Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 350. Внутренние Беспорядки

Цзюнь Мосе поднял свою чашу вина и осушил её с закрытыми глазами. Он вспомнил стихотворение и прочёл нараспев:

- Что такое сегодняшняя смерть? Трудно бороться с жизнью. Это всего лишь заговор умерших из прошлого. Короли Ада сломали многие знамёна!

С этими словами Цзюнь Мосе бросил свою чашу оземь. Он вскочил на своего коня, выпрямился и заявил:

- Нет необходимости говорить, что ваши семьи, триста смелых воинов, отныне будут под заботой семьи Цзюнь. Будь то в старости... или в браке... они могут рассчитывать на нашу семью до тех пор, пока Цзюнь будут живы! Я, Цзюнь Мосе, не позволю обидеть никого из них!

- Большое спасибо, молодой мастер Цзюнь! Мы вернём эту милость семье Цзюнь в следующей жизни! – лица всех трёхсот мужчин светились благодарностью. Они закалили себя к решающей схватке. Но не только из-за высокого и героического Цзюнь Вуя... но и из-за военного положения! Их родители, их дети, их жены... их семьи пострадали бы от позора из-за их трусости, если бы они испугались перед лицом битвы. Так что, они должны были держать голову высоко поднятой. Ситуация была крайне сложной, но они просто не могли повернуть назад.

Однако они боялись умереть. Великие и возвышающиеся герои, возможно, встречали свою судьбу с достоинством... и без каких-либо жалоб. Так повелось ещё с древних времен. Но они были простыми воинами и не желали умирать.

Тем не менее, они чувствовали, что они собираются умереть за «настоящего друга», когда они услышали слова Цзюнь Мосе! Они знали, что умрут в решающей битве. И они не могли не задаться вопросом о своих семьях в этот момент. Тем не менее, человек, на которого они смотрели с такой неприязнью, стал источником их комфорта. И его торжественное обещание заставило их почувствовать облегчение.

Для чего человек живёт своей жизнью? Ради кого он так трудится и работает? За что он сражается в этих кровавых битвах? Он делает это для своих родителей, жены и детей. Мысли о славе и богатстве занимают второе место... особенно перед финальной битвой насмерть.

Единственное, о чем они беспокоились – это семья, которую они оставили. Но Цзюнь Мосе пообещал разобраться с этим вопросом. Они не подозревали, что он принял это решение из-за чувства вины. Но они всё равно чувствовали себя уверенными.

Им грозит смерть, но они примут её со спокойной душой!

Тогда триста мужчин встали на одно колено и осушили свои чаши. Затем они посмотрели на Цзюнь Мосе, прежде чем снова встали на ноги. Затем они пошли вслед за главнокомандующим... не поворачиваясь... и даже не оглядываясь назад.

- Это всего лишь заговор умерших из прошлого. Короли Ада сломали многие знамёна! – Цзюнь Вуй рассмеялся и продолжил, - это хорошее стихотворение. Там уже долгое время находится действительно бесчисленное множество моих хороших друзей!

Затем он приказал тихим голосом:

- Выдвигаемся!

Двадцать тысяч кавалеристов спешились, встали на колени и заговорили в унисон:

- Мы воздаем большое почтение главнокомандующему! Пусть он вернется благополучно и со славой!

«Пусть он вернется благополучно и со славой!» - эти слова звучали как оскорбление для Цзюнь Вуя. Но он не стал ничего делать. Тела трёх братьев Донфанг были прямыми, как копья, когда они медленно толкали его инвалидную коляску вперёд...

За ними были слышны слабые рыдания. Двадцать тысяч стоявших на коленях солдат не смели встать.

Военные знамена Южного Небесного Города развевались на ветру. Им было плевать, какая драма разворачивается внизу.

Четырёхтысячное войско молча ждало у городских ворот. Цзюнь Вуй был в инвалидном кресле. он выглядел спокойным. Будет ли он жить или умрёт... уже не имело для него значения. Он уже пренебрегал мыслями о своей жизни и смерти.

Сяо Хан и другие также стояли в строю. Они посмотрели на Цзюнь Вуя осмысленными взглядами. Их хитроумный трюк удался. В данный момент они выглядели самодовольными. Эта колючка в спине не была бы так счастлива в тот день... несмотря ни на что! Они не должны действовать сами, так как этот заговор работал сам, с момента, когда он согласился на роль главнокомандующего. Теперь он будет вынужден пойти на смерть, и не вернется с этой дороги!

Ли Ю Тянь, Одинокий Сокол, Ли У Бэй, Ши Чан Сяо и Фэнг Хуан Юнь стояли не слишком далеко оттуда. Эти пять человек смотрели вдаль. Ли Тэнгюн и другие из каждой могущественной семьи стояли за ними как зрители битвы. У каждого человека было различное выражение лица. У них, очевидно, были разные мысли.

- Шансы на сегодняшнюю битву действительно неизвестны? – Фэнг Хуан Юнь оделся в чёрные одежды, его волосы были черны, как крылья ворона, а на поясе висели чёрные ножны. Он стоял так же прямо, как копьё, когда он посмотрел на спокойного Цзюнь Вуя, стоящего во главе войска. Его сердце охватила печаль.

«Такой прекрасный человек своего поколения умрёт на моих глазах, и я ничем не могу помочь!».

- Нет никакой возможности и каких-либо шансов! – лицо Одинокого Сокола было мрачным. Глубоко в его глазах плескался гнев, который уже балансировал на краю ярости. Он был на грани взрыва. Он никогда не питал ни капли уважения к Ли Ю Тяню. Но его негодование по отношению к этому человеку достигло точки кипения на этом этапе. В тот день эти двое мужчин, которые были соперниками полжизни — Одинокий Сокол и Фэнг Хуан Юнь, в первый раз придерживались одного и того же мнения.

Ши Чан Сяо стоял сбоку. На его лице застыло удивление. Ли У Бэй стоял словно под кайфом. И Ли Ю Тянь стоял, скрестив руки за спиной. Его выражение лица было спокойным. Но он был полон высокомерия. Это свидетельствовало о его вере в то, что только его правление – самое высшее.

Ли Ю Тянь считал себя непроницаемым, точка зрения других людей не имела для него значения.

«Я решаю, является ли мой способ правильным или нечестным! Я уберу всех, кто отвернётся от меня! Даже если ты Великий Мастер равной славы... это не имеет значения для меня! Я заткну тебя, если ты осмелишься открыть рот! Сжатый кулак – самый сильный аргумент!».

Фэнг Хуан Юнь вздохнул.

Он вдруг решил стать сильнейшим Великим Мастером. Человек не мог понять этого странного чувства. Но он устал от поведения Ли Ю Тяня.

«Каким образом он несёт звание второго сильнейшего человека в мире? Он властен, когда скрывает свои недостатки и действует тираническим образом! В нем нет ничего хорошего... у него, вообще, ничего нет, кроме его разрушающей землю силы!».

Кроме того, Фэнг Хуан Юнь не мог терпеть сотрудничества между поместьем Сюэху и Городом Серебряной Метели в этом вопросе.

«Как они могли решиться свести личные обиды в такой критический момент?».

«Вы знаете, что эта битва будет решать всё будущее между экспертами Суань этого континента и леса Тянь Фа! Тем не менее... вы вступаете в сговор на таком важном этапе, чтобы вовлечь этого человека в руководство войсками. Кроме того, вы даже спешите, чтобы спасти своих собственных высокопоставленных членов! Где ваша совесть? Где ваша мораль?»

«Кроме того, Ли Ю Тянь и Город Серебряной Метели имеют достаточно сил, чтобы отступить, если звери Суань победят в этой войне против людей. Но, жизнь миллионов простых людей будет в серьёзной опасности, если это восстание пойдёт вглубь страны!».

«Это будет огромная катастрофа! Ли Ю Тянь и другие эксперты Духа Суань, вы разве не можете видеть это? Город Серебряной Метели может отступить на вершины гор и дистанцироваться от всего. Но он не может надеяться вечно держаться подальше от внешнего мира!».

Фэнг Хуан Юнь был одиноким и свободным воином. Но его холодная внешность скрывала тёплое сердце и рыцарскую индивидуальность. Он не предавался хитроумным сюжетам. Он также не использовал свою силу, чтобы запугивать слабых. Такие скромные трюки и схемы не подходили для героя в его голове. Он не мог терпеть их.

«Какой смысл быть Великим Мастером, если у человека такой характер? Разве имя Великих Мастеров не будет осквернено, если мы проиграем эту войну, и эта катастрофа пойдёт на тысячи миль вглубь страны? Как мы сможем избавиться от этого? Как Великий Мастер после этого поднимется к славе?».

- Откуда мне знать шансы на жизнь и смерть в этой битве? О.… пусть эти четыре тысячи сражаются и рискуют своими жизнями? Что мы можем сделать, верно? Итак, давайте просто посмотрим на драму, верно?

Фэнг Хуан Юнь усмехнулся и продолжил:

- Я пришёл издалека, чтобы помочь в борьбе за Южный Небесный Город! Даже простые люди по всему миру одолжили свои силы. А поместье Сюэху только отправило своих приспешников. Почему бы вам не отправить меня воевать? Вы послали только некоторых экспертов Суань Неба и Земли. Какая польза от этого?

Он был гордым человеком, и уже многое пережил. Но он не мог больше терпеть этого в тот момент. На самом деле, этот человек говорил бы откровенно, даже если бы он стоял перед Императором.

- Какая польза... Боюсь, это не твоё решение, Фэнг Хуан Юнь. И моё поместье Сюэху не может использовать экспертов высокого уровня!

Ли Ю Тянь скрестил руки за спиной. Он даже не повернулся, говоря:

- Брат Фэнг может добровольно уйти, если сочтёт это неприятным или неправильным. И я полностью приветствую, если он чувствует, что я ошибся, и хочет преподать мне урок!

- У меня нет возможности учить Великого Мастера Тянь. Я знаю это, – холодно ответил Фэнг Хуан Юнь. – Я не хочу учить тебя. Его слова были предельно ясны... Если бы я мог – я бы уже давно надрал твою задницу!

- Фэнг Хуан Юнь, я уважаю тебя как Великого Мастера! Но ты всё ещё не доволен тем, что у тебя есть! Как ты думаешь, кто ты? Как ты думаешь, кто это? С каких это пор у тебя хватает смелости быть таким неразумным перед моим отцом? – Ли Тэнгюн топнул ногой и крикнул.

Выражение Фэнг Хуан Юня стало холодным, как лёд.

*Хрясь!* – и Ли Тэнгюн весело полетел навстречу первому попавшемуся дереву. Его лицо распухло за секунду.

- Ты наглый ублюдок! Ты ставишь под сомнение имя Фэнг Хуан Юня? – две фигуры стояли на месте неудачливого малолетки. Но леща отвесить ему успел Одинокий Сокол. Он был единственным, кто мог сравниться со скоростью Фэнг Хуан Юня в этой компании.

Он видел, как рука Фэнг Хуан Юня двигалась, и понял, что будет в результате. Поэтому он бросился, чтобы первым врезать Ли Тэнгюну. На самом деле, он едва успел.

Кто был Фэнг Хуан Юнь? Уж явно не тем, кого мог попытаться оскорбить Ли Тэнгюн! Ли Тэнгюн был сыном второго Великого Мастера. Но, он был, как муравей в глазах Фэнг Хуан Юня.

Никто в этом мире не смог бы спасти Ли Тэнгюна, если бы рука Фэнг Хуан Юня успела выхватить меч. Даже Ли Ю Тянь не успел бы помочь своему собственному сыну! Фэнг Хуан Юнь обладал силой Великого Мастера, когда у него в руке был меч. Ни один другой меч не мог бы спасти Ли Тэнгюна, если бы он напал.

Одинокий Сокол принял меры и преподал Ли Тэнгюну урок. Он не только спас жизнь мальчика, но и спас жизнь Фэнг Хуан Юня. В конце концов, Ли Ю Тянь убил бы его, если бы он убил Ли Тэнгюна. Тогда жизнь Фэнг Хуан Юня тоже бы закончилась.

В чистом итоге Фэнг Хуан Юнь разменялся бы с Ли Тэнгюном. Но этот подлец не стоил того!

Одинокий Сокол и Фэнг Хуан Юнь сражались друг с другом десятилетиями, и медленно узнавали ценность друг друга на протяжении многих лет. В результате они стали друзьями, несмотря на то, что были соперниками. Поэтому, вполне естественно для Одинокого Сокола, чтобы разрешить ситуацию в его пользу.

Другой человек, который рванулся действовать, был Ши Чан Сяо; вопреки тому, чего все ожидали. Он думал о том же самом, что и Одинокий Сокол. На самом деле, он сделал ещё один шаг вперёд. Альянс рухнул бы, если бы два Великих Мастера начали сражаться друг против друга. Это не было бы хорошо для всего материка, если бы союзные силы были свидетелями внутренней войны и в результате развалились.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление