1. Ранобэ
  2. Бог Войны, отмеченный Драконом
  3. Том 1

Глава 151. Обратная Сторона Дракона

Чем могущественнее вел себя Хань Янь, тем больше Фань Кунь хотел убить его. Чтобы помочь Нань Бэй Чао осуществить его амбициозные мечты и цели, он должен был помочь ему избавиться от всего, что могло бы стоять у него на пути. Что более важно так это то, что с нынешним статусом Фань Куня, никто не посмеет оскорбить его. Ему нравилось чувствовать свое превосходство над всеми. Он мог унизить любого, как пожелает, если он захочет, чтобы кто-то умер – этот человек умрет. Он чувствовал себя превосходно, ибо доминирование над огромным количеством жизней приносило ему приятное ощущение.

Неподалеку, Ван Юнь взял руку Янь Чэнь Юй и попытался определить ее состояние. Окружающие чувствовали, как их сердца обливаются кровью, а лицо Ван Юня еще больше потемнело.

Хань Янь вытер кровь со рта и, повернув голову, посмотрел на Ван Юня.

«Как она?»

Спросил Хань Янь.

«Пульс старшей ученицы Янь очень слаб, сейчас она в коме. Ее жизненная сила очень слаба и продолжает слабеть… Ей срочно нужна помощь».

Встряхнув головой, сказал Ван Юнь.

Рев ~

Как только Ван Юнь закончил говорить, Хань Янь яростно завыл, а его рев разнесся по всей Черной Горе. Его гнев приобрел материальную форму, а образ Древнего Божественного Дьявола за его спиной покрылся огнем.

«Фань Кунь, если что-то плохо произойдет с Янь Чэнь Юй, обещаю тебе, я убью тебя тысячу раз!»

Сухо сказал Хань Янь.

«Ха-ха, какая шутка! Я сомневаюсь, что Цзян Чэнь когда-нибудь вернется! Хань Янь, ты и Цзян Чэнь – парни, идущие по пути зла, сегодня я убью тебя и избавлю Черную Секту от грязи!»

Громко смеялся Фань Кунь, не обращая внимания на угрозы Хань Яня.

Хань Янь выпустил неустрашимого демонического дракона, который тут же полетел к Фань Куню.

«Умри! Тюрьма Одиночества!»

Фань Кунь посмеялся. Он пальцами сформировал печать и перед ним появился символ «Одиночество». Немедленно, символ превратился в золотую клетку, которая не только уничтожила демонического дракона, но и покрыла Хань Яня, заключив его в тюрьму внутри себя.

Фань Кунь выпустил всю свою силу и Энергию Юань, из-за чего клетка стала еще крепче. Хань Янь продолжать бороться, но так и не мог сломать клетку.

Это было мощным боевым навыком, который мог временно заключить человека в тюрьму, дабы он сидел там и ждал своей смерти.

«Хань Янь, не трать сил, ты не сможешь сломать Тюрьму Одиночества. Сегодня, перед всеми, я убью этого злого человека!»

Фань Кунь сильно взмахнул рукой, и атака ладонью направилась прямиком к Хань Яню, издавая звук раскола, который мог услышать каждый. Это был звук ломающихся костей. Из-за этой атаки грудь Хань Яня прогнулась.

Пха!

Изо рта Хань Яня вырвалась струя крови, вместе с частями разорванных внутренних органов. Так как сила Фань Куня была огромной, дом позади Хань Яня разрушился и превратился в руины.

«Старший ученик Хань!»

Шокировано крикнул Ван Юнь. Атака Фань Куня была слишком сильна. Если бы эта атака пришлась по обычному человеку Средней стадии Небесного Ядра и заключенного в Тюрьму Одиночества, то он бы умер.

Рев!

Но Хань Янь еще не умер, он громко взревел и поднялся из руин. Его глаза стали полностью черными, а на теле появилась абсолютно черная демоническая чешуя. Вдобавок к этой чешуе, на нем появились древние символы.

«Действительно злой человек, хорошо, что я решил убить тебя».

Тело Фань Куня дрогнуло, и он, словно змея, побежал вперед. На огромной скорости, он ударил Хань Яня в грудь еще раз. Из-за этой атаки, Демоническое пламя Хань Яня рассеялось, и он упал на землю, вернувшись к прежнему облику. Сейчас он был в таком же положении, что и Янь Чэнь Юй.

Свист!

В руке Фань Куня появился чрезвычайно острый меч, который сразу же засветился. Шаг за шагом он приближался к Хань Яню.

«Злодей, гори в аду!»

Убийственно намеренье Фань Куня достигло небес, и он собирался проткнуть Хань Яня своим мечом.

Увидев это, Ван Юнь и другие ученики были напуганы. Взгляд, которым они смотрели на Фань Куня, был полон ненависти. Как представитель учеников внутреннего круга, Фань Кунь осмелился убить ученика своей же секты. Он вообще не заботился о правилах секты.

Хотя он постоянно говорил, что Хань Янь – злой человек, все знали, что это лишь оправдание. Хань Янь контролировал родословную Древнего Божественного Дьявола, а это значит, что хотя он и обладал энергией Древнего Божественного Дьявола, его ум не был захвачен демоном. Только судя по тому, как он рискнул своей жизнью, защищая Янь Чэнь Юй, можно сказать, что он очень человечен.

Ван Юнь и другие ученики не могли остановить то, что происходило. У них не хватало храбрости даже для того, чтобы сказать хоть слово против, ибо если они выделятся, Фань Кунь незамедлительно отрубит им головы своим мечом. С их статусом в Черной Секте, Фань Куню ничего не сделают, они даже пожаловаться не могут.

Теперь, Ван Юнь мог надеяться лишь на то, что Старейшина Секты Го Шань вскоре прибудет. В противном случае Хань Янь будет обречен.

«Остановись прямо сейчас!».

В этот момент, издалека раздался громкий крик. В следующую секунду, сюда чрезвычайно быстро прилетел мужчина. Мужчина немедленно встал на пути Фань Куня и препятствовал ему подойти к Хань Яню. Это был Го Шань.

Когда Го Шань прибыл, он немедленно посмотрел на Янь Чэнь Юй. Будучи алхимиком, он хорошо понял, что она находится в критическом состоянии. Потом он посмотрел на Хань Яня, который выглядел не лучше, чем Янь Чэнь Юй.

Видя это, Го Шань сразу же разгневался. Его глаза покраснели, и он посмотрел на Фань Куня как голодный волк. Когда Фань Кунь ощутил смертельное намерение, исходящее от Го Шаня, его лицо исказилось. В Черной Секте Го Шань был единственным человеком, которого он боялся.

«Черт побери, я думал, что этот старый дурак культивировал за закрытыми дверьми? Почему он так быстро пришел сюда? Кто-то, должно быть, сообщил ему о происходящем!»

Фань Кунь в душе начал ругаться.

«Фань Кунь, что ты сделал?!»

Неистово кричал Го Шань. Он был опечален, ведь он обещал Цзян Чэню, что защитит Янь Чэнь Юй, когда Цзян Чэнь ушел, но теперь Янь Чэнь Юй была ранена этим недоноском и ее состояние было критическим. Даже друг Цзян Чэня, Хань Янь, серьезно пострадал. Что Го Шань скажет Цзян Чэню, когда тот вернется? Как он сможет посмотреть ему в глаза?

Думая об этом, Го Шань еще больше разгневался.

«Фань Кунь, ты хотел убить учеников своей же секты! Я, как Старейшина Секты, убью тебя прямо сейчас!»

Го Шань выпустил энергию сферы Божественного Ядра. Он махнул рукой и сформировал огромную ладонь, состоящую из Энергии Юань, которая тут же полетела в Фань Куня. Из-за давления культиватора Божественного Ядра, Фань Кунь не мог и пальцем шевельнуть.

«Спасите меня, предок!»

Громко крикнул Фань Кунь. Незамедлительно, издалека прилетел золотой луч. Луч был словно острое лезвие, столкнулся с атакой Го Шаня и нейтрализовал ее.

«Го Шань, вы- Старейшина Секты, как вы посмели напасть на ученика своей же секты, вы не соответствуете своему статусу в Черной Секте!»

Пришел Фань Чжун Тан и встал перед внуком, чтобы защитить его от Го Шаня.

«Фань Чжун Тан, мне нужно объяснение произошедшего».

Го Шань был в бешенстве, раньше он никогда не был так сердит. Он сожалел, что не мог прыгнуть вперед и разорвать Фань Куня на кусочки. Если бы не Фань Чжун Тан, то он немедленно убил бы Фань Куня, даже не думая ни о каких последствиях.

«Я знаю о том, что произошло сегодня, это был просто конфликт между учениками. Мы, как Старейшины Секты, не должны влезать в их споры. То, как Фань Кунь действовал – непозволительно, я накажу его лично».

Сказав это, Фань Чжун Тан взял Фань Куня и полетел во внутренний круг.

«Стоять!»

Го Шань полетел вперед и заблокировал их путь: «Фань Чжун Тан, Фань Кунь пытался убить ученика своей секты; я должен наказать его!»

«Хмпф! Го Шань, следите за своими словами, если Фань Кунь нарушил правила, то не вам его наказывать! Я - временный Руководитель Секты, поэтому я накажу его сам, это не ваше дело!»

Холодно фыркнул Фань Чжун Тан. Взяв Фань Куня, он обернулся и улетел.

«Хорошо, прекрасно! Фань Кунь, Цзян Чэнь никогда не простит тебя, и ты, и твой предок, вы оба погибните из-за гнева Цзян Чэня, вся Черная Секта будет поглощена его гневом, ха-ха-ха …»

Внезапно громко засмеялся Го Шань. Он очень хорошо знал Цзян Чэня, Цзян Чэнь рожден чтобы править, и он обладал характером правителя. Он был похож на дракона, а у дракона есть обратная сторона, затронув которую – несомненно умрешь. Янь Чэнь Юй и Хань Янь оба были обратной стороной Цзян Чэня.

Го Шань знал, что в Черной Секте скоро произойдет что-то грандиозное, затишье не продлится долго. Как только Цзян Чэнь вернется, земля и небеса поменяются местами.

Го Шань не стал преследовать Фань Чжун Тана, потому что он знал, что ничего не добьется, даже если захочет. Фань Чжун Тан был временным Руководителем Секты, да и уровень его культивирования был выше, он ничего не мог сделать ни ему, ни его внуку. Кроме того, Го Шань больше всего волновался о состоянии Янь Чэнь Юй и Хань Яня, его приоритетом было – спасение их жизней.

Го Шань взял в одну руку Янь Чэнь Юй, а Хань Яня в другую и, взлетев в небеса, полетел к себе на гору. Он собирался приложить все свои силы, чтобы спасти им жизни.

Сердце Го Шаня было заполнено сожалением. Он подвел Цзян Чэня и не знал, как посмотреть ему в глаза, когда он вернется. Он уже тысячу раз проклял себя за то, что вошел в культивирование за закрытыми дверьми, он соблазнился техникой Могущественного происхождения Души. Го Шань сосредоточил все свое внимание на технике Могущественного происхождения души и не подозревал, что Фань Кунь наберется смелости напасть на Янь Чэнь Юй.

«Брат, это была ошибка твоего старшего брата…я приложу все свои силы и постараюсь спасти им жизни … Когда ты вернешься, я позволю тебе наказать их так, как тебе будет угодно».

Го Шань беспомощно посмотрел на север. Он не мог вообразить себе, что произойдет, когда вернется Цзян Чэнь.

Произошедшее взволновало всех учеников во внешнем кругу, а особенно тех, кто засвидетельствовал, как Цзян Чэнь в прошлый разбирался с проблемами. Они считали Цзян Чэня человеком, которому наплевать на правила, а значит произошедшее сегодня приведет к огромному хаосу в Черной Секте.

Слова улетающего Го Шаня все еще звучали в их умах. Текущее затишью долго не продлится.

В это же время, в городе Красного Солнца, Цзян Чэнь собирался сразиться с Лордом Кровавой Луны, и у него, внезапно, появилось плохое предчувствие.