Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 150. Просто и Несложно

Чжао Шанхе был довольно горд собой. Он держал Сюэ Юнцуй в одной руке, гоняясь вперед за нежностью Сюй Цин. На его лице была улыбка, наполненная вожделением.

Он поднял свою руку, посылая ветер на Сюй Цин, подняв ее одежду. Он громко засмеялся

То, что Сюй Цин такая упрямая, и при этом слабая, его возбуждало. Он продолжал посылать ветер на нее, который наносил все больший урон ее одежде. Он укусила свои губы, убегая. Вскоре внутри нее начало подниматься чувство отчаяния.

От ласк Сюэ Юнцуй вместе с жестокими отношением Сюй Цин глаза Чжао Шанхе начинали блестеть еще ярче.

Тем не менее, он не торопился. Он не думал, что Сюй Цин повезет как в прошлый раз, так что, он насладиться процессом ее поимки. Это ему нравилось больше всего. Чем слабей добыча,  тем больше он воодушевленным он становился. Чем сильнее она сопротивлялась, тем более жестоким он будет.

«Сюй Цин, я положил свой глаз на тебя в тот год, когда ты вошла в Секту Черного Сита. Я распространил слухи о тебе. Почему ты думаешь, никто не беспокоил тебя все эти годы?  Но ты продолжаешь отказываться от моей доброты! Ты и вправду не умеешь ценить хорошие дела. Ты не можешь обвинять меня в жестокости». Он посмеялся от души. Будь он в Секте, он бы не решился нарушить правила Секты, особенно потому что там много людей вокруг. Однако здесь ему нечего было бояться.

Более того, он был учеником Конклав Секты Черного Сита, что было положением еще выше, чем во Внутренней Секте. Он и вправду мог вызвать создавать любые проблемы среди своих товарищей учеников.

В дополнение к этому, один из Патриархов Клана Чжао был Старейшиной Секты Черного Сита. К тому же, несколько сотен лет назад один член Клана Чжао достиг стадии Рождающаяся Душа, и стал Патриархом Секты, затем ушел медитировать в уединении, и все еще не появился. Из-за этого Патриарха Рождающей Души Клан Чжао хорошо укрепился в Секте Черного Сита.

Вообще-то, несмотря на то, что он ученик Конклав, Чжао Шанхе не имел необычайных скрытых талантов. Никто другой с таким же скрытым талантом не смог бы достичь Возведения Основы. Однако с поддержкой и направлением Патриарха Формации ядра, вместе с множеством Пилюль Возведения Основы, он сумел наконец, это сделать.

Став Культиваторов Возведения Основы, Чжао Шанхе был доволен собой. Он вырос в Секте, и помимо некоторых, которых не спровоцировать, все поклонялись перед ним.

В Клане Чжао было 2 сына нынешнего поколения. Одним был он, второй был из другой ветви Клана Чжао, его кузен Чжао Бинву.

Как и он, Чжао Бинву был учеником Конклавом. Что касается его скрытого таланта, он превосходил Чжао Шанхе, и его рассматривали как важного члена Клана. Чжао Шанхе хорошо знал об этом, разумеется, он не вступал в соперничество с ним. Напротив, он погрузился в удовольствия. Обычно если ему нравилась какая-нибудь ученица в Секте, она не отказывала ему. В конце концов, даже если она не хотела, отказывать ему было бесполезно.

Патриархи не обращали особого внимания на такие дела. Возможно, он даже сможет расширить клан. В любом случае, если девушка ученица беременела, она тут же обретала более высокое положение.

Благодаря различным удачным обстоятельствам, Чжао Шанхе был похож на разбалованного богатого ребенка в Секте. Он не очень хорошо был известен за пределами мира, но внутри Секты он был популярен.

«Смотри, звезды светят. Время почти пришло. Мы можем использовать звезды в качестве наших брачных свечей, и это место послужит брачной камерой. Что скажешь?» Он снова посмеялся, подняв ветер, чтобы отправить еще один ветер на Сюй Цин.

Ее тело задрожало, и кровь начала капать из ее рта. Вообще-то, Чжао Шанхе нужно быть осторожным с духовной энергией, которую он использует, иначе она убьет ее.

Когда ее тело задрожало, цветное облако под ее ногами вдруг распалось. Сюй Цин упала на землю. Мелодично смеясь, Сюэ Юнцуй метнулась вперед и схватила ее, толкая ее вниз в грязь. Сюй Цин не могла даже сопротивляться.

Ее лицо было бледным, а черты были изнуренными. Однако холод наполнил е глаза, когда она смотрела, как Чжао Шанхе шел к ней, развязывая свою мантию. Отчаяние было на ее лице, и она пыталась откусить свой язык, но Сюэ Юнцуй держала ее челюсть.

«Теперь, теперь, Младшая Сестра Сюй, ты этого не сможешь сделать. Если ты и вправду хочешь убить себя, тебе придется подождать, пока Старший Брат Чжао закончит развлекаться». Сюэ Юнцуй засмеялась. Ее слова звучали нежно, но были наполнены злобой.

«Отлично, отлично», посмеялся Чжао Шанхе, смотря признательно на Сюэ Юнцуй. Он погладил ее по лицу, отчего ее глаза заблестели. Казалось, его одобрение ее очень сильно стимулировало.

Чжао Шанхе посмотрел на Сюй Цин, которая беспомощно была прижата к земле Сюэ Юнцуй. Его взгляд прошелся по ее изящным изгибам, и он засмеялся.

«Если я дам тебе медицинских пилюль», сказал он, «то я не смогу насладиться сопротивлением. Так что, естественно, я тебе их не дам». Его мантия была полностью развязана.

Тело Сюй Цин дрожало, и слезы лились с ее глаз. Она не могла сопротивляться. Культивация Сюэ Юнцуй была выше ее. К тому же, она была уставшей от побега, и ее крепко держали. Не было никакого способа убежать.

Холод на ее лице растворился, заменившись горечью и отчаянием. Ее глаза были пустыми. Внезапно, ей показалось, что она видит Секту Доверия, и Мэн Хао, стоявшего на Восточной Горе. Она подумала о Холме Дацин и молодом ученом, ссутулившегося, и бросающего веточку из ротанга с утеса.

Она вспомнила, как впервые увидела Мэн Хао. Она стояла позади него, когда он искал ротанговую ветку. Она смотрела, как он  бросал ротанговую ветку с утеса, и слышала, как он говорил о Бессмертных людям внизу.

В тот момент, он подумала, что этот смертный ученый был очень интересным. Таким образом, она взяла бы его с собой.

Она подумала о взглядах толпы, когда Мэн Хао предложил ей медицинскую пилюлю… И она подумала, как он посмотрел обратно на нее, прямо перед входом в черную дверь.

«Все кончено…» От потока слез ее лицо было очень унылым. Она не могла прекратить дрожать. Она была напугана. С того дня, как она ушла из Секты Доверия и до сих пор, она не ощущала счастья. А теперь, казалось, все приходило к концу.

Когда она была маленькой девочкой, она поняла, что она не была очень умной, и вообще, иногда была очень глупой. Тем не менее, она овладела способностью укрывать это холодной улыбкой. Она использовала холод и молчание, чтобы скрыть свое отсутствие интеллекта, и сделать мир немного проще.

Ей не нравились сложные вещи, потому что она зачастую их не понимала. Ей нравились покой и тишина. Ей нравилось практиковать Культивацию самостоятельно. Когда она это делала, она смотрела, как проходят годы, наблюдала течение жизни, и вспоминала красивые воспоминания из прошлого.

Это была она. Сюй Цин. Холодная внешность и простое сердце.

Она пыталась изо всех сил не плакать. Ее тело тряслось, и она закрыла глаза. Она не хотела смотреть на Чжао Шанхе, и его непреодолимую силу. Она было простым Культиватором Конденсации Цин в Секте, где счастье было недостижимым. У нее не было сил сопротивляться… даже возможности умереть.

Когда она закрыла глаза, Сюй Юнцуй засмеялась, а затем сказала ей в ухо, ее голос был холодным и непонятным. «Эй, ты не можешь сопротивляться, поэтому, просто закрой глаза. Я так делала все те годы в прошлом. Если хочешь найти виновника, вини свою замкнутость, и вини свою основу Культивации. Ты просто слишком слаба…»

Смех Чжао Шанхе отразился эхом. Он взмахнул правой рукой, и полился розовое свечение. Оно окутало всю местность в радиусе 30 метров, создав мерцание, розовый щит, который закрывал все внутри. Трое были полностью спрятаны. Снаружи местность не казалась необычной.

В то же время, когда появился укрывающий щит, неистовый луч света стрельнул по небу рядом. Он кричал по воздуху, и Мэн Хао с холодным лицом стоял в центре.

Он появился за один миг, его взгляд метался по местности. Он нахмурился. Там, казалось, нет ничего необычного в этом месте. Он собирался уходить, когда его глаза замерцали. Он вытащил нефритовую табличку, и изучил ее. И только тогда он заметил, что белая точка, обозначающая Сюй Цин, а также 2 другие, исчезли.

Он не был уверен почему, но в его сердце появился дискомфорт. Он посмотрел на землю, а затем взмахнул рукой. Когда он сделал это, 30 метровый Пламенный Дракон зарычал, стремясь вниз. прозвучал грохот, и пыль поднялась из земли.

Однако было оно место, диаметром примерно 30 метров, откуда пыль не поднялась. Оно было чистым, в отличие от окружения.

Чжао Шанхе был укрыт внутри щита, смотря довольно. Он облизнул губы, и его глаза заблестели, когда он подготовился забраться на Сюй Цин. Вдруг послышался грохот снаружи. Он нахмурился, посмотрел вверх, его зрачки сузились.

Сюэ Юнцуй тоже посмотрела в изумлении. Она быстр отреагировала на ситуацию. Почти рефлекторно она вытащила острый меч, и направила его вдоль шеи Сюй Цин.

Это было потому что она видела молодого парня снаружи, одетого в черную мантию ученого. Его глаза блестели намерением убивать, и когда он поднял руку, она увидела, что один из пальцев был покрыт кровью. Он коснулся поверхности щита, и взрыв потряс всё. Он открыл рот, и туманный свет вылетел оттуда, ударив по розовому щиту.

Еще один взрыв потряс землю и небо, отразившись эхом. Щит не мог выдержать удара, и упал с грохотом. В отчаянии Сюй Цин открыла глаза. Она смотрела пустыми глазами, когда щит распадался. За пределами ломающегося щита она увидела человека. Намерение убивать  бурлило в  нем. За его телом была куча извивающихся темно-красных веточек!

Он выглядел как Бессмертный Смерти, который только что вылез из желтого родника подземелья, наполненный яростью и  безумием. Когда он приближался, сильный ветер колыхал все.

«Вы двое… ищите смерти?!?!» Казалось, голос Мэн Хао не может быть более яростным, чем сейчас. Он звучал как рев, который наполнял уши, словно вещали из самого ада!

«Мэн Хао…» сказала Сюй Цин с улыбкой. Ее улыбка была красивая, и в ней не было обычного холода. Это была простая улыбка.

Простая и счастливая.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление