1. Ранобэ
  2. Потусторонний Злой Монарх
  3. Том 1

Глава 136. Сложно быть хорошим.

Цзюнь Мосе был прирожденным убийцей... Он был всегда спокоен, хладнокровен и почти никогда не проявлял ни к кому никакой привязанности. Даже в предыдущей жизни он заботился только о своём мастере и горстке своих товарищей. Что же касается его нынешней жизни, то теперь он заботился только о благополучии своего деда и своего дяди. На самом деле, даже о своей невестке, Гуан Квинхан, киллер уже не столь сильно беспокоился, а потому, нет смысла и говорить о других. Цзюнь Мосе часто проявлял сострадание к людям, попавшим в беду, но когда требовались забота и уход за ними, он вежливо отказывался.

- Конечно, доброта также имеет свои ограничения и недостатки. Если однажды я останусь с одной ногой, то эти люди, вероятно, первыми покинут меня. Но мы должны помнить, что если есть возможность, то человеку не нужна причина, чтобы спасти другого человека!

Несмотря на то, что Цзюнь Вуй не скрывал своих чувств, они не оказывали сильного влияния на Цзюнь Мосе.

Но он всё же был согласен с заявлением своего дяди: человеку не нужна причина, чтобы спасти другого!

Способность к добрым делам не является естественным свойством хладнокровного сердца. Однако сделать кому-то доброе дело - трудная задача, нужно быть уверенным, что твои дела помогают тем людям, которые действительно желают помощи, иначе оба человека будут прокляты навечно!

Цзюнь Мосе явно понимал эту истину гораздо лучше, чем его дядя.

- Как бы там ни было, мы виделись совсем недавно, почему ты снова искал меня? - спросил Цзюнь Вуй

- Мне нужны несколько Суань Зверей, от низкого до высокого уровней, желательно, хотя бы один зверь каждого уровня... вплоть до восьмого, если это возможно,- лукаво улыбнулся Цзюнь Мосе.

- Высокоуровневые Суань Звери? Прекращай мечтать, Мосе, вернись в наш бренный мир! - Цзюнь Вуй окинул своего племянника насмешливым взглядом. - Ты только что упомянул про восьмиуровневого Зверя Суань? Вероятно, получить низкоуровневых Зверей Суань можно... уровня четвертого или ниже. Но как только ты начнешь говорить о пятом или шестом уровне... Даже если нам посчастливится их найти, они наверняка будут израненными инвалидами, или иметь ущербные способности. Что касается уровней седьмого или выше... Только в мечтах.

- Только низкие уровни? Это тоже неплохо, я смогу справиться с ними в одиночку. Кстати, если вы сумеете найти пусть даже искалеченных Зверей Суань, пятого или шестого уровней, берите их. Если они будут ещё живы, пожалуйста, пришлите их мне. - Цзюнь Мосе выглядел очень серьезно. - Я прошу доставить их к завтрашнему утру!

- Ясно, я позабочусь об этом.

Цзюнь Вуй нисколько не колебался, он даже не спросил для чего это понадобилось Цзюнь Мосе. Он полностью погрузился в построение планов, как обеспечить внезапные запросы своего племянника... Пяти или шестиуровневые Звери Суань были очень дороги... даже покалеченные!

- Большое спасибо дядя! - Цзюнь Мосе оставался очень серьёзен.

- Ну, теперь, когда ты вернулся, помоги мне осмотреть детей, которых нам удалось отыскать. Я долгое время проводил их осмотр, но мне требуется сторонняя оценка, - лицо Цзюнь Вуя казалось немного уставшим.

- Конечно, третий дядя, я посмотрю, - Цзюнь Мосе отправился в комнату с детьми.

Тридцать девять детей, находившихся в комнате, очевидно, были уже неоднократно вымыты, и размещены на кроватях со снежно-белым постельным бельём, но всего этого было недостаточно, чтобы скрыть зловоние. Видимо грязь уже успела впитаться в их кожу, и даже проникнуть в кости. Очищение их тел за столь короткое время, было чем-то невозможным...

Все эти дети были худыми, все как один. Эти тридцать девять детей были очень схожи в одном: их конечности были переломаны, а языки вырваны. Больше чем у двадцати были проколоты барабанные перепонки, а это значит, что они оказались одновременно и глухими, и немыми.

Цзюнь Мосе выдохнул, чувствуя, как его кровь закипает от ярости!

Небеса не позволят зачинщикам остаться безнаказанными! Как только я найду виновных, я заставлю их заплатить стократно!

Этих детей уже покормили, потому, цвет их лица стал немного лучше, теперь они выглядели живее. Как только в комнату вошел Цзюнь Мосе, они сразу поняли, что он и был тем человеком, который их спас, и хотя они были не способны говорить, они выражали благодарность своими глазами.

Впервые за всё время, в прошлой жизни или в этой, Цзюнь Мосе улыбнулся тёплой улыбкой, чтобы успокоить этих бедных детей, и начал свой осмотр с ближайшего ребенка.

Его скорость осмотра намного превосходила скорость его дяди.

Через некоторое время, закончивший осмотр Цзюнь Мосе, встав с тяжелым лицом, подмигнул дяде, кивнув на выход, и они вышли наружу.

- Некоторые из них просто безнадежны - проговорил Цзюнь Мосе, стиснув зубы:

- Кости трёх из них в таком состоянии, что вся нижняя часть их тела, включая поясничные кости, полностью поражены... Их смерть только вопрос времени... Даже чудодейственный препарат не сможет их спасти. Хотя они всё ещё дышат и борются за жизнь, они находятся на пороге смерти. Даже при постоянной поддержке, они смогут прожить еще две недели, но эти две недели будут для них очень болезненны, и окажутся просто пыткой!

Цзюнь Мосе с силой сжал кулаки.

- Есть ещё несколько человек, чьи руки и ноги достигли состояния некроза, их меридианы полностью деградировали. Они, вероятно, никогда не оправятся и не смогут вести нормальную жизнь.

Цзюнь Мосе понизил голос:

- Еще двенадцать... если мы отрежем их конечности и тела, ниже их талии, тогда они смогут жить... Но такая жизнь... они будут просто живы... среди них не будет ни мужчин, ни женщин, будут просто живые.

Цзюнь Вуй затаил дыхание, когда волна холодного воздуха овеяла его лицо.

- Что касается остальных, их состояние намного лучше. Возможно, они находились в этих кувшинах не очень долго, или, может быть, была другая причина, но их уродства не так серьёзны. Пока их кормят должным образом, кости их рук и ног могут быть сломаны и сложены правильно, а затем сращены с медицинской помощью.

Также это можно ускорить с помощью надлежащего лечения. Позже мы могли бы снова сломать их кости, и, используя Суань Ци очистить и открыть их меридианы. После повторного сращивания их конечностей, они смогут восстановиться в значительной мере.

- Тем не менее, все процедуры такого лечения даже для одного человека обойдутся в несколько миллионов ляней серебра, и даже это не обеспечит успех лечения. На самом деле, моя самая большая забота, и наше самое главное препятствие будет в том, чтобы дважды сломать их кости. Мы не просто должны сломать кости, мы также должны обеспечить целостность их меридианов, и добиться того, чтобы меридианы продолжали непрерывно работать... Такое лечение чрезвычайно болезненно и...

Глаза Цзюнь Мосе расширились:

- Обычные люди не смогут вытерпеть столько боли. И даже после столь болезненной медицинской процедуры, их лучший и наиболее оптимистичный прогноз в том, что у них будет шанс достичь 60% нормальной функциональности человека!

Цзюнь Вуй стал задыхаться!

Цзюнь Вуй уже испытал способности в медицине своего племянника из первых рук и полностью доверял его мнению. Так что, даже если бы он был достаточно удачлив, и смог спасти некоторых из этих детей, даже тогда они не смогли бы вести нормальную жизнь, и всё равно жили бы жизнью, связанной с некоторой болью и страданиями!

- Если вы, третий дядя, должны их спасти, то я советую вам быть готовыми потратить миллионы ляней серебра, по самым скромным подсчётам. И я даже не принимаю во внимание расходы на медицинские препараты, пока их терапия ещё не началась. Даже после успешного лечения тело пациента будет иметь очень низкие функциональные возможности, а физическое состояние пациентов потребует дорогостоящих лекарств, которые будут очень важны для восстановления их физических способностей, и мы должны будем предоставлять их на всем протяжении их лечения. Другими словами, даже следующая за лечением восстановительная терапия потребует по пятьдесят тысяч ляней на каждого, что в большинстве других семей будет считаться астрономической суммой!

Дядя, надеюсь, вы не приняли мои слова близко к сердцу? Я знаю, что наша семья Цзюнь обладает впечатляющим достатком и внушительным богатством, но вам, как главе дома следует признать, что здесь мы сталкиваемся с проблемой...

Как только вы пойдете по этому пути, и будете ликвидировать чужие прегрешения, вы ещё получите много подобных детей... Вы думаете, мы сможем спасти их всех?

Если вы хотите обеспечить спасение всем таким детям, я полагаю, что вам понадобится не только поддержка семьи Цзюнь. Фактически, даже всё королевство Тянсян не сможет понести бремя столь огромных финансовых расходов.

- Если третий дядя настаивает на том, чтобы до конца нести эту ответственность, тогда в итоге будет только один результат: Семья Цзюнь в конечном итоге будет уничтожена вместе с этими детьми.

- Я не возражаю против желания третьего дяди совершать добрые дела, но в данном случае, мы должны на этом и остановиться! Мы не сможем помочь в данном случае!

По мере того, как Цзюнь Вуй выслушивал хладнокровный анализ Цзюнь Мосе, его лицо становилось всё более серьёзным, а его дух всё глубже погружался в пучины депрессии.

Как трудно совершать добрые дела!

Цзюнь Мосе глубоко вздохнул. Если бы в его предыдущем мире столь влиятельная семья, как семья Цзюнь, выступила с инициативой такого благотворительного дела, как это, и призвала создать общественный фонд поддержки, то тогда они смогли бы легко построить детские дома или что-нибудь подобное, для поддержки таких детей, и смогли бы обеспечить им хорошую жизнь, независимо от их физического состояния. Но был ли подобный подвиг возможен при феодальной монархии этого мира?

Ответ будет однозначным "нет!"

Даже если оставить в стороне вопрос с деньгами, неудача в проведении такой компании поставила бы в очень неловкое положение семью ранга семьи Цзюнь. И даже если бы клан Цзюнь смог бы преуспеть в этом мероприятии, он получил бы поддержку общественных масс, только если бы к этому подключилась королевская семья!

В текущей феодальной системе даже чрезмерно добрые дела могут привести к полной катастрофе!

- Как ты сказал, я не буду заходить со своей инициативой слишком далеко... Завтра я договорюсь, что бы детей со склада отправили в поместье. Что же касается этих детей...

Цзюнь Вуй уже закусил удила.

- Я не могу остановиться на полпути!

Я не могу позволить им остаться ни с чем, после того как взял их в дом семьи Цзюнь! Но я сделаю это только в этот единственный раз!

- Что ж, это решение третьего дяди, но в данный момент есть около пятнадцати детей, которым мы ничем не сможем помочь... Дядя немедленно должен принять меры, чтобы сделать их остаток жизни счастливым, и когда наступит момент... Дядя должен освободить их от боли! Они не смогут убить себя, и хотя это покажется очень жестоким, но для них смерть станет освобождением! Но дядя, пожалуйста, помни свои слова... Только в этот единственный раз!

Цзюнь Вуй печально кивнул.

- Дополнительно к организации их лечения вы должны оставить с ними двух человек, которые должны быть готовы избавить их от страданий, когда придёт время... Дядя, вы не должны проявлять мягкость в этом деле... Цзюнь Мосе продолжил: - Третий дядя, я хотел бы спросить, не вызовет ли это какие-нибудь проблемы в финансовом состоянии нашей семьи? Я знаю, что не имею права это обсуждать, но...

Независимо от мира, никто не может развивать семью без денег. Вам нужно иметь деньги, и вам нужно управлять ими с умом! Семья должна принимать эти решения коллективно, поскольку семья является стабильной системой. Но как только молодое поколение вынуждено задавать такие вопросы своим старейшинам, ситуация может оказаться очень неудобной для последних, так как в этом случае они сталкиваются с беспокойством своих преемников.