1. Ранобэ
  2. Я Запечатаю Небеса
  3. Том 1

Глава 1201. Сын Горы и Моря

2

Когда завыли девять чёрных черепах, холодный голос, лишённый эмоций, внезапно прогремел в головах лордов Девяти Гор и Морей.

"Мост Парамиты пробудился. Уничтожьте его! Истребите его жизненную силу. Он не должен быть завершён!!!"

Одновременно с этим солнце и луна вспыхнули разрушительной силой! На месте бывшего Моста Поступи Бессмертных куски камня продолжали втягиваться Мостом Парагона, отчего постоянно возрастала интенсивность энергии. Несмотря на содрогающийся под ногами мост, Мэн Хао твёрдо стоял на его вершине. Его глаза засияли небывалым светом от внезапного осознания.

"Существует две стадии магии парагона. Первая — иллюзорная, а вторая — материальная! Только продвинув магию парагона до материальной стадии, можно открыть её истинную силу! Вдобавок её размер зависит от физического объекта парагона! Наличие магии парагона даёт право на вступление в Эшелон. Придав ей материальную форму... ты превосходишь Эшелон!"

С новым просветлением метка Эшелона у Мэн Хао на лбу ярко засверкала, сияя, она начала меняться! Похоже, он выходил за пределы Эшелона, становясь совершенно уникальной сущностью во всём мире Горы и Моря!

Душа Моста Поступи Бессмертных, понимая, что никак не может остановить происходящее, издала безумный вопль:

— Я отказываюсь с этим мириться! — закричала она с пламенем в глазах. — Если я вберу в себя Мост Парамиты, то наконец-то обрету свободу! Я покину юдоль скорби и, подобно рыбе, перепрыгну через врата дракона!

Лицо, олицетворяющее душу, перестало сопротивляться и рвануло прямо на Мост Парагона. Попытка вселиться в Мост Парагона и занять его место было финальным решением души моста. Такой исход не был чем-то совершенно невозможным, всё-таки она была рождена в ненависти Моста Поступи Бессмертных... душа-марионетка! Душа копии пыталась овладеть оригиналом и занять его место!

С рокотом душа Моста Поступи Бессмертных слилась с Мостом Парагона. Мэн Хао никак не мог этому помешать, поэтому в одно короткое мгновение она стала частью Моста Парагона. Всё вокруг задрожало, как вдруг Мост Поступи Бессмертных исчез из звёздного неба. Находящихся неподалёку практиков оттолкнуло назад, а те, кто находились на достаточном удалении от места событий, уставились на единственный мост, оставшийся в звёздном небе... Мост Парагона, принадлежащий Мэн Хао! Однако аура этого колыхающегося моста постоянно усиливалась. Душа Моста Поступи Бессмертных пыталась вселиться в Мост Парагона и стать его душой!

— Я могу позволить тебе стать душой Моста Парагона... — предложил Мэн Хао.

— Мне не нужны твои подачки! — проревела душа из Моста Парагона. — Я могу всё сделать сам!

Могучая сила ударила в связь, соединяющую Мэн Хао и Мост Парагона, в попытке разделить их и сделать мост независимой сущностью. В похожей манере Мэн Хао пытался навсегда отсечь связь картины парагона с практиком Эшелона с Первой Горы.

Мэн Хао уже собирался подавить её всей своей мощью, но тут шестое чувство внезапно забило тревогу. Подняв глаза, он почувствовал изгоняющую силу, исходящую из самого мира Горы и Моря. Приближалась чудовищная энергия, которая хотела уничтожить пробуждающийся Мост Парагона до момента его завершения.

Мэн Хао поменялся в лице, он хотел убрать Мост Парагона, но из-за души Моста Поступи Бессмертных этого нельзя было сделать. Внезапно он отлетел назад к месту на Мосте Парагона, где находились Хань Шань с женой. Быстрым взмахом рукава он накрыл их защитным куполом, а потом со странным блеском в глазах посмотрел на звёздное небо. Он даже перестал пытаться остановить душу Моста Поступи Бессмертных, которая ещё не оставила попыток оборвать его связь с мостом. Его взгляд был направлен в звёздное небо, где ему на глаза попался луч света. Порождённый рёвом девяти чёрных черепах, это была жажда убийства солнца и луны!

Всеразрушающая стрела света промчалась через звёздное небо и ударила в Мост Парагона.

Когда мост задрожал, Мэн Хао тоже затрясло, и он закашлялся кровью, поскольку мост был рождён его магией. Однако душа Моста Поступи Бессмертных была ранена ещё сильнее. От крика души моста кровь стыла в жилах, а потом закачался весь Мост Парагона. От омывающей его разрушительной силы душа моста чувствовала серьёзную угрозу.

— Ты сдаёшься или нет?! — внезапно спросил Мэн Хао. — Сдавайся, и стань моей. Стоит мне пожелать, и ты мгновенно станешь душой Моста Парагона! Откажешься, и тебя сотрёт с лица земли сила Горы и Моря!

Мэн Хао попробовал использовать в качестве угрозы эту силу Гор и Морей.

— Я лучше умру, чем покорюсь! — взвыла душа моста. — Если я погибну, то заберу с собой мост и тебя!

Внезапно появилась вторая стрела, намного сильнее и опасней предыдущей. Она ударила в мост, разбив лазурный свет и преодолев белое свечение. Мост Парагона вновь задрожал и начал распадаться на части, даже повышение энергии прервалось. Пока Мэн Хао, кашляя кровью, боролся с этой жуткой силой, крики души моста постепенно слабели. Она не выдержит третьего попадания стрелы!

— Последний шанс! — прокричал он с блеском в глазах. — Покорись и стань душой моего моста. Я, Мэн Хао, даю тебе слово, что окроплю тебя кровью Цзи Тяня и рассею твою ненависть! Если ты не воспользуешься этим шансом, тогда я буду просто наблюдать за тем, как Горы и Моря уничтожат тебя.

Прямо во время этих слов вдалеке забрезжил свет третьей стрелы. Похожая на солнце, из-за неё вся Девятая Гора и Море задрожали и покрылись рябью. В этой стреле, казалось, скрывалась сила, способная сотрясти Небо и Землю... уничтожить всё что угодно одним ударом!

Душу моста не переставая трясло. В этот момент, где жизнь от смерти отделяла тонкая грань, она пронзительно закричала:

— Даже если я покорюсь, меня всё равно убьёт эта сила. Ты просто бросишь мост, чтобы спасти себя. Мне в любом случае конец!

— Я не брошу Мост Парагона, — сказал Мэн Хао тоном, отсекающим всякие возражения. — Если ты покоришься, я не дам тебе погибнуть!

Душа моста поёжилась, на грани гибели у неё не осталось выбора. Как только она открыла себя, Мэн Хао зачерпнул силу из Моста Парагона и божественным сознанием поместил свою метку на душе моста, навеки оставив на ней несмываемое клеймо.

— Посмотрим, как ты держишь слово! — закричала душа моста.

Заклеймённая душа больше не пыталась ни овладеть Мостом Парагона, ни отсечь его связь с Мэн Хао. Мост Парагона одобрил душу моста и позволил наполнить себя. В это мгновение сила моста взорвалась невероятной мощью. Заклеймённый... теперь он стал частью Мэн Хао. К тому же теперь Мост Парагона невозможно было вырвать из-под контроля Мэн Хао. Вне зависимости от иллюзорного или материального состояния, этот факт не изменится! Можно сказать, что Мост Парагона поглощением Моста Поступи Бессмертных... открыл для себя возможность когда-нибудь полностью обрести материальную форму!

"Теперь неплохо бы отправиться в Руины Бессмертия и поглотить целую часть настоящего Моста Парагона!" — подумал Мэн Хао с блеском в глазах. Наконец он познал путь парагона!

К этому моменту третья стрела практически достигла цели. Душа моста задрожала, но тут Мэн Хао сошёл с Моста Парагона и встал прямо на пути стрелы, направив на неё ладонь в останавливающем жесте. Откуда душе моста было знать, что Мэн Хао сделает нечто подобное — встанет прямо на пути силы Гор и Морей!

— Он сошёл с ума... — прошептала душа моста, но произошедшее дальше окончательно сбило её с толку. Всё потому, что стрела остановилась прямо перед Мэн Хао!

— Властью моего имени я приказываю тебе... возвращайся, откуда пришла! — негромко сказал Мэн Хао, но его глаза сияли несгибаемой решимостью.

Одной рукой он не мог по-настоящему остановить всю мощь стрелы, однако его голос, словно неразрушимый барьер, сделал руку совершенно неуязвимой. Стрела остановилась, словно не решаясь пронзить её. Голова Мэн Хао загудела, когда в его разуме прогремел холодный голос:

— Мосту Парамиты дозволено существовать, однако же во избежание нежелательных последствий во время пробуждения этого моста, он будет уничтожен!

— Этот мост является моей магией парагона, нежелательных последствий не будет, — холодно отрезал Мэн Хао.

— Согласно закону, мост не может...

— Если я сказал, что нежелательных последствий не будет, значит, не будет! Сгинь!

Пока он говорил, в его жилах внезапно ожила кровь парагона. Её пусть и слабой ауры оказалось достаточно, чтобы ошеломить девять чёрных черепах на вершине всех девяти гор! Стрела задрожала, а холодный голос, принадлежащий воле Горы и Моря, лишился дара речи!

Мэн Хао больше ничего не сказал, спокойно опустив руку. Позади душа внутри Моста Парагона поражённо за ним наблюдала. Спустя пару мгновений в голове Мэн Хао вновь прозвучал холодный голос:

— Да будет исполнено, сын Гор и Морей!

Стрела исчезла, превратившись в сноп мерцающих искр, которые рассеялись в пустоте. Мэн Хао наконец позволил себе облегчённо вздохнуть. Не зная границ своей власти над миром Горы и Моря, он до самого конца не был уверен, что его гамбит сработает.

"Сын Горы и Моря..." — с улыбкой подумал он. Ему понравилось, как звучал этот титул. Когда он обернулся, метка у него на лбу полностью изменилась. Удивительно... но теперь она изображала девять гор. Метка едва заметно вспыхнула, а потом исчезла.

Несмотря на молчание, душа Моста Парагона прониклась к Мэн Хао уважением и даже восхищением. Когда он взмахнул рукой, она не стала сопротивляться и послушно исчезла вместе с мостом. В звёздном небе остался только кусок льда, в котором находились Хань Шань с женой. Они сидели в той же позе, что и всегда: гордо сидящий мужчина и прильнувшая к его плечу женщина.

Когда сгорела палочка благовоний, лёд растаял. Поёжившись, Хань Шань растерянно посмотрел на Мэн Хао. Когда он взглянул на него, губы Мэн Хао растянулись в улыбке. Сложив ладони, он низко поклонился:

— Старший брат Хань Шань, рад сообщить, что я выполнил обещанное!