1. Ранобэ
  2. Легенда о Мастере
  3. Том 1

Глава 7 – Сжечь и оставить

1

Сунь Хуэлинь попыталась выстрелить несколько раз, но она чувствовала, что что-то не так, и это сильно её беспокоило.

Она полагалась на свою винтовку долгое время, но сейчас она вдруг не могла попасть по цели.

Сунь Хуэлинь была внимательной, и обнаружила, что в шаблоне движения YC есть что-то странное. Временами он двигался зигзагами, временами нет.

– Ох, он использует Изогнутый Шаг, чтобы противодействовать моей стрельбе. Как наивно с его стороны.

По какой-то непонятной причине, это сильно действовало ей на нервы.

Иметь дело с Изогнутым Шагом было несложно, особенно учитывая, что у каждого человека есть собственные силы привычки. Острый глаз найдёт шаблоны движения, и после нескольких боёв с YC она уже знала его. Кроме того, у вариативности Изогнутого Шага есть предел, и она это прекрасно понимала.

Сунь Хуэлинь, сосредоточив взгляд на YC, терпеливо считала все возможные вариации его движения, ожидая шанса нанести удар.

– Отлично, сейчас самое время!

Она выстрелила без промедления.

Но снова промах!

YC как будто бы предсказал это и сделал своевременный поворот и смог уклониться от выстрела? Это удача? Что же ещё? Это её здорово возмутило.

Когда YC приблизился к ней, она немного запаниковала. Без какого-либо фокуса на цели она просто стреляла в Е Чжуна наугад.

Похоже, удача всё ещё была на её стороне, один из выстрелов попал в левое плечо YC, и он упал.

В этот момент Е Чжуна снова бросило в пот, руки потяжелели, переставали слушаться и даже пошла судорога. Он прикусил нижнюю губу до крови, но даже не заметил этого.

Мех вздрогнул и Е Чжун понял, что его только что подстрелили.

Но времени проверить рану не было, его руки продолжали непрекращающиеся движения.

До того, как Сунь Хуэлинь могла начать поздравлять себя, она обнаружила, что после выстрела YC наклонился на одну сторону. Кто не воспользуется такой прекрасной возможностью? Она готовилась к смертельной атаке, но вдруг заметила, что тот выстрел сделал движения YC ещё более причудливыми. Её это совершенно сбило с толку, и она запаниковала сильнее. Её стрельба стало ещё хаотичнее.

Размер меха соперника казался всё больше, пока Е Чжун приближался к цели. Он чувствовал себя ещё более взволнованно, а руки, которые ранее казались невероятно тяжёлыми, вдруг снова начали набирать скорость.

Ближе… ближе… уже почти!

– Кияяя! – выкрикнул Е Чжун также внезапно, как гром среди ясного неба.

Его соперник выглядел потрясённым и просто стоял, не двигаясь. Ловушка? План? Что бы это ни могло быть, Е Чжун не особо об этом думал, правой рукой вытаскивая из-за спины магнитный меч, а левой украдкой доставая легированный кинжал, спрятанный на левом бедре.

Е Чжун верил, что как только он приблизится, то сможет уничтожить соперника.

Магнитный меч зажужжал, клинок вспыхнул и без дальнейших промедлений Е Чжун порезал горло своему сопернику, вернее меху. Лёгкая победа его ошарашила. Горло меха было таким же жизненно важным местом, как и у человека.

Как мог его соперник совершить такую глупую и фатальную ошибку?

Нет времени думать, принимая в расчёт свой опыт на мусорной планете, он не бросил оружие. Его кинжал в левой руке был подобен кобре, точный и ядовитый. Он пронзил грудную клетку Тени Феникса – место, где находилась кабина.

В это же время по комнате разнеслось сообщение о победе.

***

Сунь Хуэлинь в оцепенении сидела на плавающем кресле. Её коммуникационный шлем плыл в воздухе. Причудливая, жестокая, но в то же время точная атака, храбрость, не принимающая поражения, всё это перемешалось в её голове. Она не могла думать ни о чём другом.

Сунь Нинхай понял, что хотя его дочь сидела за обеденным столом, разумом она витала где-то в другом месте. Он повернулся к своей жене, которая слегка покачала головой. Почувствовав беспокойство, он спросил:

– Линь-эр, что случилось? Ты плохо себя чувствуешь?

Пп (здесь и далее – примечание переводчика): ér – дитя, ты (в обращении родителей к детям)

Это будто пробудило Сунь Хуэлинь ото сна. Она размышляла над тем, что с ней произошло, и с неохотой улыбнувшись, ответила:

– Да ничего особенного, просто сегодня я наткнулась на очень странного соперника.

Это разожгло в Сунь Нинхае любопытство:

– А? Странного соперника? В смысле странного?

Сунь Нинхай был высшим Мастером, это он обучил Сунь Хуэлинь всем техникам.

Она вдруг вспомнила, кем являлся её отец, и решила поискать ответа у него, поэтому всё рассказала. Услышав, что YC проигрывал раз за разом, но всё равно снова принимал бой, он одобрительно кивнул: «Неплохо, этот YC действительно храбрый человек!»

Когда Сунь Хуэлинь упомянула причудливые движения, особенно финальную часть Изогнутого Шага YC, лицо Сунь Нинхая потемнело. Он сразу попросил рассказать больше подробностей. Под вопросами отца она смогла вспомнить много мельчайших деталей, которые упустила ранее.

Сунь Нинхай сказал с серьёзным тоном:

– Если всё было так, как ты описала, то это Хаотичный Изогнутый Скачок. Эта комбинация движений для уклонения практикуется только высшими Мастерами, потому что она требует не только сложных движений, но и очень продвинутого меха. Только такие могут иметь достаточно мощный процессор, чтобы выполнять подобные сложные расчёты.

Это озадачило Сунь Хуэлинь:

– Но он же использовал Чёрную Птицу?

– Это меня и озадачило больше всего. Теоретически, Чёрная Птица не может быть способной выполнять подобные движения. Какие бы у него не были способные руки, процессор Чёрной Птицы точно не сможет это сделать. Так что единственный оставшийся вариант – он модифицировал Чёрную Птицу, добавив ей мощный процессор.

Сунь Хуэлинь поджала губы:

– Но я думала, что он новичок.

Сунь Нинхай хихикнул:

– И что? Новичок не может усовершенствовать своего меха? Кроме того, возможно, что его учитель или предшественник сделал это для него, с учётом того, чтобы модификация соответствовала его стилю боя. Но в любом случае, этот YC точно опытный пилот, раз смог выполнить технику такого высокого уровня.

Сунь Хуэлинь продолжала задавать вопросы:

– Тогда почему он не использовал это с самого начала? Зачем ему ждать столько поражений?

У Сунь Нинхая заплёлся язык:

– Ах… что ж… хм… это… потому что… хм… Сунь Хуэлинь, просто кушай, давай, сейчас вся еда остынет.

Его жена изо всех сил пыталась сдержать смех, наблюдая за своим мужем, который был сейчас настолько смущён, и начала быстро есть, чтобы спрятать это.

Хотя её отец и дал ей что-то вроде разумного ответа, Сунь Хуэлинь продолжала считать, что это ещё не всё. Она не могла точно определить источник её сомнений, кроме того, что это просто была её интуиция.

Девушка не могла даже мечтать о выполнении таких движений без поддержки процессора, основываясь полностью на ручном управлении. Она вообще не верила, что это возможно.

Её голова уже раскалывалась от всех этих размышлений. Неважно, просто забудь, сказала она себе, не лучше ли будет просто спросить его в следующий раз?