Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 476. Только кровью можно смыть это унижение!

Наступило время для полуденной еды, когда Танг Юань проснулся. Толстяк широко открыл глаза и подполз к краю кровати, чтобы встать. Уже оттуда он взревел:

- Чёрт бы вас побрал, мать вашу! Я вашу бабушку в кино водил! У вас, ребятки, есть мужество, чтобы схлестнуться с дедушкой Тангом! Вы погодите и увидите, что сделает дедушка Танг!

Он громко орал и проклинал, но это не помешало ему схватиться за голову и застонать в перерывах между матами.

Его похмелье было очень болезненным. Казалось, что даже сам череп его невыносимо болит.

- Жирдяй! – ароматный алкогольный запах превосходного вина попал в его ноздри. Затем он услышал голос Цзюнь Мосе. – Проснулся? Выпей эту чашу вина. Это протрезвит тебя.

Танг Юань поднял слезящиеся глаза:

- Третий молодой господин... пожалуйста, подождите… Я сейчас…

- Вставай и умойся. А вот после этого поговорим. Я должен сказать тебе кое-что, – Цзюнь Мосе посмотрел на него. – Ты действительно повзрослел!

Танг Юань ухмыльнулся. Осторожно попытался приподняться, но головную боль как ветром сдуло. Он попросил горничную принести воды, чтобы умыться. Тем не менее Танг Юань отказался от достаточно прохладной воды, тёплой воды и даже горячей воды. Вместо этого он окунул свой большой череп в ледяную воду. И поднял голову из воды только когда горничная уже всерьёз начала беспокоиться за его жизнь. Довольный, жирдяй помотал головой, как мокрая собака, обрызгав всё вокруг. Затем он взял полотенце и осторожно вытер голову. После этого он помахал рукой, чтобы горничная, наконец, ушла.

Танг Юань посмотрел на Цзюнь Мосе и ухмыльнулся:

- Я был очень пьян прошлой ночью, третий молодой господин...

- Это ещё мягко сказано! Ты выпил чуть более чем до хрена! – Цзюнь Мосе кивнул. – Как голова, всё ещё болит?

- Не болит, но я не могу вспомнить, что случилось прошлой ночью. Какая-то проблема точно была, я помню... И очень важная... Чёрт, почему я не могу вспомнить? – Танг Юань наклонил голову. У него на лице было досадное выражение.

- Должно быть, это не было большой проблемой, если ты даже не помнишь об этом, – вздохнул Цзюнь Мосе и молча кивнул. Он не волновался бы, если бы Танг Юань попытался докопаться до сути дела после пробуждения. Однако всё случилось даже проще – он сам ничего не вспомнил…

Но Цзюнь Мосе понял, что он говорил:

«Этот парень показывает, что мы не можем говорить о этом здесь. Ну, если он, конечно, помнит об этом. Он не желает упоминать об этом; по крайней мере, не в этот раз…»

В конце концов, молодой господин Цзюнь знал, что жирный Танг не будет считать своё счастливое спасение из дерьма обычным делом! Однако было бы очень неудобно, если бы они говорили об этом прямо сейчас. Ведь в этот раз это место и их нынешняя компания были неуместны для обсуждения этого вопроса.

Толстяк не пытался сохранить только свою собственную репутацию; он также пытался спасти честь Цзюнь Мосе. В конце концов, это произошло в доме семьи Дугу. А Цзюнь Мосе почти наверняка станет зятем этой семьи в недалёком будущем. Этот инцидент не был напрямую связан с действиями семьи Дугу, но Танг Юань всё-таки решил перестраховаться ради своего брата. Было бы неуместно начинать орать, что вчера в этой семье его пытались утопить в говне...

Лицо Танг Юаня выглядело весёлым, когда он ухмыльнулся и сказал:

- Уже довольно поздно. Поэтому я должен быстро вернуться к работе. В конце концов, мне нужно сообщить этим «жирным овцам», чтобы они пришли с серебряными и золотыми монетами на аукцион. Ха-ха! На этот раз мы получим большую прибыль, третий молодой господин!

- Ха! Было бы лучше, если бы ты не набивал свои карманы под столом! – Цзюнь Мосе сурово взглянул на него.

Танг Юань закричал, почувствовав себя обиженным:

- Но третий молодой господин... я такой добрый и честный человек! Я действительно хороший парень!

Вдвоём выходя из комнаты, они продолжали смеяться и подшучивать друг над другом.

Танг Юань и Цзюнь Мосе казались очень расслабленными, когда они прощались с семьей Дугу. Они даже не упомянули о том, что напились прошлой ночью. Это было скорее противоположно тому, что ожидал напряжённый Дугу Цзёнхэн…

Они видели труп перед воротами. Он был накрыт белой тканью. Глаза Танг Юаня сузились, когда он увидел это, но больше он ничем не выдал своего волнения. Он только повернулся, чтобы посмотреть на Цзюнь Мосе, после чего молча продолжил путь.

Цзюнь Мосе же посмотрел на Танг Юаня с удивлением. Он вдруг почувствовал, что его друг очень вырос:

«Он повзрослел за последние несколько месяцев. Этот «мой брат» наконец-то способен и вправду стать моим братом!»

На протяжении всего путешествия они не обмолвились и словом.

Тем не менее Танг Юань позвал Цзюнь Мосе, когда двое молодых людей вошли в Аристократический Зал. На обычно улыбающемся лице Танг Юаня не было и следа улыбки. Вместо этого там было выражение крайней серьёзности:

- Третий молодой господин... смерть этого человека… твоих рук дело?

- Да. Это был я! – Цзюнь Мосе даже не повернул головы. Он не хотел видеть выражение лица Танг Юаня. – Этот мальчишка мёртв. А я полностью поддерживаю тебя, что бы ты ни хотел сделать.

- Да, он мёртв. Но этот вопрос ещё не закончен, – Танг Юань заскрежетал зубами. – Кем он был?

- Он был из семьи Хуан города Золотого Востока, – ответил Цзюнь Мосе унылым голосом. Ему вдруг пришло на ум:

«Семье Хуан конец».

Личность Танг Юаня не позволила бы ему остановиться, пока он не осуществил бы свою месть, которую он посчитал бы удовлетворительной, так как он знал, где находится дом его врага. Он просто не остановится, пока не будет доволен результатом!

Влияние и чистая стоимость Танг Юаня могли гарантировать, что его власть и деньги просто сметут незначительную семью Хуан. На самом деле толстяк мог даже встряхнуть любую могущественную семью в городе Тянсян. Ведь деньги могли поработить демонов. Таким образом, многие сложные вопросы становятся лёгкими, если накопить ужасающую сумму денег. А она у него была…

Инцидент прошлой ночью был крайне унизительным для Танг Юаня.

Он был молодым господином из семьи Танг. Он был будущим преемником Главы семьи Танг. Он был вторым хозяином Аристократического Зала и недавно провозглашенным "Богом богатства" города Тянсян. Тем не менее его столкнули в уборную!

Никто из этих четырёх поодиночке – от простого молодого господина до самого Бога богатства – не смог бы вынести такого унижения... даже если он был пьян просто в хлам! Он не мог принять это ни при каких обстоятельствах!

И только кровью можно смыть такое унижение!

Хуан Шу Лю был мёртв. Так что Танг Юань уже не мог обрушить свой гнев на него. Однако он всё равно хотел отомстить. Поэтому семья Хуан города Золотого Востока будет вынуждена попасть под удар. В конце концов она станет объектом, на котором Танг Юань выместит свой гнев за унижение, которое он перенёс.

Цзюнь Мосе мог только представить, насколько жестокой будет месть Танг Юаня. На самом деле она будет настолько ужасающей, что даже небеса закроют глаза, чтобы не видеть этого. В конце концов, там же будут и невинные, которые также попадут под удар.

Тем не менее Цзюнь Мосе знал, что не станет мешать Танг Юаню. В конце концов, Танг Юань не сможет поднять голову, если не сделает этого. Ему всегда будет стыдно, пока имя семьи Хуан города Золотого Востока будет продолжать существовать.

Это была просто психологическая проблема. Но она распространит тьму в его сердце. И эта тьма будет преследовать его всю жизнь.

- Семья Хуан из города Золотого Востока? Это очень большая семья! – Танг Юань усмехнулся, а слова вышли такими презрительными, что, услышь кто-нибудь из семьи Хуан их – он бы сам сделал себе ритуальное харакири. – Я сделаю их очень счастливыми! Они дождутся дядюшку Танга!

Затем он повернул голову и сказал очень медленно:

- Мне нужно использовать силу Аристократического Зала, третий молодой господин.

Цзюнь Мосе не колебался. Он с готовностью ответил:

- Ничего не должно пройти через меня. Сила и людские ресурсы Аристократического Зала теперь в твоём распоряжении. И это включает в себя все девятьсот миллионов серебром. Более того, тебе нужно будет связаться со мной, только если рабочей силы Аристократического Зала будет недостаточно. Я сделаю всё возможное, чтобы помочь тебе! – Цзюнь Мосе мельком взглянул на него. – Не имеет значения, что ты хочешь сделать. Помни, ничто не выходит за рамки!

Танг Юань надолго задумался. Затем он громко вздохнул и сказал:

- Ну, б*ядь, раком вас через… хе-хе... Я всего лишь хочу позаимствовать немного рабочей силы из Аристократического Зала. Я использую свои методы, чтобы уладить это дело. Я буду очень недоволен, если полностью буду полагаться на твою силу, третий молодой господин. Но я уверен, что моей нынешней силы достаточно для решения многих проблем.

Слова Танг Юаня претерпели радикальные изменения. Первую половину он бормотал себе под нос, едва слышно, немного запинаясь, но вторая половина была произнесена очень чётко.

Это показало, что Толстяк плавно сумел взять под контроль свои эмоции в этот короткий момент.

Двое парней на мгновение уставились друг на друга. Затем Танг Юань внезапно спросил:

- Мои действия могут вызвать много общественного гнева. Это может также привести к весьма серьёзным последствиям. Так почему бы тебе не попытаться убедить меня в том, что я не должен этого делать? Я ведь послушаю тебя, если ты это скажешь.

- А что я должен сказать? Ты действительно хочешь услышать то, что я должен сказать? И ты будешь счастлив, даже если послушаешь меня? Так почему я должен делать своего брата несчастным, ради счастья чужаков? – Цзюнь Мосе лениво говорил ему. – Я сказал, что буду считать твои действия правильными... независимо от того, что ты сделаешь! Это может привести нас к сильному противнику. Но мы встретимся с ним вместе. Если мы умрем из-за этого – так тому и быть! Что плохого может случиться? Это мир, где сильные охотятся на слабых. Это общество, где сжатый кулак является основным, самым главным, и всегда, сука, самым правильным аргументом. Так что мы ничего не можем сказать. Умрём, если будем слабее соперника. Но почему мы должны смиряться с унижением, если наша сила больше их? Во всяком случае, кто, б*ядь, будет раздумывать так много? Я получил одобрение общественности, прежде чем заняться этим вопросом несколько дней назад? Последствия были очень простыми? Но почему мой брат не может этого сделать, если я могу?

Танг Юань долго молчал. Затем он с благодарностью похлопал Цзюнь Мосе по плечу:

- Ты – хороший брат!

Внезапно странное раболепное выражение наползло на жирное, круглое и пухлое лицо. Затем он схватил Цзюнь Мосе за руку и хихикнул:

- Повернись и посмотри на лицо моей жены, о, мой брат!

Цзюнь Мосе пожал плечами. Это внезапное изменение цвета лица Танг Юаня несколько сбило его с толку. Ожидая худшего, он заставил улыбнуться и пошёл за ним.

Цзюнь Мосе почти сразу увидел спину Сунь Сяо Мэй и испугался, заметив изменения.

Она всё ещё оставалась высокой, но её ранее твёрдая, мужская фигура исчезла. Её заменила несравненно изящная женская фигурка. Казалось, что она обладала обаянием и изяществом, с которым не могли сравниться даже спутники богов.

Да, она могла заставить человека раздумывать о совершении греха!

Цзюнь Мосе едва не задохнулся от удивления.

Прошло всего три месяца. Но изменения, которые она претерпела, были больше, чем между небом и землей.

Причём такие изменения были очевидны и в муже, и в жене.

Резкое увеличение веса жирного Танга было огромным чудом. И Сунь Сяо Мэй, казалось, родилась заново. Она превратилась в красавицу из большого и громоздкого мужчины!

- Привет, красавица... – позвал её Цзюнь Мосе, подходя ближе.

- Цзюнь Мосе? – Сунь Сяо Мэй удивилась, услышав голос третьего молодого господина. Она повернулась, только чтобы услышать леденящий кровь крик Цзюнь Мосе.

Он забормотал, будто сошедший с ума:

- Как это могло быть? Это... я... не… чёрт… Бл… Ёпт…

«Я хотел совершить преступление, когда смотрел на неё сзади. Но я вдруг нашёл очень разумным не нарушать вообще никакие заповеди, как увидел её лицо».

«Это слишком страшно!»

Танг Юань тоже хотел плакать, но у него не было слёз. Он сказал:

- Она может заставить любого потерять рассудок, если ты посмотришь на неё сзади. Но она может отпугнуть миллионы мужчин, как только она повернётся к ним лицом! Теперь ты веришь мне, третий молодой господин Цзюнь?




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление