1. Ранобэ
  2. Но я убийца, а не герой!
  3. Том 1

Глава 18. Подарок командира Сарана

2

— Позволь мне отдать тебе это, — сказал Саран и достал катану.

Подождите, откуда он её достал? Прежде, чем я успел спросить об этом, командир Саран уже вручил оружие мне. Спасовав перед его дружелюбной улыбкой, я принял подарок. Чёрная ручка, чёрная гарда и чёрные ножны — катана взывала к восьмикласснику во мне*...

Получается, катаны существуют и в этом мире. Я думал, что их здесь нет, потому что они не попадались мне на глаза.

— Это?..

— Оружие, которое первый герой сделал собственноручно. Называется «катана». Конечно, ты пришёл из того же мира, что и первый герой, ведь так? Ты знаешь о катанах?

— Нет... Да. Лучше ответьте, почему вы отдаёте это мне, а не герою? Или, вернее, это нормально, что вы передаёте что-то подобное мне?

Я немного вытащил её из ножен. Лезвие катаны также оказалось совершенно чёрным.

«Ты предвидел это, первый герой».

— Конечно, я думал о том, чтобы отдать её Цукасе. Однако, поскольку у него нет навыка владения изогнутым клинком, но есть святой меч, который передаётся от одного героя к другому, я поговорил с Зилом и решил передать её тебе.

— А король?

— Это секрет, но я выкрал его из королевской сокровищницы. Твоё оружие было сломано во время сегодняшней битвы с минотавром, поэтому это очень даже кстати.

Я был в ужасе от того, что командир Саран сказал нечто возмутительное с такой лёгкостью. Разве он только что не признался в том, что украл что-то у короля?

— Я действительно сказал, что украл это из сокровищницы. Более того, катана будет рада приносить пользу вместо того, чтобы быть похороненной под грудой золотых слитков. Ты ведь сам украл кинжал, который использовал до этого.

Он точно телепат. Я всегда молчал о том, где раздобыл этот кинжал. Поскольку он уже сломан, то я не хотел поднимать эту тему снова. Я полностью вытащил катану. Лезвие имело форму так называемого когарасу-дзукури («клюв ворона»), даже наконечник имел режущую кромку с обеих сторон — это был обоюдоострый клинок. С такой катаной не скажешь: «Не волнуйся, я ударил тебя тыльной стороной меча».

— У неё нет имени?

— Кажется, есть. Осмотри основание лезвия. Мы не смогли прочесть это, — когда я взглянул на лезвие, там определённо были выгравированы слова. Кандзи. В конце концов, похоже, первый герой был японцем. Символы, которых я не видел долгое время, навеяли ностальгию. — Итак, что там написано?

Я прочитал слова, подталкиваемый командиром Сараном, чьи глаза горели от любопытства. Белая надпись, выгравированная на чёрном лезвии катаны, была хорошо видна.

— Написано «Ято-но-ками» («Бог полуночного меча»). Без всяких сомнений, это имя Бога.

— Ято-но-ками... В вашем мире был такой Бог?

— Ну, это бог из моей страны. В стране, в которой мы родились, в Японии, насчитывается около восьми миллионов Богов. Мы верим, что Боги живут во всём. Их много, но это не имеет смысла, если их бесконечное количество.

— Боги живут во всех вещах... Понятно, я никогда об этом не думал. В этом мире есть только один Бог-Творец.

Его глаза сверкали от новой информации. Командир начал говорить о Боге этого мира, хоть никто и не просил об этом, а я опустил глаза на катану. Рядом с надписью были еле заметные слова, которые не были окрашены. Отражённые в лунном свете, я едва ли мог их прочитать. «Я надеюсь, что в будущем это поможет моему кохаю».

Слова вызвали у меня невольную улыбку. Мысленно я поблагодарил своего сэмпая. Надпись, безусловно, стала столь необходимой мне сейчас поддержкой.

— Хотел бы я повстречать первого героя.

Я посмотрел на слишком чистое звёздное небо, которое вы никогда бы не смогли увидеть в Японии, и Саран ничего не ответил, тоже подняв глаза. К сожалению, на небе не было знакомых мне созвездий. Грусть и гнев, который я испытывал по отношению к герою-идиоту и королю, исчезли, не оставив и следа.

— Эй, командир Саран, я...

Я попросил его об одолжении.

Примечание: «Эта катана взывала к восьмикласснику во мне». Вероятно, это отсылка к «синдрому восьмиклассника». Для непросвещённых, «синдром восьмиклассника» — состояние, в котором человек воображает себя обладателем магических (или каких-то ещё необычных) сил и начинает вести себя соответственно. Обычно синдром наблюдается у подростков, отчего и носит такое название.