1. Ранобэ
  2. Преподобный Гу
  3. Том 1

Глава 177. Старший брат, как ты можешь так поступать со мной?!

4

Живая Сталь ГУ – это ГУ второго ранга, похожий на брикет угля, размером с кулак, весь черный, покрытый мелкими многочисленными отверстиями.

Фан Юань ввёл свою первобытную сущность, Живая Сталь ГУ покрылась паром, начала вращаться, чёрный дым начал выходить многочисленными струйками.

Бензопильная Золотая Сороконожка обвилась вокруг ноги Фан Юаня, её тёмно-золотая броня была покрыта рубцами, два ряда зубьев по бокам были потрепаны и повреждены.

Как только дым попал на раны, они начали постепенно заживать.

Чёрная дымчатая стальная сущность продолжала распространятся, два ряда зубьев Бензопильной Золотой Сороконожки восстанавливались с видимой скоростью.

ГУ типа исцеления, делятся на нескольких категориях. Есть те, которые исцеляют ГУ мастеров, специализирующийся на определенных травмах и ГУ.

Для Бензопильной Золотой Сороконожки, Живая Сталь ГУ является её исцеляющим ГУ.

Через час Живая Сталь ГУ сильно уменьшилась. Она превратилась из размера с кулак в жемчужину, в конце концов, полностью исчезла.

Она являлась расходным типом ГУ.

Но её жертва позволила полностью восстановить Бензопильную Золотую Сороконожку.

Два ряда зубьев блестели, словно новые, гладкая поверхность отражала свет. На её тёмно-золотом панцире раны были в основном вылечены, осталось только пять-шесть легких шрамов.

Но беспокоиться было не о чём. Примерно через несколько недель эти шрамы исчезнут благодаря естественной регенерации сороконожки.

Однако, если бы не Живая Сталь ГУ, то Бензопильной Золотой Сороконожки, потребовалось бы по крайней мере полгода, чтобы зубья полностью излечились.

Бензопильная Золотая Сороконожка более твердая, нежели гибкая. Хоть она требует мало первобытной сущности и имеет неплохой атакующий потенциал, её слабостью является долгое восстановление.

Все живые существа равны, в этом мире нет всестороннего ГУ, должны быть слабые и сильные стороны. Даже ГУ шестого ранга или седьмого и выше следуют этому естественному закону.

"Боевая мощь Бензопильной Золотой Сороконожки полностью восстановлена..." – Фан Юань протянул руку, касаясь холодного панциря Бензопильной Золотой Сороконожки, вдруг, его лицо слегка побледнело.

На его бледном лице выступил холодный пот.

"Черт возьми, почему это должно было произойти сейчас..." – Фан Юань стиснул зубы, его левая рука подсознательно надавила на живот.

Его сознание вошло в апертуру, сразу замечая, что белое серебряное первобытное море было тихим, вся апертура заполнена чувством угнетения.

Все остальные ГУ скрылись где-то. Только над морем, в апертуре, Цикада Весны и Осени светилась жёлто-зелёным блеском.

К этому времени, Цикада Весны и Осени не только восстановила оба крыла, но и большую часть своей энергии.

Это, как метеорит падающий с неба, чем ближе он к земле, тем быстрее он начинает падать, и скорость восстановления Цикады Весны и Осени точно такая же. После первоначального трудного периода, по прошествии времени, её скорость восстановления ускорилась.

Возникла проблема.

Цикада Весны и Осени шестого ранга, в то время как Фан Юань только ГУ мастером третьего ранга. Его апертура постепенно становится неспособной удерживать Цикаду Весны и Осени.

Когда Цикада Весны и Осени была ослаблена, нагрузка на апертуру была не столь велика. Но теперь, когда Цикада Весны и Осени почти восстановилась, возвращая свои способности шестого ранга, это привело к тому, что крошечный храм Фан Юаня неспособен удерживать этого возвышенного Бога.

"Если так продолжится, я могу даже умереть от Цикады Весны и Осени, прежде чем отец и дочь семьи Те узнают правду! Истинны слова: «Когда на крыше появляется пробоина, дождь идёт без остановки...»"

Лучшим решением было поднять свой уровень культивирования. Когда он достигнет шестого ранга, апертура сможет выдержать Цикаду Весны и Осени.

Но этот метод требует много времени. За предыдущие пятьсот лет жизни, ему понадобилось более четырёхсот лет, чтобы достичь шестого ранга.

Чтобы достичь шестого ранга, ему не хватало времени.

Кроме этого, есть ещё один способ решить эту проблему.

Он должен призвать Цикаду Весны и Осени из апертуры и оставить её вне своего тела.

Но этот вариант имеет большие недостатки.

Во-первых, Цикада Весны и Осени не является боевым типом ГУ, поэтому она не способна защитить себя. Хранить её в апертуре безопаснее. Во-вторых, когда появляется ГУ шестого ранга, нарушаются естественные законы и возникает мираж в том месте, где он находится.

Фан Юань находится в деревне, где много людей, а так же отец и дочь семьи Те также следили за ним. Как только Цикада Весны и Осени покинет его тело, все тут же узнают.

Поэтому его посетило беспокойство.

"Восстановление Цикады Весны и Осени ускоряется. У меня осталось не так много времени. Как только я получу сорок тысяч первобытных камней от Гу Юэ МО Чэня, я возьму Драгоценный Лотос Небесной Сущности и покину это место. Что касается отца и дочери семьи Те, я решу это позже".

Фан Юань вздохнул.

Дело семьи Те, он мог только отложить и отсрочить. Но теперь Цикада Весны и Осени не давала ему времени задерживаться.

Он оказался в тупике. Как подсказывало ему время, трата каждой минуты и секунды сокращает его продолжительность жизни.

ГУ мастер, убитый собственным ГУ, не редкость. Многие ГУ мастера, принудительно активирующие ГУ, получают ответную реакцию от своего ГУ и теряют свою жизнь. Такие инциденты были повсюду. Гу Юэ Цин Шу – яркий пример, похороненный недалеко.

***

– Шесть камней. Со своей культивацией, Фан Юань, фактически открыл пять на месте. Откуда у него столько первобытной сущности взялось тогда? – Те Руо Нан уставилась на информацию в письме, самодовольно смеясь.

Те Сюэ Лэн кивнул:

– Ты наконец-то нашла этот подозрительный момент. И правда, только когда относиться к делу дотошно, можно обнаружить то, что нормальные люди не могут увидеть. Но что ты можешь извлечь из этого подозрительного момента?

Те Руо Нан закрыла глаза, тайно активировав Интуицию ГУ.

Она почувствовала просветление и резко открыла глаза.

– Инстинкт подсказывает мне, что у Фан Юаня, был Ликерный червь задолго до этого!

– Но инстинкты иногда ошибаются, они не могут представлять истину, – напомнил Те Сюэ Лэн.

– Разве не легко получить доказательства? Хе-хе, пока у него есть Ликерный червь, он должен его кормить. Если он его кормил, должны остаться улики, – губы Те Руо Нан изогнулись в улыбке, – пойдем! Мы найдём Гу Юэ Фан Чжэна, брата Фан Юаня ещё раз. Как младший брат, он должен быть больше всех знаком с Фан Юанем.

***

– Что делал старший брат? – Фан Чжэн показал сложное выражение.

Он вздохнул, вспомнив:

– Старший брат был очень известным. С юных лет он постоянно проявлял свой талант, сочинял множество стихотворений, заставляя всю деревню обращать на него свое внимание. Тогда я восхищался им. В моём сердце он был как высокая гора, на которую я не мог взобраться. Может быть, потому, что он был так высоко, когда он упал, отчаяние было столь велико. Впоследствии, во время церемонии пробуждения, у него обнаружился талант только класса С, он был разочарован в течение длительного времени, спал на занятиях, не возвращался в общежитие ночью, покупал вино и пил всё время. С этого момента я понял, что старший брат тоже человек...

– Подожди, ты сказал, покупал вино? – Те Руо Нан услышала эту важную фразу и ухватилась за неё, прищурившись.

– Да, некоторое время он напивался до полусмерти. Вздох, возможно, реальность была слишком суровой. У него только талант класса С, но его брат оказался классом А, он не мог принять правду. На самом деле, если бы я был на его месте, я бы понял его чувства, – сказал Фан Чжэн.

– Подожди, позволь спросить тебя, с того момента, Фан Юань покупал вино, каждые несколько дней? – снова спросила Те Руо Нан.

– Да, с этого момента брат влюбился в алкоголь, он тратил много денег на вино. Какое-то время он употреблял бамбуковое вино, которое является фирменным вином нашего клана, оно очень дорогое. Он вымогал первобытные камни у одноклассников, чтобы купить себе вина. Это властный поступок, поэтому он не нравился никому. Что, есть какая-то проблема? – наконец, в замешательстве спросил Фан Чжэн.

– Есть огромная проблема. Я подозреваю, что Ликерный червь вашего брата не был получен из игорных камней, он был у него давно. Пьянство твоего брата было всего лишь спектаклем. Его истинным мотивом было скрыть тот факт, что у него был Ликёрный червь, и он его кормил, – торжественно ответила Те Руо Нан.

– Что?! – Фан Чжэн, услышав это, в шоке вскочил со своего места.

Это была шокирующая информация!

– То, что ты сейчас рассказал, вызвало у меня ещё больше подозрений. Где твой брат обычно покупал вино? Мне нужно провести расследование, –Те Руо Нан тоже встала, она бежала наперегонки со временем, стараясь быстро раскрыть дело.

– Во всей нашей деревне есть только одно место, где продают бамбуковое вино, это единственная гостиница.

– Тогда я прощаюсь. – Те Руо Нан повернулась и ушла.

– Подожди, я... я пойду с тобой! – Фан Чжэн помедлил, решив следовать за ней.

Час спустя.

Те Руо Нан шла по тротуару, заключив:

– Трактирщик уже рассказал мне всё, и ситуация ясна как день. Истинный мотив покупки Фан Юанем вина – накормить Ликёрного червя. После этого он нарочно пошёл играть в азартные игры, чтобы логически объяснить появление Ликёрного червя. Всё это, согласно его планам.

Рядом, Фан Чжэн выглядел немного растерянным, его лицо было слегка безжизненным.

Он не ожидал, что правда действительно такова!

Давным-давно, он когда-то смотрел на Фан Юаня сверху вниз, думая, что он неудачник, забивший на себя. С этого момента он почувствовал, что на высокую гору уже не так трудно взобраться.

Но правда в том, что всё было маскировкой Фан Юаня, его спектаклем, его планом!

Окружающих людей разыграли, как дураков.

Даже он, Гу Юэ Фан Чжэн не был исключением!

Глядя на это сейчас, его презрение и пренебрежение к старшему брату в то время, стало похоже на гигантскую насмешку.

"Старший брат... в твоём сердце, что за место я занимаю? В твоих глазах, которые притворялись пьяными, я был шутом? Старший брат! Ты такой коварный лис, в твоём сердце, я был инфантилен, ты насмехался надо мной?!" – Фан Чжэн был ошарашен.

Он был унижен, он был в ярости.

Он почувствовал, что он разыгран Фан Юанем. С самого начала он был клоуном, который вёл себя по-детски и смешно.

Он почувствовал презрение Фан Юаня по отношению к нему.

"Старший брат, как ты можешь так со мной обращаться?!"

"Если бы не леди Те, я бы до сих пор был в неведении. Как долго ты намеревался лгать мне и всему клану? Ты убил невинных, забираешь жизни, как пожелаешь. Обман и ложь, безразличие и бесчеловечность, это настоящий ты?"