3
1
  1. Ранобэ
  2. Магический Трон Арканы
  3. Том 1

Глава 331. Либеpалы

Видя, как взволнован кучер, Люсьен чуть не выпалил в ответ «Служу народу!». K счастью, он смог вовремя остановиться и вместо этого мягко сказал:

— Это просто мой долг. Это то, что я должен был сделать.

Возможно, из-за того, как популярен был оперный жанр в Холме, кучер так драматично демонстрировал свою благодарность.

Пок не был поэтом и не был хорошо образован, поэтому он просто повторял слова «спасибо», «благодарю», «выжить», «фермер» и «урожай» снова и снова.

Наконец кучер вспомнил, что он здесь, чтобы выполнить свою работу, и сказал:

— Мистер Эванс, прошу прощения… Я слишком переволновался… Пожалуйста, пожалуйста, садитесь в экипаж.

— Все в порядке, мы не спешим, — сказал Люсьен. Он огляделся и заметил, что несколько человек с любопытством смотрят на них, удивляясь, почему кучер проявляет такую учтивость.

Люсьен и Артур сели в экипаж с фиолетово-красным королевским гербом, охранники Артура последили за ними.

— Деревенский балбес! — пробормотал Артур. Он считал, что Пок, представляющий королевскую семью, только что опозорился. Однако он не показал этого. Вместо этого Артур начал льстить Люсьену,

— Ты прямо ангел! Нам повезло, что никто не подошел близко к нам, иначе тебя, вероятно, бросили бы в тюрьму, из-за того, что кучер просто проявил высочайшую учтивость…

Люсьен, улыбаясь, смотрел в сторону, как будто он мог видеть сквозь карету:

Согласно историческим документам, после установления Святой Истины были признаны боги смерти, солнца, луны, жизни и урожая/охоты, а затем последовало еще больше богов и богинь. Сейчас только чуть больше десяти стран на северо-западе, за пределами Темного Горного Хребта, продолжали поклоняться им.

Люди очень давно начали поклоняться божествам, но большая часть этого наследия не сохранилась из-за суровой, доисторической обстановки. Остались только некоторые наскальные рисунки. В то же время, когда люди еще страдали в нижней части пищевой цепи, некоторые люди рождались с большей духовной силой и постепенно понимали, как использовать магию и особые образцы магических существ. Наконец, возникла древняя магическая империя.

Много лет спустя в империи уже нельзя было найти ничего, что было бы связанно с божествами. Поэтому, если колдун хотел изучать божественность, ему или ей нужно было проникать в другие измерения.

Святая Истина вместе с силами, поклоняющимися другим божествам, победила древнюю магическую империю. Однако затем Святая Истина, став сильной, сменила сторону и в итоге последовала за другой верой. Только несколько маленьких стран на северо-западе сумели выжить. Между этими маленькими странами и странами других рас сохранялся тонкий баланс.

Услышав слова Люсьена, Артур не посмел ничего ответить, так как боялся сказать что-то не то. Несмотря на то, что он сотрудничал с колдунами и уже начал сомневаться в Церкви после того, как был отвергнут Креационизм, то, чему его учили в детстве, все еще оказывало на него большое влияние.

Люсьен заметил выражение лица Артура. Поэтому он сменил тему, заговорив про бизнес. И их разговор всю оставшуюся дорогу был достаточно доброжелательным.

Вечеринка проходила на частном поместье рядом с рекой Вероса в Рентато. Поместье, с видом на реку, было похоже на золотую полосу света, а позади него располагался большой сад, где цвело много цветов. Вид был замечательным.

В поместье Люсьен снова увидел принца Патрика, дядю Наташи. Он был еще старше и стройнее, чем год назад. Люсьен с трудом мог поверить, что принц был средних лет.

— С возвращением, Эванс. Я думал, что это займет у тебя больше времени, — с бокалом вина в руке, Патрик стоял с несколькими охранниками за спиной, которые защищали его от прохладного ветра из внутреннего дворика, — Я всегда хотел объездить весь континент, но мое состояние здоровья не позволяет мне осуществить эту мечту. Кстати, как поживает моя племянница? Наверное, она очень выросла.

Люсьен ухмыльнулся:

— Ваше Высочество, с Наташей все в порядке. Она постепенно оправляется от своих плохих воспоминаний.

Они тепло и непринужденно поговорили, в основном о поездке Наташи, Альто и Люсьене. Потом Патрик похлопал Люсьена по плечу и сказал:

— Эванс, до начала обеда я хочу познакомить тебя с некоторыми моими друзьями.

Похоже, Патрик сегодня был в хорошем настроении.

Проходя с Люсьеном через зал, принц кивнул нескольким дворянам и повел его в отдельную комнату. Затем туда вошли три дворянина и мужчина средних лет в черной магической мантии.

— Это граф Хэксон, канцлер королевского казначейства, — представил Патрик.

У графа Хэксона, пожилого мужчины в белом парике, были яркие голубые глаза.

— Это Рассел, герцог Вольфбурга, а это Джеймс, герцог Пафоса. Они оба — влиятельные члены Парламента.

Графства Вольфбург и Пафос были довольно процветающими округами Королевства Холма. Что касается двух герцогов, то один выглядел обаятельным и элегантным, со своими светлыми волосами, а другой был лысым и выглядел немного пугающим. Люсьен знал, что они оба были в возрасте, но им удавалось сохранить хорошую внешность, потому что они были лучезарными рыцарями.

Наконец Патрик представил Люсьену черноволосого и черноглазого колдуна с улыбкой на лице:

— Это виконт Харрисон из Королевской Магической Академии Холма. Он член семьи колдунов и парламента дворян. Я уверен, что ты слышал его имя. Харрисон очень известный иллюзионист и алхимик.

Люсьен кивнул. Виконт Харрисон был знаменит не только благодаря своим достижениям в магическом мире, но и благодаря тому факту, что, будучи колдуном, ему все же удалось унаследовать титул. Согласно правилам между Церковью и дворянами, если были другие наследники, колдуны не могли наследовать титул.

Очень редко им удавалось стать наследниками из-за того, что у дворян всегда было много близких или дальних родственников. Лучшим вариантом для этих колдунов было стать членами парламента. Однако были и те, кому повезло, как виконту Харрисону.

Больше всего люди завидовали тому, что Харрисон был только пятого круга, когда унаследовал титул, и потом, именно благодаря семейному состоянию, он за каких-то пять лет стал колдуном старшего ранга.

Но Люсьен этого не знал. Он слышал о Харрисоне в связи с тем, что он отказался вступить в Волю Элементов, а вместо этого выбрал стать лидером Семьи Колдунов, что казалось невероятным большинству колдунов в Королевской Магической Академии Холма. Это говорило о том, что Харрисон предпочитал Иллюзию Алхимии.

Принц кашлянул и улыбнулся:

— Я уверен, что вы знаете этого молодого человека. Давайте поприветствуем самого юного лауреата премии Корона Холма — талантливого молодого колдуна, господина Люсьена Эванса.

Джеймс, лысый герцог, широко улыбнулся, а остальные трое дворян лишь слегка кивнули.

— Артур действительно счастливчик, — прямолинейно сказал Джеймс, — Ему повезло стать твоим партнером. Джинкела сейчас на вес золота. Интересно, над чем ты работаешь сейчас. Я бы хотел с тобой посотрудничать.

— Простите. Я только вернулся в Аллин. В настоящее время я не работаю ни над чем новым, — Люсьен не откровенничал с теми, кого видел впервые.

Джеймса не обижало недоверие Люсьена. Он улыбнулся и сказал:

— Посмотрим, может еще будет шанс в будущем. Кстати, я работаю с Харрисоном над новым продуктом. Тебе интересно?

— Над каким? — тут же спросил граф Хэксон, прежде чем Люсьен ответил.

— Он основан на Электромагнитном Сообщении Лорда Шторма. Заклинание позволяет людям говорить друг с другом на расстоянии. Не смотря на присутствие шума и риск чужого вмешательства, его можно использовать ежедневно. И это гораздо дешевле, чем использовать магические круги! Подумай над этим… Когда ты охотишься в лесу, ты можешь в любое время похвастаться друзьям из города, что тебе удалось добыть. Так можно экономить огромное количество времени! — сказал Харрисон, приподняв бокал с вином.

В отличие от большинства иллюзионистов, когда речь заходила о деньгах и товарах, лицо Гаррисона всегда светилось от возбуждения.

— Это будет магический предмет пятого уровня. Не многие смогут себе его позволить, — Граф Расселл покачал головой. Он не был так оптимистично настроен насчет будущего этого продукта. В Холме, из-за высокой цены, большинство дворян покупали только те магические предметы, которые были им действительно необходимы.

— Мы пытаемся его упростить, используя накопленную силу электрического тока для замены постоянного магического круга. Все больше и больше электрических магических башен, построенных Конгрессом, используют энергию речного потока, так что это реально. Если это сработает, мы сможем избежать использования части эксклюзивных прав Фернандо на заклинание и снизить тем самым цену. Но да, стоимость все еще является основной проблемой. В конце концов, магический предмет все равно должен будет использовать заклинание пятого круга, — Гаррисон выглядел немного обеспокоенным, словно он мало что понимал в Электромагнитных заклинаниях.

Он повернулся к Люсьену:

— Итак мой юный друг. Есть какие-нибудь идеи по этому поводу?

— Пока что… Никаких… — честно ответил Люсьен. Как-то раз он тоже пытался упростить заклинание. Однако сила заклинания пятого круга была попросту незаменима.

Дворяне не ожидали другого ответа от Люсьена. В конце концов, решение этой проблемы равнялось бы огромной прибыли.

Следующие разговоры показались Люсьену немного скучными. Дворяне то ругали секретаря за глупость, то критиковали спикера за излишний консерватизм. Они с некой злобой предполагали, что это, скорее всего, из-за того, что старый спикер скоро умрет, и спикеру нужно следовать за Церковью, чтобы попасть в Горный Рай.

— Скучновато, верно? — Гаррисон подошел к Люсьену, — Но иногда неплохо получить подобную информацию. По крайней мере, можно узнать, с кем стоит работать, а от кого держаться подальше. Все присутствующие здесь — либералы.

Люсьен сделал глоток Голубого Неба и улыбнулся:

— Мой мозг отдыхает во время этого разговора.

— Хорошо. Ты многообещающий молодой человек, Эванс, — сказал Гаррисон, — Позже я представлю тебя другим магам старшего ранга. Это будет полезно для твоего будущего.

— Большое спасибо, Сэр, — Люсьен улыбнулся.

Затем они начали обсуждать магию. Гаррисон упомянул статью Изабеллы. Некоторые арканисты, которые оценивали статью, проболтались о ней знакомым, поэтому многие арканисты уже слышали о статье еще до ее публикации.

— Статья совершенно никакая! Она слишком поверхностна! — немного озлобленно сказал Гаррисон, — Она забыла о том, почему выделяются все эти алхимические вещества в организме человека. Ум и душа должны оставаться прочной основой заклинаний иллюзии. Разум человека постоянно меняется, поэтому аркана не может контролировать разум. Это могут только иллюзии!