Глава 44. Искушение и Встреча с больным принцем.

Император распорядился приготовить великолепный обед, так как хотел, чтобы еда всем понравилась. Однако это было совершенно невозможно. Разумеется, не потому что кухня во дворце была негодной, а из-за атмосферы, царившей за столом. Поэтому, безусловно, любая еда становилась неприятной.

За столом Линь Чуцзю не проронила ни звука. Она пыталась следовать дворцовому этикету по мере возможностей и боялась ошибиться, пока сам император не положил палочки. Доела ли Линь Чуцзю или нет, но она последовала его примеру и также отложила палочки. После этого служанка тут же подошла и принесла им воды прополоскать рот.

Император и сам знал, что его присутствие делает атмосферу напряженной, поэтому, сказав несколько слов, он не стал задерживаться дольше и удалился. Линь Чуцзю тоже хотела уйти, но когда она собиралась попрощаться, Седьмой принц остановил ее и снова попросил с ним поиграть.

Линь Чуцзю нахмурилась и хотела было отговориться. Однако Седьмой принц не дал ей заговорить и сразу же обнял императрицу, попросив ее разрешения, и этим остановил Линь Чуцзю.

Императрица беспомощно покачала головой и сказала:

- Чуцзю, большую часть времени маленький Седьмой принц проводит лишь с евнухами, так что ему не с кем больше поиграть. Во дворце только ты играешь с ним, так не могла бы ты остаться еще на чуть-чуть?

Императрица посмотрела на Седьмого принца взглядом, полным любви, и отстранила его от себя, однако с неизменным достоинством и благородством. Но ее любовь не могла укрыться от взгляда. И их отношения как матери и сына сильно отличались от отношений императрицы с кронпринцем.

И раз ей велела императрица, Линь Чуцзю не могла дальше противиться и лишь улыбнулась.

Когда Линь Чуцзю кивнула, Седьмой принц радостно подскочил и сказал:

- Имперская тетя самая лучшая, я люблю ее больше всех!

- Что? Ты любишь Имперскую тетю больше мамы? Что, мама уже недостаточно хороша? – императрица притворилась, что ревнует, поэтому Седьмой принц моментально стал задабривать ее.

Слова семилетнего ребенка текли, как мед, и были такими же сладкими. Так что никто не смог бы их отвергнуть.

Линь Чуцзю лишь продолжала улыбаться, стоя на прежнем месте, пока Седьмой принц не закончил подлизываться к императрице. Но когда они ушли, Седьмой принц предложил еще немного погулять вокруг дворца.

- Имперская тетя, мы только что поели, а гулять полезно для пищеварения, – сказал Седьмой принц, а Линь Чуцзю не знала, чего хочет, поэтому просто кивнула в знак согласия.

Всему свое время. Может быть, она и не боится Сяо Тяньяо, но она не должна быть так легкомысленна, общаясь с этим Седьмым принцем, который казался ей необычным ребенком.

И так Линь Чуцзю гуляла вокруг дворца с четырьмя служанками и двумя маленькими евнухами принца, пока сам Седьмой принц прыгал и скакал вокруг. Седьмому принцу не требовался никто, чтобы показывать дорогу, он вел Линь Чуцзю с восточной части дворца в западную. Время от времени они встречали горстку наложниц, но Линь Чуцзю не обязана была с ними здороваться, потому что их статус был недостаточно высок для нее.

Погуляв так долгое время, они не встретили никого и ничего странного. Так что Линь Чуцзю уже было решила, что просто слишком много переживает. Седьмой принц еще ребенок, так с чего бы ему что-то замышлять? Но в следующий момент они встретили Третьего принца, которого вез его евнух.

- Третий старший брат, – удивился Седьмой принц и отпустил руку Линь Чуцзю, а затем подошел к Третьему принцу.

Третий принц Сяо Цзыань был сыном императора и его Имперской наложницы Чжоу. Однако с рождения у него не двигались ноги, так что имперские врачи использовали свои замечательные навыки и редкие лекарства лишь для того, чтобы его ноги нормально росли.

Из-за болезни Третий принц большую часть времени проводил в своем личном дворце. Линь Чуцзю никогда прежде его не встречала, и это был первый раз, когда она видела его лично. Но причина, по которой прежняя Линь Чуцзю могла узнать его, состояла в том, что он, так же как Сяо Тяньяо, передвигался в инвалидном кресле, и ходили слухи, что он очень хорош собой.

По слухам у Третьего принца было несравненно красивое лицо и мягкий характер, совсем как у бессмертного бога, благодаря чему, раз взглянув на него, забыть его было невозможно.

Эти слухи распространяли люди, уже видевшие Третьего принца. Однако не все хотели им верить, поэтому они говорили, что каждый поймет это сам, когда, наконец, увидит его. И так как не все люди в Восточной стране могли легко увидеть Третьего принца, они неизбежно придумывали сказки о том, какая романтическая фигура – Третий принц.

Итак, с первого же взгляда Линь Чуцзю поняла, что слухи ничуть не преувеличивали реальности. Мужчина напротив нее был не просто привлекателен, он был красив, как бог. Он просто тихо сидел в своем кресле, но она чувствовала, что он был скромным, требовательным к себе и вежливым.

Линь Чуцзю видела бесконечное множество красивых мужчин в своей прошлой жизни. Но когда она увидела Третьего принца, ей показалось, что она увидела божество.

- Имперская тетя, – Сяо Цзыань первым поздоровался с ней.

В этот момент его глаза были такими ясными, а тонкие губы очень красивыми. Так что даже то, что он сидел в инвалидном кресле, не скрывало грации его движений.

Этот человек был просто врагом всех мужчин на свете. Каждое его движение казалось таким естественным и уместным, что раз увидев его, любая девушка не могла бы не попасть под его чары.

"Раз ты случайно оказался симпатичным, уверена, женщины влюбляются в тебя только так и будут падать прямо на твоем пути".

Линь Чуцзю произнесла свое приветствие с мрачным видом. Однако она пыталась вновь обрести лицо и искренне улыбнуться:

- Ваше королевское высочество, Третий принц.

Приятное лицо Третьего принца могло любого заставить расслабиться, и никто не смог бы причинить ему вред.

Однако, увидев положение Третьего принца, Линь Чуцзю не могла не подумать о Сяо Тяньяо: у них у обоих парализованы ноги, так почему только у Сяо Тяньяо такой ужасный характер? Ему следует поучиться спокойствию у Третьего принца, верно?

Перед Третьим принцем Седьмой принц не вел себя как избалованный ребенок и даже перестал прыгать. Вместо этого он просто стоял рядом, как взрослый. И все его слова и действия были очень вежливыми.

Третий принц тоже не обращался с Седьмым принцем, как с ребенком. Он разговаривал с ним очень серьезно, но не забывал о присутствии Линь Чуцзю.

Но так как они стояли посреди дороги, то проговорили недолго, затем Третий принц сказал:

- Имперская тетя, брат Седьмой принц, куда вы направляетесь? Хотите, чтобы я показал вам дорогу? Однако впереди, на северо-западе, мало интересного.

- Брат Третий принц, мы с имперской тетей просто гуляли вокруг дворца и случайно пришли сюда. Но когда мы собирались повернуть назад, мы увидели тебя, – с улыбкой объяснил Седьмой принц.

Его лицо казалось таким невинным и чистым, но все-таки нельзя было не усомниться…

Линь Чуцзю не могла перестать думать, что Седьмой принц неспроста привел ее сюда. Но зачем он ее сюда привел?

Чтобы она встретила легендарного прекрасного Третьего принца? И увидела, что положение Третьего принца такое же, как положение Сяо Тяньяо?

Седьмой принц так наивен?

- Я собирался отправиться к матери, хотите пойти со мной? – когда Сяо Цзыань заговорил, его взгляд упал на Линь Чуцзю в поисках ответа.

Однако Линь Чуцзю не успела ответить, прежде чем Седьмой принц захлопал в ладоши и сказал:

- Отлично! Это хорошо! Третий брат, ты должен чаще гулять. Как ты знаешь, имперского дядю постигла та же участь, что и тебя. Но он не сидит просто так в своем поместье целыми днями. Я слышал, как старший брат кронпринц говорил, что имперский дядя Тяньяо даже пригласил самого знаменитого доктора в мире, чтобы тот лечил его. Так что если тот знаменитый доктор вылечит дядю Тяньяо, я непременно попрошу его позволить доктору вылечить и твои ноги тоже. И когда тебе больше не придется оставаться в своем кресле, ты сможешь путешествовать по всему миру, – сказал Седьмой принц с заботой о принце Сяо Цзыане.

Но в глубине души ему было все равно. Он не думал, что кто-то сочтет его слова обидными, но…

Линь Чуцзю поняла, что принцу Сяо Цзыаню не понравилось то, что Седьмой принц сказал, что у них с Сяо Тяньяо одинаковая судьба. Между тем медицинская система отчаянно напоминала ей, что рядом находится пациент, которому нужно оказать помощь. И этот пациент не кто иной, как сам Третий принц. Но…

Как она могла просто взять и начать лечить его во дворце, а?


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть