Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 326. Такую я еще не пробовал!

“Корни не могу быть уничтожены, а значит, листья никогда не умрут. Листья никогда не умрут, а значит, корни не могут быть уничтожены…” В голове Мэн Хао постепенно складывалась мозаика. Чудесные создания по природе своей демонстрировали такой род отношений, который обычно бывал между матерью и сыном. Эти существа действительно были невиданной редкостью этого мира.

Мэн Хао припомнил слова, услышанные много лет назад. "Гусеницу нельзя уничтожить, а значит, нить невозможно оборвать. Нить невозможно оборвать, а значит, гусеницу нельзя уничтожить!" Так встреченный им практик описывал, во что превратится существо под названием Леденящий Снег, если ему скормить Шелковых Тутовых Громолистьев. Результатом будет чудесное насекомое под названием Безглазая Гусеница. "Помимо гусеницы шелкопряда, есть еще один путь, но вырастить их будет ой как не просто..." Глаза Мэн Хао заблестели, стоило ему подумать о Кровавых Клонах. Ядром каждого Кровавого Клона была оболочка холодца, поэтому, покуда он жив, их нельзя будет уничтожить. А даже если их и уничтожат, то воссоздать клонов будет очень легко. Возможно, называть их действительно неразрушимыми было преувеличением, но факт оставался фактом: по-настоящему убить их было очень трудно. Вот только культивация Кровавых Клонов сильно отличалась от его собственной. Может, их и непросто уничтожить, но Мэн Хао знал, что им не выстоять против Треволнения Небес. "Если только я не переплавлю девять поколений крови, а после добавлю туда свое, тем самым силой надстроив еще одно поколение над этими девятью. Получившийся Кровавый Дух будет работать по принципу чудесных созданий. Я не могу быть уничтожен, а значит, дух никогда не рассеется!" Пока Мэн Хао прокручивал в голове все доступные варианты, попугай презрительно покосился на Мэн Хао.

— Забудь об этом, — внезапно сказал он, — только настоящие счастливчики и любимцы фортуны имеют хоть какой-то шанс найти такое чудесное создание. Например, как-то раз мне, Лорду Пятому, достался чудесный лотос. Только кто-то вроде меня может заполучить столь потрясающую штуку.

Погруженный в раздумья Мэн Хао проигнорировал реплику попугая. Слова попугая открыли своего рода шлюз, наполнив его голову различными идеями по преодолению Треволнения. Как-никак, без зоны Наследия Кровавого Бессмертного ему предстоит пройти это испытание в одиночку. Он уже давно пытался придумать подходящий способ, но рассказ попугая направил его по совершенно иному пути. В его разуме то и дело вспыхивали всё новые идеи и вопросы. "Чудесные создания, — подумал он, — с ними я могу сделать кое-что другое. Можно позаимствовать Демонический Ци Неба и Земли, чтобы создать иллюзорное воплощение. Всё-таки воплощение может нести мою волю и убивать людей. Может, получится использовать его и для защиты от Треволнения Небес?.. Как жаль, что воплощение еще слишком слабое. С другой стороны, над этой идеей еще можно поработать". Его глаза загорелись, когда он понял, что по сути у него уже есть три вида чудесных созданий. "К тому же еще есть холодец!" — подумал он. В его глазах по-прежнему горели едва уловимые огоньки. Использование холодца для преодоления Треволнения — этот вариант он, пожалуй, оставит на самый крайний случай. Он уже давно заметил необъяснимую любовь холодца к пожиранию молний.

— Забудь об этом. Просто забудь — убеждал попугай, искоса поглядывая на Мэн Хао. Он вздохнул и дальше продолжил уже совершенно другим тоном, всезнающего мудреца: — Этот метод действительно слишком сложен. Во всех Небесах, мне кажется, только Лорд Пятый сможет провернуть нечто подобное. Остальные люди могут об этом только мечтать. Лорд Пятый — ученая, древнейшая божественная птица. Всезнающая. Так и быть, я поделюсь с тобой еще одним способом. Этот не такой трудный. Очень простой. Вот только он подходит людям, обладающим сверхъестественной удачей. Как я уже сказал, способ простой и незамысловатый. Тебе просто надо иметь под рукой Душу Молний. С ней преодолеть Треволнение будет гораздо проще. Но тебе самостоятельно придется тренировать Душу Молний. По сути, ты начинаешь с души практика с очень глубокой культивацией, затем с помощью молний ты медленно трансформируешь воплощение его души. Со временем ты постепенно наращиваешь количество молний. Если душа не погибнет в процессе, тогда она превратится в Душу Молний, которую ты сможешь использовать.

Попугай зевнул и в следующий миг уже скрылся из пещеры. Снаружи он вновь приступил к обучению практиков так называемой Божественной магии. Мэн Хао сел в позу лотоса и задумался над предложением попугая, создать Душу Молний. Со странным выражением лица он хлопнул по своей бездонной сумке. Из нее вылетела кровавая маска и приземлилась к нему в руку. Духовным Сознанием он быстро отыскал Патриарха клана Ли, о котором после появления попугая начисто позабыл холодец.

Патриарх клана Ли больше не походил на пустую, лишенную жизни оболочку. Однако стоило ему завидеть Мэн Хао, как его начал бить озноб. Похоже, теперь он больше всего на свете боялся холодца. Мэн Хао начал кружить вокруг Патриарха клана Ли, разглядывая его воплощение души со всех сторон. Спустя какое-то время его глаза зловеще засверкали. Патриарх клана Ли в страхе поежился и осторожно спросил:

— Что... что ты задумал?!

У него зрело недоброе предчувствие, что с его воплощением души скоро произойдет нечто ужасное. После всех тех мук и страданий, что ему подарил холодец, без возможности даже лишить себя жизни, старик растерял всю свою гордость и высокомерие.

Мэн Хао молчал. Проверив Патриарха клана Ли еще раз, он произвел какие-то манипуляции с Духовным Сознанием, и внутри кровавой маски возникла молния. С треском она обрушилась на Патриарха клана Ли и попала прямиком в воплощение души.

— Проклятье! Какого черта ты творишь?! — вскричал он.

Его воплощение души замерцало, словно на грани распада. Мэн Хао кивнул и Духовным Сознанием вызвал еще одну молнию, а потом еще. С грохотом они обрушились на отчаянно вопящего Патриарха клана Ли. Так продолжалось два часа, пока воплощение души Патриарха не стало тускнеть.

— Ты помешанный! — вопил Патриарх клана Ли. — Чертов безумец! Этот твой холодец настоящий кошмар наяву! Когда-нибудь я отомщу! Отомщу за всё!

Он продолжал сыпать проклятиями, но глубоко внутри чувствовал себя жалким и беспомощным. Мэн Хао открыл глаза и вновь оказался в пещере Бессмертного.

— У Патриарха клана Ли потрясающая культивация. Идеальный кандидат для моей Души Молний. Отныне всеми правдами и неправдами надо приучить его к молниям. К тому же мне еще надо отыскать Безглазую Гусеницу. Но перед этим мне предстоит небольшое путешествие в поисках последнего ингредиента для пилюли Совершенного Золотого Ядра.

Приняв решение, Мэн Хао послал сообщение Хуан Дасяню с помощью Духовного Сознания. В данный момент тот самодовольно наблюдал со стороны, как попугай летал по кругу над группой людей и заставлял их бегом формировать различные узоры. Он вздрогнул, когда услышал голос Мэн Хао у себя в голове. В его голове вспыхнул образ требуемого Мэн Хао растения.

Две недели спустя Мэн Хао рассматривал нефритовую табличку. Внутри содержалась информация о нужном ему растении, а также выводы и предположения, сделанные по результатам поисков, проведенных группой его последователей. Мэн Хао поднялся и неспешно вышел из пещеры Бессмертного. "Город Дунло, один из членов Союза Девяти". В нефритовой табличке имелась карта Черных Земель, неподалеку от его горы точкой был помечен город Дунло.

Благодаря своей небольшой армии последователей Мэн Хао теперь отлично понимал расстановку и баланс сил в Черных Землях. За исключением Дворца Черных Земель и Союза Девяти, Черные Земли населяли одни лишь вольные практики. В некоторых случаях они сбивались в группы и создавали местные группировки. Некоторые были сильны, другие слабы, но, несмотря на это, среди них отсутствовало какое-либо единство.

Что до Союза Девяти, он состоял из девяти самых могущественных кланов практиков Черных Земель, на месте обитания которых со временем выросли города. Они объединились в союз, чтобы противостоять мощи Дворца Черных Земель.

Для переплавки пилюли Мэн Хао не хватало только листа Духовной Орхидеи, не то чтобы очень редкого растения, но достаточно редкого, чтобы его можно было найти только в одном из девяти крупнейших городов. Судя по сведениям из нефритовой таблички, в городе Дунло скоро пройдет аукцион. Будут выставлены целебные пилюли, а также целебные травы. Люди, не сведущие в алхимии, жевали листья Духовной Орхидеи для того, чтобы ускорять заживление ран, поэтому они пользовались определенным спросом.

Впервые более чем за год Мэн Хао покинул район вокруг своей пещеры Бессмертного. Превратившись в луч радужного света, он исчез за горизонтом. Первородная Пилюля Починки Небосвода вернула его волосам изначальный черный цвет и придала его глазам загадочный блеск. В своем зеленом наряде он выглядел, как крайне привлекательный и благородный мужчина. На его лбу красовалась метка, которая выглядела и как чешуйка, и как перо, и одновременно была ни тем, ни другим. В общем и целом, выглядел он весьма примечательно.

Попугай и холодец решили присоединиться к нему. Разумеется, они не могли ужиться вместе, поэтому Мэн Хао вынужден был слушать их постоянные дрязги. Через несколько дней словесные дуэли начали перерастать в физические столкновения. Наконец попугай использовал свой коронный прием. Начинался он с вопроса "Хочешь знать...", в результате серии вопросов холодец превратился в маленький колокольчик, который попугай привязал к своей лапе. После чего довольный попугай расположился у Мэн Хао на плече, выглядя при этом как надменная, одна в своем роде древнейшая божественная птица, почитаемая под Небом и Землей.

Летели они над однообразной черной как смоль землей, которую изредка разбавляли не менее черные растения — совершенно безрадостный пейзаж. За всё это время Мэн Хао не сделал ни одной остановки. Следуя карте, он летел прямо к городу Дунло. Через несколько дней в закатных лучах впереди показался зеленый город. Это не был грандиозный, преисполненный величия город. По форме он напоминал квадрат, и, судя по всему, был построен из растений. Городские стены состояли из переплетающихся стволов. Зелень цветущей в городе растительности создавала яркий контраст с окружающими черными землями.

В центре города росли деревья. Их пышные ветви переплетались друг с другом, создавая несколько ярусов. Город состоял из двух-трёх основных ярусов: один на земле, второй в небе. Третий – особый – ярус создавало гигантское дерево в самом сердце города. На фоне однотонных пейзажей издалека город выглядел крайне причудливо.

Город встретил их большими воротами, проходящими под восемью гигантскими переплетенными вместе деревьями. Потоки практиков входили и выходили из города, да и в самом городе кипела жизнь.

На вершине огромного дерева, в центре города, восседал гигантский феникс, несколько дюжин метров в длину. Эта красивая птица обладала роскошным алым оперением. При ближайшем рассмотрении выяснялось, что это был не феникс, а павлин. Преисполненный гордости и самодовольства, он изредка бросал взгляд вниз на снующих туда-сюда людей. От него не исходила сила культивации, но даже с такого расстояния Мэн Хао смог почувствовать его могущественную и угрожающую ауру. Своей манерой поведения павлин как бы говорил, что нет таких людей, на кого бы он смотрел, как на равного. Он надменно оглядывал город и, казалось, слегка кривился от увиденного. Неожиданно над левым ухом Мэн Хао раздался шепот попугая:

— Как ты смеешь вести себя так в присутствии Лорда Пятого, сука?!

В нефритовой табличке вскользь упоминалось об алом павлине. Он являлся священным животным клана Дунло. Никто из чужаков не знал, с какой целью он изредка поднимался в воздух и облетал город. Став свидетелями такого представления, зеваки громко восхваляли его красоту. Уже рядом с воротами Мэн Хао почувствовал, как попугай на его плече тяжело задышал.

— О-хо, — с ноткой удивления протянул попугай, — оказавшись поближе, теперь-то я вижу кокетливый блеск в этих глазах... Хм, красная пташка, такую я еще не пробовал...

Прежде чем Мэн Хао успел что-либо сделать или даже сообразить, о чем он говорит, попугая уже и след простыл. Через несколько секунд Мэн Хао заметил впереди разноцветный луч, несущийся к павлину.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление