1. Ранобэ
  2. Потусторонний Злой Монарх
  3. Том 1

Глава 1124. Это… Это правда очень больно?

4

— Мы прошли с Цзюнем Мосе столько невзгод, разве нам не понятно, что он за человек? На первый взгляд он кажется злым и жестоким, но на самом деле он очень добр к окружающим, особенно к тем, кого признаёт. Если Сяо Мяо так ничего и не поймёт, и мы позволим ему вести себя так навязчиво, боюсь, такое положение дел плохо скажется на душевном состоянии Мосе! Поэтому некоторые вопросы требуют крайних, жестких… и даже несогласованных мер! Мы вынуждены так поступить! Нам необходимо это сделать! Потому что у Цзюня Мосе теперь есть не только мы, за его спиной — сотни миллионов жизней леса Тянь Фа и Империи Злого Монарха! У него нет права на ошибку! Даже малейшая оплошность может привести к краху всего дела! Нельзя ничем пренебрегать! — Мэй Сюэ Янь неторопливо говорила. — Проблема на данный момент заключается в этой девчонке, а точнее — в её упрямом характере. Это однозначно связано с её социальным статусом: она всю жизнь жила, не ведая горестей и трудностей, так что ей очень тяжело справляться с теперешними невзгодами. Единственный сложный рубеж в жизни Сяо Мяо был связан с неожиданным появлением Мо Цзюнь Е, и в итоге она всё же добилась удовлетворения собственных желаний. Однако в её глазах полное удовлетворение не должно иметь никаких изъянов, и именно по этой причине она не допускает ни малейшего недостатка в своих чувствах. Сейчас необходимо как можно скорее намёком дать Сяо Мяо понять её ошибку, в противном случае, если эта девчонка ещё раз устроит такую шумиху, Цзюнь Мосе точно взбесится не на шутку. А там мы уже ничем не поможем, даже если Сяо Мяо, в конце концов, образумится, она ничего не исправит. Я в первую очередь хочу помочь ей… Но всё зависит от того, как изменится образ мыслей Сяо Мяо. Если что-то пойдёт не так… то я сама со всем разберусь!

Гуан Куинхан медленно кивнула головой и с восторгом сказала: — Сестра Сюэ Янь, всё верно. Истинная сестра возьмёт все хлопоты Мосе на себя… Это так…

Мэй Сюэ Янь убрала за ухо прядь своих волос и слабо улыбнулась. Это движение было настолько прекрасным, что Гуан Куинхан не смогла оторвать от неё свой взгляд.

— Мы ведь уже и так принадлежим Мосе… Только вспомни, сколько он сделал для нас. Разве мы не можем приложить все наши силы, чтобы разделить его тяготы? Я хочу, чтобы мы и наши младшие сестры стали для Мосе опорой и помогали ему, а не тащили его назад или становились бременем. Куинхан, ты вторая по старшинству после меня, так что я надеюсь, что ты поможешь мне в наставлении и мотивировании младших девочек! — мягким голосом сказала Мэй Сюэ Янь.

— Ох, я только сегодня увидела все твои старания! Когда настанет время, я обязательно передам эту волю другим сестрам, призывая их увеличить свою силу! — кивнула головой Гуан Куинхан.

— Хорошо, Куинхан… есть ещё кое-что, что я хотела бы у тебя спросить, — прошептала Мэй Сюэ Янь. Говоря эти слова, она вела себя слегка странно, казалось, что она хочет что-то сказать, но не может, словно чего-то стесняется.

— Что такое? Я вся во внимании, — Гуан Куинхан следовала позади Мэй Сюэ Янь и пока не заметила никаких «аномалий» в поведении сестры. Ей в голову не приходило ничего, что Сюэ Янь бы могла вдруг у неё спросить.

— Я, я просто хочу спросить… я слышала, что девушкам… в первый раз больно… — Мэй Сюэ Янь раскраснелась и промямлила: — Куинхан… ты же с Мосе уже… ну это… Как вообще ощущения? Насколько сильно больно?

Гуан Куинхан вдруг залилась краской до ушей и онемела от смущения. Кто бы мог подумать, что столь величественный человек, вроде Мэй Сюэ Янь вдруг спросит о таком. Куинхан неуклюже ответила: — Сестра Сюэ Янь, да… да что ты такое говоришь! Я ничего не слышала!

— Мы ведь одна семья… — Мэй Сюэ Янь обняла Гуан Куинхан за шею и прошептала ей на ухо: — В этом нет ничего такого, просто расскажи… К тому же Мяо Сяо Мяо уже на шаг впереди всех нас… А среди сестёр ты единственная, у кого с этим засранцем что-то было… Можешь смеяться, но иногда я тебе завидую…

Гуан Куинхан покраснела ещё сильнее, а её глаза бегали из стороны в сторону. Послышался слабый удручённый голос: — Сестра, ты ведь не знаешь, но в тот день… Он не останавливался весь день и всю ночь… Я чуть не умерла тогда… Думаешь, я помню какие-либо ощущения? Ты говоришь, что завидуешь мне, но…

Гуан Куинхан сказала всё верно. Очень много девушек боится, что их первый раз окажется жёстким и болезненным, таким, как у Куинхан. Тот раз оказался для неё чуть ли не смертельным, она потом ещё полмесяца не могла нормально ходить и мучилась от боли… О каких других ощущениях может идти речь?

— Точно! Помнится, в тот день Сяо И что-то подсунула Мосе. Мы с Чень Сюнь были на дереве у палатки и видели, как ты вошла. А уже потом он повалил тебя на землю, словно в этом и не было ничего необычного…

Мэй Сюэ Янь не успела договорить, но Куинхан уже пришла в полнейший ужас, и заикаясь, сказала: — Что?! В тот вечер… ты и Чень Сюнь… вы наблюдали за всем с дерева?

— Ага, мы всё отчётливо видели. Этот парниша вёл себя как свирепый зверь… Да нет, хуже… — Мэй Сюэ Янь посмотрела Гуан Куинхан и подшучивая, добавила: — Ох, ну и жёстко же он тебя…

— Э-эй! — Гуан Куинхан закрыла лицо руками и топнула ногой.

Куинхан полагала, что в тот момент там были только Мосе и она… но так как молодой мастер из-за снадобья ничего не помнил, Куинхан была единственной, кто знал об этой тайне… Но не тут-то было, на самом деле в тот постыдный вечер там присутствовало ещё два зрителя, да ещё и её собственные сёстры…

«Какой позор, лучше уж на месте провалиться и сдохнуть…»

Гуан Куинхан поджала колени и плюхнулась на землю. Подняв свою еле живую физиономию, она посмотрела на Мэй Сюэ Янь. Та засмеялась и сказала: — Что такое? Стыдно стало?

«Ещё спрашиваешь, что такое?», — Гуан Куинхан вдруг окончательно вскипела, он вскочила с земли и изо всех сил бросилась на Мэй Сюэ Янь.

Сюэ Янь громко вскрикнула и побежала прочь. От её величественных манер не осталось ни следа.

Две несравненные красотки, как сумасшедшие носились по коридорам и вдруг увидели кого-то идущего впереди. Если это не Мосе, то кто ж ещё?

— Вы обе… Чем вы тут занимаетесь? — удивлённо спросил молодой мастер Цзюнь.

«Что происходит? Гуан Куинхан гонится за Мэй Сюэ Янь? Боже мой, это ещё почему? Что сегодня случилось с этими двумя самыми серьёзными девушками на планете? Да и вообще… Сюэ Янь может просто дунуть на Куинхан, и та упадёт замертво. Однако сейчас она просит о пощаде, но её преследовательница никак не уймется…»

Извилины в голове Мосе уже завязались узлом, пока он растерянно стоял на одном месте и наблюдал за происходящим.

— Ах! — подняв голову и увидев перед собой Мосе, Гуан Куинхан вскрикнула от испуга. Неизвестно, что в тот момент она вспомнила, но её лицо снова залилось краской, и она в панике поспешила уйти.

Однако её нежный и опьяняющий взгляд зажёг внутри Мосе непреодолимое, плотское желание, которое с каждой долей секунды становилось всё сильнее и сильнее. Ещё чуть-чуть и у него из носа брызнула бы кровь, и он упал бы на месте!

«О чем Куинхан подумала? Почему она ведет себя столь скрытно и соблазнительно… Может она хочет, чтобы я зашёл к ней вечером?», — Цзюнь Мосе бессовестно размышлял о своём, а глаза его горели яркими зелёными огнями.

— Куинхан, что случилось? — Цзюнь Мосе насильно подавил разбушевавшийся огонь. Он озадаченно посмотрел на Мэй Сюэ Янь и почесал волосы.

— Девичьи дела! А не много ли вопросов вы задаёте, «господин»? Не лезь не в своё дело! — можно было заметить, что Мэй Сюэ Янь тоже выглядела слегка смущённой, однако она как обычно с каменным лицом прочитала нотацию и со свистом пропала из виду.

«Эээ… Мать твою через коленку да в три прогиба, как говорил один мой охрененно хитрожопый знакомый… Может ли быть такое, что эти две женщины обсуждали эротические фантазии? Да по-любому, объектом их разговора был я! Ведь у меня есть что обсудить!», — Мосе дотронулся до подбородка, усмехнулся и погрузился в поток сладостных мыслей…

Нужно отметить, что его инстинкты, всё же, довольно точны…

— Кстати, Мяо Сяо Мяо в той стороне. Тебе не стоит её пока что тревожить, пусть она спокойно всё обдумает. Всему своё время, как говорится, поспешишь — людей насмешишь! — прозвучал отдаляющийся голос Мэй Сюэ Янь.

Фраза «Поспешишь — людей насмешишь» полностью разгромила все те сладостные думы, в которых почти увяз Мосе. Он снова погрузился в удручённое состояние, а затем, глубоко вздохнув, повернулся и ушёл в обратном направлении.

Стояла глубокая ночь. Луна горела тусклым светом, а лёгкие облака ходили по небу, как неприкаянные. Туман полностью окутал Тянь Фа, и, если посмотреть на него издалека, можно подумать, что это какой-то воображаемый и фантастический мир.

Мяо Сяо Мяо в одиночестве стояла у окна, смотря в небо на еле виднеющуюся луну. В этот момент она и сама не понимала, чем заняты её мысли.

Узнав, что это комната принадлежит Цзюню Мосе, Сяо Мяо почему-то не стала сопротивляться и просто погрузилась в глубокие раздумья…

Везде царила полная тишина, и лишь изредка откуда-то доносился едва слышный храп. Дул лёгкий ветерок, медленно разгоняя нависшие облака, и лишь луна неизменно висела на одном месте, озаряя весь мир…

Старые деревья Тянь Фа вздымались к небесам, только их верхушки мягко покачивались по ветру, не издавая ни малейшего шелеста. Это была прекрасная ночь!

Душевное состояние Сяо Мяо было похоже на прилив морских волн, которые поднимались всё выше и выше. Плотина её сердца с каждой волной рассыпалась вдребезги…