Глава 85. Треснувшая скорлупа.

Когда они вернулись в племя и завершили обряд чистки мечей, все воины охотничьей команды спустились по горе и вернулись в свои дома. У Шао Сюаня было немного добычи, так что он смог, прихватив все, просто покинуть гору.

Шаман не задерживал Шао Сюань, чтобы поболтать, так как все его внимание было сосредоточено на "Зеленом Воре", который был доставлен передовой группой. Но после ритуала чистки меча Шаман сообщил Шао Сюаню, что он отправит кого-нибудь, чтобы пригласить его на беседу через несколько дней. 

На этот раз свирепые звери, на которых охотилась передовая группа, были меньше, чем раньше, да и качество их было явно ниже. Однако их заслуга была самой большой. К сожалению, о "Зеленом Воре" никогда не будут говорить вслух, и лишь немногие люди в племени узнали об этом. Более того, те, кто знал, были только среди тех, кто занимал высокие должности в племени или внес большой вклад в него. Большинство простых людей понятия не имели об этой драгоценности. Единственное, что они знали, это то, что на этот раз передавая группа сделала огромный вклад в племя.

Большинство нормальных людей не будут вдаваться в подробности вкладов передовой группы.

Они, как правило, больше заботились о сборах своих семей и друзей. Что касается других людей, они были не более чем темами для сплетен. Несмотря на то, что многие жители с любопытством относились к появлению первой группы, они перестали об этом беспокоиться, едва вернулись домой и занялись обработкой добычи.

Шао Сюань бросился к дому Старого Ке сразу после того, как закинул мясо домой, принося с собой яйца и свежее мясо. 

Спустившись с горы, Шао Сюань отнес яйца Маю и Ланг Га. Он их съел достаточно еще в зеленом лесу, и единственная причина, по которой он принес эти яйца сюда - позволить другим попробовать их на вкус. Ему было любопытно, отличаются ли яйца из Зеленого Леса от яиц из других мест, и возможно ли их использовать в медицинских целях.

В доме Старого Ке Шао Сюань кратко описал урожай этой поездки. Поскольку были некоторые вещи, которые не могли быть разделены, Шао Сюань описал в деталях белые иглы-нити, которые он использовал в ловушках.

 - Белые иглы могут быть сплетены в длинную белую нить, которая очень подходит для использования в ловушках. Жаль, что ее нельзя долго хранить. Сначала я хотел немного в племя, чтобы изучить ее, но все запасы были израсходовано на обратном пути. Мы столкнулись с некоторыми проблемами, и после установки ловушек, использованная нить начала ухудшаться, а через несколько дней и вовсе потеряла эластичность, достаточно легкого натяжения, и она рвалась. К тому времени, как мы достигли племени, совсем ничего не осталось.

Хотя некоторые термины, которые использовал Шао Сюань при объяснении, были совершенно не знакомы Старому Ке, он все еще мог догадаться об их значениях и, следовательно, понял слова Шао Сюаня.

 - Это очень плохо, - сказал Старый Ке. Отсутствие хороших материалов также было одной из причин, по которым среди жителей племени редко можно было встретить умельцев по установкам ловушек.

 - Было бы хорошо, если бы кто-то обнаружил способ принести их обратно целиком, - сказал Шао Сюань.

Старый Ке покачал головой:

 - У тебя это не получится.

Для Старого Ке единственным, чего он хотел, было иметь возможность передать свои навыки достойному ученику. Теперь, когда его учеником стал Шао Сюань, он об этом ни минутки не жалел. Более того, Шао Сюань смог отправиться на охоту с передовой группой и благополучно вернуться, что служило доказательством его удачи и способностей.

 - Что это за яйца? - Старый Ке посмотрел на яйца, которые Шао Сюань положил в горшок. 

 - Я принес их из леса. Люди в передовой группе часто едят их, поэтому я принес немного в племя.

Выслушав ответ Шао Сюань, Старый Ке не стал больше расспрашивать. Поскольку Шао Сюань сказал, что это было в рационе передовой группы, это должно быть что-то хорошее.

Шао Сюань придержал три птичьих яйца для себя, а остальные отдал Старому Ке. Поужинав в доме Старого Ке, он привел Цезаря обратно в свой собственный дом.

До захода солнца Шао Сюань планировал обработать мясо животных, которое он принес после раздела добычи.

В комнате был установлен каменный горшок. После разжигания огня Шао Сюань положил оставшиеся три птичьих яйца в него. Он хотел сначала приготовить их, прежде чем разрезать и отнести в сиротскую пещеру.

Опустив в него яйца, Шао Сюань больше не обращал внимания на горшок. Вместо этого он занялся мясом животных за пределами своего дома. В противном случае к нему слетятся с наступлением темноты ночные ласточки на устроят форменные неприятности.

Цезарь, придерживая лапами кость, лежал возле двери и лениво ее грыз. Внезапно его уши дрогнули и он оглянулся каменный горшок. Он внимательно прислушивался, а затем подбежал и заглянул внутрь.

В каменном горшке было три птичьих яйца, каждое из которых было примерно с кулак Шао Сюаня размером. Они не были самыми крупными из тех, что добыл Шао Сюань, но не были и самыми маленькими, а так же не обладали какими-то особыми узорами. Они были просто разных цветов.

Шао Сюань положил мясо в каменную корыто для маринования, прежде чем он заметил, что Цезарь смотрит в каменный горшок. 

 - На что ты смотришь? - Шао Сюань подошел и заглянул в каменный горшок.

Мгновенно он обнаружил, что у одного из яиц по скорлупе пошли трещины, более того, оно немного дрожало!

Что за черт?!

Шао Сюань потянулся и осторожно подхватил треснувшее яйцо прямо из каменного горшка. Он держал его в ладони и внимательно рассматривал.

Раньше на скорлупе была только одна трещина. К счастью, быстрые действия Шао Сюаня не позволили воде проникнуть внутрь. Трещина на скорлупе становилась все больше и больше, в то время как звук щебета стал слышен более отчетливо.

Стало очевидно, что птенец собирался вылупиться из своего яйца.

Посмотрев на каменный горшок, Шао Сюань свободной рукой достал оставшиеся два птичьих яйца.

К счастью, каменный горшок был только что установлен, и вода была не слишком горячей, или новорожденная птица успела бы свариться заживо, потрать он немного больше времени на готовку мяса.

Ни одно из яиц, что ранее ел Шао Сюань, не содержало подобных "сюрпризов". Он съел довольно много яиц в этой охотничьей миссии, но ни разу не встречал в них эмбрионов. Собирая эти яйца, он следовал советам Кеке, подбирая только те, которые были недавно украдены. Обычно внутри не должно было встречаться никаких детенышей. Таков был опыт Кеке. Дело было вовсе не в том. что у Кеке было доброе сердце, или что-то в этом роде. Просто нельзя было разводить огонь в Зеленом Лесу, а Кеке не хотелось есть сырых птенцов.

Недавно похищенные яйца были относительно чистыми, в сравнении с остальными, в то время, как у старых яиц на скорлупках были пятна и другие следы. Птицы, ворующие яйца, не обращали особого внимания на гигиену. Их гнезда были неряшливыми и грубо сделанными. Часто птичий помет из верхних гнезд падал в гнезда под ними. Вместо того, чтобы загребать в сумку все подряд яйца, Шао Сюань выбирал те, которые были наиболее чистыми.

Кроме того, в таких обстоятельствах совершенно не имело значения, были ли внутри птенцы, или нет. Как и сказал Кеке, если ты не хочешь его есть, то можешь просто выбросить. Раньше Шао Сюань никогда не встречал яиц с формирующимся эмбрионом. Кто же знал, что встретит сейчас.

После разделки мяса рука Шао Сюаня все еще была в крови. В ладони этой окровавленной руки было треснувшее яйцо, которое раскалывалось все сильнее, и щебет становился все громче. Шао Сюань чувствовал, что внутри яйца определенно что-то шевелилось. Он уставился на него и подумал:

"Если птенец сможет выжить, я буду держать его, как цыпленка".

Он не знал, сможет ли птенец в будущем откладывать яйца, как курицы, но это, в любом случае, не станет проблемой, так как он сможет съесть его через год.

Сломанная яичная скорлупа постепенно отваливалась, и под ней проступало тельце птенца.

Оно было не похоже на птенцов, которых Шао Сюань видел в своей прошлой жизни. Цыпленок был весь мокрый, едва живой. Его глаза все еще были закрыты.

Птенцы делились на два вида: те, что созревали рано, и те, что созревали поздно. Быстро созревающие птицы могли открыть глаза едва выйдя из скорлупки. Они будут покрыты мягким пухом и смогут передвигаться и есть пищу самостоятельно. Поздно же созревающие птицы не могли открыть глазки сразу после рождения, у них не было пуха, или был совсем незначительный. Они не могли кормиться сами, и их кормильцами обычно выступают родители.

Судя по всему, та, что лежала на ладони Шао Сюаня принадлежала к поздно созревающим птицам.

Шао Сюань осмотрел клюв детеныша и заметил, что его клюв приспособлен для поедания мяса.

Вероятно запах крови от руки Шао Сюаня стимулировал инстинкты птенца. Он широко раскрыл рот и клюнул ладонь Шао Сюаня. Возможно, он посчитал, что рука Шао Сюаня - это пища, но вскоре обнаружил, что не может ее проглотить.

Шао Сюань огляделся, достал кусок старой шкуры животного и бросил ее на каменный стол. Затем он поместил на шкуру птенца, прежде чем вынуть кусочек несоленого мяса. Он разрезал кусочек на более мелкие полосочки, а затем, с помощью двух палочек, поднес его к клюву птенчика.

Этот кусок мяса был от зверя, что был самым слабым из охотничьей добычи Шао Сюаня, но он не был совсем уж слабаком. Шао Сюань понятия не имел, можно ли птенцам поглощать такую энергию, которая содержалась в этом куске.

Неожиданно птенец проворно заглотнул кусочек мяса и снова открыл клюв, чирикая еще сильнее.

Казалось, что все в порядке.

Шао Сюань продолжать кормить его еще некоторое время, прежде чем тот, наконец, закрыл клюв и вскоре заснул.

Шао Сюань задумчиво посмотрел на замолчавший рыжий комочек на звериной шкуре, а затем потряс два других яйца рядом с ушами. Никакого дрожащего звука не последовало, поэтому он бросил их обратно в горшок для приготовления пищи.

Что касается новорожденного птенца... Шао Сюань покачал головой. Он почти был приготовлен, но, к счастью, сумел сломать яичную скорлупу, прежде чем его сварили.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Режим чтения
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Ширина текста

Режим чтения