1. Ранобэ
  2. Хроники Первобытных Войн
  3. Том 1

Глава 109. Квалификация для участия в ритуале.

Из-за соглашения, которое они заключили на следующий год, и из-за того, что молодые воины написали свои имена на свитке из кожи животных, люди не уделяли особого внимания тому, что произошло в предшествующем этому бою.

Борьба за территорию была чем-то незрелым, и это была просто битва между детьми. Тем не менее, этот кожаный свиток со всеми именами детей был письменным вызовом, это была проблема воинов Тотема!

Не стоит говорить о том, что все понимали, что именно было более важным и привлекательным.

Время, проведенное на склоне горы затянулось, так что было уже поздно, когда Шао Сюань, наконец, вернулся домой в район горного подножия.

 - Ты сегодня был занят в Медицинском доме? Или было что-то не так с Шаманом? - видя, что Шао Сюань пришел домой позже обычного, Старый Ке спросил его немного нервно.

 - Ничего не произошло. Задач в Медицинском доме было не так много. Я ушел рано, но встретил нескольких ребят на горном склоне. Мы пообщались немного, прежде чем я пошел домой. - сказал Шао Сюань.

Старый Ке довольно облегченно вздохнул, услышав этот ответ. Он даже поддержал это начинание:

 - Для тебя будет лучше, если ты будешь больше общаться с людьми в горах.

 - Да, я понимаю.

После ужина, Шао Сюань вернулся в свою комнату, закатал рукава, а затем медленно стимулировал силу Тотема в своем теле.

В отличие от тренировочной площадки, на этот раз Шао Сюань попытался контролировать медленное наращивание силы, поэтому тотемические узоры появлялись на руках так же медленно. Пламя-подобные узоры начали появляться на его плечах и спускаться по рукам.

Они прошли треть верхней части рук, а затем дошли до половины, после чего спустились на две трети.... Тотемические узоры наконец остановились на длине в две трети его плеч!

Когда он был в последней охотничьей миссии в этом году, Шао Сюань вспомнил, что его тотемические узоры достигли лишь половины. Фактически, после окончания охотничьего сезона Щао Сюань не тратил много времени на тренировки на тренировочной площадке, прежде чем начал изучать медицину и Шаманские Тома у Шамана. Помимо рисования Шаманских Томов...

Рисование Шаманских Томов?!

Сила Наследования!

Шао Сюань сосредоточился на Тотеме в своем сознании. Два рога были обернуты красным пламенем, а у его основания вокруг обоих рогов, синее пламя появилось яснее, чем раньше. По сравнению со временем, когда он только начал учиться рисованию Шаманских Томов, синего пламени стало намного больше. Тем не менее, красное пламя не уменьшилось в количественном отношении, вместо этого оно тоже становилось все больше!

Теперь он не был в состоянии битвы, поэтому само пламя показывало свою стабильную высоту.

В прошлом Шао Сюань не заметил изменений, и сосредотачивался только на синем пламени, которое представляло Силу Наследования, когда он рисовал Шаманские Тома. Но теперь, казалось, что синее пламя увеличивало все пламя вокруг Тотема.

Настолько полезно было практиковать Силу Наследования?!

Это было полностью за пределами ожиданий Шао Сюаня.

Неудивительно, что Шао Сюань чувствовал, что он мог использовать свою силу Тотема более умело, чем во время своей последней охотничьей миссии. Он не ожидал победить Тая всего в один ход. Он подумал, что, возможно, потребуется некоторое время, чтобы они могли выявить победителя. Но в тот момент, когда Тай показал свои тотемические узоры, Шао Сюань внезапно почувствовал, что этот человек перед ним не был таким уж сильным. Он мог справиться с ним. Он мог справиться с ним легко!

Шао Сюань понятия не имел, будет ли тоже самое, если он выйдет против воинов, чьи тотемические узоры достигнут двух третий длины плеча. В то время он внимательно вспоминал сцену и медленно пытался ощутить изменение своих тотемических узоров. Затем он пожал плечами, достал коробку с кожаным свитком, кистью и пигментом и начал рисовать Шаманский Том.

* * *

Тем временем дети в горах постепенно возвращались в чувство после ухода Шао Сюаня. Тай даже сказал с сожалением:

 - Я забыл спросить о длине его тотемических узоров!

Лей посмотрел на то место, где стоял Шао Сюань, и заметил, что в земле есть его следы. Они остались с того момента, как Шао Сюань столкнулся с Таем, но люди раньше не обратили на них внимания.

 - Почему ты должен заботиться о длине тотемических узоров у противников? Все, что тебе нужно сделать, этот победить его до конца следующей зимы. - сказал Лей.

 - Да, действительно. - Тай потер кулаки, соглашаясь с ним.

* * *

В то время, как другие молодые воины размышляли и обсуждали, какую добычу и как они планируют охотиться в следующем году, Шао Сюань сохранил свой старый образ жизни. По утрам он отправлялся рисовать в дом Шамана, а затем помогал Гуи Зе в Медицинском доме во второй половине дня. После этого он возвращался домой, оставался в своей комнате и медленно рисовал свои Шаманские Тома на коже животных.

Зима тянулась день за днем.

Однажды Шао Сюань посетил сиротскую пещеру. Некоторые дети спали, но у старших детей была энергия, чтобы носить камни, тем самым тренируя свою силу. Очевидно, это было потрясающее изменение. Теперь у детей в пещере не было недостатка в еде. Помимо рыбы, которую они ловили до зимы, они постоянно получали подарки от Чачи. Каждый раз, когда Чача ловил какую-то мелочь, которую не собирался есть, он бросал ее у входа в сиротскую пещеру.

Все улучшалось.

Шао Сюань потянулся, глядя на почти законченный рисунок на каменном столе перед ним.

Теперь ему было не так сложно закончить рисунок. Сначала ему понадобилось бы полдня отдыха, после окончания одного рисунка, но теперь он смог полностью завершить несколько рисунков за половину дня. После этого он все еще мог тренировать Цезаря и Чачу.

Шаман дал ему две части кожи животных. Шао Сюань отправился к вершине горы, чтобы скопировать другие Шаманские Свитки или нарисовать собственные рисунки, а затем представить свою работу Шаману для изучения. В тоже время то, что Шао Сюань хранил дома, чтобы практиковаться... Об этом Шаман не имел никакого понятия.

В глазах Шамана, то, что Шао Сюань в течение дня проделывал такую тяжелую работа, копируя так много рисунков каждый день, уже превзошло его ожидания. Шаман никогда бы даже не подумал, что каждый день, когда Шао Сюань возвращается домой, он продолжает рисовать на других кусочках кожи. Не говоря уже о том, что он не копировал, а создавал оригинальную работу, основанную на его собственном сознании!

Шао Сюань планировал представить свою работу в подарок Шаману позже. Шаман не жалел сил, чтобы научить его знаниям о травах и о том, как контролировать свою Силу Наследования. Ша Сюань тоже хотел отплатить за это старому Шаману.

Ради племени Шаман вынужден всегда оставаться внутри племени. Это была большая жертва - не иметь возможности выйти за его пределы. Конечно, у Шамана были свои обязанности.

Однако яд для одних может стать медом для других. Шао Сюань считал такое положение дел трудным и несправедливым, но, возможно, Шаман был другого мнения. Он мог испытывать легкое сожаление от того, что не мог выйти за пределы племени. Шао Сюань мог видеть это каждый раз, когда смотрел в глаза Шаману.

"Почти сделано..." - подумал про себя Шао Сюань, посмотрев на свиток из кожи животных перед собой.

* * *

До того, как зима подошла к концу, люди в племени были заняты выбором квалифицированных детей, достигших определенного возраста, чтобы подготовить их к предстоящей церемонии. Шаман был довольно занят в эти дни, и у него не было времени проверить работу Шао Сюаня.

В тот день, когда у Шамана, наконец, появилось свободное время, чтобы посидеть с закрытыми глазами и отдохнуть, он вдруг о чем-то подумал и посмотрел на свиток из кожи животных на своем столе. Он был оставлен здесь Шао Сюанем, когда тот закончил утреннюю практику. Шаман был занят чем-то другим, поэтому просто оставил его там, так и не открыв.

Взяв свиток одной рукой, Шаман заметил что-то странное. Это была не та же самая кожа, которую он дал Шао Сюаню. Возможно ли, что за последние несколько дней этот мальчик закончил целый свиток рисунков?

Преисполнившись любопытством в своем сердце, Шаман развернул кожаный свиток. Когда он развязал кожаную веревку на обложке, Шаман вспомнил, что каждый раз в прошлом, когда он проверял работу Шао Сюаня, он молча вздыхал в глубине своего сердца, потому что такой талантливый молодой человек не хотел бы стать следующим Шаманом. Действительно, как только кто-то выходил за пределы племени с другими воинами, он или она, возможно, никогда не будут удовлетворены возможностью навсегда остаться в его пределах. Ему было бы лучше развивать кого-то из молодежи.

Он развернул кожаный свиток.

Первоначально Шаман предположил, что Шао Сюань будет рисовать что-то простое, например, растения, такие как прыгающие фрукты, или другие несколько видов медицинских растений. Однако он не ожидал, что....

Его руки дрожали.

Первая картина Шаманского Тома была немного длинной. Если бы другие увидели это, они бы никогда не догадались, что это такое. Однако, тот, кто смотрел на нее сейчас, был самым настоящим шаманом. Он видел гигантские лозы, скручивающиеся вокруг древних деревьев, и густой туман, медленно поднимающийся от земли, в окружении леса скрывались озера и другие водоемы. Можно было чувствовать слабость и риск, который вызывал дрожь во всем теле, заставлял дыбом встать волосы, а нервы натянуться от напряжения... Это была картина, наполненная дыханием леса!

Шаман поднял руку к груди. Он смотрел только на первую картину, но его сердце уже билось так быстро.

С древних времен многие Шаманы воспитывались так же, как и он сам. Как только они были избрана, им никогда не дозволялось покинуть племя. Итак, с самого детства Шаман никогда не покидал территорию племени.

Хотя он знал о многих вещах, например, об именах свирепых зверей, с которыми могли столкнуться охотничьи команды, а также о том, что передовая группа направлялась на поиски трав в другие территории. Он знал об этом только со слов других, никогда не видя эту сцену своими собственными глазами. Даже когда он видел всех ужасных зверей, они уже были убиты воинами, когда их предоставляли Шаману.

Возможно, в молодости Шаман и задавался вопросом, как это - быть в дикой природе. Возможно, он мечтал, что однажды сможет выйти из племени. Но со временем он стал настоящим Шаманом. И он оставался им уже так много лет. Все его мысли смягчились, он превратился в ответственного и уважаемого Шамана с большим грузом ответственности на плечах. Ему нужно было быть у руля и решать направление развития племени.

Шаман с трудом пытался держать свои эмоции под контролем, хотя он уже прошел через многое, и почти ничего не могла вызвать у него таких колебаний эмоций.

Одна картина за другой, там описывались вещи, происходящие вдоль всего маршрута охоты, а также то, с чем столкнулся Шао Сюань, когда он был в передовой группе, включая полет на гигантских стрекозах.

Шаман вернулся к началу свитка, чтобы прочитать его снова, после того, как он прочел его один раз.

Кто-то снаружи приготовил немного кипяченой воды и принес ему стакан заваренных трав, чтобы Шаман мог попить, если бы захотел.

Человек, соблюдая тишину, вошел внутрь. Кроме того, он старался не шуметь, чтобы не помешать Шаману, когда он ставил каменную чашку на стол. Войдя в дверь, он увидел Шамана и подумал, что, возможно, тот читает какой-то древний свиток, оставленный предками. Каждый раз, когда он читал что-то, он становился чрезвычайно возбужденным или грустным.

* * *

В тоже время Шао Сюань уже выполнил задачи, поставленные Шаманом, поэтому он пошел помочь в Медицинском доме Когда он спустился с горы после рабочего дня, то обнаружил, что Старый Ке уже крутится вокруг его двери, похоже будучи чем-то серьезно обеспокоенным. Когда он сделал один круг, он ударил своей тростью по земле.

 - Что случилось? - спросил Шао Сюань.

 - Эй, ты вернулся! - Старый Ке шагнул к Шао Сюаню, его губы дрожали так, что он просто ничего не мог сказать.

 - Успокойся, пожалуйста. Просто скажи мне, что случилось.

 - Я не могу успокоиться! - тяжело вздохнул Старый Ке. Через некоторое время он, наконец, пришел в себя и сумел взять себя в руки. После чего тихо сказал, - Кто-то принес тебе сообщение от Шамана.

 - Хорошо, что он сказал?

 - Шаман сказал, что ты должен подготовиться к церемонии ритуала в конце этой зимы.

 - Разве не все должны присутствовать на церемонии ритуала? - Шао Сюань недоумевал, не понимая, в чем причина волнения.

- Ты находишься в списке основных членов! Ты будешь одним из тех, кто будет стоять на краю Огненной Ямы! Прямо в центре! - Старый Ке с силой ударил тростью по земле.

Старый Ке никогда не испытывал большего чувства гордости, чем сейчас. Ему казалось, что его ребенок стал самым выдающимся. Хотя Шао Сюань имел и другие успехи в прошлом, чем смог заработать одобрение Шамана и получить возможность учиться у него. Однако церемония ритуала была буквально самой священной для людей в племени. Любой человек будет многократно кланяться вершине горы, если он или она примет участие в любом событии церемонии ритуала. Не говоря уже о том, чтобы стать одним из тех, кто стоит во внутренним кругу!

Однако Шао Сюань не был частью этого племени в полном смысле этого слова. Хотя он изо всех сил старался вписаться в него, он не мог изменить свои мысли. Он не был так взволнован, как Старый Ке.

Что же касается Старого Ке, то он был довольно активным.

 - Что тебе следует одеть? Где твой наряд,сделанный из кожи Раздражающего Черного Ветра? Где он, Ах-Сюань? Вытащи его, а я помогу тебе привести его в порядок!

Костюм, сделанный из кожи Раздражающего Черного Ветра?

 - Я одел его один раз во время приветствия и упокоения Предков. Затем я бросил его под кровать.

Костюм не был неудобен ему, ведь его вес был ничем для Шао Сюаня, он просто ощущал себя каким-то маленьким монстром, нося этот наряд, у которого на спине был ряд шипов.

Старый Ке достал одежду из кожи Черного Ветра и забрал его для чистки, оставив Шао Сюаня в его комнате.

Один из тех. кто будет стоять во внутреннем круге вокруг Огненной Ямы? Это будут те же самые парни?

Он изо всех сил пытался найти воспоминания о прошлом ритуале. Внезапно его веки дрогнули. Какого черта?! Это те, кто должен танцевать Ритуальный Танец!!

Ритуальный танец, который содержал в себе демонстрацию тотемических узоров, потрясание телесами и размахивание тряпками, как паршивая официантка!

".... Это ужасно неловко..."