5
1
  1. Ранобэ
  2. Повелитель Тайн
  3. Книга 1

Глава 281. Подсказка

5

Пригород, к западу от Северного Района. Заброшенное трехэтажное здание.

Первоначально, это строение принадлежало Медицинской Баклундской Школе, но главный кампус переместился в более подходящее для сего заведения место, оставив за собой лишь несколько преподавателей и студентов, которые, по тем или иным причинам, так и не смогли продолжить обучение.

Одри была одета в белый халат, на её лице находилась маска точно такого же цвета. Ее светлые и нежные волосы были бережно собраны в пучок и спрятаны под светлой хирургической шапочкой.

Она бросила взгляд в сторону, где стояла Форс. Осмотрев девушку еще раз, она в очередной раз убедилась, что подобного рода наряды ей идут куда лучше. Все-таки, по мнению Одри, у Форс был подобающий к такому гардеробу темперамент.

Ага… Так и вижу, как она хватает скальпель и хладнокровно вспарывает живот пациенти…

Одри молчала, и лишь неспешно, в полшага, следовала за Форс, которая вела ее В класс.

Она была поражена новостями, полученными от спутницы — как-никак, Мистер Шут отзывался об этой задаче, как о плевом деле.

Полагая, что заказчику будет интересно, как продвигается «плевое дело», она воспользовалась свободной минуткой и отойдя в сторонку, взмолилась достопочтенному Мистеру Шуту.

Однако, никакого ответа не последовало.

Вернувшись к Форс и войдя в комнату, Одри, по своей мнительной натуре, окинула взглядом помещение, которое оказалось не совсем обыкновенным классом: сбоку, около грифельной доски, расположились модели скелетов, кажется, разных возрастов, а по центру были умощены четыре стеклянных гроба. В гробах «мирно спали» бледные, обнаженные мертвецы, пропитанные консервантами.

С потолка свисала прозрачная стеклянная колба, которая была заполнена вязкой жидкостью. Внутри плавал труп мужчины, одетый в черную мантию.

Одежда трупа плотно прилегала к телу, создавая ощущение, что резервуар, в котором томился мужчина, был заполнен чем-то невероятно тягучим и клейким. Покойник не бултыхался в своем сосуде, а словно застыв на месте, парил в воздухе.

Выглядит так, словно он туда по ошибке свалился… Одри не совсем понимала, как ей реагировать на увиденное.

Помимо скелетов и мертвецов, в классе также находились несколько мужчин, облаченных в аналогичные халаты и маски. Сидевшие за длинными столами незнакомцы соблюдали тишину.

Одри, чтобы скрыть свое волнение, отвернулась. Сквозь замутненное окно она увидела Алую Луну, которая, наконец, выглянула из мрачной тьмы. Собравшись с силами, она обернулась, чтобы еще раз осмотреть сцену внутри класса. Она еле смогла сдержать свою дрожь, ибо все это место наводило на нее первобытный ужас.

Она чувствовала себя крайне взволнованно. Вот такая, стало быть, настоящая жизнь Потустороннего… Тихо прошептала Одри, неловко ступая за Форс, прежде чем сесть на свободное место.

Словно, насытившись гнетущей тишиной, «парящий в воздухе», облаченный в черное труп, внезапно, через толщу вязкой жижи, распахнул глаза. Его голос, несмотря на положение тела, доносился достаточно ясным и будоражащим:

— Ну что ж, давайте приступим.

Восточный Район, Дарави-Стрит.

В своей пыльной серо-синей робе и фуражке, Клейн двигался сквозь темные улицы, едва освещенные газовыми фонарями.

Из окон домов то и дело, виднелись невзрачные свечные огоньки. Скудная освещенность хорошо сочеталась с алым лунным свечением, которое с трудом пробивалось, сквозь облака, обрисовывая силуэты прохожих.

Клейну на пути встречались бедняки, в старых, изношенных одежках, да сонемевшими от отчаяния лицами. Зачастую, это были бездомные, которых постоянно гоняли констебли.

Им негде было остановиться на ночлег, поэтому они бесцельно бродили по улицам, волоча беспробудное существование. Иногда, конечно, в качестве исключительного везения, кто-нибудь из них находил себе неприметный уголок или свободную парковую скамейку, чтобы немного отдохнуть, но вскоре бедолагу прогоняли вновь.

В холодные и темные ночи, они больше сходили за живых мертвецов, даже больше, чем те зомби, с которыми Клейн уже имел дело. Весь Восточный Район, в то время, казался не просто дырой, а самой что ни на есть, бездной пропащих душ.

Клейн невольно совершил стремительный вдох, от которого у него запершило в горле. Прокашлявшись, он собрался с мыслями и краем глаза, внимательно посмотрел на дом, явно пострадавший от взрыва.

Лучше всего проглядывается место преступления, с квартиры напротив… Третий или четвертый этаж… возможно крыша… — анализировал Клейн, используя навыки, которые он приобрел, будучи Ночным Ястребом.

Он не замедлял шаг, дабы не вызывать и малейших подозрений.

В конце улицы, Клейн плавно пересек многоквартирный дом № 1 и вошел в здание напротив.

Квартиры в этом доме были очень похожи нату, которую он снимал в Восточном Районе, и даже немного на то высококлассное жилище, в котором он успел пожить со своим братом Бенсоном и сестренкой Мелисой. Его одолевали смутные ощущения, навеянные опытом жизни в этом мире, и фрагментарной памятью из предыдущей.

Будучи охваченным размышлениями, Клейн опустил фуражку и, склонив голову, не торопясь, поднялся по скрипучей лестнице на третий этаж.

Из-за неудачного вечернего инцидента, при нем больше не было револьвера, посему, единственное, на что он мог рассчитывать, как орудие — это на свои карты Таро.

В коридоре третьего этажа не было освещения, лишь алый лунный свет просачивался сквозь грязные окна. Клейн не спешил идти вперед, он внимательно осматривался.

Квартиры, выходящие на нужную улицу, находятся по левой стороне… Хм… отлично подходит третья по счету…

Клейн двинулся еще медленнее и осторожнее.

Пройдя мимо двух дверей, он сунул правую руку в карман и осторожными движениям раскрыл железный портсигар.

Через долю секунды, его пальцы коснулись черного глаза, как тут же, журчание тысячи голосов пронзили разум Клейна, пытаясь разорвать его душу пополам. Несмотря ни на что, он сумел разглядеть множество странных черных ниточек.

Эти тонкие линии плавали в воздухе, и, хотя они были немного переплетены и спутаны между собой, он все еще мог различить, какая-куда вела.

Очертания жильцов и представление, кто и где находится, сложились в его сознании. На двухъярусных кроватях спали мужчины, женщины и дети, а некоторые довольствовались сном на полу.

Кроме них, больше не было никого, никаких скрытых фигур.

Галлюцинации, на пару с невыносимой болью, все глубже закреплялись в сознании Клейна, когда тот отдернул руку от проклятого черного глаза.

Он, стиснув зубы, продолжил двигаться дальше. Как только он почувствовал хоть малейшее облегчение, он немедленно приступил к досмотру следующих апартаментов.

К сожалению, и на сей раз его попытки «обыскать» жилище, на предмет чего-то подозрительного, оказались тщетными.

Фух…

Клейн съежился в углу балкона и обхватил руками колени, пытаясь восстановить дыхание.

Слезы текли ручьем, из носа подтекали сопли, будто бы как у больного.

Все это было результатом повторного контакта с черным глазом, в течении короткого периода времени. Не взирая на опыт Клейна в области сопротивления подобным вещам, полностью совладать с негативным влиянием, увы, не давалось возможным.

Единственное, что успокаивало Клейна, так это то, что у него была конкретная и внятная цель, из-за которой он шел на все эти тяготы. В противном случае, он бы не осмеливался повторять попытки, ибо рано или поздно, это свело бы его сума.

Отдохнув, Клейн направился к следующей квартире. И тут ничего не нашел…

Может быть, я неправильно истолковал видение? Улики находятся прямо на месте преступления?

Когда Клейн вернулся на улицу, он с подозрительным прищуром покосился на дом со следами взрыва.

Решившись, чем черт не шутит, попробовать, он сунул руку обратно в карман, распахнул металлический портсигар и протиснул пальцы внутрь.

Он хотел удостоверится, что никто не прячется в квартире, где произошло само преступление. Гул внутри головы Клейна разбил былой рассудок, его тело безвольно пошатнулось.

Словно пьяный, он поставил ногу вперед и вцепился взглядом в место, где должна быть злополучная квартира.

Поскольку он стоял слишком далеко, то ему было крайне тяжело «ясно видеть», те черные линии, а также куда они вели. Ему вообще, было чрезвычайно мучительно всматриваться вдаль, но то, что он разглядел, явственно дало понять, что там точно ктото был.

Нет, нет… нет… Клейн протер глаза и уставился вновь.

Внезапно он заметил полоску, нисходящую прямо от места преступления, из квартиры на третьем этаже!

Это же…

Зрачки Клейна сузились. Его удивление было настолько ошеломляющим, что он совсем позабыл, что продолжает прикасаться к проклятой Потусторонней Черте Росаго.

На развалинах кто-то есть!

Что, убийца настолько сумасшедший, чтобы копошиться на месте преступления, куда вот-вот прибудут следователи?

Неужели он совсем не боится, что за это дело возьмется кто посерьезнее?

Я не мог его найти, потому что следовал логике здравого смысла, но когда я начал мыслить, как псих…

Рой умозаключений болезнетворно прожужжал внутри черепной коробки Клейна. Он изо всех сил постарался сделать вид, что ничего не произошло. Собравшись с мыслями, Клейн достиг входа в многоквартирный дом.

К тому времени, негативные эффекты от черного проклятого глаза сошли на нет.

Полностью контролируя свои движения и выражение своего лица, Клейн направился на третий этаж, как будто он шел к себе домой. Его шаги были быстрыми и уверенными, и, даже, тяжелыми от усталости.

В темноте разбитого коридора он увидел квартиру без дверей. Затем, как ни в чем небывало, он прильнул к общественному туалету.

Когда он приближался к уборной комнате, его рука, на тот момент спокойно лежавшая в кармане, едва коснулась черного глаза. И снова на него обрушились умопомрачительные бурления и смутные галлюцинации. Краем глаза Клейн заприметил черную полоску, словно струну, тянувшуюся к месту печальных событий.

Следуя нити, он обнаружил сущность, полностью растворенную в тенях. Его аура была такой же, незримо темной.

Мужчина был невообразимо высоким, почти с два метра ростом. Уголки его рта были слегка припущены, что придавало ему довольно эксцентричный вид.

Его холодные глаза, словно звериные, источали свирепость, которую не спрятать во тьме.

Это точно не Ланевус…

Клейн убрал пальцы с ока, расслабился и постарался не озираться на «охотника». Не замедляя шаг, он вошел в общественный туалет, стоявший в конце коридора.

Отхожее место и место преступления были на разных сторонах жилищного комплекса. Клейн вытер холодный пот со лба и выпрыгнул прямо в окно. Умело приземлившись, он сгруппировался и пустился быстрыми шагами прочь. Ему вовсе не хотелось оставаться на этой улице и секундой больше.

Он поступил таким образом не столько потому, что не хотел спускаться обратно по тем крутым лестницам, а поскольку не имел возможности зайти куда-либо еще. В противном случае, подобное замешательство на лестничной клетке вполне могло бы его разоблачить.

Благодаря способностям, он резво понесся сквозь улочки, делая несколько бессмысленных кругов, пока не попал к себе на квартиру, которую снимал в Восточном Районе. Затем он поднялся в пространство над серым туманом, чтобы убедится, что опасность точно его миновала.

Этот мужчина, должно быть, имеет какую-то тесную связь с Ланевусом…

После минутного раздумья, Клейн вызывал в воображении портрет человека, с хищными глазами и послал свои мысли алой звезде, олицетворяющей Мисс Справедливость.

Вскоре после этого, он торжественно и властно произнес:

— Это подсказка.