1. Ранобэ
  2. Повелитель Тайн
  3. Книга 1

Глава 519. Название

13

Золотистая жидкость была прохладной и освежающей, заставляющей Одри чувствовать себя так, словно она наслаждается вкусным мороженым. После этого она сделала глоток шампанского. Крошечные пузырьки воздуха непрерывно поднимались, бесшумно лопаясь и принося с собой покалывание.

Внезапно её слух обострился, и она услышала разговор двух служанок в конце коридора, которые жаловались на то, что у них нет шансов попасть в замок и поместье семьи Холл в графстве Восточного Честера.

В этот момент Одри показалось, что она растворилась в иллюзорном быстро расширяющемся тумане. Она заполнила всю комнату, соприкасаясь с морем, сформированным из каждого сознания.

Её зрение тоже изменилось. Любая поверхность в её поле зрения стала ненормально гладкой, превращаясь в зеркало, которое отражало её нынешнюю внешность.

Она обладала красотой, состоящей из чистоты, изысканности, величественности и остроумия. Золотая чешуя медленно вырастала из её обнажённой кожи, её изумрудно-зелёные радужки глаз сузились и окрасились в слабый золотистый цвет, став почти вертикальными.

Одри вдруг почувствовала страх, увидев себя такой. Она не пыталась и не хотела становиться бесчеловечным чудовищем!

Голова загудела, её разум начал превращаться в размытое пятно, как будто что-то медленно и болезненно прорвалось сквозь поверхность её тела.

В этот момент она услышала нежный голос своего огромного золотистого ретривера, Сьюзи.

— Не бойся, успокойся. Не бойся, успокойся.

Одри пришла в себя и попыталась впасть в состояние Зрителя.

Её бурлящие эмоции быстро успокоились, а душа, казалось, покинула тело. Затем она посмотрела на себя как Зритель.

Одри увидела, как золотые чешуйки на поверхности её тела заметно уменьшились, а изумрудные глаза вернулись к нормальному состоянию.

Ей не потребовалось много времени, чтобы восстановить контроль над своим телом и понять, какие Потусторонние способности доступны Психиатру и как ими пользоваться.

«Э-это было так опасно…» — Одри в страхе подняла руку. Её кожа была светлой и нежной, не имевшей и намёка на то ненормальное состояние, в котором она была минуту назад.

После этого случая она по-настоящему поняла, насколько это страшно — потерять контроль, о чём время от времени упоминал Мистер Шут. Она получила глубокое понимание того, как трудно идти по пути Потустороннего.

Даже с помощью метода действия было невозможно полностью устранить скрытые риски!

«На одном из собраний Мистер Мир сказал, что Потусторонние — это кучка жалких негодяев, которые постоянно борются с опасностями и безумием… Раньше я понимала это только на словах. Теперь я наконец-то чувствую вес этих слов… Одри, не расстраивайся, не бойся. Отец, мать и брат всё ещё нуждаются в твоей защите. Пережив это, в будущем ты не будешь бояться себя и не будешь так легко терять контроль. У тебя всё получится!» — Одри сжала кулаки и подбодрила себя.

Она успокоилась на пару секунд, подошла к Сьюзи, присела на корточки и обняла золотистого ретривера. Зарывшись пальцами в шерсть, она прижалась головой к собачьей морде и, ощущая её тепло, пробормотала: — Спасибо, спасибо тебе…

Сьюзи дважды потёрлась о неё и серьёзно спросила: — Одри, это то, что ты чувствуешь, будучи Психиатром? Мне очень нравится.

— …

Одри вдруг растерялась, не зная, плакать ей или смеяться. Она тут же поджала губы и пообещала: — Сьюзи, в будущем мы будем лечить друг друга. Да, лечить психологические проблемы!

— Хорошо, гав! — радостно ответила Сьюзи.

Только теперь, когда Одри по-настоящему пришла в себя, она была в настроении оценить своё собственное продвижение.

«Моё тело, кажется, стало здоровее. Хотя у меня нет никаких явных мышц, моя сила и скорость стали намного лучше, чем раньше…»

«Зрение тоже улучшилось. Даже в темноте я могу ясно видеть предметы…»

«Обоняние способно различить ещё более тонкие запахи и с их помощью улавливать истинные эмоции и мысли цели…»

«Наконец-то я обрела Потустороннюю силу в самом прямом значении этих слов. Да, теперь у меня также есть Внушение Страха. Я могу использовать его на одном человеке или на группе людей в пределах определённого диапазона. Они мгновенно запаникуют и начнут действовать хаотично, как если бы столкнулись с драконом.»

«Далее — Безумие. Оно затрагивает эмоции и психическое состояние цели, ввергая её в безумие. Эта способность заставляет страдать от сильного психологического урона и в некоторых случаях даже может вызвать прямую потерю контроля.»

«Далее — Психологический Сигнал. С помощью конкретных действий, слов и посредника я могу дать цели сигнал, позволяя ей неосознанно выполнять мои приказы. Или цель будет всей душой стремиться придерживаться определённого установленного мной правила.»

«Далее — Успокоитель, также известный как Психоанализ. Я могу помочь Потусторонним, находящимся на грани потери контроля, обрести рассудок и пережить опасность. Существует определённая вероятность неудачи. Чем выше моя Последовательность, тем выше шанс преуспеть. С помощью этой способности можно успокоить неустойчивую психику, чтобы сделать возможным спокойное общение.»

«Далее — Телепатия. С помощью света свечей, запаха масел и тому подобного, она вводит цель в частично гипнотическое состояние. Тогда я смогу напрямую общаться с их Телом Сердца и Разума, точно так же как это сделал со мной Гилберт Алукард. Если бы не защита, предоставленная ангелом Мистера Шута, то у меня не было бы способа солгать в подобной ситуации. Да… Я должна опасаться подобных способов. Я не могу быть обманутой целю, и должно существовать достаточно средств для достижения нужного эффекта…»

«С помощью Успокоителя, Телепатии и определённых знаний о психологии, я смогу действовать как настоящий психиатр. Такой, который может открыть клинику!»

Настроение Одри быстро улучшалось. У неё наконец появилось чувство, что она повзрослела и стала квалифицированным Потусторонним.

«Я Потусторонняя средней Последовательности! Изменения действительно значительны!» — она встала, приподняла юбку и бодро зашагала по кругу.

Она быстро обнаружила, что, как Психиатру, ей всё ещё не хватает прямых атакующих способностей.

«К счастью, у меня есть вот это…» — Одри остановилась перед столом и открыла простую коричневую коробку.

Внутри коробки лежала серебряная маска, закрывавшая только половину лица. Это был тот самый мистический предмет, который продал ей Висельник.

Одри взяла её, положила на ладонь и несколько секунд рассматривала.

Затем она расширила свою духовность и спроецировала свои мысли точно так же, как это делала над серым туманом.

Серебряная маска начала деформироваться, превращаясь в полую, с мелким узором, немного большую серьгу.

— Может быть, лучше превратить её в ожерелье? — прошептала Одри.

Позже она попробовала различные способности этого мистического предмета. Больше всего ей понравилась способность видоизменять внешность.

«Жаль, что, кроме Контроля Пламени, у неё нет других более прямых атакующих способностей. Возможно, мне стоит заполучить револьвер с Потусторонними эффектами…» — с некоторым сожалением подумала Одри.

Она быстро взяла под контроль свои эмоции и сказала мистическому предмету в своей руке сладким голосом: — С сегодняшнего дня твоё имя — Ложь. Самая прекрасная Ложь~

***

Город Щедрости, Баям. Улица Кислого Лимона, 48, гостиница Лазурного Ветра.

На улице шёл сильный дождь, бушевал ветер, но внутри роскошного номера было тепло, а в комнате царило спокойствие.

Клейн сидел в кресле и молча наблюдал, как Даниц Пылающий возится с тяжёлым переломом левой руки.

Он подождал, пока Даниц закончит перевязывать свою руку изодранной старой одеждой, прежде чем прямо спросить: — Что за сокровище?

По словам Даница, именно из-за какого-то сокровища Адмирал Крови Сеньор хотел иметь дело с Контр-Адмиралом Эдвиной Эдвардс.

Из-за окна доносились звуки ветра и дождя. Даниц сделал глоток Ланти Пруфа, стоявшего на столе, а затем горько и сердито рассмеялся.

— Эти сволочи, чьи мозги были съедены зомби! В нашей последней экспедиции мы повстречали затонувший корабль. Хотя мы не нашли ничего ценного, мы обнаружили гигантский чёрный железный ключ, который не похож на тот, которым пользуются люди. Можешь представить? После стольких лет, проведённых под водой, он совсем не заржавел.

— Да, — коротко ответил Клейн.

Что было невозможно в мире, где переплеталось необычайное и мистическое?

Существуют люди, воскресающие из мёртвых, не говоря уже об остальном!

Даниц поперхнулся и помолчал секунд семь-восемь, прежде чем сообразил, что сказать дальше.

— Возможно, среди нас есть предатель, и поэтому новость распространилась. Бесчисленные пираты верят, что это Ключ Смерти, ключ, который может открыть сокровищницу, оставленную Смертью. Я думал, что эта проблема будет решена очень быстро и с радостью подал заявление на отпуск. Но в результате дело осложнилось. Даже Адмирал Крови присоединился к рядам этих безумных пиратов. Даже я начинаю подозревать, что это Ключ Смерти, ключ, который может превратить человека в истинного бога.

— Глупость, — Клейн спокойно дал свою оценку.

Будь то прорицание или касающиеся богов дела, его можно было считать опытным в этой области. Поэтому у него было собственное уверенное мнение на счёт Ключа Смерти.

Он верил, что этот «ключ» — форма откровения, символ. То, что открывало сокровищницу Смерти, было, вероятно, не в виде ключа, а в виде какой-либо черты, родословной или даже определённых, особенных людей и их потомков.

Даниц не находил слов в течение двух секунд, а затем воскликнул: — Ты говоришь точно так же, как сказала Капитан, и даже ваши выражения очень похожи. Она подозревает, что ключ принадлежит более древней эпохе, эпохе нелюдей. До Катаклизма этот мир был полон великанов, драконов, эльфов и демонических волков. Форма ключа косвенно указывает на одного из них.

«Демонические волки…» — Клейн вдруг вспомнил бредни, которые он часто слышал во время своих прошлых продвижений. В них упоминался «Флегрея», известный как древний бог, Демонический Волк Уничтожения.

«Сокровище, относящееся ко Второй Эпохе?» — он сдержал своё любопытство и спокойно сказал: — Запиши всё, что сделал Адмирал Крови, включая Стального Мавети и его людей.

Он вспомнил, что Адмирал Крови и его пиратская команда были самыми известными разбойниками в океане. Их руки были запятнаны кровью, они совершали ужасные грехи.

— Как я могу всё помнить? Они не столь красивы, как Капитан! — Даниц развёл руками. — Я могу перечислить только самое важное и некоторые детали, которые произвели на меня впечатление. Стоп, а что ты собираешься сделать?

Мало-помалу на лице Клейна появлялась улыбка, при виде которой Даниц почувствовал страх.

Он сказал глубоким голосом: — При случае, я хочу поохотиться на них.