1. Ранобэ
  2. Перерождение: Монстр
  3. Том 1

День 31.

2

Вчерашний сильный дождь продолжился, так что мы остались в пещере.

День шёл как обычно. После завершения утренней тренировки, я вооружился вчера сделанной броней чёрного волка и алебардой, которую ещё в битве не использовал, чтобы приступить к более серьёзной тренировке с Гобу Кичи Куном, который тоже был в полном обмундировании.

Моя новая броня состояла из удобных чёрных штанов и длинного чёрного пальто. На левой руке была надета перчатка из кованого железа. Правая рука использовала укрепленный чешуёй и разными другими примочками, круглый щит. Голова ничем не прикрывалась, а на ногах были потёртые ботинки, которые старые гоблины добыли в своём походе.

Так как моя кожа была тоже чёрной, это снаряжение, сделанное мною, практически сливалось с темнотой.

Обмундирование Гобу Кичи Куна было заменено новыми деталями, добытыми во время рейда на орков.

Его основным оружием был [Полумесячный Топор], который горел из-за [Пламенного клинка], сделанный путём добавления в боевой топор, найденный мною, камень духа огня. Для защиты у него был башенный щит, сделанный из чешуйчатого круглого щита, имеющего большую защитную силу, благодаря усилению магией. Броня, в основном, состояла из того, что носил орк-лидер. Подобно кожаной броне и чешуйчатому щиту, я стянул детали своей нитью, предав ей больше защиты и мобильности.

Со стороны он был похож на передвижную крепость. Броня словно вросла в его тело, усиливая способности авангардиста. В бою, встреча с таким противником, это вам не шутка.

Да, Гобу Кичи Кун стал сильным.

Я мог чувствовать это во время обычных тренировок, но сейчас, когда он в полной экипировке, я буквально вижу, насколько сильно он вырос.

Я, обычно улучшал себя с помощью различных способностей, запутывая противника различными техниками, и применяя удары исподтишка, был слаб в ситуациях, где надо принять бой лицом к лицу с противником сильнее меня, как Гобу Кичи Кун.

Он всё ещё противник, которого я могу победить с моими способностями, но когда мой удар алебардой, в который я вложил все силы своего тела, был отражен башенным щитом, я удивился. Каждый из его ударов был очень тяжёл, а в купе с ловким обращением с топором, вызывал у меня восхищение.

Похоже, он знал, как использовать топор, чтобы он был острее, быстрее и тяжелее.

Ну, оружие, которое он использовал с первой нашей охоты, до сих пор была дубина→топор→топор, вероятно, в этом и была причина.

В нашей деревне тот, кто лучше всех владел топором, без сомнений, был Гобу Кичи Кун.

Также, его горящий [Полумесячный Топор] был более серьёзной проблемой, чем я думал. У меня есть способность [Сопротивление Огню], потому у меня нет повреждений от способности его [Полумесячного Топора] [Пламенный клинок]. Но всё же, сопротивление есть сопротивление, но горячо есть горячо. Огненные языки заслоняли мне обзор, а рукоять алебарды раскалилась от его пламени. Из-за этого я немного отступил.

Продолжая в том же духе, мы потратили много времени, делая постановки реальных боев.

Позже, я занялся производством одежды, добыл немного камней духа, поел вкусной еды от сестёр и пошел спать.

И потом, когда все заснули, случилось это происшествие...

Восемь тел двигались к месту, где спали пять человеческих женщин, и моя способность [Ощущение присутствия] уловила эти движения.

Когда я посмотрел на то, что разбудило меня, я увидел отступающие фигуры гоблинов, которые шептались между собой, говоря с энтузиазмом о нападении на женщин.

В тот момент, когда я увидел это, я схватил алебарду одной рукой, что лежала возле моей постели, и пошёл за ними. Я убедился, что сделал это незаметно, чтобы получить твёрдое доказательство того, что они намеревались напасть на спящих женщин. Неопровержимые доказательства те, которые они не смогли бы опровергнуть, были очень важны.

После того как они сделают это, слова, что я сделал ошибку, им не помогут. Как только я был уверен, то я замахнулся своей алебардой на ближайшего гоблина и провёл в районе его шеи.

Его голова отлетела, подхваченная гравитацией она упала на землю и стала кувыркаться, которую я впоследствии растоптал и размазал по полу на одном дыхании. После его головы, мои сапоги стали грязными, но в тот момент, мне было всё равно.

Я убедился, что прижёг отрубленное горло гоблина, которого я обезглавил: это поможет спасти меня от уборки после.

Запах горелого мяса вызвал мои боевые инстинкты.

Я осмелюсь сказать, я смеялся, делая это.

Внезапное, хладнокровное убийство мгновенно вызвало серьёзную атмосферу.

Взгляд каждого, кто сфокусировался на мне, был ошарашенный и растерянный. Игнорируя эту ситуацию, я начал задерживать остальных гоблинов с помощью своей нити. Глядя на захваченных гоблинов, я понял, что все они были подчинёнными бывшего лидера хобгоблинов.

Тогда, я решил, что в первую очередь поймаю бывшего лидера хобгоблинов, с выпуклой промежностью, который на моих глазах напал на Рыжую.

Я пытался выслушать его историю, прежде чем решить, позволить ли ему жить, кажется, что он был не в состоянии подавить свои сексуальные желания. Когда я спросил, почему он не занимается этим с женщиной своего рода, он ответил: кто попробовал тело человеческой женщины однажды, тела женщины гоблина больше не могли его удовлетворить. Удовольствие было на другом уровне.

- Неужели ты не понимаешь это!? - был его аргумент. Я ударил его один раз, чтобы остановить дискуссию наполовину, потому что у девушек, которые подверглись нападению, была разодрана одежда.

Я услышал достаточно того, что я хотел услышать.

Я накинул несколько прекрасных кофт, созданных из нитей, которые я сделал вчера, на дрожащих девушек, которые обнимали собственные тела. Потому что, оставляя их в разорванной одежде, значит создавать искушения для других гоблинов.

Я закончил раздавать одежду, между делом успевая гладить спину и пытаясь успокоить Рыжую, которая цеплялась за меня и плакала. Я продолжил терпеливо взывать к ней, кажется, она понемногу успокаивалась, хотя всё ещё продолжала реветь. После того, как Гобу Кичи Кун, Гобу Ми Тян и Гобу И Тян прибежали, я дал им приказ отвести связанных гоблинов в зал для практики, который находился у входа. Также сказал, чтобы разбудили всех, кто ещё спит.

Я оставил труп и раздавленную голову.

После раздачи приказов, Рыжая, казалось, успокоилась, хотя, до сих пор не отпускала мою одежду. Так или иначе, она не разжимала свои руки независимо от моих попыток. Она всё ещё слегка дрожала, так, что это было неразумно пытаться получить от неё ответ. Хотя я, на самом деле, думал, что мне лучше не обременять себя сейчас необходимостью ухаживать за её психическим здоровьем. Ничего не поделаешь, так что я взял её с собой. Остальные четыре девушки, хотя и дрожали, либо потому, что они не хотели быть отделены от меня, того кто спас их, как я и обещал, либо потому, что они хотели видеть всё своими глазами или, возможно, была какая-то другая причина, последовали за нами.

Убедившись в том, что никто не спал и, что все собрались в зале рядом с входом, я указал на арестованных гоблинов кончиком моей алебарды. Я объяснил, что эти ребята действительно сделали то и это, я говорил и т.д., и т.п. Объяснив им всё, я начал пытки.

Для начала, я отрезал немного кончиков их пальцев охотничьим ножом. Прижигая раны огнем, чтобы они не истекли кровью, используя целебные заклинание, чтобы восстановить их жизнеспособность и силу тела. Я продолжал понемногу, принимая все меры предосторожности, чтобы они не погибли от шока.

Они сильно кричали, поэтому я сунул кляп из ниток им в рот. Это было также для того, чтобы они не откусили себе языки. Ну, вы не умрёте быстро, даже если вы откусите языки, с самого начала я дал им понять, что это бессмысленно.

Да, я всех ошарашил. Физически и духовно, они отстранялись от этого.

Тем не менее, делая это, доказывал девушкам, что обещание, которое я дал, не было пустым, это должно быть понятно. В первую очередь, нет необходимости говорить, что было много последователей, которые не соблюдали мои указания, вместо этого следовали приказам предыдущего.

Оставив текущую проблему не решённой, это бы, конечно, вызвало проблемы в дальнейшем, так, ради будущего я делаю это, чтобы пресечь потенциальные проблемы в зародыше.

Если я этого не сделаю, рано или поздно получу нож в спину и умру, это было бы конечно глупо.

На шести гоблинах были использованы различные уникальные и красочные методы, в конце концов, остался только один.

Последний гоблин - бывший лидер хобгоблинов глазами просил пощады, но даже при этом мне было так приятно, превращая его в боксерскую грушу. Этот дурак не мог ничего понять, для меня не было никакой пользы от его жизни.

В группе он занимал должность, соизмеримую его силе, но как я думал, дураки всегда останутся дураками.

Я не понимаю тех парней, которые не могли даже соблюдать минимальное количество правил, которые я установил, таких простых, что даже идиоты могли понять.

Тот факт, что всё закончилось именно так, было из-за намерений этого парня: что посеешь, то и пожнёшь.

Тем не менее, даже я не могу бить своих последователей только потому, что они мне не нравятся. Пока нет повода для убийства своего оппонента, как этот парень. С самого начала, существование нормального места, где были две конфликтующие стороны в рамках одной организации, чрезвычайно редки.

Поэтому, не задумываясь, я снова и снова обжигал его руки, топил в воде, стегал, пока тот был сдавлен камнем. Я сохранял его теплящуюся жизнь, пока пытка продолжалась.