Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 380. Безглазая Гусеница!

— Ты не согласен? — спросил Ханьсюэ Бао, не сводя глаз с Мэн Хао.

Его дружелюбная улыбка погасла, сменившись разочарованием. Богатый жизненный опыт позволил ему увидеть мельчайшие сомнения на спокойном лице Мэн Хао. Он не удержался от вздоха и негромко рассмеялся.

— Почтенный, — сказал Мэн Хао немного виновато.

Он чувствовал искренность Ханьсюэ Бао, и, хоть всё это было ради клана, Мэн Хао знал, что ему предлагают совершенно новую дорогу в жизни. К сожалению, сейчас он не мог вернуться в Южный Предел.

Щёки Ханьсюэ Шань стали белыми как мел. Она подняла голову и натянуто улыбнулась, но ещё никогда она не чувствовала себя настолько плохо. Она сделала реверанс Мэн Хао и отошла в сторону, понуро опустив голову, словно боясь, что не справится с нахлынувшими эмоциями и расплачется.

— Что ж, забудь, — сказал Ханьсюэ Бао, не став дожидаться ответа Мэн Хао, — я поставил тебя в неудобное положение. У тебя свой путь, и не нужно, чтобы кто-то прокладывал его за тебя. Очень хороший настрой.

Он поднялся и взглянул на заклинание на земле.

— В клане Леденящего Снега семь старейшин стадии Зарождения Души. Четырёх ты уже встретил. Остальные в прошлом году отправились в Южный Предел для подготовки перемещающего заклинания. К несчастью, чтобы заклинание сработало, ему нужно преодолеть блокирующую магию Дворца Чёрных Земель, поэтому переместиться в Южный Предел было довольно трудно. Совсем недавно они закончили перемещающее заклинание на своей стороне. Через пять дней мы сможем активировать его. После этого мы покинем это место.

Ханьсюэ Бао хлопнул по своей бездонной сумке. Резко похолодало, а в воздухе появились снежинки. Мэн Хао внимательно посмотрел на предмет в руке Ханьсюэ Бао. На его ладони лежала синяя гусеница тутового шелкопряда размером с мизинец. Она была прозрачной, словно хрусталь, и сияла мягким голубым светом. Внезапно появившийся холод исходил именно от гусеницы. Дыхание Мэн Хао сбилось.

— Тебе была обещана Гусеница Леденящего Снега. Учитывая состояние культивации старейшин, для создания гусеницы им потребуется ещё полгода. У нас слишком мало времени, поэтому я отдам тебе свою! Это мутировавшая Гусеница Леденящего Снега, её жизненная сила гораздо выше, чем у простых гусениц. За всё время существования клана мы смогли создать только шесть мутировавших Гусениц Леденящего Снега. Это — седьмая. Благодаря своей мутации Гусеница Леденящего Снега может связать себя узами с двумя хозяевами. Дай ей немного своей крови, и она станет твоей.

Взмахом руки он послал голубой огонёк вперёд. Мэн Хао проглотил ком в горле, глядя на парящую перед ним синюю Гусеницу Леденящего Снега. Он прикусил кончик пальца и капнул кровью на Гусеницу. В следующий миг капля крови исчезла, а Мэн Хао почувствовал созданную между ним и Гусеницей Леденящего Снега связь. Её тельце заблестело, и она медленно приземлилась ему на ладонь. Она была очень холодной, словно кусочек льда.

Мэн Хао сделал глубокий вдох и низко поклонился Ханьсюэ Бао. Главная цель была достигнута. Теперь осталось только превратить Гусеницу Леденящего Снега в Безглазую Гусеницу. Как только она станет Безглазой Гусеницей, её нельзя будет уничтожить, а нить — порвать. Нить нельзя порвать, и гусеницу нельзя уничтожить! Такое чудесное насекомое считалось ценнейшим сокровищем Неба и Земли, а также одним из самых надёжных методов преодоления Треволнения Небес.

— Почтенный, я хотел бы уйти в уединённую медитацию, — сказал Мэн Хао, не давая бурлящему внутри восторгу выплеснуться наружу.

Он ещё раз поклонился и пошёл прочь. Он не стал уходить далеко, вместо этого забрался в глубь полуразрушенного здания неподалёку. Ханьсюэ Бао проводил его взглядом и в чувствах вздохнул. Ему очень понравился Мэн Хао, но он понимал, что у того наверняка имеются свои планы и стремления. Ханьсюэ Бао перевёл взгляд на Ханьсюэ Шань и ещё раз вздохнул.

В одной из комнат полуразрушенного дома Мэн Хао сел в позу лотоса и начал размеренно дышать. Он выполнил магический пасс и указал пальцем на землю. Демонический ци с шумом начал сгущаться вокруг него и сформировал барьер. Несмотря на хорошие отношения с кланом Леденящего Снега, Мэн Хао не забывал о мерах предосторожности. Особенно учитывая, что он совсем недавно отклонил их предложение. Под защитой демонического ци Мэн Хао принял несколько целебных пилюль, а потом закрыл глаза и погрузился в медитацию. Спустя несколько часов он закончил медитацию. Его глаза ярко сверкали, а тело полностью избавилось от одолевавшей слабости. Духовное сознание усилилось, а культивация испытала значительный скачок. Мэн Хао был уверен: после преодоления Треволнения Небес сможет сразу подняться на позднюю ступень Создания Ядра.

Закончив с приготовлениями, Мэн Хао достал Гусеницу Леденящего Снега. А потом положил перед ней Громолист. При виде листочка Гусеница Леденящего Снега задрожала, похоже, ей не терпелось попробовать. В мгновение ока листок окружили молнии, и Гусеница Леденящего Снега целиком его проглотила.

С блеском в глазах Мэн Хао принялся дублировать Громолистья на медном зеркале. В этом ему помогла немалая сумма духовных камней в бездонной сумке. Несмотря на цену дублирования и исчезающие богатства, мысль о Безглазой Гусенице заставляла его создавать на зеркале всё новые и новые копии. Один листок, два, сто... Мэн Хао недоверчиво косился на крохотную Гусеницу Леденящего Снега, уплетавшую один Громолист за другим. И, судя по поведению, она совершенно не собиралась останавливаться, словно могла съесть все существующие в мире Громолистья.

У Мэн Хао слегка поубавилось уверенности в успехе предприятия. Информацию о Гусенице он получил у встреченного в Южном Пределе практика из Чёрных Земель. Тщательно всё проанализировав, он пришёл к выводу, что тот человек говорил правду. Но сейчас ему в голову не мог не закрасться червь сомнений. Он что-то пробормотал себе под нос, но решил довести начатое дело до конца. Если понадобится, он использует все имеющиеся духовные камни для дублирования Громолистьев.

Вскоре прошли сутки. К полудню глаза Мэн Хао покраснели. Он продолжал один за другим скармливать листья Гусенице Леденящего Снега. По его прикидкам, съеденных листьев хватило бы на небольшой горный лес. Однако аппетиты Гусеницы Леденящего Снега не уменьшились. Вот только она начала внешне изменяться! Её тельце по-прежнему было синим, но на нём появилось несколько белых колец! Кольца чем-то напоминали глаза, взгляд на которые сразу же завораживал. К этому моменту Мэн Хао сумел создать пять колец на теле гусеницы.

Он заглянул в бездонную сумку и сердце сжалось от боли. После получения титула патриарх Золотой Свет он добыл немало духовных камней. Но теперь половина богатства исчезла в брюхе у гусеницы. Стиснув зубы, Мэн Хао продолжил кормить Гусеницу Леденящего Снега. Листок, потом ещё один и ещё...

К утру третьего дня глаза Мэн Хао покрывала сеть лопнувших сосудов. На Гусенице Леденящего Снега красовались восемь колец. Такими темпами к моменту появления девятого кольца в бездонной сумке Мэн Хао практически не останется духовных камней. Всего несколько дней назад сумка буквально ломилась от богатств. С ними он мог купить всё что угодно, где бы не находился. Теперь это чувство полностью испарилось.

— Если мне не удастся создать Безглазую Гусеницу...

Мэн Хао стиснул кулаки и заставил себя не думать об этом. Раз он решил идти до конца, значит, отступать сейчас уже было поздно. К ночи третьего дня бездонная сумка Мэн Хао опустела. С последним листком на теле Гусеницы Леденящего Снега появилось девятое кольцо.

— Проклятье, духовные камни закончились, а эта букашка всё еще не превратилась в Безглазую Гусеницу? Разве она не должна трансформироваться?

Он пораженно уставился на неподвижную Гусеницу Леденящего Снега у себя на ладони. Эта гусеница довела его до грани срыва.

— Мои миллионы духовных камней...

Он посмотрел на бездонную сумку и внезапно вспомнил, что в ней еще остались духовные камни высшего качества. Они были запасены на черный день, ведь в критической ситуации с их помощью он мог поглощать духовную энергию. Какое-то время он мысленно спорил с самим собой о целесообразности их использования. Тем временем Гусеница Леденящего Снега, поняв, что еды больше не дадут, перестала проецировать свое чувство голода и принялась плести шёлк.

Мэн Хао наблюдал, как Гусеница Леденящего Снега выплевывает шелк очень сильно похожий на снег. Это был не легендарный шёлк Безглазой Гусеницы. Буквально за пару мгновений гусеница полностью сплела для себя кокон размером с детский кулак. Мэн Хао нахмурился. Что-то было не так. Прощупав его духовным сознанием, он внезапно тяжело задышал.

— Я чувствую другую ауру, — сказал он с блеском в глазах, — она принадлежит не Гусенице Леденящего Снега, а чему-то намного, намного могущественней... Эти две ауры не сопоставимы по силе!

Он закрыл глаза и попытался привести мысли в порядок. Когда его глаза открылись, он улыбнулся.

— Через два дня она покинет кокон!

Он убрал драгоценный кокон и развеял демонический ци. Мэн Хао сделал глубокий вдох и вышел из места для уединённой медитации. Снаружи стояла ночь, в небе ярко светила луна. Люди из клана Леденящего Снега, стоящие на страже, сразу же его заметили. Они сложили руки и почтительно поклонились.

Для клана Леденящего Снега последние несколько дней выдались крайне тяжёлыми. Никто не знал, как скоро вернутся люди из Дворца Чёрных Земель. Если к городу прибудет вторая армия, с нынешним состоянием клана им вряд ли удастся отбиться. Ничего не оставалось, кроме как держаться настороже и ждать активации перемещающего заклинания.

В ярком лунном свете танцевали снежинки. Снег шёл уже второй день подряд, отчего землю укутало пуховое белое одеяло. Несмотря на глубокую ночь, сияние луны отражалось от снега, заливая всё вокруг серебряным светом. Мэн Хао набрал полную грудь холодного воздуха и огляделся. Его взгляд остановился на знакомом силуэте вдалеке: Ханьсюэ Шань. Она стояла на горе щебня и смотрела в небо. Невозможно было понять, о чём она думает.

При виде девушки Мэн Хао невольно вздохнул про себя. Получив Гусеницу Леденящего Снега, он начисто позабыл, насколько её разочаровал отказ присоединиться к клану. Мэн Хао вспомнил мягкие, теплые руки, которые держали его, когда он потерял сознание. Также вспомнил, как в её глазах тревога уступила место радости, когда он пришёл в себя.

Когда он подошёл к ней, словно почувствовав чьё-то присутствие, девушка обернулась. В лунном свете её лицо выглядело ещё прекраснее. В уголках глаз поблескивали слёзы. Она посмотрела на Мэн Хао, закусила губу и отвернулась. Мэн Хао постоял какое-то время в тишине, а потом прочистил горло.

— Эй, я слышал ты восхищаешься грандмастером Алхимический Тигель. Хочешь я вас познакомлю?




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление