1. Ранобэ
  2. Мастер льда и пламени
  3. Том 1

Глава 3. Охота Адептов Льда и Снега (часть 3).

Сладкий аромат белого отвара смешивался со свежестью зелёных овощей. Эти два различных аромата отлично дополняют друг друга. После того, как он выпил отвар, Ниан Бинг чувствовал себя намного лучше, его силы восстановились, а дух – окреп. Этот овощной отвар оставил на губах приятное послевкусие. Блюдо невольно оставляло благоприятное впечатление от Чжа Цзи.

«Дедушка, спасибо. Отвар был очень вкусным. Вы его приготовили?», – Ниан Бинг спросил с любопытством.

Грустное выражение промелькнуло в глазах Чжа Цзи: «Сейчас я могу приготовить только что-то очень простое».

«Простое? В каком смысле? Этот овощной отвар – самое вкусное блюдо, что я когда-либо ел. Вкус действительно замечательный. Это... это даже лучше, чем готовила мама, аромат совершенно бесподобен!», – напоминание о матери расстроило мальчика, его глаза покраснели. Чжа Цзи так же чувствовал сильную ненависть, исходившую от ребенка. Старик забеспокоился.

«Дитя, я все ещё не знаю твоего имени, кто ты? Как ты оказался в реке? Где твоя семья?»

Ниан Бинг невольно напрягся. Хотя ему было всего десять лет, он провел всю свою жизнь с отцом, путешествуя с Востока на Запад. По сравнению с детьми того же возраста, он был намного взрослее. Его отец однажды сказал ему, что, если он встретит незнакомца, ему можно сказать лишь одну треть истины. Два года назад он случайно взболтнул лишнего и из-за этого вместе с отцом был вынужден находиться в бегах целый месяц. Мальчик отчётливо уяснил, что означали слова отца. Опустив голову, мальчик сказал: «Я помню только имя – Ниан Бинг – и больше ничего».

Ниан Бингу было всего десять лет, но перед этим старым Чжа Цзи, как эти слова могут быть убедительными? Однако он не спросил об этом. Вместо этого он сказал со слабой улыбкой: «Меня зовут Чжа Цзи, ты можешь называть меня дедушкой Чжа. Ты сказал, что ничего не помнишь. Значит, тебе некуда идти, так?»

С большим трудом Ниан Бинг пытался сдержать слезы, но не смог. Он покачал головой: «Я не знаю, куда мне идти».

Вид печального ребёнка не оставил старика равнодушным. Чжа Цзи наклонился к мальчику и с добротой улыбнулся: «Забудь об этом. Дитя, я знаю, что у тебя на сердце, и понимаю, почему ты не хочешь говорить об этом. Дедушка не заставляет тебя. Если хочешь – можешь остаться здесь на некоторое время. В любом случае, в этом лесу только один житель»

Глаза Ниан Бинга округлились от удивления, но он твёрдо сказал: «Нет. Спасибо Дедушка Чжа, я должен идти. Ты спас мне жизнь, и я не могу вовлекать тебя в неприятности».

Чжа Цзи нахмурил брови. Сейчас он выглядел необычно сурово: «Говоришь такое, несмотря на людей, охотившихся на тебя. Какие жестокие люди! Они не дадут тебе жить спокойно, даже, несмотря на то, что ты ещё так мал. Во сне ты постоянно звал отца и мать. Не говори мне... Твои родители попали в беду?»

Не в силах больше сдерживаться, Ниан Бинг горько заплакал. Чжа Цзи прижал его к груди, чтобы утешить: «Теперь всё в порядке. Всё уже в прошлом. Ты, должно быть, очень напуган. Это место держится в секрете. Это, так называемая, „Запретная зона“. Обычные люди не могут добраться сюда. Сначала ты должен успокоиться, по крайней мере, подожди, пока твоё тело восстановится, прежде чем думать о том, чтобы уйти. Иди спать. Ночью дедушка даст тебе что-нибудь вкусненькое», – Чжа Цзи успокоил мальчика, и тот снова провалился в сон.

Когда десятилетний Ниан Бинг проснулся, его душевное равновесие было практически восстановлено. Солнечный свет ещё пробивался через окно, но уже темнело. Птицы вернулись в свои гнёзда; в окрестностях стало тихо.

Лёжа на кровати, Ниан Бинг обнаружил, что он был одет в грубую, простую одежду, явно принадлежащую Чжа Цзи. Он слегка приподнялся, ощущая, что усталость отступила. Он тихо открыл дверь и вышел наружу. На улице стало совсем темно, нельзя было ясно разглядеть обстановку вокруг дома. Туман наполнял ночной воздух, охлаждая разморенное сном тело. Он подсознательно сильнее закутался в одежду. Затем он подошел к окну освещенной комнаты. Его нога наступила на что-то, и раздался громкий треск.

«Ниан Бинг? Войди», – Голос Чжа Цзи прозвучал из комнаты.

Ниан Бинг толкнул дверь и вошел. Эта комната была больше, чем та в которой он проснулся. Глядя на яркую лампу, он увидел Чжа Цзи с книгой в руке. Когда старик заметил вошедшего мальчика, он отложил книгу в сторону и сказал с улыбкой: «Пойдём, дедушка отведёт тебя на кухню. Все уже приготовлено. Осталось только подогреть».

В этот момент, Ниан Бинг обнаружил, что Чжа Цзи чрезвычайно высокого роста, но его спина была слегка сгорбленной. Приобняв за узкие плечи Ниан Бинга, Чжа Цзи вывел его из комнаты, рассказывая по пути: «В этом небольшом дворике, я был единственным, кто жил здесь. С твоим появлением, я не чувствую себя таким одиноким. Иди, смотри, какую вкусную еду дедушка приготовил для тебя».

Кухня длиною в пять метров стояла в стороне от двух спален. Это было изолированное помещение. Когда Ниан Бинг следил за Чжа Цзи, он с удивлением обнаружил, что кухня по размеру была больше, чем две спальни вместе.

Чжа Цзи зажёг керосиновую лампу. У стены находился длинный стол, на котором стояло много блюд, прикрытых деревянными крышками. Крышки были сплетены из ротанга . Через небольшие прорези в посуде можно было увидеть горсть овощей.

Чжа Цзи поднял крышку, на четырех тарелках лежали зелёные овощи. Все четыре блюда были совершенно разными, приготовлены они были просто и незамысловато. Чжа Цзи подошёл к печи и остановился, чтобы ее разжечь. Из его дрожащих рук вылетали искры, на неровных, наспех наколотых дровах.

«Я уже давно все приготовил. К сожалению, все остыло. Позволь разогреть. Вкус может быть несколько хуже, но не сильно»

Ниан Бинг с удивлением обнаружил, что руки Чжа Цзи непрерывно дрожали, хотя огниво исправно выдавало искру. Ниан Бинг подбежал к старику, желая помочь: «Дедушка, давайте я вам помогу».

Чжа Цзи тяжело вздохнул, отвечая мальчишке: «Я стар, действительно стар. Я использовал масляную лампу, чтобы зажечь плиту. Кто бы мог подумать, что человек, известный как Демонический Шеф-повар, однажды не смог бы даже разжечь огонь. Все осталось в прошлом».

Ниан Бинг не взял огнива. Он даже не обратил внимания на слова Чжа Цзи. Он полностью сосредоточился и негромко произнёс заклинание: «Пылающая стихия огня, я прошу тебя, стань ослепительным блеском, принеси тепло в этот мир», – Голос был неровным и дрожал. Его маленькие руки потянулись к печи, и небольшое красное пламя в виде розы возникло между его маленькими ладошками. Хотя огонь не был особенно ярким, этого хватило, чтобы разжечь дрова. Как только печь зажглась, Ниан Бинг встал.

Потрясённый Чжа Цзи посмотрел на Ниан Бинга и прошептал: «Магия, это магия огня… Великие Боги! Может быть, вы намеренно послали этого ребенка мне? Спасибо! Спасибо! Наконец мое желание исполнилось, это же здорово!», – он повеселел непонятно от чего, смотря на Ниан Бинга немного ошалевшими глазами. В этот момент, казалось, спина Чжа Цзи выпрямилась. Он возбужденно прыгал до потолка от счастья.

«Дедушка, дедушка Чжа, что тебя так осчастливило?»

Чжа Цзи развернулся, схватив за плечи Ниан Бинга, и взволнованно произнес: «Дитя, ты маг, верно? Скорее, скажи дедушке, что ты маг огня!»

Ниан Бинг покачнулся. Он только осознал, что произошло… Он способен на волшебство по наитию. Он покачал головой с большим усилием: «Нет, я не… Я… Я не…»

«Нет, ты…», – Чжа Цзи сказал: «Дитя, будь спокоен, дедушка не злится на тебя. Я просто очень счастлив. Ты так молод, а уже владеешь магией. Это дар, посланный небесами»

Ниан Бинг, казалось, вспомнил, что произошло в Башне Бога Льда, и мысленно повторял: «Нет, я не… Я… Я не…»

Чжа Цзи ощущал волнение, страх мальчика перед магией и поспешно добавил: «Дитя, послушай мои слова. Сначала дай мне закончить. Посмотри на мои руки», – Он отпустил Ниан Бинга и показал запястья.

Ниан Бинг услышал слова Чжа Цзи и машинально посмотрел на запястья старика. На запястье Чжа Цзи был глубокий шрам около сантиметра толщиной. Хотя рана давно зажила, шрам поражал своими размерами. Это было весьма пугающе.