие узоры и символы. Крылья, что появились за его спиной свирепо захлопали, осыпая все вокруг серой и пеплом.

Пастырь оттолкнулся на три метра вперед, превратившись в дьявольское создание.

И не смотря на все это, его суставы были накрепко схвачены. Его движения были скованы и тяжелыми, а мысли расплывчаты.

— Ты все еще обладаешь силой Дьявола? Как и положено Пастырю, позволь мне отправить тебя к твоего господину.

Без церемоний, Бейкереленд образовал в своей руке пылающее копье с белым от каления наконечником.

Он выгнул спину и занес руку, намереваясь совершить бросок, чтобы пригвоздить Пастыря к стене и сжечь его дотла

Седьмая последовательность Пироманьяк, что с Пути Заговорщика, так же имел другое название, исходящее из древности — «Огненный Маг»

*Кхе*

*Кхе*

*Кхе*

Кашель Бейкерленда низвергся по помещению настолько оглушительно громко, что казалось Посол вот-вот выплюнет свое сердце и легкие. Пылающее копье в его руке обмякло. На его лице проступил румянец, а лоб раскалился жаром от приступа.

Его превосходство ослабло, как и его хватка. Преимущество, которым наделил его мистический артефакт — сошло на нет. Пастырь высвободился из чар и расковался.

— Как думаешь, я так долго с тобой проболтал из-за твоей приятной компании? Как тебе на вкус пневмония? — Вопросил дьявольский лик, с изогнутыми в улыбке уголками рта. Услышав эти слова, Бейкерленд воссоздал в памяти тот прекрасный и чарующий образ, в котором сначала предстал перед ним враг.

— Кхе-кхе, зараза! — С сожалением утвердил он, — Ты… Кхе-кхе… Убила ме… Кхе-кхе… Демонесса Скорби!

Пастырь рассеял свое дьявольское обличие оставив за собой шлейф былых форм.

— Нет, что ты, я лишь принял дар от Святого Тенебруса. Я осознаю, что у Заговорщиков всегда найдется туз в рукаве, а в случае особой необходимости они пустят все средства, лишь бы добиться своего, посему я приложил все свои силы, дабы не позволить родиться в твоем сердце и лучику надежды.

Перед ним воспарила полупрозрачная книга.

Древний фолиант молниеносно перелистнулся и тихо пропел:

«Я прибыл. Я узрел. Я записал.»

— Записав однажды, у меня появится лишь единственный шанс для сотворения. Мне поведал это Святой Тенебрус. У меня нет всей его силы, но той, что есть — вполне хватит.

Голос Пастыря стал глухим, а тело его укуталось во тьму, что изверглась из книги.

Тут же он перевоплотился в гиганта в два с половиной метров в высоту. Все его тело было покрыто хладным мрачным доспехом. В месте, где раньше были вполне человеческие глаза — осели пылающие огни.

Темный рыцарь занес свой палаш и сделал шаг в такт рукам, что нанесли безжалостный УДар.

— Нет! За что?!

Посол Интиса, Королевства Лоен, Жан Мадан Бейкерленд истерично вскрикнул, а пламя что бушевало в нем вырвавшись из тела разлетелось на ошметки. Всевозможные всполохи огоньков развеялись по комнате, а тело, разрубленное пополам грохнулось на пол.

Из его искорёженного туловища не стала течь кровь. Даже его душа, казалось, наглухо разъедена и поглощена умопомрачительным черным мечом.

*Бум* *Бум* *Бум*

Столбы пламени, вырвавшиеся из трупа Бейкерленда, словно потеряв контроль, сотрясли всю комнату, заставив задребезжать окна. В тот же миг и Духовный Барьер, что был создан бедолагой, сгинул, как и его жизнь.

Пастырь не остался дожидаться, когда сконденсируется Черта Потустороннего. Он восстановил свою неприметную внешность и покинул это кошмарное место, прежде чем туда нагрянули военные, стремглав пронесшиеся на шум сквозь праздничный бал.На Минек-Стрит 15, Клейн застопорился, положив правую руку на дверную ручку.

Прежде чем отпереть дверь, он решил подбросить монетку.

Поскольку в прошлый раз, после использовании монетки, предсказание сбылось в тот же миг, стоило бы не пренебрегать этой возможностью.

Бормоча себе под нос: «Незваный гость принесет беду…» Клейн подбросил ввысь четвертак.

Отрицательно…

Прошептал Клейн и потянул ручку двери.

Однако, он не терял бдительности. Он помнил, что на стороне Посла есть некий Потусторонний, что легко мог навести смуту в его предсказания.

Если бы он захотел, он определенно смог бы помешать гаданию.

Жаль у меня нет столько времени, я бы разузнал о нем через серый туман…

Клейн на мгновение «прострелил» дверь своим Духовным Зрением. Утвердив, что все в порядке, он отворил входную дверь.

Одетый в черно-белую клетчатую форму, Инспектор Фэксин снял свою шляпу и с серьезным выражением лица заявил:

— Меня снарядило к вам мое начальство, чтобы я сообщил вам, что ваша жизнь находится в неминуемой опасности! Случись сегодня, или завтра — будьте крайне осторожны с незнакомцами.