Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 345. Лотосовая Формация Мечей!

Бум!

Однажды утром в один из домов в живописной долине ударила молния. У здания уже давно не было крыши, судя по всему, что-то её уничтожило. Всё вокруг было присыпано черным пеплом и сажей. В долине проживало около тысячи практиков, все они давно уже привыкли к то и дело срывающимся с небес молниям.

Попугай в воздухе взглянул вниз и с сочувствующим вздохом напомнил себе, насколько он был в тот раз полезен. А потом он стрелой нырнул вниз, намереваясь продолжить обучать своих подопечных Божественной магической формации.

— Божественная магическая формация использует в качестве основы людей! Сотни людей могут сотрясти стадию Создания Ядра. Тысяча может поставить на колени стадию Зарождения Души. Для десятка тысяч стадия Отсечения Души будет не опасней пердежа! Миллионы могут противостоять Бессмертным! Во времена, когда Лорду Пятому не было равных среди великих Гор и Морей, не существовало таких людей, кто бы посмел не склонить предо мной голову!

Попугай тоскливо вздохнул, словно перед его глазами проносились времена былой славы. А потом он с удвоенным рвением принялся гонять практиков. Внутри здания, куда только что угодила молния, сидел мрачный как туча Мэн Хао. Но еще мрачнее выглядел патриарх клана Ли, он, похоже, был на последнем издыхании.

— Ты мой предок! — подвывало дрожащее воплощение души. Похоже, от полного безумия его отделял всего один шаг. — Мой предок, хорошо?! Просто отпусти меня... Я больше так не могу. Просто позволь молнии наконец убить меня, пожалуйста?..

Мэн Хао молчал. Он убрал воплощение души патриарха клана Ли и взглянул на голубое небо, без единого намека на грозу. К этому моменту он, конечно, не дошел до такого состояния, когда совсем перестал обращать внимание на молнии, скорее, он постепенно свыкался со своей незавидной ситуацией. Мэн Хао уже неплохо набил руку и теперь вытаскивал патриарха клана Ли еще быстрее, чем раньше. На молнии у него выработалось своего рода чутье, только почувствовав в небе молнию, он без колебаний доставал патриарха клана Ли. Поначалу у Мэн Хао не всегда это получалось, но такая опасная тренировка заставляла выкладываться на полную, поэтому довольно скоро он отточил свою технику до совершенства. При таких обстоятельствах интуиция, с помощью которой Мэн Хао предсказывал удары молний, постепенно переросла в настоящий инстинкт.

Сейчас Мэн Хао не мог сохранять на лице спокойное выражение, он слегка морщился от боли, хотя до патриарха клана Ли ему было очень далеко. Мэн Хао посмотрел на распластавшегося перед ним дрожащего, бледного мужчину. Его состояние было даже хуже, чем у патриарха клана Ли. Это был не практик из Черных Земель, а из Западной Пустыни. Именно этого человека с тремя тотемными татуировками Мэн Хао поймал во время атаки на одну из великих сект. Мэн Хао забрал его с собой, запечатав и полностью лишив способности двигаться, для того чтобы позже изучить его.

Мэн Хао любил учиться. Но, будучи ученым, он изучал книги и свитки. В мире культивации он переключил свою страсть на магические техники и алхимию. Как только ему выдавалась свободная минутка, он всегда занимался одним из своих проектов. Это позволяло ему углублять собственные знания. Но еще никогда ему не доводилось изучать человека.

Мэн Хао посвятил этому человеку последние три дня. Стоило ему столкнуться с областью знаний, которой не понимал, он всецело фокусировался на предмете, пока не разбирался во всем. Последние три дня выдались весьма плодотворными для Мэн Хао, к его большой радости, он узнал много нового. Что до его подопытного, для него эти дни были чудовищным кошмаром, словно он угодил в самую глубокую бездну ада. Это чувство было тяжело описать. Его холодной гордости ненадолго хватило, она быстро уступила место безумию и страданиям. В конечном счете он ничего не мог сделать, кроме как громко стенать и выть. Для него Мэн Хао стал самым ужасающим человеком во всем мире культивации.

Сейчас Мэн Хао изучал кровь практика. Он взял покрытую шрамами и струпьями руку мужчины. В некоторых участках даже отсутствовала плоть. Мэн Хао сделал длинный надрез и собрал немного крови. Поместив кровь в алхимическую печь, он приступил к её переплавке.

Лицо мужчины приобрело пепельно-серый оттенок, огонёк в его глазах уже давно потух, сменившись мрачным отчаянием. Он понятия не имел, сколько еще продлятся эти пытки, его разум держался из последних сил. Что интересно, прошлой ночью, когда Мэн Хао собирался исследовать его мозг, от страха у него из глаз брызнули слезы. Мэн Хао посмотрел на плачущего, словно ребенок, практика и решил пока с этим повременить.

Мэн Хао с самого начала заинтриговали тотемные татуировки практиков Западной Пустыни. После тщательного анализа он пришел к выводу, что они обладали схожей с целебными пилюлями силой, тем типом силы, что попадает в тело практика из внешних источников. Например, тотемы могли помочь с прорывом со стадии Конденсации Ци на Возведение Основания, а потом и на стадию Создания Ядра. Это открытие подарило ему частицу просветления.

Мэн Хао уже давно чувствовал, что может пробиться со средней ступени Создания Ядра на позднюю. С каждым днем это чувство усиливалось. Со временем он осознал, что для прорыва на позднюю ступень Создания Ядра ему как-то придется пережить последующую за этим всю ярость и мощь Треволнения Небес. Преодолев его, он сможет взойти на позднюю ступень Создания Ядра.

Но вот дальше он уже был не так уверен в достижении стадии Зарождения Души. Эта стадия являлась большим шагом в жизни любого практика, мало кому удавалось сделать этот шаг. Многие практики могли достичь поздней ступени Создания Ядра, но только единицы пробивались дальше, на стадию Зарождения Души. Сперва могло показаться, что практиков стадии Зарождения Души было довольно много, но это в первую очередь было связано с их невероятно большим сроком жизни. Малая толика практиков в каждом поколении успешно совершала прорыв на эту заветную стадию.

Самой критической частью плана культивации Мэн Хао было отсутствие раздела в трактате Великого Духа, посвященного Золотому Ядру. Без специальной техники будет очень тяжело достичь Совершенной Зарожденной Души. Шансы заполучить эту часть трактата были ничтожно малы, к тому же он понятия не имел, где её искать. С другой стороны, Мэн Хао не покидало ощущение, что тотемы практиков Западной Пустыни помогут ему проложить собственный путь культивации к Совершенной Зарожденной Душе.

Мэн Хао внимательно следил, как кровь в алхимической печи медленно превращается в пар. Когда пар рассеялся, в его глазах вспыхнул яркий огонёк. "Любопытно, в крови нет тотемной ауры. Кожа, мышечная ткань, кости и кровь — в них нет ничего особенного!" Мэн Хао задумчиво просидел какое-то время, а потом поднял глаза на мужчину. Он задрожал и хотел было вновь начать молить о пощаде, но в этот момент Мэн Хао коснулся татуировки на его правой руке.

"Этот тотем отдает едва уловимым демоническим ци, так называемой Эссенцией Девятой Горы и Моря". Когда Мэн Хао поднял руку, мужчина истошно закричал. Тотемная татуировка медленно отделялась от его кожи, пока в руке Мэн Хао не оказалось нечто отдаленно напоминающее лоскут кожи. Отделившись от тела, кожа быстро растворилась в воздухе. "Ага, как только тотем покидает тело практика, он исчезает, — он нахмурился. — Что вообще такое эти тотемы? Странное воплощение какого-то великого демона Неба и Земли?"

Мэн Хао выглянул наружу: на вечереющем небе медленно собирались тучи. В его голове крутился целый рой вопросов, и, как назло, ни одного ответа. Спустя какое-то время Мэн Хао взмахом руки снял печать с мужчины. Тот на негнущихся ногах с трудом поднялся, сложил ладони и низко поклонился.

— Можешь идти, — сказал Мэн Хао спокойно.

Услышав эти слова, мужчина почувствовал себя так, будто его осенила небесная благодать. Его переполняло такое облегчение и признательность, что он чуть не расплакался. Мужчина тотчас развернулся и бросился бежать, стараясь убраться как можно дальше от этого дома ужасов. Мэн Хао склонил голову набок и рассмеялся.

— Кажется, я поспешил с выводами, — пробормотал он, — хоть я и владею силой даровать демонический ци, но для понимания тотемов нужно время, много времени. Быстро обрести просветление не получится.

Несмотря на это, его глаза светились решимостью, он просто так не сдастся. Он хлопнул по бездонной сумке и вытащил полоску землисто-желтой, мягкой, похожей на ткань, бумаги с неровными краями. Именно этот предмет послужил толчком к появлению "патриарха Золотой Свет", флаг, который попугай надоумил Мэн Хао украсть с аукциона. После своего пробуждения попугай помог ему переплавить флаг.

— Талисман принадлежащий Бессмертному, он поможет мне обрести просветление относительно магических символов Черных Земель. Да, он станет для меня большим подспорьем.

Он погладил бумагу, размышляя о значительно расширившемся ареале поисков, где его возросшая армия последователей искала Небесную почву для своего патриарха Золотой Свет. Теперь ему доставляли значительно больше Небесной почвы, чем раньше. Теперь ему только и требовалось, что приложить почву к бумажному талисману, и она сразу же вбирала в себя её ауру, оставляя после себя совершенно обычный комок земли. Вобрав в себя ауру, на бумаге вспыхивали магические символы, которые постепенно принимали форму печати.

Мэн Хао не сомневался, что с достаточным количеством земли, на бумаге появится еще больше магических символов. А с просветлением относительно этих символов он точно сможет использовать какие-нибудь невероятные божественные способности. Он планировал подготовить эту уникальную Божественную магию к моменту, когда придет время пробиваться на стадию Зарождения Души!

На рассвете следующего дня Мэн Хао убрал бумажный талисман и приступил к дальнейшей переплавке Деревянного Меча Времени. Он без устали работал над этим мечом с первого своего дня в Черных Землях, к этому моменту клинок хранил в себе три шестидесятилетних цикла Времени. Вдобавок в его сумке лежало приличное количество деревьев Весны и Осени с двумя шестидесятилетними циклами.

"Не трудно выковать сокровище Времени с шестидесятилетним циклом внутри, — размышлял он. — Требуется приложить совсем немного усилий. А вот с двумя шестидесятилетними циклами всё намного сложнее, мой процент успешных переплавок колеблется в районе тридцати процентов. Ошибка приводит к потере всех вложенных ресурсов. Хотя это не так уж и страшно. Что действительно страшно, так это сокровища Времени с тремя шестидесятилетними циклами. Шанс успешно изготовить одно такое не превышает половины процента. Без медного зеркала я бы и за всю жизнь не выковал одно такое сокровище". Он посмотрел на сияющий ярким светом меч в своих руках. Клинок переливался, словно текущая вода, а от взмаха меча в воздухе оставалась дорожка дрожащего воздуха. Эта дорожка заставляла всё вокруг стареть и чахнуть. Мэн Хао уже собирался убрать меч, как вдруг что-то вдалеке привлекло его внимание. Он нахмурился.

— Кто бы мог подумать, клан Дунло всё-таки не вытерпел, — пробормотал он себе под нос.

Духовным сознанием он нашел попугая и передал ему ряд инструкций. После чего его тело стало затуманиваться. Внезапно возник призрачный образ, и второй Мэн Хао был готов. Один сидел в позе лотоса, другой медленно поднялся на ноги. Мэн Хао взмахом руки вызвал десять Деревянных Мечей Времени, которые находились в подземной комнате под домом. Они закружились у него над головой так, что кончики мечей были направлены наружу кольца. Они постепенно начали крутиться всё быстрее, превратившись в водоворот в форме цветка лотоса.

Сила лотосовой формации мечей начала разлагать здание вокруг Мэн Хао, вскоре от него не осталось ничего, кроме пепла. Все ауры в округе постепенно начали наполняться древностью и разложением. Живущие в этой долине практики поежились. Они спешно разбежались, во все глаза смотря на Мэн Хао, сидящего со скрещенными ногами, над головой которого вращался гигантский цветок лотоса. Всё вокруг него гнило и разлагалось.

В этот момент из-за туч показалась луна. Лунный свет посеребрил вращающиеся мечи, сделав их похожими на цветущий лотос, причудливый и одновременно завораживающий... Все, кому посчастливилось это увидеть, не забудут эту сцену до конца своих дней. Пока лотос вращался, их патриарх поднял голову, его холодный голос эхом прокатился по округе:

— Это моя формация мечей Времени!




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление