1. Ранобэ
  2. Маг, поедающий книги
  3. Том 1

Глава 376. Нисхождение демона небес (часть 6)

16

Чва-а-а-ак!

Прямо из сердца демона небес, получившего крестообразный разрез, брызнула кровь. Вещество, которое было чернее чернил, моментально пропитало собой окрестную землю, от чего трава и сорняки тут же начали мутировать. Кровь демона небес в считанные секунды превращала нормальные растения и животных в монстров!

Тем не менее данное явление также свидетельствовало и о том, что полученная рана была смертельной. Даже та кровь, которая была сосредоточена в сердце, не могла вызвать настолько быстрое "загрязнение". Другими словами, пострадала та область, исцелить которую не могла даже высочайшая регенеративная способность демона небес.

– Ты, ты… Ты пожалеешь об этом!

Тело демона небес рухнуло на землю, извергая страшные проклятия.

Свет полностью покинул его красные глаза, а давление, способное сокрушить даже небеса, начало постепенно исчезать.

Так и умер демон небес – высшее существо, рождённое Ласт.

И одновременно с этим Теодор Миллер тоже закашлялся кровью.

– Кху-кха-кха!

Однако это была не мёртвая кровь. С его губ исходила красная кровь, кровь жизни.

С победителем, одолевшим своего врага, происходило нечто странное. Из-за потери крови колени Тео подогнулись, и он опустился на лежащий рядом камень.

"Я… Я почти умер… Это настоящее самоуничтожение. Это не то, что можно использовать ради забавы…"

Великий Крест – трансцендентная техника, которая использовалась в качестве последнего козыря, оказалась весьма проблемной. Применив её, Теодор вышел за рамки даже самого Ли Юнсуна, передавшего ему данное боевое искусство. Это была не просто другая сфера, но сила, которую не мог вынести даже он. Несмотря на свою трансцендентность и статус хранителя мира, две конечные силы не должны были использоваться как одна. Вот почему их комбинация вызвала столь страшную реакцию.

Дзын-н-н-нь!

Два оставшихся клона Теодора рассыпались на осколки, словно разбитое стекло, в то время как вызвавший их артефакт просто-напросто треснул.

Причиной тому было вовсе не прямое попадание. Такой была реакция великого сокровища на использованную технику. В случае с Небесным Мечом, который он использовал непосредственно в симбиозе с Великим Крестом, тот лишился своего острия.

– … Тем не менее…

Он победил.

– Круги немного скрипят, но это терпимо. Они наверняка восстановятся через месяц или около того, – чувствуя облегчение, пробормотал Тео.

Поскольку он был готов умереть вместе с демоном небес, результат оказался поистине сенсационным. Если бы Теодор проиграл в этой битве, у материального мира не было бы будущего. Итак, полностью осознавая это, Тео приготовил свою последнюю ловушку. И началось это с того самого момента, как он договорился с Ласт.

– Взаимное Уничтожение.

Излишне было упоминать, что данное заклинание было имплантировано в "семя", которое взяла Ласт. В случае проигрыша он намеревался использовать "Взаимное Уничтожение", чтобы убить и себя, и демона небес. Вне зависимости от того, насколько велика была жизненная сила, не было ни единого способа остановить самоубийство, запечатанное в самой душе.

Но в этот момент…

– ■■■■■!

Раздалось неестественное рычание, и тело умирающего демона небес превратилось в чёрный туман.

– Что?

Теодор поднял щит быстрее, чем туман настиг его, однако было уже поздно. Чёрный туман не был чем-то физическим, что можно было остановить магической защитой.

"Это эрозия… Подумать только… Вернуться в мир благодаря магии самоубийства, которую я же и оставил…!"

Это было просто нелепо. Демон небес вернул свое тело в физическую реальность благодаря лазейке, оставленной в заклинании самоубийства, которое предназначалось для его уничтожения. Фактически, в ходе этого "разворота" демон небес потерял 80% своей сущности. Тем не менее данная эрозия действительно была угрозой для Теодора.

- Пауза!

После того, как Тео применил "Приказ", скорость данного воздействия значительно снизилась, однако из-за высокой стойкости демона небес эрозия не прекратилась. Если она продолжит действовать, Теодор станет ещё одним демоном небес. Это было неизбежно. Итак, приняв решение, Теодор материализовал в своей правой руке Калибр Души. Он собирался остановить эрозию, даже если это означало отрезание своей собственной руки.

– Подожди.

И если бы Сэймэй не вмешался, он бы сделал это.

– Сэймэй? Когда ты вернулся?

– Недавно. Моя душа, выдворенная из Восьми Нефритовых Магатам, принадлежит гримуару. Итак, я вернулся к тебе сразу же после того, как покинул тело Сузуки.

– Нет, это сейчас не важно! Почему ты меня останавливаешь? – воскликнул Теодор, чувствуя, что каждая секунда на счету.

– Ну, я вижу, что ты настроен решительно. Но поскольку ты выполнил моё желание, я выдам тебе соответствующую награду, – с улыбкой проговорил оммёдзи.

– О чём ты…?

– Не дело, чтобы победитель остался без руки, – таким же лёгким тоном ответил Сэймэй, словно речь шла о какой-то шутке.

Объект "Абэ-но Сэймэй" поручил Вам Квест.

Производится сбор информации об условиях поручения и окружающей обстановке…

Заявка объекта одобрена.

Подтверждение выполнения Квеста…

Начало Трансмиссии с объектом "Абэ-но Сэймэй" – изменено.

Проверка отдельного вознаграждения…

Проверка завершена.

Объекту "Абэ-но Сэймэй" предоставлена полная свобода действий.

Найдя компромисс с гримуаром, Сэймэй пояснил:

– Ты уже должен это знать: даже твоё тело не выдержит ещё одну трансцендентную силу. Итак, я дам тебе её другим путём.

А затем душа Сэймэя начала рассеиваться. Врожденная сила оммёдзи имела мало чего общего с магией, поскольку в первую очередь касалась души.

Итак, разбившись на меленькие частицы, душа Сэймэя вступила во взаимодействие с астральной системой. Конечное заклинание трансформировало душу Сэймэя в цепочку, которая обернулась вокруг почерневшей левой руки Теодора. И в следующее мгновенье Тео почувствовал, что эрозия остановилась, а к его руке вернулись ощущения.

– Что ж, пришло время попрощаться, – донёсся отдалённый голос оммёдзи, – Я проведу своего младшего брата в другой мир. Думаю, это окажет на тебя какое-то влияние, но ты справишься. Живи долго и счастливо. А когда-нибудь мы вновь встретимся, но уже по ту сторону.

– Сэймэй! Подожди! Ты тоже уходишь? Почему все великие люди, как ты, покидают меня…?

– Ха-ха-ха! При жизни я слышал много разных вещей, но такое впервые.

Несмотря на всё более нечёткий голос, Сэймэй нашёл в себе силы приятно рассмеяться.

Абэ-но Сэймэй… Таким был конец мастера-оммёдзи, рождённого от ёкая и гримуара Семи Грехов. А перед тем, как его душа окончательно растворилась, он оставил своё последнее сообщение:

"Когда наступит день, и ты станешь на перепутье… Помни, кто ты есть".

И прежде чем Теодор успел спросить, что имел в виду Сэймэй, он понял, что душа оммёдзи уже полностью исчезла.

– Ц-ц-ц… Ещё увидимся, Сэймэй… – прокрутив его последние слова в своей голове, пробормотал Тео.

Если загробная жизнь действительно существует, то когда-нибудь они обязательно встретятся. Итак, Теодор Миллер перевёл взгляд на свою левую руку. От плеча до локтя его кожа и кости пострадали от эрозии, но сознание демона небес больше не ощущалось.

А затем Теодор обнаружил, почему Сэймэй сказал, что он подвергнется определённому влиянию.

– … 30%, нет, 20%?

В ответ на его замешательство тут же раздался знакомый голос:

– Если точнее, то 18%. Это часть базы данных небесного демона, которая была имплантирована Пользователю.

– Глаттони.

– К сожалению, большая нагрузка повредила бы твоему телу.

Тем не менее это всё ещё была огромная прибыль. Возможно, Тео сможет использовать некоторые из его техник. Сила, способная поглощать души других, подняла незрелого демона небес до уровня Короля Демонов, и даже Глаттони наверняка стало бы пускать слюни на возможность её обретения. Однако Теодор больше не стал говорить о своей руке. Ему нужно было покончить с тем, что всё ещё оставалось.

– Ты ведь знаешь где это.

– Знаю.

Получив от Глаттони пространственные координаты, Тео сделал шаг вперёд. Одновременно с этим вспыхнул свет, и там, где несколько минут назад кипела битва, больше ничего не осталось.

* * *

Гру-ду-ду-ду…

Крушение горного хребта, начавшееся из-за столкновения двух трансцендентных существ, всё ещё продолжалось.

Десятки горных вершин падали, а земля раскалывалась, проседала и дрожала. В воздух поднимались груды пыли и пепла, которые, казалось, достигают самой луны и звёзд.

– … Хох.

И посреди этого адского пейзажа сидела нереальная красавица.

Её нижняя половина была разорвана на две части, а обворожительная внешность –искажена уродливыми ожогами. Тем не менее, даже с учётом этого, ни один человек не смог бы устоять перед ней. Это был Гримуар Семи Грехов, Ласт. И в отличие от своего предсмертного состояния, её голос был достаточно живым:

– Всё-таки ты убила этого ребёнка, Глаттони.

Ответом на её слова были грохочущие шаги, источником которых, естественно, был Теодор.

Несмотря на смерть демона небес, на её лице не было ни малейших признаков скорби. И причина тому была очевидной. Ласт не испытывала материнских эмоций. Её дети рождались на свет исключительно для того, чтобы исполнить цель её существования. Для Ласт дети были всего лишь очередными попытками и неудачами… Они были краеугольными камнями конечного существа, которое должно было когда-нибудь родиться. И ужасный демон небес также не был исключением.

– Твоя рука… Вот, значит, как это случилось. Интересно. Я получила удовлетворительные данные. Разве не так, Глаттони?

– Заткнись, – тут же отреагировал Теодор, указав в её сторону одним из своих пальцев.

Фьух!

Однако, несмотря на то, что живот Ласт пронзила мощная Магическая Ракета, она продолжила смотреть на Теодора, даже бровью не пошевелив.

– Почему ты злишься? Впрочем, это уже не имеет значения. Мой главный терминал скоро погибнет, даже если ты ничего не сделаешь. Мне понадобится 10,000 лет, чтобы снова появиться в этом мире, так что ты больше никогда не увидишь меня.

– …

– Ах, да. Возможно перед тем, я как исчезну, мне стоит принести тебе свои поздравления? Теперь ведь этой планете ничего не угрожает.

Всё было так, как она и сказала. После того, как демон небес был побежден, в данном материальном мире не осталось ничего, что смогло бы угрожать Теодору. Древний дракон? Теперь он мог в одиночку сразиться с ними тремя. Старший демон? За исключением Короля Демонов, он мог односторонне уничтожить любого из них. Кроме того, изгнание Акедии уплотнило стены данного измерения. А раз так, существо, находящееся на уровне Короля Демонов, больше не могло ступить в этот материальный мир. В нём не было и не могло быть никого сильнее Теодора Миллера.

– Но?

Однако Теодор чувствовал…

– Что ты хочешь этим сказать?

… В ответ Ласт лишь улыбнулась и, сексуально облизнув губы, произнесла:

– Почему я должна что-то рассказывать тебе, когда моё время в этом мире уже подошло к концу? После того, как я уйду, спроси об этом Глаттони.

– Что?

Однако Ласт проигнорировала вопрос Теодора и, зловеще улыбнувшись, добавила:

– Что ж, я буду скорбеть о грядущем разрушении…

Это были её последние слова.

Фшу-у-ух…

Кожа Ласт стала сухой, как штукатурка, а в следующее мгновенье она попросту рассыпалась на части. В отличие от других Семи Грехов, у неё не было боевых способностей, а потому и её конец был необратим.

И вот, стоя перед останками Ласт, Теодор открыл рот и произнёс:

– Гла…

– … Тео!

Но прежде, чем он сумел задать свой вопрос, издалека послышался голос.

– Эх…

Что ж, для сегодняшнего дня и так было предостаточно разнообразных событий, а потому Теодор прервал ход своих мыслей и повернулся, чтобы посмотреть на разрушенный горный хребет. Он упокоил страшного монстра и уничтожил его источник. А раз так, об остальном можно было подумать и завтра.

Придя к этому решению, Теодор обернул свою левую руку разорванным плащом и повернулся в сторону зовущих его товарищей.

Это было победное возвращение после предотвращения ужасной катастрофы.