1. Ранобэ
  2. Герой, с ухмылкой идущий по тропе мести
  3. Том 1 [WN]

Побочная глава. Минарис и её великий план охмурения

6

«Кого ты хочешь убить?» — первое, что спросил у меня хозяин. И хотя жизнь еле теплилась во мне, я всё же понимала, что это не тот вопрос, который задают рабу, которого только что купили. Поэтому я нашла в себе силы взглянуть ему в глаза, глаза не «человека», но «личности».

В этих глазах я увидела непроглядную, густую тьму, словно разлагающуюся в глубинах какой-то тёмной трясины, и чёрное раскалённое пламя, оставляющее неизлечимые ожоги. И скорее интуитивно ощутила, что он такой же как и я.

«Кому хочешь отомстить?» — был второй вопрос, что он задал мне. И я на него ответила. Ответила, что хочу отомстить тем, кто заставил страдать меня и мою маму, стал причиной наших страданий.

«Разве не очевидно? Ведь вдвоём можно придумать куда более сладостную, захватывающую месть, разве нет? Чем больше людей, объединённых местью, тем больше страданий им можно доставить, тем изощрённей и дольше можно ломать и сокрушать их. Но если ты просто хочешь их убить, тогда моя месть не для тебя, и ты мне не нужна. Но ты же не такая, правда?»

Пусть его слова были сказаны лишь для убеждения, что наши цели совпадают, тем не менее, это были слова моего спасения. Словно придавшая мне сил живительная влага для еле теплящейся жажды мести в моём разбитом на куски сердце.

И тогда в моём сгорающем от желания мести сердце пробудилось ещё одно желание, ещё одна страсть. Мне нужен он, я хочу быть с ним рядом, хочу быть ему полезна. Хочу быть вместе, хочу чувствовать его тепло, хочу сделать своим.

Наверное, это и есть любовь. Я влюбилась в него без памяти.

Ах, теперь я даже отчасти понимаю чувства Люсии. Только отчасти, конечно же, потому что моя любовь гораздо, гораздо сильнее чувств это гнусной стервы. И эти чувства тоже станут топливом для пламени моей мести. Они пригодятся мне, когда я разорву ей сердце.

***

Прошло десять дней как я повстречала хозяина. Мы вошли в подземелье и хозяин снова показал мне, насколько он невероятен. Даже с его первым уровнем он, несомненно, сильнее меня. Навыки хозяина явно превосходят то, что можно ожидать от его характеристик. По его словам, дело в скрытых характеристиках, которые не отражаются в «Статусе».

Я стала скрупулёзно думать над тем, как мне вести себя в бою и как управляться с мечом, но пока что получается не очень. Нужно приложить больше усилий.

Хозяин что-то беспокойно пробормотал во сне.

— Боже, чуть не упустила такой хороший шанс.

Я закончила заполнять ядовитым газом комнату хранителя — задание, которое поручил мне хозяин. Он спал, прислонившись к стене, но я расположила его горизонтально, положив его голову себе на колени как на подушку.

Теребя и поглаживая пальцами его волосы, я задумалась о своей, не относящейся к сражениям проблеме. О ещё одной сжигающей меня страсти помимо моего желания отомстить.

Очень жаль, но похоже, чтобы сделать хозяина своим, понадобится время. К счастью, он всё ещё поддаётся моим женским чарам. При каждом удобном случае я притворяюсь, что у меня опьянение маной, и вижу, как его взгляд скользит по мне, слегка приостанавливаясь в определённых местах: губах, груди, ягодицах, ногах и бёдрах, и всему, что к ним прилегает.

Во время нашего ежедневного общения кажется, что его взгляд на мне не задерживается, но будучи более внимательной, я с удивлением замечаю пристальные взгляды, которые он незаметно бросает в мою сторону… И каждый раз чуть не расплываюсь в улыбке, всеми силами стараясь скрыть переполняющие меня эмоции.

Но сейчас неподходящее время рассказать ему о моих чувствах. Тень Повелительницы демонов — девушки по имени Летисия, которую он встретил в своё первое пришествие в этот мир — всё ещё живёт в его сердце. Она та, кто спасла хозяина, так же как хозяин спас меня. И если сложить воедино те кусочки воспоминаний о ней, что я получила во время заключения контракта, получается, она — его возлюбленная.

Впрочем, теперь, в его второе пришествие в этот мир, их ничто не связывает. И насколько я поняла, мне даже не стоит спрашивать его о том, хочет ли он, чтобы она присоединилась к его мести.

Однажды, в ближайшем будущем, хозяин окончательно забудет о Летисии, Повелительнице демонов. Когда это время придёт, будет нехорошо, если хозяин вдруг посчитает, что другая женщина ему не нужна. Поэтому сейчас я не могу открыться ему и действовать напрямую. Даже после того, как мужчина окончательно расстанется с прежней любовью, он может никогда не принять ту, что уже однажды отверг. Я слышала такую историю от авантюристки, которая со своей группой пришла в нашу деревню. Поэтому связь хозяина с Повелительницей демонов должна остаться в прошлом, и он должен наконец принять эту новую реальность. А я должна проскользнуть в его сердце, когда это произойдёт. До тех пор мне нужно быть осторожной и избегать всего, что может меня от него отдалить.

Прикрываясь интоксикацией маной, я буду потихоньку ослаблять его защиту, буду преодолевать преграды, что хозяин возвёл вокруг своего сердца и терпеливо ждать своего часа. Когда ничего не происходит, я должна оставаться безучастной и показывать себя женщиной, которой стыдно от того, что она себе позволяет, будучи опьянённая маной. Полагая, что эти поползновения моими истинными намерениями не являются, хозяин будет считать, что с этим ничего не поделать, и в глубине души не сможет меня отвергать.

— Волос хозяина — ещё одно сокровище в моей коллекции.

Я бережно взяла волос, выпавший, пока я теребила его шевелюру, и поместила в свою сумку. Хозяин разделил со мной силу своего «Меча запасливой сумы», поэтому теперь у меня есть место, где я могу в тайне от него хранить свою коллекцию...

А это — шедевр сей коллекции.

— Ах, вот она… Ку-фу-фу, притягательна, как и всегда, — произнесла я, слегка лизнув деревянную ложку, которой пользовался хозяин. Ах, это было непросто, но мои усилия стоили того, чтобы её заполучить. — О господи, я, кажется, и правда увлеклась, использовав слишком много маны.

Этого хозяин не должен увидеть ни в коем случае, иначе мои тайные желания как женщины будут раскрыты. Если он увидит меня такой, то станет относится ко мне настороженно. Но самое главное, мне просто стыдно показаться с такой стороны, и я ловлю себя на мысли, что в этом есть что-то извращённое. Если хозяин заметит это и возненавидит меня… Даже думать об этом не хочу.

Хозяин снова беспокойно заворочался во сне.

Я убрала ложку обратно. Любуясь его ангельским личиком, я не заметила, как пролетело время. Кажется, ему приснился какой-то кошмар.

Я хотела, чтобы он подольше полежал у меня на коленях, ощутил их мягкость, но на сегодня, пожалуй, хватит — мне следует остановиться. Если что, могу оправдаться, что всему виной опьянение маной, так что проблем не будет.

Я скрою эту страсть за мнимой маской, отделив её от моей жажды мести, и буду медленно пускать свои корни в каждую открывшуюся брешь в его сердце, словно яд в тело жертвы, а когда наступит время, позволю этому цветку расцвести.

Я окружу его со всех сторон, сделаю так, что ему некуда будет бежать. И в тот момент, когда Летисия наконец оставит сердце хозяина, захлопну двери. А пока что я буду терпеть и довольствоваться своей коллекцией, которую буду пополнять при каждом удобном случае.

Я не дам вам сбежать от меня, хозяин. Ни за что. Ни пока мы путешествуем, чтобы свершить нашу месть, ни после. И до тех пор, пока не увижу своё отражение в ваших глазах, я буду вас крепко держать и не отпущу.

Ку-фу, ку-фу-фу-фу!