1. Ранобэ
  2. Магия вернувшегося должна быть особенной
  3. Том 1

Глава 243. Скрытая война (Часть 20)

2

Романтика неподвижно стояла перед Дезиром, её лицо было напряжено. Девушка долго пыталась сосредоточиться и, стиснув руки, наконец заговорила.

— Меня вызвали в Прилеча на помощь.

Один из Теневых Миров, появившихся в Прилеча, был первого уровня — такой Теневой Мир достаточно силён, чтобы поглотить целую страну. Фактически последний Теневой Мир первого уровня именно это и сделал: поглотил королевство, которое считалось сильнейшим государством своей эпохи. Какими бы продвинутыми ни были его технологии, Теневой Мир был настолько сложен, что требовал особого внимания.

— Да. Я слышал новости.

Армия Авалона полностью мобилизована, но Королевство Прилеча всё равно испытывает нехватку боевой силы. У него не осталось другого выбора, кроме как призвать всех, кого только было возможно. В конце концов, Прилеча страна небольшая, и силы, которые она может мобилизовать, ограничены.

— Правда, я не знаю, почему у нас столько случаев. Моя страна снова в опасности, она может быть стёрта с лица земли, — Романтика вздохнула. — Люди по-настоящему устали. Если бы могла, я бы эмигрировала.

— Ты собираешься покинуть Прилеча?

Романтика досадливо надула губы, очевидно, пытаясь разрядить обстановку. Романтика повернулась и заглянула ему в глаза.

— Ты итак знал, что я собираюсь сделать.

— Лицо тебя выдаёт.

— Как тебе удаётся каждый раз так легко читать меня?! Я выгляжу как обычно.

— Ты обеспокоена. Я вижу, потому что ты кусаешь губы, когда тебя что-то беспокоит.

Дезир действительно хорошо её знал. Эту привычку даже она не замечала.

— Аджест и Прам останутся, да?

— Может быть. В конце концов, они отсюда.

— Я им завидую. Мне тоже хотелось бы остаться. Когда мы увидимся снова, если я сейчас уйду?

Романтика замолчала и посмотрела на Дезира. Казалось, молчание будет вечным. У неё потрескались губы. Она не находила слов, чтобы сказать что-то ещё.

— Я понимаю, Романтика. Ты беспокоишься о своей родине, — нарушил молчание Дезир, думая, что она просто потеряла дар речи, погрузившись в свою печаль.

Романтика оцепенела и с минуту стояла, как статуя, потом кивнула, восстановив некоторое подобие рациональности.

— Ну, это очевидно. Там бизнес моей семьи. Разве я не должна его защищать, если хочу унаследовать?

Романтика тоскливо улыбнулась.

Она поняла, что Дезир просто уважает то, что, по его мнению, ей дорого. В конце концов, именно она должна принять решение. Но одно чувство вытесняло все остальные мысли, прорастая в сознание. Пытаясь это скрыть, Романтика засмеялась.

Со стороны всё выглядело как обычно: они болтали и смеялись. Но для Романтики это было совсем не обычно.

— Надеюсь, всё будет хорошо. Возвращайся целой и невредимой.

— Спасибо, Дезир.

Им приходилось расстаться, это естественно.

Посмотрев в окно, Романтика увидела, что солнце уже начинает свой путь к горизонту. Оно миновало зенит, и всё, что оставалось после — неизбежная ночь.

Был полдень.

Романтика подпрыгнула и заключила Дезира в медвежьи объятия.

— Романтика?

Сначала Дезир показался смущённым, но вскоре улыбнулся.

На него всегда можно было положиться. Опора группы Скворец. Он погладил Романтику по волосам, наконец успокоив напуганного члена своей группы.

Девушка позволила ему прикоснуться к её волосам. И неважно, что причёска, на которую она потратила столько времени, была безнадёжно испорчена.

— Не бросай тренировки только потому, что уезжаешь.

— Не ходи вокруг да около, Дезир.

Он испортил момент, и Романтика обиженно отстранилась.

— Я вернусь сильнее, чем когда бы то ни было.

«Обещаю, я всегда буду рядом, чтобы поддерживать тебя. Пусть сейчас ты не видишь во мне женщину, надеюсь, однажды ты посмотришь на меня с нежностью».

***

Вскоре после ухода Романтики Дезир связался с Дополнительной стражей.

[Это весьма полезная информация, господин Дезир.]

Альфред выслушал Дезира. Он был главой Дополнительной стражи, группы, сформированной, чтобы поддерживать Королевских Стражей, и важной фигурой, приближённой к императору.

Через Альфреда Дезир сообщил императору, что прорыв Теневых Миров связан с Маской Черепа и что, по его мнению, будет лучшим шагом на пути к разрешению ситуации.

— Это величайшая угроза Империи. Нам следует сосредоточиться на поиске более подробной информации, углубляя своё понимание башни. Лучше подготовить соответствующие меры. Также нам нужно выяснить организацию и численность войск Дивайда. Возможно, придётся вступить с ними в полномасштабную войну. Мне особенно хотелось бы, чтобы вы по возможности узнали о нынешнем командире янычаров всё.

— Я учту мнение господина Дезира. Кстати, не могли бы вы подождать минутку?

Альфред остановил Дезира раньше, чем тот успел прервать связь.

— Дезир Арман, сожалею, что мне приходится об этом сейчас говорить, но у меня приказ Императора.

— Какой?

— Прежде я должен вам кое-что сказать. Имперская семья отзывает одного из членов группы Скворец. При необходимости оставшимся членами группы будет оказано неограниченное содействие, включая тех, кто уехал.

Это было необычно. Большая компенсация означала, что просьба тоже трудная.

— Мне многое нужно сделать. Надеюсь, это не займёт слишком много времени.

— Что ж, это… не займёт много времени.

Альфред нервно постучал по столу.

— Господин Дезир, одна из членов вашей группы, Аджест Кингскроун — законная наследница Дома Рогпалас.

Дезир уже слышал об этом от самой Аджест и знал, что так оно и есть.

— Когда приняли решение временно закрыть Академию Хаврион, Альфа класс, куда требовалось зачислить принцессу, фактически был распущен. Опять же, это означает, что недостаток человеческой силы будет восполнен, а принцесса всего лишь вернётся туда, где должна быть. Так что, пожалуйста, не воспринимайте это как оскорбление…

— Какой в этом смысл?

Прежде чем снова заговорить, Альфред вздохнул.

— Принцессу отзовут во дворец. Император, видимо, посчитал, что если она испытывает привязанность к группе Скворец, это будет её отвлекать. Господин Дезир, не уговорите ли вы её незамедлительно вернуться во дворец, чтобы она не сожалела о группе?

***

Карета беспрестанно гремела по неровной брусчатке мостовой.

Определить пункт её назначения было нетрудно — на дверцах и крыше красовалось изображение золотого льва, символизирующего императорскую семью.

Через полуоткрытые занавески девушка смотрела, как постепенно приближается королевский дворец. Она с самого начала ждала чего-то подобного. Что касается причины, Аджест понятия не имела, как всё было.

Это из-за того, что она открыла Дезиру свою личность? Может, отец решил, что ситуация стала опасной? В конце концов, никто не ожидал появления Теневых Миров.

Аджест тупо смотрела в потолок. В любом случае её ждёт простой финал.

Расставание.

Какое незнакомое слово. Аджест не хотела этого.

Впервые прибыв в Академию Хаврион и оказавшись в Альфа классе для знати, она никому не открывала своё сердце. Но встреча с Дезиром стала для неё поворотным моментом. Едва она познакомилась с ним, многое изменилось. «Многое?»

Всё. Даже Свэн заметила, насколько изменилась сама Аджест.

Она опустила глаза. Дезир смотрел в окно, положив подбородок на руку. Перед остекленевшим взглядом девушки проплывала пустынная столица без единого человека на некогда оживлённых улицах.

По странному совпадению именно Дезир вёз её во дворец.

Так решил её отец. Жестоко, но разумно.

Наверное, отец хотел, чтобы она в его присутствии хоть как-то выразила свою готовность покинуть группу. Может, он хотел увидеть, что она действительно порвала все связи со своей жизнью в академии.

«Когда я последний раз разговаривала с Дезиром? Такое ощущение, что вечность назад, но прошло меньше суток».

Визит в больницу к Свэн стал началом конца.

Аджест попала в затруднительное положение. Она никогда не собиралась творить историю и хотела, чтобы Дезир это знал.

С тех пор, как Аджест сказала ему, что она принцесса, они больше не разговаривали. Отношения стали натянутыми. Они не могли найти ни одной общей темы для разговора.

Аджест этого не понимала. Носить титул принцессы отнюдь не легко. Она намеренно ничего не говорила, зная всё заранее.

— Дезир, — первой нарушила молчание Аджест.

Она всю поездку набиралась смелости. Дезир, который всё это время смотрел в окно, повернул голову и посмотрел на неё. Сначала их глаза встретились, но не более того. Дезир просто молча смотрел на Аджест. От этого странного молчания девушка почувствовала, как кольнуло в сердце.

— Ты злишься? — с трудом выдавила Аджест.

Дезир не ответил.

«Как он не понимает? Расформирование Альфа класса означает, что я больше не студентка, но преемница, наследница престола Империи Хаврион».

Это не то, от чего она могла отказаться ради зачистки Теневых Миров. Они в последний раз сидят рядом как лидер группы и её участник.

Хотя она могла встретиться с Дезиром, членом Королевской Стражи, когда захочет, когда придёт время, она будет уже не Аджест Кингскроун, но Аджест Джедгар Ф. Рогпалас.

— Я этого не хочу.

Она не хотела, чтобы всё было вот так. Она не хотела возвращаться в одинокое прошлое, где не было никаких привязанностей, и она никогда не встречалась с Дезиром. Аджест представить себе не могла, что до конца своих дней будет жить вот так.

— Пожалуйста, скажи что-нибудь…

— У меня нет причин злиться на вас, ваше Королевское Высочество принцесса.

Королевское Высочество принцесса.

Услышав это, Аджест ощутила, как что-то, что до сих пор удерживало её рассудок, вдруг сломалось. Она почувствовала, как разболелось сердце.

— Дезир.

Не должно всё так закончиться. Их отношения не могли закончиться вот так.

— Ваше величество, вы приняли великое решение. Это мудрый шаг, убедиться, что наследница в безопасности.

[В экипаже установлена прослушивающая магия.]

На потолке. Синяя мана собралась на потолке и образовала буквы, которые вскоре бесследно исчезли. Дезир кивнул на них, чтобы заметила только Аджест.

На миг тягостное чувство отпустило, в голове прояснилось. Она неровным тоном спросила.

— Ты так думаешь?

Аджест попыталась повторить способ, использованный Дезиром: попробовала собрать и сконцентрировать ману, прикидывая, как её применить, чтобы показались буквы, которыми она отчаянно желала поделиться. Это было нелегко, но её желание поговорить оказалось гораздо сильнее.

[Как ты понял?]

Едва возникнув, её буквы исчезли.

Синяя мана быстро собралась в буквы снова.

[Мне было приказано убедиться, что у тебя не осталось привязанности к группе Скворец. Они хотят знать, удовлетворю ли я их просьбу.]

Догадка Аджест оказалась верной. Но это не имело значения.

[Дезир, я не хотела тебя обманывать. Я просто…]

— Что ж, в любом случае, всё кончено.

Сказал Дезир вслух, но его слова прозвучали фальшиво. А на потолке экипажа появились буквы.

[Я знаю.]

— Единственное, что сейчас имеет значение, это то, что вы принцесса, — продолжал лгать Дезир, в то время как на потолке появлялись буквы, отражающие его истинные мысли.

[То, что ты принцесса, неважно. Ты это ты. Рогпалас или нет, ты всегда была Аджест. Ничего не изменилось. К такому выводу я пришёл.]

[Почему? Как?]

Теперь ситуация складывалась так, что Аджест не могла не спросить.

[Потому что я такой же, как ты.]

Их взгляды встретились.

[Думаю, у каждого есть что-то, что он хотел бы скрыть. Я должен скрывать это и от тебя тоже. Ты поделилась своей тайной, а я свою ещё не открыл. Но ты веришь мне, а я верю тебе.]

Должно быть, он о тайне своей личности. Дезир никогда ни слова не говорил ей о своём прошлом. И никому больше.

[Но ты… даже виду не показала.]

[Мне всё равно.]

Это было не просто оправдание.

[Я всегда так. Всегда считал тебя лишь коллегой, сильным товарищем и всецело был сосредоточен на нашем будущем.]

Он всегда думал лишь о будущем. Как экипаж, который едет вперёд, видя только место назначения. Без отдыха, без остановки. Движимый единственной целью.

Вероятно, это как-то связано с его прошлым.

Аджест могла лишь смутно догадываться.

[Я очень тебя уважаю.]

«Ему не было неловко».

Нелегко раскрыть тайну, которую скрывал так долго. Аджест боялась, что правда изменит их отношения. Она боялась этого больше всего.

«Я была такой дурой».

Дезир не мог так себя вести. Аджест почувствовала себя счастливой. У неё затрепетали ресницы, глаза покраснели.

[Когда мы с тобой встретимся снова, я расскажу тебе свою историю, Аджест.]

Перед глазами проносились те несколько лет, что они провели вместе. Мана сконцентрировалась ещё несколько раз, рассеиваясь и снова собираясь.

Экипаж остановился. Не успела она оглянуться, как они прибыли во дворец.

Мана посыпалась с потолка кареты, как снег.

Аджест подняла руку к волосам. Острая льдинка отрезала серебристую прядь.

[Я вернусь как Аджест Кингскроун.]

Словно залог этого обещания, Аджест протянула прядь Дезиру.