1. Ранобэ
  2. Маг, поедающий книги
  3. Том 1

Глава 375. Нисхождение демона небес (часть 5)

15

– Что за вздор ты говоришь?

Психическое состояние демона небес достигло такого уровня, что обычные провокации его больше не затрагивали. Аура, магия и сила священных существ – всё это объединилось в одном-единственном теле, создав беспрецедентного мутанта. А до тех пор, пока была активирована техника поглощения звезд, демона небес практически невозможно было убить даже силой трансцендентного человека. Вот почему Теодору пришлось подготовить козырь.

– Что непонятного? – игриво произнёс Теодор, – Я привёл к тебе твоего брата. Разве это не стоит твоей благодарности?

Теодор привел на опасное поле битвы мико, лишенную каких-бы то ни было боевых навыков. И несмотря на то, что ему было жаль её, иного выбора в сложившихся обстоятельствах попросту не было. Они не могли упустить возможность позаимствовать силу трансцендентного Абэ-но Сэймэя.

– Старые боги Такама-но Хары! Сузука, хранящая веру небесных божеств, взывает к вам…

Попытаться прервать её песнопение было уже слишком поздно. И этот факт был известен демону небес. Церемония призыва столь великой силы не могла быть завершена за несколько секунд. Она должна была занять не менее нескольких минут.

Итак, активация данного заклинания началась с того самого момента, как только ноги демона небес оказались связаны поочерёдными атаками Девяти Дворцовых Воинов. Более того, когда Теодор встал перед Сузукой, её убийство стало возможно лишь после полной расправы с этим трансцендентным магом.

– Великий основатель Сэймэй! Я даю Вам своё тело!

А затем мико Сузука завершила церемонию.

– Извини, что привёл тебя в столь небезопасное место, дитя моё.

Церемония временного овладения телом! Она была намного менее комплексной, чем получение божественности, но поскольку субъектом являлось такое трансцендентное существо, как Абэ-но Сэймэй, на её подготовку требовалось достаточно много сил и времени. К счастью, Сузука была далёким родственником Сэймэя и смогла достаточно быстро добиться успеха, поскольку и сам Сэймэй принимал в ней активное участие.

Фшух!

А затем Сузуку окутал свет, и прямо в неё вошла полупрозрачная фигура. Это был фрагмент души Абэ-но Сэймэя, покинувший Восемь Нефритовых Магатам.

– Нет… Эта аура, эта сила! Ты…!

Узнав Сэймэя, демон небес был попросту ошеломлён.

Тем не менее оммёдзи и Теодор говорили исключительно друг с другом, так, словно демона небес здесь и вовсе не было.

– У нас только один шанс. Не должно быть ни единой ошибки.

– Конечно. Я в курсе, – ответил Теодор.

У использования тела Сузуки в качестве сосуда также были свои пределы. Против демона небес можно было применить лишь какую-то одну технику. Если бы Сэймэй воспользовался более широким арсеналом, то тело и душа Сузуки были бы попросту раздавлены. Вот почему этот шаг можно было назвать ключевым.

Дзын-н-н-н-нь…

А затем прозвучал резкий звон, и мир покрылся чёрно-белым цветом. Это была Остановка Времени, использованная в определённом диапазоне! Однако демон небес, однажды уже испытавший её, обладал практически полным иммунитетом к подобному трюку.

– Ха! Ты настолько глуп, что решил вновь использовать один и тот же фокус для того, чтобы связать мне ноги? – рассмеявшись, спросил демон небес.

– Что ж, не попробуешь – не узнаешь, – с улыбкой ответил Тео, – Я остановил время вовсе не для того, чтобы связать тебе ноги.

– Что…?

И сразу же после этого…

Находящийся в теле Сузуки Сэймэй начал активацию своего собственного заклинания:

– Табу, убивающее душу…

Холод…

Несмотря на свою высочайшую гордость, демон небес почувствовал неминуемый кризис и тут же ринулся вперёд. Он не мог допустить, чтобы другая сторона закончила это заклинание. Демон небес должен был убить, прервать или каким-то образом не допустить завершения этой магии. И вот в мире, где время остановилось, появились пылающие огни. Это была сила священного существа, Каруры. Демон небес собирался стать пламенем и покинуть это место.

– Куда пошёл!? Бессмертная Верёвка!

В этот момент прямиком на демона небес со скоростью света упал моток верёвки, тут же связав его по рукам и ногам. Это было одно из тех самых трёх сокровищ, которые Теодор получил от верховного монаха.

– Ик! Какая подлая вещь…! Кхук, почему?

– Ну и кто теперь глуп?

Техника поглощения звёзд не помогала. Нет, она попросту не работала в пространстве, где остановилось абсолютно всё, начиная от времени, заканчивая потоками маны.

И демон небес слишком поздно понял, в какую попал ситуацию.

– Твоя ненасытность будет запечатана в течение целых суток, – громко произнёс Сэймэй, после чего провёл перед собой двумя пальцами так, словно те были лезвием меча.

Запечатывающее табу – магическое заклинание, способное вклиниться даже в душу бога. Это была одна из лучших техник Абэ-но Сэймэя, которая могла запечатать даже бессмертное сердце.

Бдух!

И вот, несмотря на отчаянное сопротивление демона небес, с пальцев Сэймэя соскочил пучок света и врезался прямиком в сердце монстра. Прочнейшая кожа демона небес была бессмысленной, поскольку это была не физическая техника.

Это был клинок, блокирующий душу. И с этого момента демон небес больше не мог использовать технику поглощения звёзд. Его тело полностью восстановилось благодаря энергии, которую он впитал, но сила атаки демона небес упала практически наполовину, и теперь он больше не мог использовать бесконечное пополнение своих ресурсов.

– Сэймэй, с этого момента я буду сражаться один.

– Уверен? Он чрезвычайно опасен даже без своего поглощения.

К сожалению, это было правдой. Техника поглощения звёзд была трюком, который опирался на внешние силы. Наибольшая проблема заключалась в бесконечной стойкости и высочайшей регенерации демона небес. А поскольку каждую минуту его боевая мощь увеличивалась, Теодор должен был победить его как можно скорее.

"Что ж, человек предполагает, а Бог располагает. Небеса сами решат, как закончится эта битва".

На правой руке Теодора была эмблема – знак, обозначающий хранителя мира. До тех пор, пока техника поглощения звёзд будет запечатана, материальный мир можно будет использовать в качестве резервного источника силы. Итак, у Теодора было 70%-ое преимущество в битве.

Сэймэй же, согласившись с волей Теодора, увёл Сузуку с горы. А потому на этом участке пространства остались лишь два монстра.

Фр-р-р-русь!

Тем временем демону небес наконец-то удалось избавиться от надоедливой верёвки. И сделано это было не при помощи каких-то заклинаний или специальной техники, а голой силой.

Итак, разорвав верёвку, демон небес повернулся к Теодору и спросил:

– Это всё?

– О чем ты?

– Ты использовал все свои трюки?

Из демона небес прямо-таки выплёскивалась кровавая аура. В его правой руке был меч, в левой – копьё, а сам он напоминал собой мифического Каруру. Нет, это был вовсе не Карура. Его тело было окружено молниями, а обе ноги покрыл туман, словно настоящее божество. Благодаря практическому опыту борьбы с Теодором и его группой, демон небес стал ещё более продвинутым.

"Что ж, хорошо".

Однако вместо того, чтобы отступить, Теодор лишь поднял обе руки.

"Я всё ещё сильнее".

А затем в движение пришли восемь драгоценных камней. Восемь Нефритовых Магатам – это был один из трёх божественных артефактов, позволяющий создавать отдельные тела.

Фжух! Фжух! Фжух!

Один, два, три… Появившиеся в воздухе клоны Теодора равномерно окружили своего противника. Их совокупная магическая сила создавала такое давление, что даже земля перестала выдерживать и начала трескаться.

Учитывая самого Теодора, всего их было девятеро. Клоны не могли скопировать защиту основного тела и способности Глаттони, но магическая сила девяти кругов и без того была попросту ужасной.

Впрочем, наличие девяти тел вовсе не значило, что Теодор стал вдевятеро сильнее. В конце концов, клоны были созданы с использованием конечной магии. И как только эта магия будет развеяна, клоны также исчезнут. Кроме того, уничтоженный клон можно было вызвать лишь через семь дней, а потому данный фокус также был одноразовым.

"Ну, об этом я ему говорить не собираюсь".

Теодор взлетел в воздух, и его восемь клонов последовали за ним.

Девять Теодоров и небесный демон уставились друг на друга.

– Как ты относишься к тому, чтобы твои похороны совпадали с твоим днём рождения, монстр?

– … Ты!

А затем началась поистине великая битва.

* * *

Горный хребет Хван рухнул.

Нет, это было слишком простое описание. Для того, чтобы подробно охарактеризовать всё, что произошло, потребовалось бы несколько листов бумаги.

Высота самой нижней горной вершины превышала три ​​километра. Она была достаточно высокой по сравнению с любой известной горой на восточном континенте. Великолепие горного хребта также было особенным. Аура или великая магия, способная в мгновение ока сжечь тысячи людей, не смогла бы разрушить даже десятую часть этого хребта.

Вшух!

Однако единственная вспышка света заставила рухнуть сразу десяток горных вершин, вызвав тем самым сильнейшее землетрясение.

Гру-ду-ду-ду!

Поверхность земли была срезана, словно плоть, а некоторые обломки взлетели выше самих облаков. Воздушные потоки были настолько неистовыми, что всё происходящее напоминало собой массовое извержение вулканов!

На горный хребет обрушилась катастрофа, выходящая за пределы царства смертных.

– Ку-а-а-а-а-ах!

Молнии, огненные столбы, лёд и другая великая магия без конца обрушивались на демона небес, вскинувшего перед собой обе руки. В дополнение к силе двух священных существ: Каруры и злого дракона, он воззвал к Королю Дао.

Заключительная громовая техника Гегемона Дао.

Одинокий Дао.

Этого было достаточно, чтобы уничтожить целое государство. Жар, давление и гравитация переплетались между собой в абсолютно произвольных формах. Земля исчезла, а свет и звук давно вышли за физические пределы материального мира.

Но стоящий напротив него Тео тоже не был обычным человеком.

- Абсолютный щит.

- Отражение.

- Пустота.

Конечная защитная магия восьми магов сосредоточилась на одной точке, остановив разрушительную силу, способную даже разорвать земную мантию. Материальный мир закричал, а экосистема этой области уже давно рухнула. Даже те горные животные, которые находились на расстоянии в сотни километров, попытались убежать настолько далеко, насколько это было возможно.

"№7 готов. Осталось четыре", – нахмурившись, подумал Теодор. Так продолжалось целый час, и сейчас исчез ещё один из его клонов. Даже с его психическими способностями невозможно было полностью контролировать все девять тел. Контроль над двумя клонами был поручен Гоетии, но каждый раз, когда возникало расхождение, один из клонов погибал. Таким образом, на данный момент их осталось всего лишь четверо.

"Он слишком быстро набирает силу. 14 типов великой магии и Суперъячейка больше не работают. Также не действует Остановка Времени и молнии. Более того, он пытается украсть мою магию прямо посреди битвы…!"

В течение минуты два существа сталкивались друг с другом не менее тысячи раз.

– Ку-о-о-ох!

– Ху!

Но если битва продолжится ещё час или даже тридцать минут, Теодор, с большой долей вероятности, потеряет свою жизнь. На самом деле, если бы не его тщательнейшая подготовка или отсутствие хотя бы одного из коллег, скорее всего, он уже был бы мертв.

"Но…"

Он победил.

В руках Теодора вспыхнуло два светящихся клинка, – Небесный Меч и Калибр Души. На их создание Теодору уже пришлось позаимствовать энергию материального мира. Однако это было сделано не зря. В ходе этой безумной битвы не один демон небес достиг просветления.

Танец Фей. Искусство Главы Семьи.

Четыре основных скрытых техники.

Граница Небес и Земли.

Он не знал эту технику, но его тело всё ещё её помнило. Это был навык того самого человека, который перед своим исчезновением отдал Теодору всё, что у него было.

ΑΒΡΑΞΑΣ.

Заключительная глава.

Стихийный кластер.

Два меча, один из которых был пиком магии, а другой – пиком боевых искусств. Итак, Теодор позабыл о своем существовании и двинул обеими руками, начертив крест. Это была техника, способная разрезать сердце небесного демона на четыре части. И она была уникальной даже для Теодора. Это была совокупность волшебства и боевых искусств, чего прежде ещё никому не удавалось достичь.

Трансцендентность.

Великий Крест.

А затем два луча света прошли сквозь плоть демона небес, вызвав огромный фонтан крови.