1. Ранобэ
  2. Потусторонний Злой Монарх
  3. Том 1

Глава 138. Без отдыха с восьми путей.

1

В тот момент, когда молодой человек услышал упоминание о "юной принцессе", его глаза блеснули, выражая намёк на страсть и тоску. Казалось, молодой человек увлечён шармом юной принцессы, и долгое время добивался её внимания...

В средней карете сидела молодая девушка, одетая в белое, в возрасте шестнадцати или семнадцати лет, если судить по внешнему виду. Её живописную элегантность невозможно было описать простыми словами, но её лицо отражало намёки на ловкость и сообразительность, казалось, она не слишком законопослушный городской житель. Скорее всего, она была довольно непослушной девочкой. В тоже время, из-за постоянной тряски кареты, она держала за руку бородатого мужчину, сидевшего рядом с ней, так же одетого в белое.

- ...Третий дедушка, почему вы скрываете от меня такие вещи? Вы сказали мне достаточно, чтобы заинтересовать меня, поэтому теперь вы должны рассказать мне больше!

Старик сидел, закрыв глаза, и в данный момент он не сильно отличался от трупа. Он открыл глаза, его лицо морщилось, а в сердце он изрыгал проклятия:

- Теперь я начинаю понимать, почему люди так её боятся! Неудивительно, что старик пожелал, чтобы маленькую принцессу увезли... Он просто желал вздохнуть с облегчением, сняв с себя это бремя: и он будет даже радоваться той боли, которую она причинит другим... Если бы я знал это раньше...

- Девочка, пока мы находимся вдали от города Серебряного Бурана, я расскажу тебе историю, о которой больше всего говорят в эти дни... Я так же могу рассказать тебе историю о лошадях, которые выглядят как драконы, или о том, насколько я стар... Девочка, твой дедушка стареет, и истории, которую ты хочешь услышать, более десяти лет, так что я действительно не помню её очень ясно... Ты думаешь, что мои старые кости лгут тебе?

Старик уже почти кричал: [если бы я знал заранее о темпераменте маленькой принцессы, то ни за что не взялся бы за это поручение.

Я действительно ненавижу всё это... Когда я узнал эту новость, я подумал, что она избавит меня от скуки и поможет мне найти вдохновение. Но, похоже, я не смогу найти здесь никакого облегчения!

Лучше бы я выбросил свои старые кости в мусор...]

- Зачем тебе было начинать рассказ, а затем внезапно прекращать его... вы оставили меня в подвешенном состоянии... Маленькая принцесса неприязненно надула щеки и качала своим телом, как избалованный маленький ребенок:

- Третий дедушка, ты едва упомянул о семье Цзюнь, и что Цзюнь Вуй... и потом вы также сказали мне, что старшая сестра разделила с этим человеком трогательную любовную историю, но всё же вы не рассказали мне никаких подробностей...

Третий старейшина застонал. Эта история была табу в городе Серебряного Бурана и никто не говорил об этих делах так легко. Он только упомянул об этой истории, что бы отвлечь её от беспокойства, но старик не знал, что эта история привлечет её интерес и её воображение зацепится за неё. С тех пор она старательно выуживала у него подробности...

- Позволь моим старым костям отдохнуть... ты спрашиваешь меня об этом с прошлой ночи... прошло уже пятнадцать или шестнадцать часов...

- Младший брат, приди и расскажи маленькой принцессе какую-нибудь историю. Если ты разок поменяешься местами со своим старшим братом, я буду вечно обязан тебе! - предложил поменяться местами третий старейшина.

- Ну, только если ты вспомнишь позже, что должен мне... словом, в этой империи есть старая леди, которая нашла призрака с длинным языком, и кровавой блевотиной. Призрак ищет прекрасных принцесс и брызгает на них кровью... - шестого старейшину явно было не так просто обмануть.

- Ах, нет! Нет и нет! Я не хочу слушать рассказ шестого дедушки... Я хочу дослушать историю третьего дедушки!

Второй старик даже не закончил предысторию, когда маленькая принцесса закричала и поспешно отказалась от этого повествования.

- Третий брат, видишь, я пытался занять твоё место, но маленькая принцесса не позволяет мне... Ха-ха-ха ... третий брат, пожалуйста, не забудь, ты всё ещё должен мне за попытку, ха-ха... Наверное, это твоя работа, сделать маленькую принцессу снова счастливой. Ну, а я между тем смогу ещё немного поспать... - разборчиво пробормотал шестой старейшина.

- Мерзкий! Бесстыжий! У тебя нет никакого сочувствия к брату! - проклинал его обидевшийся третий старейшина.

- Третий дедушка, ты ненавидишь Сюэ? - глаза маленькой принцессы блеснули и она заплакала.

- Как бы это могло произойти? - третий старейшина ушел в отказ. - Мне плохо от того, что Сюэ даже подумала о таком!

- Тогда вы должны рассказать мне историю о старшей сестре и Цзюнь Вуе, иначе это буде означать, что вы ненавидите Сюэ. Лицо маленькой принцессы в одно мгновение превратилось из гневного в радостное, и на её радостном лице снова сияла счастливая улыбка.

...Третий старейшина задержал дыхание, молясь, чтобы не упасть в обморок...

[За какие грехи я здесь расплачиваюсь?.. ]

Пока крутились колеса, принцесса в приподнятом настроении продолжала болтать и не замолкала ни на минуту. Несмотря на то, что третий старейшина обладал телом на уровне Духовного Суань, его старые морщины постепенно углублялись в этой пытке, а его дух постепенно покидал его тело, но к его счастью, они уже приближались к городу Тянсян...

~ С другой стороны ~

Другая группа людей направлялась к императорскому городу Тянсян.

- Имперский учитель, между нами говоря, весь этот инцидент с Ядром Зверя Суань очень рискован... весьма вероятно, оно принесет больше вреда, чем пользы, - произнес худощавый человек средних лет, одетый в чёрную одежду и передвигающийся верхом. Жесткие линии на его лице говорили обо всех горьких трагедиях войн, которые он испытал в своей жизни, и казалось, будто это вызывало в нём чувство ярости.

- Вначале эта граница выглядит опасной, но поскольку империя Юу Танг живёт мирной жизнью уже много лет, не должно возникнуть больших проблем. Более того, поскольку в данный момент три князя империи Тянсян борются за власть, мы должны поднять волну, и вдобавок половить рыбку в мутной воде, получая доход, в зависимости от обстоятельств. Кроме того, поскольку я здесь, даже если противостоящая армия могла соответствовать по силам, я не думаю, что кто-то сможет мне помешать покинуть город Тянсян, если я этого захочу, - ответил пожилой мужчина, одетый в белое. Он спрятал свои руки в рукавах одеяния, а его пылающее здоровьем лицо излучало очень спокойную, неспешную ауру

- Зачем вообще вы пожелали сопровождать меня через империю Тянсян на свой страх и риск?.. Угроза для вас намного выше, чем для меня, поскольку вы много лет воевали с семьей Цзюнь и в процессе этого убили так много их людей? Из-за войн, которые велись в прошлом, потомки семьи Цзюнь почти истреблены... поэтому очевидно, что для вас это намного опаснее, чем для меня...

- Как это может быть опасным для меня? Если бы семья Цзюнь имела намерение использовать эту возможность, чтобы развязать против меня боевые действия, то они были бы просто недостойны называться моими врагами.

Мужчина среднего возраста с холодным лицом спокойно улыбнулся: - Хоть и говорят, что мои победы были случайными, но они всё равно остаются победами... Но только одно совершенно точно... Несколько членов семьи Цзюнь избежали смерти от моих рук! Говоря по справедливости, трое братьев семьи Цзюнь были лучше, чем я!

Когда он произнёс эти слова, на его лице внезапно появилось выражение унижения, и он сердито сказал: - Цзюнь Ву Хуэй и его братья всегда были моими врагами, которыми я больше всего восхищался за всю свою жизнь, и я, вероятно, никогда не встречу никого, настолько хорошего, насколько были они. Даже если бы я умер на поле боя в сражении с ними, то у меня не было бы ни единой жалобы на свою жизнь. Но способ, которым я выиграл войну, был, ни чем иным, как позором для меня. Я приехал в город Тянсян, во-первых, чтобы сопровождать вас, но во-вторых, что более важно, чтобы узнать как умер Цзюнь Ву Хуэй!

- Если он был убит в спину, то, хотя он и был моим врагом, я всё равно отомщу за его смерть! - лицо человека среднего возраста в чёрном, выражало сильный гнев: - Человек с его доблестью не заслужил умереть в дебрях заговора!

- Я ожидал от вас таких слов, - лицо имперского учителя выражало глубокую улыбку. - Несмотря на то, что я знаю вас все эти годы, я всё ещё считал, что вы рано или поздно пытались тайно убить его!

- Что заставляет вас говорить нечто подобное? Если бы кто-то хотел, чтобы трое младших братьев тайно умерли, это был бы ты, а не я! Мужчина в чёрной одежде обернулся и внимательно посмотрел на своего спутника.

- Лягушка на дне колодца всегда думает, что она лучшая, поскольку вокруг неё больше никого нет. Глаза имперского учителя всё еще были спокойны, взирая в глаза собеседнику. - Я могу заверить вас, что я не имею никакого отношения к смерти Цзюнь Ву Хуэя. Хотя я и собирался убить его, и я даже договорился об этом, но, в конце концов, я так и не принял участия в его смерти.

- Прекрасно! Взгляд человека среднего возраста стал очень свирепым и он выкрикнул: - Это военные дела, зачем ты в это вмешиваешься?

Он сделал на мгновение паузу, а затем, внезапно, закричал ещё громче: - Почему ты суёшь свой нос в такие вещи?

Имперский учитель замолчал на длительное время, пока, наконец, не заявил следующее: Чжао Цзянь Хунь, некоторые вещи, это не только военные дела... Иногда вам также нужно подумать о стране, и своей семье…

Он не смог закончить свой выговор, и вместо этого стал смотреть в ночное небо, раскинувшееся перед глазами.

Чжао Цзянь Хунь, мужчина средних лет в черной одежде, был первым генералом Империи Юй Тан и был заклятым врагом Цзюнь Ву Хуэя, Цзюнь Ву Мэна и Цзюнь Вуя!

Чжао Цзянь Хунь горько усмехнулся и сказал:

- Цзюнь Ву Хуэй и Цзюнь Ву Мэн уже мертвы, но Цзюнь Вуй всё ещё жив... Однажды я найду своё искупление, и только тогда я буду свободен от унижения этой победой!

- Четыре победы подряд за прошедшие годы действительно сбили меня с толку! Ты понимаешь меня? - Чжао Цзянь Хунь посмотрел на небо и вздохнул.

~ Ещё с одной стороны ~

Граница была заполнена другим отрядом, который испытал огромные трудности, чтобы добраться сюда вовремя. Эта граница была связана с империей Шэнь Цы.

Движение из далекой саванны возглавлял мужчина средних лет, в тёмных одеждах и стальных доспехах; небольшой сокол, отдыхавший на его плече взвился в небо, когда лицо мужчины растянулось в нежной улыбке:

- Ядро Зверя Суань, достигшего пика девятого уровня? Это действительно хорошая штука. Если бы не существовало такого сокровища, я бы не смог помериться силой с другими героями этого мира. Это, то счастье, ради которого я живу!

[империя Шэнь Цы - земля саванны]

У этого высокого и статного мужчины среднего возраста было очень стройное тело, и хотя его лицо казалось самым обыкновенным, оно всё равно источало необъяснимое, захватывающее очарование. Его длинные волосы свободно спадали прямо по его плечам. Его харизматичный темперамент получил поддержку в саванне, ему почти поклонялись в тех землях! Он стоял, глядя на тяжёлое одеяло тьмы, которое покрывало империю Тянсян подобно тому, как если бы он был создателем всего сущего!

- Город Тянсян, я пришел!

Этот человек был известен как "Сокол саванны" и был одним из сильнейших в своем поколении. Он посмотрел на небо и взревел, когда погода начала разверзаться бурей над саванной!

На данный момент его войска были разбиты на многочисленные мелкие отряды, в основном, состоящие из трёх или пяти человек. А самый большой отряд не превышал двенадцати, в то время как некоторые люди даже шли в одиночку. Но все отряды имели одну и ту же цель - императорский город Тянсян!

И все эти отряды начали собираться в империи Тянсян...

В тоже время в далеком лесу Тянь Фа, всевозможные таинственные Звери Суань летели над лесом подобно молниям, нарушая спокойствие леса Тянь Фа потоками ветра, возникавшими вокруг них из-за столь огромных скоростей. Они пролетали через весь лес, и всё равно продолжали двигаться вперед, улетая дальше и дальше. Животные в лесу Тянь Фа не могли понять причину внезапных человеческих волнений...

Спустя долгое время в небе раздался шокирующий рёв:

- Если мы допустим, что бы ядро зверя, достигшего пика девятого уровня Суань, попало в руки чужаков, это будет неслыханный позор!

Этот громовой рёв вызвал шум в самом сердце дикой природы леса Тянь Фа, и оставил живность леса дрожать от страха...