1. Ранобэ
  2. Магический Трон Арканы
  3. Том 1

Глава 338. Пocтоянная

— Итак… вы не можете вывести закон по собранным данным? — аккуратно спросил Люсьен. Он понял, как лучше разговаривать с Фернандо. Люсьен специально делал ошибки, чтобы скрыть тот факт, что иногда он знает об обсуждаемом вопросе больше своего учителя.

Фернандо нетерпеливо ходил из стороны в сторону по кабинету:

— Нет. Я вывел формулы, основываясь на Теории Уравнения. И хотя она прекрасно работает с длинными волнами, она выдает грубую ошибку с короткими волнами. Можешь себе представить, что мне выдала формула? Что чем короче волна, тем больше энергии может произвестись. Если это так, то Папа должен упасть передо мной на колени и поцеловать пальцы моих ног!

Если температура чего-то, вроде солнца или огня, поднималась выше нуля, это могло производить тепловое излучение. B Конгрессе все были уверены, что природой теплового излучения являются электромагнитные волны различной длины. И в то же время с ростом температуры появляются более короткие волны разных частот. Внутри спектра видимый свет может иметь разные цвета. Например, чистое пламя имело темно-красный, малиновый, мандариновый, оранжево-желтый, голубовато-белый и другие цвета, соответствующие изменению длины волны.

Глядя на Фернандо в плохом настроении, Люсьен внезапно вспомнил термин Ультрафиолетовая Катастрофа. Он не ожидал, что Фернандо первым выведет эту формулу.

— Могу я… Могу я взглянуть на формулу? — осторожно спросил Люсьен.

Фернандо начал кричать:

— Я всю ночь на нее пялился! Я ничего не мог не пропустить!

Однако, несмотря на крик, Фернандо не остановил его. Люсьен с любопытством взял в руки лист бумаги и посмотрел на формулу, нацарапанную рукой Фернандо. Формула было точно такой же, какой ее помнил Люсьен!

Видя, что Люсьен просто молча смотрит на формулу и ничего не говорит, Фернандо решил, что он проверяет формулу. Он в нетерпении взмахнул руками и сказал:

— Брось ее! Все это глупость.

Когда Фернандо злился, он был жесток даже к самому себе.

Люсьен проверил формулу. Фернандо был прав.

Спустя немного времени Фернандо тяжко выдохнул:

— Прочитай мне письма. Потом мы еще раз проведем эксперимент.

— Хорошо, — Люсьен кивнул и взял первое письмо. Оно было от Дугласа, Императора Арканы.

— … Основываясь на экспериментальных данных, которые ты предоставил, я вывел эмпирическую формулу, как я ее вижу. Я все еще верю, что природа тепловой радиации не в электромагнетических волнах, а в молекулярной эмиссии от жары…

Фернандо перебил его:

— Стоит только речи зайти о тепловой радиации, он начинает говорить о Теории Частиц.

— Может, мы сможем изменить нашу точку зрения … — Люсьен пытался быть нейтральным.

Фернандо скривил губы и ответил:

— Он, возможно, единственный, кто может говорить такие вещи и не быть осмеянным. Продолжай. Давай посмотрим, что там за формула.

Люсьен немного нервничал. Если формула снова будет той же, что в родном мире Люсьена, тогда они на пороге открытия, которое потрясет весь мир.

— … Вот моя формула. Но она работает только на коротких волнах. Что касается расчетов на длинные волны, они мне не удаются… — Люсьен был в шоке. Формула была точно такой же!

Может быть, собранные данные были не точными? Люсьена не могло это не заинтересовать. Чем ближе они были к ответу, тем больше Люсьен нервничал и сомневался.

— Она работает… на коротких волнах…? Значит, Теория Частиц может привести к формуле, которая работает на коротких волнах… — смутившись, пробормотал Фернандо.

Люсьен оставался сосредоточенным и начал проверять две формулы, используя обе теории. Его сердце билось все быстрее и быстрее. Он чувствовал, что частичка мировой правды будет раскрыта.

Была ли константа, постоянная, такой же?

Исходя из понимания Люсьена, если между двумя мирами была серьезная разница, физические постоянные тоже должны быть разными, что и могло быть причиной того, почему в этом мире могла появиться магия. Однако, если физические постоянные были одинаковыми, Люсьен должен был бы находиться в той же вселенной, иначе было что-то еще, чего он не понимал!

Через какое-то время, когда Люсьен закончил проверять формулу через Теорию Частиц, Фернандо уже немного успокоился:

— Ответь Дугласу и прекрепи к письму мою формулу. Посмотрим, что он скажет. И перепиши это же письмо для Брука, Хэтэуэй, Оливера, Хеллен и Висенте. Напиши им обе формулы.

Люсьен попытался отбросить свои мысли и успокоить свое сердцебиение. Он указал на еще одно письмо на столе и сказал:

— Мистер Брук тоже прислал письмо.

— Открой его, — коротко ответил Фернандо.

Люсьен начал неспешно читать письмо.

— … Основываясь на твоих данных, Я разработал эмпирическую формулу из Теоремы об Уравнении. Но теорема нелепа. Она работает только для расчета длинных волн, но все оборачивается катастрофой, когда дело доходит до коротких волн…

Письмо в целом повторяло то, что только что говорил сам Фернандо, и формула Брука была идентичной.

Фернандо какое-то время молчал. Потом он негромко сказал:

— Напиши письма, как я сказал. Мне нужно немного подумать.

Затем он закрыл глаза и откинулся на спинку стула.

Когда Люсьен закончил писать письма и отдал их Голему Адамантину, он тоже начал проверять вторую формулу.

Время шло. После проверки вторая формула тоже подтвердила выводы Фернандо и Брука.

У Люсьена пересохло в горле. Его сердце снова забилось быстрее. Люсьен очень нервничал, ожидая ответа. Пытаясь оставаться сосредоточенным и спокойным, он начал соединять две формулы, чтобы они соответствовали обоим сценариям. Все в этот момент для Люсьена исчезло, кроме голосов демона и дьявола, звучащих в его ушах, от которых у него время от времени кружилась голова.

Черные глаза Люсьена стали холодными. Он был полностью сосредоточен, и медленно формула зарождалась.

В штаб-квартире Арканы.

Драммонд открыл дверь офиса и указал на диван:

— Мисс Изабелла, прошу.

На Изабелле было длинное светло-зеленое платье, украшенное тонкими кружевами и красивыми складками. На ее голове была симпатичная мягкая шляпка. Длинная, светло-фиолетовая лента обвивала ее волосы.

Сняв шляпку, Изабелла передала ее своей ученице, Рейчел. На ее лице сияла нежная улыбка, а взгляд голубых глаз демонстрировал искреннюю признательность:

— Драммонд, большое тебе спасибо.

— Я просто немного подтолкнул дела. Самое главное то, что эти великие арканисты хотят, чтобы ты выиграла Лавр, — Драммонд улыбнулся и указал на верхний этаж, — Кроме того, твои исследования заслуживают награду.

У Изабеллы была типичная для местности Холма красота. У нее были черные волосы и голубые глаза, она была элегантной и хорошо воспитанной. Она мягко покачала головой и сказала:

— Многие все еще протестуют против моего открытия, впрочем, как и всегда. История знает не мало арканистов, которые упустили из-за этого Лавр. Без твоей помощи я могла бы стать одной из них.

— Не смей сомневаться в себе! У твоего открытия большой потенциал! Подумай о том, какое влияние твоя статья оказала на Конгресс. Арканистам придется признать, что твоя статья внесла огромный вклад во включение Иллюзии в систему арканы, — Драммонд, казалось, был немного взволнован. Он полностью был на стороне Конгресса и, как арканист, был полон решимости. Ему очень не нравилось разделение на организации и группы, особенно ему не нравилась Семья Колдунов, типичная старомодная и консервативная группа, следовавшая древним традициям.

На двадцатом этаже над офисом «Арканы» Люсьен закончил соединять две формулы. Формула показалась ему настолько знакомой, что ему стало трудно дышать.

Через несколько минут он, наконец, начал приводить образцы данных в комбинированную формулу.

Поскольку Люсьен понимал, что впервые он увидит часть правды мира, он так нервничал и переживал, что у него начались слуховые галлюцинации, будто заклятые враги изо всех сил пытались отвлечь его.

— Остановись! Остановись сейчас же! — где-то в пропасти взревели дьяволы. Они собирались разорвать Люсьена на части своими острыми когтями!

— Прекрати, не делай этого! Я дам тебе власть, богатство и все, что ты только захочешь в мире! Демоны из ада ужасали не меньше. Они хотели заманить Люсьена.

— Дитя мое, иди сюда. Это лоно матери, лоно, которое когда-то обнимало каждое божество. Ты будешь наслаждаться здесь вечным миром и счастьем! — милосердно сказал ангел Люсьену.

Люсьен не обратил на эти слова никакого внимания. Он заботился только о константе.

В штаб-квартире Арканы.

Стоя у окна, Драммонд посмотрел на пешеходов на улице, маленьких, словно муравьи, и уверенно сказал Изабелле:

— Это еще одна важная победа арканы. Твое имя и твой вклад запомнятся всему магическому миру и войдут в историю.

— Это чудесная эра арканы, — Изабелла искренне улыбнулась.

— Опарыш! Человечишко! Я убью тебя, вырву твои кишки! Я чувствую запах твоей крови!

— Любой, кто не проявляет должного уважения к демону, будет наказан судьбой!

— Ты нечестивый! Породитель зла в мире! Ты должен остановиться сейчас же, или тебя ждут вечные муки!

В голове Люсьена голоса кричали наперебой.

Люсьен был в шаге от окончательного ответа. Он остановился на мгновение, а затем прорвался через барьер.

Демоны, дьяволы и ангелы разразились диким криком и растаяли, словно груды снега под солнечным светом.

Люсьен увидел постоянную. Знакомая ему постоянная теперь выглядела очень жутко.

Постоянная… была такой же, как у Земли?

Она была точно такой же!

Все иллюзии разбились вдребезги. Умоляя о пощаде, ангелы и демоны полностью исчезли. Мир вернулся к нормальной жизни.

Однако для Люсьена все выглядело иначе!