Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 385. Давай еще раз!

С оглушительным грохотом божественные способности практиков стадии Зарождения Души обрушились на Мэн Хао. На их губах играли хищные улыбки. Они уже в красках представляли сцену, когда Мэн Хао, словно хрупкий фарфор, разобьётся на множество мелких осколков. С его смертью Треволнение Небес рассеется, и эта смехотворная битва будет окончена. Мэн Хао опустил глаза с Небес на надвигающихся практиков.

— Небеса нельзя оскорблять. Ими нельзя пренебрегать. Их невозможно превзойти! Сами Небеса желают моей смерти! Вы кем себя возомнили? Вы и правда думаете, что можете вместо Небес попытаться убить меня? — закончил он с гордым смехом.

От его смеха практики стадии Зарождения Души скривились и с изумлением поняли, что их божественные способности никак не подействовали на Мэн Хао. Они исчезли так же быстро, как утонул вол с привязанным к его ноге тяжёлым камнем. Внезапно они почувствовали надвигающуюся на них страшную опасность. В небе засверкало гораздо больше молний, чем раньше. С грохотом огромная молния в три метра толщиной ударила из туч. Она походила больше на гигантский столб света, чем на молнию. В воздухе она разделилась на девять частей и полетела вниз.

Мэн Хао вскинул руку с зажатым в ней визжащим холодцом. У практиков стадии Зарождения Души всё внутри похолодело. Немного безумный смех Мэн Хао придавал всей ситуации лёгкий оттенок кошмара. Они тут же бросились бежать от настигающих их молний Треволнения. Но даже их невероятной скорости оказалось недостаточно. Молнии настигли своих жертв и с грохотом взорвались. Побелевшие практики закашлялись кровью. С ужасом поглядывая на Мэн Хао, они развернулись и пустились наутёк. Бледный практик из племени Созвездия нахмурился.

— В древних свитках, — сказал он, — говорится, что любой, кто пытается преодолеть Треволнение, считается Небом и Землёй существом с неизвестной судьбой. Ничего в радиусе пяти тысяч километров от этого человека не выживет, останется только пепел. Но он всё равно является существом с неизвестной судьбой! Любого, кто приблизится к нему, ждёт верная смерть! Это существо невозможно убить. Небесный гнев непостижим, но одно известно точно: гордость для него превыше всего. Если Небеса хотят уничтожить этого человека, как они могут позволить кому-то помочь им? Попытка убить его сделала вас врагами Небес! В момент его смерти от рук Треволнения Грома, его тело взорвётся сферой молний. Согласно древним текстам, во время взрыва всё в зоне действия Треволнения будет уничтожено. Мы выживем, только если он преодолеет Треволнение. При этом вы не должны позволить молнии заразить ваши тела. Если это произойдёт, вы не умрете, но на вашей Карме останется неизгладимый след... С такой Кармой Треволнение Небес не успокоится, пока вы не умрёте. Вы все, — сказал он восьми практикам стадии Зарождения Души, — можете считать себя покойниками!

Практик в белом халате развернулся и бросился бежать. Треволнение Небес грохотало, одну за другой посылая в Мэн Хао молнии, которые тот встречал холодцом. После этого молнии рассыпались вокруг него. Любой зазевавшийся практик, попав в поле их действия, начинал истошно вопить. Вскоре к крикам и воплям прибавились проклятья и оскорбления. Мэн Хао они не заботили. Этому он научился у патриарха Покровителя. Когда ты кого-то обдурил, и этот человек начинает поносить тебя на чём свет стоит, надо сохранять спокойствие. В каком-то смысле — это было настоящим искусством. За много лет афёр и обмана Мэн Хао отточил этот навык до совершенства. Поэтому он продолжал раз за разом перенаправлять ударяющие молнии в других практиков. Куда бы он не направился, всюду за ним следовало озеро молний, жалобные крики, проклятья. За собой он оставлял лишь обгоревшие тела.

Для этих практиков происходящее было не сражением, а настоящей бойней, где никто не мог оказать хоть какого-то сопротивления. Они не могли атаковать, как не могли и сбежать... Они с ужасом узнали, что невероятная скорость Мэн Хао не падала даже в момент удара молнии!

Постепенно с помощью Треволнения Небес Мэн Хао отправил на тот свет практически всех практиков. Осталась горстка мертвецки-бледных людей, численностью в сто человек. Они постарались рассредоточиться, чтобы находиться как можно дальше друг от друга. Только Мэн Хао поворачивал голову в их сторону, как они тут же бросались бежать в противоположную сторону. К сожалению, молнии падали беспрерывно, поэтому находились те, кому не удалось от них увернуться. Особенно тяжело приходилось людям, атаковавшим Мэн Хао. Мэн Хао даже не требовалось приближаться к ним, чтобы привлечь молнию. Отличным примером были восемь практиков стадии Зарождения Души. Куда бы они не бежали, в момент удара молнии в Мэн Хао в них тоже срывалась молния. Каждая хранила в себе невероятную силу. Даже с культивацией стадии Зарождения Души при таком шквале они долго не продержатся.

— Этот треклятый, проклятый Небесами разбойник слишком жесток! Это его Треволнение, мы тут ни при чём...

— Я убью его! Разорву на части!

— Если он не умрёт, клянусь, я жизнь положу, чтобы свести его со свету!

Около сотни выживших практиков отчаянно взывали каждый раз, когда с грохотом ударяла молния. Когда бы молния не искала Мэн Хао, им тоже надо было случайно не попасться. Мэн Хао сухо покашлял и опустил холодец. Он выглядел объевшимся, словно его распирало от количества съеденных молний. Он в ярости зыркнул на Мэн Хао и закричал:

— Ты бесстыдник, испорченный человек...

*Бум!*

— А-и-и-и-и! Злодейский мерзавец...

*Бум!*

— Пожалуйста, отпусти меня, хозяин! Ты самый лучший хозяин в мире. Прости меня, а? В меня уже не лезет. Честно, не лезет. Я больше не могу есть...

Видя незавидное состояние холодца, Мэн Хао заблокировал им последнюю молнию и взмахнул рукавом. Холодец мгновенно превратился в луч радужного света и рванул к туману.

— Что б тебе пусто было, Мэн Хао, — кричал он. — Ты у меня ещё получишь! Злодейский, бесстыдный мерзавец. Я обязательно обращу тебя в этой жизни!

Чувствуя обиду, он продолжал оскорблять Мэн Хао, пока тот не послал мысленно короткое сообщение.

"Если не произойдет что-то из ряда вон, когда я достигну стадии Зарождения Души, во время следующего Треволнения Небес мне ещё раз понадобится твоя помощь".

Холодец осёкся и, не говоря ни слова, полетел к туману. Теперь он боялся Мэн Хао, очень боялся. Холодца беспокоило, что если он продолжит ругаться, то его заставят есть молнии, пока не взорвётся.

Мэн Хао окинул взглядом окрестности и никого не увидел. Оставшаяся сотня практиков давно уже разбежалась и нашла себе укрытие. Если Мэн Хао не мог их найти, значит, и Треволнение Небес не сможет этого сделать. Он глубоко вздохнул и сосредоточился. Время игр закончилось, сейчас ему придётся всерьёз преодолеть Треволнение. Молния Треволнения перестала быть чисто красной, теперь у неё появился ещё один цвет — атрацитово-чёрный! Новая молния была атрацитово-чёрного цвета!

Каждый разряд теперь обладал удвоенной разрушительной силой. Когда молния сорвалась вниз, Мэн Хао сразу почувствовал в красно-чёрном сиянии невероятную испепеляющую силу. Он поднял руку над головой. Теперь в ней был зажат патриарх клана Ли. После взрыва старик истошно завопил. Воплощение души искривилось, но не исчезло. Не зря Мэн Хао провёл столько времени, приучая его к молниям. Пока патриарх ещё не трансформировался в настоящую Душу Молний, но до полной метаморфозы оставалось меньше половины пути.

— Будь ты проклят, Мэн Хао! Я не успокоюсь, пока ты не получишь по заслугам!

В криках патриарха клана Ли сквозило отчаяние. Последние полгода превратились для него в настоящий кошмар боли и страданий. Он с рождения обладал высоким статусом и в клане Ли считался патриархом. Но Мэн Хао сделал его жизнь совершенно невыносимой. Пока он осыпал бранью Мэн Хао, тот вновь поднял его над головой. Прогремел очередной взрыв, а за ним новый отчаянный вопль.

Теперь старик считал, что по сравнению с Мэн Хао холодец не был таким уж невыносимым. Раньше именно холодца он считал воплощением всех самых страшных ночных кошмаров. Но больше так не думал. Теперь холодец выглядел довольно забавным малым. Вместо холодца место самого страшного мучителя занял Мэн Хао.

С грохотом продолжали сыпаться молнии. Даже с повышенным сопротивлением к молниям патриарха клана Ли, ему всё равно приходилось тяжко. Мэн Хао дрожал. Земля вокруг него была полностью уничтожена, большая часть кристаллизовалась. Теперь её покрывали пугающие и жуткие чёрно-красные кристаллы.

Когда молния ударяла в новый тип земли, разряд рикошетил, нанося Мэн Хао ещё больше повреждений. Поэтому ему приходилось постоянно менять местоположение. Давление медленно увеличивалось. Давило оно не только на Мэн Хао, но и на остальных людей, которые находились в пятнадцатикилометровой зоне. Грохочущий дождь из молний изредка разбавляли чьи-то душераздирающие вопли. Только что изо рта татуированного практика потекла кровь. Даже несмотря на то, что он находился в пятистах километров от Мэн Хао, в него всё равно попала молния и убила. В конечном счете, его судьбой оказалось помочь Мэн Хао преодолеть Треволнение. После смерти этого человека с Небес посыпалось ещё больше молний.

В двух сотнях километров три практика из Западной Пустыни сидели в позе лотоса и направляли всю свою силу в девять мерцающих тотемов и дюжину магических предметов. Ими они создали над собой переливающийся барьер. Молнии градом обрушивались на этот барьер. Как вдруг... три разряда чёрно-красных молний Треволнения разбили барьер вдребезги. Магические сокровища троицы рассыпались на куски, а девять тотемов рассеялись в воздухе. Троих практиков скрутило от боли, и они закашлялись кровью. В следующий миг от них не осталось ничего, кроме пепла.

В трёх тысячах километров находился практик из Западной Пустыни, который спрятался в найденной подземной пещере. Над его головой вращались тысячи человеческих черепов. Этой странной магией он пытался скрыться от глаз Треволнения. Такая тактика работала до момента, когда красно-чёрная молния превратила черепа в труху, которая осела на землю крохотными ледяными кристаллами. В следующую секунду от практика осталась только груда кристаллов на земле.

Спустя какое-то время Мэн Хао закашлялся кровью, поднял голову и расхохотался. Его волосы растрепались, а всё тело покрывали ожоги от молний. Но его безумный смех звучал так же вызывающе, как и раньше.

Из сотни людей, которые невольно присоединились к его Треволнению, до этого момента дожило около двадцати. Остальные были мертвы. Когда догорели две благовонные палочки, в теле Мэн Хао что-то глухо хлопнуло. Патриарх клана Ли находился при смерти. Убедившись, что больше от него не будет толку, Мэн Хао убрал старика в сумку. После последнего шквала молний тело Мэн Хао достигло своего предела. В этот момент в его глазах вспыхнул пурпурный ци, который начал регенерировать тело.

— Давай ещё раз! — закричал он в приступе смеха.

В пронзительном смехе слышалась решимость и частичка безумия. Когда хохот достиг ушей пяти тысяч практиков церкви Золотого Света, он показался им невероятно свирепым.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление