1. Ранобэ
  2. Мастер льда и пламени
  3. Том 1

Глава 75. Спусковые Магические Массивы (часть 2)

Лун Лин ощутила тепло от большой руки Нянь Бина.

- Может быть, в твоем сердце есть только кулинария и магия?

Нянь Бин кивнул, прежде чем заговорить:

- Правильно. В моем сердце есть только приготовление пищи и магия. Все остальное должно быть отфильтровано, поскольку для того, чтоб добиться успеха, я должен полностью сконцентрироваться.

Лун Лин вздохнула, не позволяя слезам скатиться с ее глаз. Она не винила Нянь Бина. В конце концов, у всех были разные цели и устремления. В отличие от мужчин, пожизненная мечта девушек, несомненно, была в том, чтобы найти хороший дом. Некоторые люди будут привязаны к посредственности всю свою жизнь, в то время как другие будут стремиться к высшим небесам. Нянь Бин, несомненно, был человеком из последнего варианта. У него было много больших мечтаний и целей.

Лун Лин немедленно ушла, оставив Нянь Бина, который мрачно смотрел на книжные полки вокруг него с дискомфортом в сердце. Он отверг добросердечную и красивую молодую женщину. Это была не та ситуация, в которой кому-либо было бы комфортно. В его сердце было смятение, а в глазах внезапно промелькнуло выражение отчаяния. Его тело сильно дрожало, когда он невольно выпалил:

- Мама, мама, я ошибаюсь. Я не должен беспокоиться об этом. Пагода Ледяного Бога - моя цель! - отчаяние отразилось на его лице, когда он вспомнил о горьких событиях своего прошлого - взгляд его матери, когда она испустила последний вздох.

Нянь Бин глубоко вздохнул и вытолкнул все отвлекающие мысли, которые смутили его разум. Он сел, скрестив ноги, и начал медитировать.

С утра до полудня, с полудня до ночи, Нянь Бин целый день занимался совершенствованием. Только через медитацию он смог вновь обрести спокойный ум. Его источник магии льда и огня стал более сосредоточенным в медитации. Хотя его прогресс был чрезвычайно медленным, оба волшебства все еще постоянно циркулировали. Этот оригинальный водоворот внутри него медленно заставил две магии объединиться, переплетаясь без противоречий. Это была мощь источника магии льда и огня. Нянь Бин поднял голову и, наконец, посмотрел на небо. Снаружи день медленно растворялся в ночи. Внутри библиотеки вот-вот должны были зажечься волшебные лампы. Нянь Бин достал из нагрудного кармана два волшебных свитка 4 ранга. Эти свитки были созданы им, и были его величайшими творениями на сегодняшний день. Он медленно открыл свиток. Синяя магическая сила наполнила свиток, светло-голубой луч отделился и переплелся с верхней частью свитка. Синий свет непрерывно мерцал, создавая замечательный, казалось, бесконечный узор. В свиток был встроен Магический Массив. Эта работа была постепенно завершена Нянь Бином. С пониманием своей духовной силы Нянь Бин ясно знал, что свиток в руке обладает эффективным Спуском. Одна целая ночь исследований, а также целый день медитаций позволили ему понять технику создания свитка, который может вызвать магические массивы. Тем не менее Нянь Бину был совершенно ясно, что его открытие было случайностью. Тип свитка, который мог спускать Магические Массивы, был чрезвычайно сложным для завершения. Даже если он понял основную теорию, реальность была другим делом. Он делал ошибки бесчисленное количество раз, прежде чем достиг этого результата. Он встал, осторожно положив свиток обратно в свою одежду, прежде чем поднять парчовую коробку с пола. Он быстро привел свою внешность в порядок, прежде чем тихонько покинуть библиотеку.

За исключением того, что Лун Лин приходила, чтоб принести ему обед в полдень, она не появлялась. Нянь Бин знал, что он глубоко ранил ее сердце, хотя она ничего не говорила об этом. Было хорошо, что они не видели друг друга, чтобы не увязнуть в этом глубже. Когда он покинул Ассоциацию магов, перед ним остановилась карета. Когда Нянь Бин увидел водителя кареты, он узнал в нем старика, который ехал в экипаже Сюэ Цзин в день банкета на день рождения Лоу Жоу. Голова Сюэ Цзин высунулась из экипажа.

- Привет! Великий шеф-повар, садись в карету. Отец послал меня забрать тебя. Я уже целый час жду. Ты очень медленный!

Про себя Нянь Бин горько рассмеялся. В самом деле... волна, которая еще только должна была отступить. Лун Лин уже поняла его намерения, в то время как эту Безумную Девушку нельзя было отослать. Оставалось надеяться, что она все еще его ненавидела. Жаль, что ей понравился Ян Фэн, который неожиданно оказался Янь Хуа. В противном случае, их отношения заставили бы Сюэ Цзин отстраниться его от него.

- Спасибо Вам за беспокойство, мисс Сюэ. Я действительно не смею принять такую честь!

Хоть он и произнес эти слова, Нянь Бин все равно забрался в карету. Сюэ Цзин сидела рядом с Нянь Бином с очень милой улыбкой на лице.

- "Я не смею"? С каких это пор Вы стали так вежливы? Теперь Вы пытаетесь издеваться надо мной?

Нянь Бин горько улыбнулся и сказал:

- Разве я уже не объяснил все предельно ясно? Мисс Сюэ Цзин, Вы не можете меня оставить? Между нами действительно нет никаких обид.

Сюэ Цзин слегка улыбнулась, прежде чем ответить:

- Отпустить Вас... ах! Я подумаю об этом. Во всяком случае, давайте изменим то, как мы называем друг друга. Я буду называть тебя по имени, так как ты уже зовешь моего отца "дядя". Итак, ты можешь звать меня Цзин`эр или Цзин Цзин. Мы также можем считаться друзьями, а это значит, что я не откажу в этой маленькой просьбе о прощении. Я видела, как ты общался с Лин`эр раньше, и это было довольно близко!

Нянь Бин не слишком много думал об этом и поспешно сказал:

- Тогда хорошо! Я обещаю тебе, Цзин Цзин. В будущем нет необходимости посылать экипаж, чтобы забрать меня. Я сам буду ездить в Дом Чистого Ветра. Это также хороший способ тренировать мои мышцы и тело.

Сюэ Цзин счастливо рассмеялась и ответила:

- Тренировать мышцы? Ты можешь тренировать все, что пожелаешь, по ночам.

Ее лицо сразу же покраснело, когда она поняла, что сказала.

Нянь Бин сделал вид, что не понимает случайных намеков.

 - Упражняться ночью? Сегодня дядя, возможно, не оставит мне времени, разве это не будет трудно осуществить?

Сюэ Цзин восхитительно высунула язык, прежде чем сказать:

- Это не должно быть сложно. Отец пригласил хозяина Большого Павильона. В то же время, они бросили друг другу вызов.

Блеск вспыхнул в глазах Нянь Бина.

- Битва против шеф-повара Большого Павильона? Хорошо! Это было именно то, на что я надеялся, - в теле Нянь Бина вспыхнуло интенсивное боевое настроение.

В тусклой карете его глаза, мерцающие уверенностью, казались двумя холодными звездами в ночи. Когда он коснулся парчовой коробки, лежащей на его ногах, в которой находился Нож Гордого Неба, он сказал:

- Сегодня я проверю возможности этого ножа.

Ощущая ледяную ауру, исходящую от Нянь Бина, сердце Сюэ Цзин задрожало. Ах! Такая сильная уверенность! Сначала она подумала, что состязание, устроенное ее отцом, вызовет у Нянь Бина некоторые трудности, но она не ожидала, что он так легко согласится на вызов. Более того, он был очень взволнован этой идеей. Она, естественно, не понимала разума шеф-повара.

Для любого эксперта самым трудным было найти вдохновение или просветление. Когда представилась такая возможность, как Нянь Бин мог не быть взволнованным? Причина, по которой он решил приехать в Город Льда и Снега, состояла в том, чтобы сравнить шеф-поваров Дома Чистого Ветра и Большого Павильона.

- Ты выглядишь очень уверенным! - Сюэ Цзин смотрела на Нянь Бина, и ее сердце разрывалось от тепла.

Нянь Бин улыбнулся и сказал:

- Возможно, ты не уверена в моих способностях? Скажи, какие особые навыки у шеф-повара Большого Павильона? Чтобы иметь возможность бороться с Домом Чистого Ветра, его способности не должны быть ниже Мастера Мина.

Сюэ Цзин кивнула, прежде чем ответить:

- Конечно, есть причины, по которым Великий павильон стал местом, которое любит знать. Дело не в том, что они предлагают специальные услуги. Основная причина - вкус блюд. Их шеф-повар очень молод, ему всего тридцать. Непонятно, кто его учитель, но дядя Мин когда-то соревновался с ним, и матч закончился вничью. Казалось, что его специальностью были мясные блюда. У меня нет другого выбора, кроме как признать, что и презентация его блюда, и аромат были лучше, чем у дяди Мин. Итак, ничья сводилась к предпочтениям судьи.

Нянь Бин кивнул.

- Я тебя услышал. Этот шеф-повар, должно быть, старается освоить путь красоты, который подразумевает, что он сосредоточен в основном на прекрасной презентации и аромате. Отлично. Сегодня я хочу соревноваться с ним и посмотреть, кто может приготовить самое красивое блюдо. Цзин`эр, ты недавно встречала Ян Фэна?

Сюэ Цзин была ошарашена. Она внезапно обнаружила, что с тех пор, как сосредоточилась на ненависти к Нянь Бину, она никогда не думала о Ян Фэне.

- Его? Я не видела его в последнее время. Я очень озадачена. Почему он считает тебя другом, когда вы оба встречались в первый раз? Судя по его характеру, он не выглядит человеком, с которым легко подружиться.

Нянь Бин вспомнил, как Ян Фэн посмотрел на него. Его ум внезапно стал холодным. Он горько улыбнулся:

- Цзин`эр, позволь мне дать тебе совет. Лучше всего отказаться от него. Невозможно, чтобы у вас было какое-то будущее.

Сюэ Цзин с любопытством спросила:

- Почему ты так говоришь? Может быть, ты ревнуешь, потому, что он мне нравится?

- Ревную? - Нянь Бин улыбнулся и ответил. - Это слово никогда не вторгается в мой разум. Я просто говорю это для твоего же блага. У меня нет привычки говорить за спиной людей. Позже ты сама поймешь, что я имею в виду, говоря, что ваше совместное будущее невозможно.

Сюэ Цзин фыркнула.

- Это не твое дело! Если ты не объяснишь толком, я просто решу, что ты ревнуешь.

Нянь Бин слабо улыбнулся.

-Тогда скажем, что я ревную. Ты такая красивая девушка, моя ревность будет вполне естественной.

Коляска остановилась перед Домом Чистого Ветра. Нянь Бин с изумлением обнаружил, что вся улица находилась в полной тишине. Когда Сюэ Цзин отошла от кареты, она также поняла, что на самой оживленной улице в Ледяном городе никого нет. Сюэ Цзин улыбнулась и сказала:

- Для сегодняшнего соревнования отец пригласил Городского Лорда и всех со статусом в качестве судей. Для этого конкурса оба ресторана будут временно закрыты, а солдаты будут отправлены заблокировать движения по этой улице.

Нянь Бин с удивлением ответил:

- Нужно ли было создавать такую большую шумиху? Один день бизнеса для Дома Чистого Ветра и Большого Павильона должен быть астрономической суммой. Для обычного соревнования они закрыли бизнес. Разве ты не боишься потерять деньги?

Сюэ Цзин ответила:

- Ты действительно не понимаешь. Победитель сразу же станет главным рестораном города, и эта честь принесет гораздо большую прибыль. Как можно сравнить потери дня с этим? Кто знает, как долго Большой Павильон ждал этой возможности. Их Босс неоднократно делал вызов моему отцу, но до сих пор ему отказывали. Поскольку шеф-повар Великого Павильона молод, дядя Мин сказал, что в течение трех лет он неизбежно его превзойдет. Поэтому, чтобы защитить славу Дома Чистого Ветра, отцу пришлось неоднократно отказываться от их вызовов. Вот почему Большой Павильон всегда угнетал и соперничал с Домом Чистого Ветра. Однако сегодня, когда мы можем смело держать голову высоко, ты можешь подлить масла в огонь!

Нянь Бин кивнул, прежде чем сказать:

- Я сделаю все возможное. Я знаю, что с Нежным гимном Свободного Ветра нелегко справиться. Пойдем.

В тот момент, когда они собирались войти в Дом Чистого Ветра, Нянь Бин почувствовал впечатляющую атмосферу. С обеих сторон коридора стояли слуги Дома чистого ветра вместе с незнакомыми людьми в обычной одежде. Он взглянул на этих людей, не поднимая глаз, когда использовал свою духовную силу, чтобы исследовать их. Благодаря этому он обнаружил, что, хотя на них была обычная одежда, их внешний вид был просто фасадом. Каждый из них был сдержанным, и все они были экспертами по боевым искусствам.

Зал Дома Чистого Ветра был таким же, как и раньше, за исключением ста столов, которые были перегруппированы. Кроме того, впереди стоял длинный стол с пустыми стульями за ним. На обоих концах зала были оборудованы кухни с кулинарным оборудованием. С левой стороны кухни были обычные принадлежности для приготовления пищи, а с правой стороны были люди, стоящие наготове.

Сюэ Цзин прошептала:

- Видишь, стол судей стоит впереди. Ты будешь готовить на левой стороне, а правая будет выделена твоему противнику, шеф-повару Большого Павильона. Они уже начали приготовления. Если тебе что-то нужно, тебе лучше поторопиться и заказать это. Мы немедленно попросим людей это достать. Иначе у тебя не будет достаточно времени для подготовки. Тебе не нужно беспокоиться о стоимости или наличии ингредиентов. Тебе нужно только сказать, и я найду это для тебя.

Нянь Бин кивнул. Он наклонился к уху Сюэ Цзин и стал что-то шептать. Лицо Сюэ Цзин становилось все более удивленным.

- Ты собираешься использовать их? Это очень распространенные ингредиенты!

Нянь Бин слабо улыбнулся и сказал:

- Привнесение красоты в обыденное - это настоящее умение. Тебе просто нужно сделать то, что я сказал. Будь уверена, я знаю, что делаю.

Сюэ Цзин кивнула и ответила:

- Ты должен пойти переодеться в одежду, которая лежит на постели в моей комнате. Я сама выбрала для тебя эту одежду. Конкурс начнется, когда ты вернешься.

Нянь Бин взглянул на Сюэ Цзин и сказал:

- Итак, я должен снова войти в твою комнату!

Сюэ Цзин рассмеялась.

- Только не говори, что ты боишься? Я хочу дать тебе некоторое время на подготовку. Иди уже! - закончив говорить, она уплыла, как красное облако.

Нянь Бин смотрел на возбужденный вид Сюэ Цзин и знал, что злоба между ними исчезла. Однако, по его мнению, это было нехорошо. Думая об этом, он вышел из зала и пошел в комнату Сюэ Цзин, которая была оставлена незапертой. Когда он вошел, ему в нос снова ударил знакомый аромат... Нянь Бин добрался до кровати, не в силах воздержаться от воспоминаний о неловкости последнего раза, когда он прятался с Сюэ Цзин.

Чистый белый набор одежды был аккуратно сложен на кровати. Нянь Бин бережно развернул его и ужаснулся от этого вида. Разве это была за одежда шеф-повара?! Это был явно роскошный белый чанпао с драконами, вышитыми серебряной нитью. Драконов было не так много, но это был, очевидно, фокус одежды. Это сделало весь наряд роскошным и элегантным. Ремень пояса был очень прост, он тоже был белым с серебряными нитками, подчеркивающими края, ведя к элегантному молочно-белому камню, который с гордостью украшал середину. Несмотря на то, что это не был нефрит, он был гладким на ощупь и казался драгоценным. Разве это все еще считается формой шеф-повара? Это, безусловно, то, что носил бы благородный сын! Хоть про себя он и жаловался, Нянь Бин все же снял одеяние мага и надел серебристо-белый чанпао.