5
1
  1. Ранобэ
  2. Магический Трон Арканы
  3. Том 1

Глава 340. Лавp и Мир

B кабинете Фернандo.

После того, как Люсьен написал формулу Планка, Лорду Шторма понадобилось совсем немного времени, чтобы перепроверить ее.

— Она работает и на длинныx, и на коротких волнах. Проще говоря, это формула верна, — Фернандо медленно кивнул, — Но нам лучше все же провести несколько экспериментов, чтобы убедиться, что она согласуется с любыми возможными вариантами.

Последние две недели Фернандо постоянно находился в обеспокоенном состоянии, и, похоже, был готов взорваться в любой момент. Поэтому, когда он увидел формулу Люсьена, которая выглядела идеально, его единственным желанием было поскорее проверить ее, и забыть о предыдущих двух!

Люсьен впервые с того момента, как он стал учеником Фернандо, был допущен до эксперимента без чтения писем.

Хотя Фернандо проводил все эксперименты очень быстро, он убедился в обоснованности формулы теплового излучения, только когда время уже подошло к обеду.

— Интересно… — Фернандо теперь выглядел намного спокойнее, и его отношение изменилось, — Ты прав, Люсьен. Я слишком много думал. Это как с отношениями: когда по-настоящему любишь, не нужно долго думать.

Люсьен не понял, как Фернандо связал между собой эти две вещи. K тому же Фернандо не казался ему специалистом в любовных делах, поскольку он до сих пор был не женат.

— Должны ли мы написать великим арканистам? — Люсьен хотел, чтобы Фернандо сосредоточился на формуле.

Фернандо радостно кивнул:

— Конечно, они тоже озадачены двумя формулами. Удивительно, что мой ученик первым это обнаружил… Однако…

За одну секунду взгляд Фернандо стал очень строгим, и он продолжил:

— Поскольку формула работает, можно сказать, что за этим скрываются более глубокие законы природы! То, что может раскрыть природу теплового излучения! Мы не можем просто остановиться на этом. Мы должны углубиться в это!

Хотя в голосе Фернандо явно слышалось нетерпение, как его студент, Люсьен хорошо знал, что он просто был в восторге. Это был невероятный шаг к пониманию этого мира.

— Написать им сейчас? — спросил Люсьен. Он надеялся, что великие арканисты первыми ознакомятся с объединенной формулой.

— Напиши им сейчас же, — Фернандо вернулся за свой стол и, не поворачиваясь, сказал Люсьену, — Привлеки их к обсуждению. У меня такое чувство, что это будет сложно. Еще напиши статью о том, как ты объединил две формулы. Отправь ее в совет вместе с моей формулой и формулой Дугласа. Чтобы все арканисты были в курсе, что происходит. Если нам удастся узнать истинное значение формулы до выхода следующего выпуска Арканы, мы сможем опубликовать результат. Если мы потерпим неудачу, обсуждения арканистов все равно могут вдохновить нас.

План Люсьена сработал. С помощью голема Адамантима он быстро отправил письма шести арканистам и вернулся к обсуждению формулы со своим учителем.

Обсуждение трудно давалось Люсьену, потому что он считал, что еще не время представлять верное объяснение, которое он планировал скрывать до конца, пока все другие возможности не будут исключены. Лгать и находить оправдания своим открытиям было определенно труднее, чем открыто во всем признаться, тем более что он разговаривал с великим арканистом.

К счастью Фернандо понятия не имел о том, что Люсьен уже знает верный ответ, и был сосредоточен только на самой формуле. Поэтому Люсьен справился с этим, при этом многое подчерпнув из их дискуссии.

Время было уже позднее. После того, как Фернандо сказал Люсьену, что он может быть свободен, он добавил:

— Люсьен, ты стал колдуном пятого круга?

— Да, сэр, — Люсьен был немного удивлен. Он достиг пятого круга только прошлым вечером.

Фернандо усмехнулся:

— Когда мы проводили эксперимент, я почувствовал, что твоя духовная сила мощнее, чем когда-либо. К тому же, я всегда знал, что это лишь вопрос времени, учитывая, как упорно ты работаешь. Поскольку ты выполнил свое обещание и работал больше, чем другие студенты, завтра можешь принести мне заявление на открытие своего Атомного Института, я его одобрю.

— Большое спасибо, сэр, — Люсьен был немного удивлен. Он думал, что понадобится намного больше времени, чтобы заслужить поддержку Фернандо.

На следующий день.

«Улучшение формулы Фернандо и формулы Дугласа в исследованиях теплового излучения…» — написав оценочный комментарий и подписав бланк заявления Люсьена, Фернандо взял в руки статью, которую Люсьен позже собирался представить вместе с ним, и медленно прочитал название. На его лице появилась редкая для его характера улыбка.

— Эту формулу назовут Формулой Эванса, — кивнул Фернандо, — и постоянная будет называться Постоянной Эванса. Твое имя будут помнить вечно.

Поскольку периодическая таблица элементов представляла собой лишь краткий перечень, фамилия Люсьена не использовалась в ее названии.

Люсьен едва заметно вздохнул, потому что значение постоянной выходило далеко за рамки нынешнего понимания Фернандо. Затем он, как обычно, начал читать письма. Первое было от Дугласа.

— Я рад узнать, что ты и твой ученик Люсьен решили проблему, которая беспокоила меня последние несколько дней. Мои поздравления мистеру Люсьену Эвансу. Это победа молодого поколения. И, возможно, только молодое поколение может избежать всех отвлекающих факторов и напрямую использовать математический метод для решения проблемы. Он как сияющий чистый бриллиант…

Раз уж мы выяснили нужную формулу, настало время задаться вопросом, почему именно эта формула имеет смысл? Я бы сказал, что за этой формулой существует какой-то скрытый закон, который нам пока не удалось обнаружить, но в чем он заключается? Не время останавливаться и праздновать успех. Перед нами еще слишком много вопросов… Когда мы поймем истинное значение формулы, мы сделаем еще один шаг навстречу окончательной истине.

Фернандо прокомментировал:

— Ну конечно… Мистер Миллион Вопросов…

Остальные письма от Брука, Хэтэуэй, Оливера, Хеллен и Висенте были аналогичными. Все они рассуждали о том, что скрывается за формулой.

Три дня спустя, рано утром.

«… основываясь на отзывах и комментариях двух членов совета, общий комментарий к формуле, предложенной мистером Люсьеном Эвансом, таков: формула прекрасно работает как на коротких, так и на длинных волнах, и, таким образом, спектр применения формулы очень широк. Мы назовем это Формулой Излучения Черного Тела Эванса, а постоянную в формуле Постоянной Эванса. Однако формула была получена, благодаря чистому математическому расчету, теоретического ее обоснованя нет, а значение еще предстоит выяснить. Двадцать кредитов и двести очков арканы даются в качестве награды»

Прочитав обзор, который Катрина любезно прислала прямо к нему домой, Люсьен очень воодушевился. Награда была неплохой, но самое главное, Люсьен сможет получить намного больше от цитирования формулы и постоянной. В отличие от базовых данных, включающих атомные веса, эта находка будет принадлежать исключительно Люсьену в течение следующих трех лет!

Что касается результатов его заявления на институт, этот процесс должен был занять еше неделю или две.

Отложив документ, Люсьен отвлекся на завтрак и открыл письмо от Харрисона.

«… Последний выпуск Арканы вызвал огромный переполох среди всех колдунов. Каждый колдун, с которым я встречался, говорил о ‚значении Иллюзии в системе арканы‘, и, судя по всему, уже можно с уверенностью сказать, что результаты исследований мисс Изабеллы разрушили все предыдущие теории Иллюзии. Это очень интересно, потому что эта алхимическая субстанция, — гормон, в настоящее время работает только для очень немногих иллюзорных заклинаний! Атмосфера вокруг этого события оказала большое давление на Семью Колдунов. Поэтому четыре дня спустя, в понедельник, все маги старшего ранга согласились отдать Лавр Изабелле…

К сожалению, мое предложение, чтобы ты разделил Лавр с ней, было отклонено. Они не совсем согласились с твоей теорией мозговых волн. Нет, если точнее, теорию еще можно значительно улучшить. Я уверен, что ты продолжишь работать над ней, и я с нетерпением жду того дня, когда ты тоже сможешь надеть на свою голову Лавр и стать вторым колдуном среднего ранга, который выиграл самые престижные призы в двух разных областях…

Церемония вручения Лавра будет проходить в штаб-квартире Семьи Колдунов. Если у тебя есть время, ты можешь поприсутствовать»

— Они решили дать мисс Изабелле Лавр, — сказал Люсьен и отложил письмо.

Спринт немного смутился. Он не понимал, почему мистер Эванс сказал это.

Люсьен не стал объяснять. Он улыбнулся и встал из-за стола. Пришло время посетить своего учителя и выдвинуть некоторые предложения.

После двух дней жарких дискуссий Фернандо до сих пор не понял скрытого смысла формулы, которая сводила его с ума.

— У меня есть предложение, — серьезно сказал Люсьен, глядя Фернандо прямо в глаза.

Фернандо был немного удивлен, он смущенно уточнил:

— Какое?

Из-за дурного характера Фернандо люди редко разговаривали с ним подобным образом.

— Я думаю, что мы должны включить Кинетическую Теорию Хлоя из Термодинамики в анализ формулы. Его взгляд на использование статистики и его описание энтропии и вероятности вдохновили меня. Может быть, они помогут нам понять формулу, — когда Люсьен говорил, он чувствовал, что он медленно открывает ящик Пандоры.

Кинетическая Теория Термодинамики помогла Хлою выиграть медаль Снега и Льда.

Недавно он усовершенствовал ее и превратил в базовую систему.

Фернандо кивнул, не слишком задумываясь:

— Поскольку все остальные теории не сработали, мы можем использовать энтропию и вероятность и посмотреть, что произойдет.

Так как направление было правильным, работа Фернандо и Люсьена прошла довольно продуктивно. Письма Дугласа, Брука, Хэтэуэй и других великих арканистов также помогли им преодолеть все барьеры. Значение и ценность формулы скоро должны были раскрыться.

В Кокусе, столице Кале, на окраине города, где всегда клубился светло-серый туман, стояла башня черной магии.

Богато украшенные кареты медленно останавливались перед башней. Гостей провожали в банкетный дом.

— Добро пожаловать, мисс Изабелла, мистер Драммонд, — улыбаясь, Адальберт фон Миллер, президент Семьи Колдунов, арканист седьмого уровня и архимаг девятого круга, поприветствовал победительницу Лавра.

Все колдуны и арканисты обернулись и посмотрели на мисс Изабеллу. Многие из них занимали важные роли в Конгрессе.

Сегодня вечером Изабелла была звездой.

На тридцать третьем этаже магической башни Аллина, в общем кабинете, работа Фернандо и Люсьена подходила к концу. Значение формулы вот-вот должно было раскрыться. И великие арканисты уже ждали результатов в своих собственных магических башнях Полуплоскости.

Люсьен, зная окончательный вывод, чувствовал, как его ладони потеют.

В банкетном зале все гости тепло и приветливо болтали друг с другом. Все говорили о победительнице Лавра, об иллюзии, магии и аркане. Колдуны, присутствовавшие на этой современной церемонии, были одеты в классическом стиле, что придавало собранию уникальный стиль, сочетающий в себе глубину классики и живость современности.

Мягкий оранжевый свет банкетного дома нежно покрывал каждого гостя слоем золотистого цвета.

Когда фон Миллер вышел на сцену, гости постепенно затихли. Мисс Изабеллу и ее ученицу Рэйчел пригласили на сцену.

Служанка позади Миллера держала серебряный поднос, на котором лежали два хрустальных, тонко вырезанных лавровых венка. В сияющем свете лавров просматривались магические символы. Венок был больше похож на произведение искусства, чем на магический предмет.

Изабелла включила имя Рэйчел в статью, чтобы поблагодарить ее за вклад и вдохновляющие идеи, предложенные ей. После подтверждения Семья Колдунов решила позволить им разделить эту честь.

Однако в глазах всех колдунов, даже самой Рэйчел, Изабелла была звездой сегодняшнего собрания.

— … Алхимическое вещество, гормон, было обнаружено в ходе эксперимента мисс Изабеллы и мисс Рэйчел, и значение применения гормона было доказано в механизме Иллюзии. Поэтому Семейство Колдунов и Академия Магии Кале решили присвоить им Лавр, чтобы отметить их величайший вклад.

Фон Миллер надел два прекрасных лавровых венка на волосы двух девушек. Сияние венков ослепляло.

Последовали теплые аплодисменты. Все колдуны были взволнованы, и у некоторых магов были соврешенно смешанные чувства.

Результат анализа Фернандо и Люсьена шокировал!

В голосе Фернандо смешались гнев и страх:

— Итак, Люсьен… Формула работает только в одном случае… Мы должны поверить, что поглощение и выделение энергии происходит не непрерывно, а порциями?!

Когда Фернандо говорил, его голос дрожал, как будто он стоял перед всемогущим Богом Истины.

— Да сэр, — Люсьен чувствовал те же эмоции, что и Фернандо, но его ответ был твердым.

С красивым лавровым венком на голове Изабелла произносила короткую речь для банкетного зала.

— … Во времена древней магической империи, из-за отсутствия мощного математического инструмента для вычисления неправильных фигур, при построении магических моделей и анализе заклинаний древние колдуны постоянно сталкивались с большими препятствиями, и поэтому им приходилось полностью полагаться на рост их духовной силы, чтобы преодолевать барьеры диким путем…

Это закончилось, когда появились метод исчисления, предложенный президентом Дугласом. Вместе с огромным вкладом, внесенным несколькими великими арканистами, мы, наконец, нашли мощный инструмент, который поможет нам вычислять и выстраивать нерегулярные магические модели относительно простым способом.

Таким образом, мы можем смело утверждать, что исчисление является основой системы арканы. Непрерывное и плавное деление и анализ бесконечно малых частиц подтолкнули нас к истине реального мира. С этой точки зрения, математический инструмент сам уже передает глубинную идею арканы, которой является непрерывность. Мы видим непрерывность в морском побережье, горизонте, ветре, волнах, потоках, времени и так далее…

Основываясь на концепции непрерывности, теория силового поля мистера Дугласа вместе с теорией электромагнетизма и Света и Тьмы мистера Брука сформировали основную структуру мира арканы. Однако, к большому сожалению, Иллюзия, Трансформация и Вызов все еще находятся за пределами системы…

Сейчас под непрерывностью понимается непрерывный процесс, который всегда можно увидеть в повседневной жизни. Это похоже на реку, на которую мы смотрим, или дорогу, по которой мы идем, которые нельзя разделить на части. Это похоже на числа на термометре. Всегда будет один градус, два градуса, три градуса, без пустых делений между ними.

Услышав ответ Люсьена, Фернандо закричал:

— Ты говоришь мне, что форма энергии не непрерывна? И мир, построенный на ней, также не является непрерывным?! Ты что, видишь воющий ветер, или чувствуете время, проходящее мимо! Это смешно!

Люсьен чувствовал огромное давление со стороны своего учителя. Однако он все равно поднял голову и посмотрел в глаза Фернандо:

— Если мы хотим, чтобы формула работала, мы должны принять тот факт, что энергия делится на отдельные части.

Люсьен выпрямил спину, и когда он говорил, его голос был очень холоден.

— Возможно… Сам мир не непрерывен!

— Это прекрасная эпоха. Каждый из нас внес свой вклад в мир арканы. А мне просто повезло.

В тот момент, когда Изабелла закончила свою речь, раздался оглушительный летний гром. Раскаты грома были настолько безумными, что колдуны в доме занервничали.