Глава 335. Оскорбление принца

Толпа снова посмотрела на Цзян Чэня. Даже те ученики от Секты Бесчисленных Мечей и Клана Шангуань, которые в гневе скрежетали зубами, прекратили говорить, они знали, что сейчас не время сражаться с Цзян Чэнем. У него было три бронзовых пластины, и включая ту, что есть у Хань Яня, у группы было в общей сложности четыре бронзовых пластины, почти половина всех девяти бронзовых пластин.

Четырех бронзовых пластин было более чем достаточно, чтобы дать Цзян Чэню право говорить.

“Какое условие у тебя есть?”

У Цун спросил. От его голоса не было трудно понять, насколько он был сердит.

“Мое условие просто. Как только каменная дверь откроется, я и мои братья войдет первыми, после этого пойдут другие. Ты и люди от Клана Шангуань и Секты Бесчисленных Мечей войдут последними, особенно ты; я хочу, чтобы ты был последним человеком, вошедшим в пагоду. Это - мое условие, очень простое, правильно?”

С улыбкой на лице Цзян Чэнь сказал свое условие.

“Что ты сказал?!”

У Цун немедленно пришел в ярость. Он был принцем Династии Военных Святых, могущественный воин середины сферы Боевого Духа! Никто никогда не смел выступать перед ним, но этот парень потребовал, чтобы он был последним человеком, который войдет в древнюю пагоду! Не только это, он должен будет ждать, пока все воины Божественного Ядра не войдут в пагоду, а только потом он может войти. Это было просто большим оскорблением!

“Что за херня? Цзян Чэнь точно настроен против У Цуна, его условие и правда жестоко! Я думаю, что это должно взбесить принца и всех тех мужчин от Клана Шангуань и Секты Бесчисленных Мечей.”

“Точно! Цзян Чэнь ясно знает, что нет никакого способа, которым он может помешать всем этим людям войти в древнюю пагоду, как только откроется каменная дверь, именно поэтому он выдвинул такое условие. Со статусами У Цунаи и гениев от Клана Шангуань и Секты Бесчисленных Мечей, оскорбительно просить, чтобы они вошли в пагоду последними.”

“Ха-ха, этот Цзян Чэнь такой мстительный человек, никто не может позволить себе оскорбить его! Иначе же, можно спровоцировать его гнев. Он - и правда смелый человек, раз смотрит на принца свысока. Очень трудно найти человека, который был бы похож на него. Просто задайся вопросом, разве У Цун и гении Клана Шангуань и Секты Бесчисленных Мечей согласятся на условие Цзян Чэня?”

“На каком основании они могут не согласиться с его условием? У Цзян Чэня есть четыре бронзовых пластины, почти половина всех необходимых бронзовых пластин; это дает ему право выдвигать условия! Ха-ха, у отца теперь появился шанс войти перед принцем!”

***

Небольшое условие немедленно раззадорило толпу. Хотя оно казалось мелочным, раз она касалась У Цуна, то все совсем иначе.

Фактически, как только каменная дверь откроется, нет особого различия между тем, кто войдет первым, а кто вторым. Если там будут сокровища, скрытые в пределах древней пагоды, то никто не сможет их забрать внезапно. Но для У Цуна, Клана Шангуань и Секты Бесчисленных Мечей, цель Цзян Чэня не была так проста, как казалось на первый взгляд. Они все были высоко уважаемыми мужчинами, которые привыкли, что их всюду уважают, но теперь, их попросили войти в пагоду последними; это не отличалось от прямого оскорбления!

Клан Шангуань и Секта Бесчисленных Мечей вели себя намного лучше, чем ранее. Все-таки сейчас их поддерживал принц. С другой стороны, У Цун был чрезвычайно разъярен! Он сжимал зубы так плотно, что даже можно было услышать звук слома. Он еле-еле сдерживался от того, чтобы не прыгнуть и не разорвать Цзян Чэня на кусочки.

“УАХАХАХАХа, Маленький Чэнь, а ты жесток! Но, мне нравится это условие!”

Да Хуанг расхохотался. Он даже не пытался скрыть свое веселое настроение, поскольку у него никогда не было хорошего впечатления от этого гордого принца. Этот принц также пытался убить его только несколько моментов назад.

“Цзян Чэнь, как ты смеешь оскорблять меня?! Откуда у тебя такая смелость?!”

Энергия У Цуна яростно дрожала на мгновение, и он был переполнен с чрезвычайным смертельным намерением.

“Хватит показывать свое превосходство; что с того, что я оскорбил тебя? Скажи мне, у кого большинство пластин? Именно этот человек имеет право ставить условия! У Отца есть четыре бронзовых пластины, и каждый из нас воспользуется ими; однако мое условие весьма простое. Если ты и все остальные согласны, я помещу эти бронзовые пластины на каменную дверь и открою ее, но иначе же, я и мои братья уйдем отсюда с бронзовыми пластинами и найдем выход где-нибудь в другом месте. Как только мы найдем его, мы оставим Ледяной Остров. Отец уже нашел невероятное количество сокровищ, таким образом, мне не сильно то и нужны сокровища, скрытые в древней пагоде.”

Цзян Чэнь был очень доволен собой, когда говорил.

“Цзян Чэнь, ты веришь, что сможешь убежать от нас? Не будь так наивен!”

Лин Ду указал на Цзян Чэня веером в руке.

“Хмпф! Я докажу тебя мои слова. Худший вариант развития событий, все мы умрем здесь вместе. Но позволь мне сказать тебе, первым умрем не мы!”

Энергия Цзян Чэня яростно задрожала. Кроваво-красный дракон появился из вершины его головы, а затем его энергия и кровь стали намного сильнее. Он походил на древнее свирепое животное, наполняющееся взрывной энергией!

Все могли сказать, что Цзян Чэнь не шутил, особенно те, кто засвидетельствовал его подходы. Они знали, насколько жесток Цзян Чэнь, и у него также было огромное культивирование, которое позволило ему убить Шангуань И Лэя и победить Шангуань И Луна одним ударом. Если бы ситуация сложилась в худший вариант, то ни один из них не был бы в состоянии войти в древнюю пагоду, и Клан Шангуань и Секта Бесчисленных Мечей понесут большие потери.

“Я думаю, что условие приемлемо. Ни один из вас не хочет нести потери, все довольно просто, кто-то войдем первым, а кто-то последним. Парни, вы должны согласиться и прекратить напрасно тратить время. Самая важная вещь прямо сейчас состоит в том, чтобы войти в древнюю пагоду как можно скорее.”

У Лан сказал со слабой улыбкой на лице. Одновременно, он пристально посмотрел на У Цуна и увидел, что его лицо было чрезвычайно красным. Он был рад этому, потому как впервые видел, что кто-то осмелился оскорбить У Цуна. У Лан в глубине души показал Цзян Чэню большой палец.

“У Лан, ты - принц Династии Военных Святых, почему ты помогаешь посторонним?”

У Цун крикнул У Лану.

“Ты не имеешь права говорить мне, что делать. Я, У Лан, помогу тому, кому захочу. Ты должен согласиться с условием Цзян Чэня.”

У Лан никогда не уважал У Цуна, поскольку они были врагами.

“Принц, почему бы нам не согласиться на условие? Мы можем убить их, как только окажемся в древней пагоде.”

Ян Юнь сказал У Цуну через свой Божественный Смысл.

У Цун словно змея посмотрел на Цзян Чэня. Казалось, что из его глаз вот-вот вырвется огонь. Немного подумав, он сказал: “Никто никогда не оскорблял меня прежде, ты первый! Поэтому, я клянусь, что заставлю тебя умереть самым несчастным возможным способом! Как только мы войдем в пагоду…, ты умрешь!”

“Очень много людей хочет убить меня, однако я все еще жив и здоров. Раз ты согласен на мое условие, двинься в сторону. Помни, ты будешь последним, кто войдет в древнюю пагоду, и если ты войдешь перед кем-то, то ты – черепашье яйцо”. [1]

Цзян Чэнь сказал, искоса посмотрев на У Цуна. Если бы этот принц и правда хотел убить его, то Цзян Чэнь не возражал убить его в пагоде. Если бы не факт, что он был в настоящее время слабее, чем У Цун, то он бы уже убил его и не стал тратить время напрасно.

Что касается Короля Ледяных Демонов, который был самым большим секретным оружием, которое Цзян Чэнь имел прямо сейчас, он не будет использовать его, если ситуация не выйдет и под контроля.

Выражение У Цуна стало еще более уродливым, потому что ублюдок перед ним просто не прекращал оскорблять его! Он был гордым принцем Династии Военных Святых, но этот парень сравнил его с яйцом черепахи! Это было смешно. У Цун решился, он определенно порвет Цзян Чэня на кусочки, как только они будут в древней пагоде; он никогда не позволит Цзян Чэню сбежать из Ледяного Острова.

Цзян Чэнь прошел мимо У Цуна, даже не смотря на него, затем он продолжил идти к каменной двери. Одновременно, Хань Янь, Нань Гун Вэнь Тянь и Да Хуанг следовали позади. Когда они прошли мимо У Цуна, Да Хуанг не забыл посыпать соль на рану: “Вздох, что за принц! Кажется, ему нужно идти последним, как же трагично”.

У Цун чуть не взорвался от гнева. Если бы не факт, что Цзян Чэнь держал четыре пластины, он уже убил бы этих парней. Но теперь, он мог только подавить свой гнев.

В каменной двери было девять отверстий, и пять из них были заполнены бронзовыми пластинами. Оставшиеся бронзовые пластины были в руках Цзян Чэня и Хань Яня.

Цзян Чэнь взял бронзовую пластину из руки Хань Яня, затем он поместил все четыре в отверстия на двери. У него долго не было мыслей о том, для чего нужны эти пластины, однако теперь он все понял; эти бронзовые пластины были ключами к древней пагоде. Но Цзян Чэнь все еще чувствовал, как будто у этих бронзовых пластин были некоторые другие функции, как будто он совершенно ничего о них не знал.

Гул…

Каменная дверь загудела. Одновременно с этим, из-за нее начали исходить многочисленные золотые огни. Следом за этим, каменную дверь затрясло, и она начала открываться.

“Посмотри, каменная дверь открывается! Что за великолепный свет, я слепну, когда смотрю на него!”

“Дверь наконец открывается! Интересно, какие редкие и драгоценные сокровища мы можем найти внутри!”

“Я не могу больше ждать! Как только каменная дверь будет открыта, мы сможем найти скрытые сокровища и возможности! Это - самый большой шанс, который нельзя упустить!”

***

Каждый человек задержал дыхание, ожидая полного открытия каменной двери.

Золотые огни становились все ярче и ярче, и наконец, каменная дверь медленно открылась. Но одновременно, некоторые изменения произошли со всеми девятью бронзовыми пластинами, помещенными на каменную дверь! Все они сливались вместе на невероятной скорости, и в мгновенье ока, они слились в одну бронзовую пластину. Эта бронзовая пластина выделяла золотой свет и выглядела невероятно мистической. Хотя она была такого же размера, она больше не выглядела сломанной.

Цзян Чэнь быстро схватил бронзовую пластину и поместил ее в накопительное кольцо. Как он ожидал, у бронзовых пластин действительно была некоторая другая функциональность.

Цзян Чэнь был очень быстрым, и золотой свет был так ярок, что он покрыл все. К тому же, они четверо стояли перед дверью, закрывая обзор остальных людей, поэтому никто не видел, что произошло с пластинами и что Цзян Чэнь поместил пластину в накопительное кольцо.

Раскол!

Каменная дверь медленно открывалась, и вскоре, в сопровождении звука разлома, она полностью открылась.

"Вперед."

Цзян Чэнь крикнул и первым вошел в пагоду. Хань Янь, Нань Гун Вэнь Тянь и Да Хуанг немедленно последовали за ним и исчезли из обзора людей.

“Ха-ха, У Цун, увидимся!”

У Лан смеялся над У Цуном, затем он последовал за Цзян Чэнем и вошел в древнюю пагоду. За У Ланом также последовали двое людей из Военного Дворца.

“Каменная дверь открылась, вперед к нашим возможностям!”

“Ха-ха, теперь я буду богат! Как только что-нибудь найду, то смогу прорваться к сфере Боевого духа!”

***

Много людей радостно засмеялись, подбегая к каменной двери и входя в пагоду.

Смотря на происходящее, У Цун яростно сжал кулаки и держал гнев в своем сердце. Фактически, он мог войти в пагоду прямо сейчас, но как гордый принц, он не хотел терять репутацию. Не было никакого способа, которым он позволит своему гордому имени сравниться с яйцом черепахи.

----------------------------------

Литература

1 - В основном сукин сын.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть