Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 428.Небо за краем неба...

"Или оно превратится в дерево, которое покинуло Девятое Море много лет назад и отправилось через звезды к планете Южные Небеса... величайшее Зеленое Древо!" Глаза Мэн Хао ярко блестели, пока в него продолжал вливаться ци. Снаружи шесть вулканов рокотали, продолжая посылать в его сторону белый ци. Чем больше в него вливалось ци, тем ярче становился блеск в глазах. Он взглянул на парящее над ним гигантское дерево, которое лучилось ярким зеленым светом. Его сияние окрасило небо и землю, заполнив всё вокруг аурой Зеленого Древа. Во всей святой земле Ворона Божества все деревья и растения затрепетали.

Члены племени Ворона Разведчика пораженно уставились на эту сцену. Тем временем за пределами святой земли, на территории племени Ворона Разведчика, гигантский Энт любовался зеленым сиянием, достигшим самих Небес.

— Древо... — негромко произнес он.

Даже члены других четырех племен, которые остались ждать у золотых врат, пораженно смотрели на небо. Хотя они не могли увидеть, что происходит внутри, ни у кого не было ни малейших сомнений, что там творится нечто грандиозное. Все эти люди до последнего человека были потрясены до глубины души. В то же время на горных вершинах каждого племени появились четыре тотема священных предков. Они завороженно смотрели в сторону святой земли Ворона Божества и одновременно произнесли всего одно слово.

— Древо...

Деревья и растения в окрестных горах зашуршали, хотя стоял полнейший штиль. Они раскачивались из стороны в сторону, громко шурша, словно пытаясь выразить покорность. Всеми силами пытались оказать пиетет властителю всего древесного в этом мире!

Четыре диковинных существа из других племен медленно поклонились в знак уважения, происходящему в святой земле чуду. Члены племени Ворона Разведчика на секунду забыли, как дышать. Они наблюдали, как гигантское Зеленое Древо стремительно уменьшается в размерах. Чем больше оно уменьшалось, тем ярче становилось испускаемое сияние. Когда дерево уменьшилось до трехсот метров в высоту, оно начало напоминать зеленое солнце, которое заливало всё вокруг нестерпимо ярким зеленым светом. Наблюдая за уменьшением Зеленого Древа, Мэн Хао тяжело дышал. Триста метров, сто пятьдесят, сто... тридцать метров, пятнадцать, десять, три... полметра, одна треть, семь сантиметров, пять сантиметров...

Чем сильнее уменьшалось дерево, тем меньше становилось воды в пруду. Мэн Хао тем временем поглощал всё больше пара. В следующий миг Зеленое Древо уменьшилось до трех сантиметров! Его сияние было настолько ярким, что вышло за пределы святой земли Ворона Божества. Вся благоговейно трепещущая растительность, поклонившиеся в знак уважения, пять странных существ и все практики с древесными тотемами ощутили нестерпимое желание пасть ниц перед этим свечением.

В святой земле Ворона Божества ярко сияющее Зеленое Древо устремилось к Мэн Хао и заклеймило его лоб. Оглушительный грохот заполнил воздух, а вместе с ним ударила яркая вспышка зеленого света. Когда к людям вернулась способность видеть, они сразу же посмотрели на лоб Мэн Хао и увидели там... ранее невиданный тотем! Тотемная татуировка приняла форму единственного иероглифа!

Дерево![1]

Не было ни зеленого дерева, ни рисунка, ни ослепительного сияния. Это был простой и изящный древний иероглиф. Дерево! Но этот иероглиф Дерево, символизировал всё древесное под Небесами. Именно поэтому для его обозначения не требовались изображения растений или деревьев, потому что он... был эссенцией Дерева! Эссенцией всего древесного на Небесах и на Земле!

Все растения и деревья склонились перед ним, все живые существа с атрибутом дерева выказывали ему уважение. "Древо..." Мэн Хао медленно воспарил над прудом судьбы. Его иероглиф Дерево на лбу поблескивал зеленым светом. У Мэн Хао внезапно возникло ощущение, что он может установить контакт со всеми растениями в мире. А с этим появилось чувство, что, стоило пожелать, как он мог магически преобразить любой тип дерева. Он также почувствовал зов, исходящий из пруда судьбы внизу. Пруд со стороны выглядел как пруд, но когда Мэн Хао посмотрел на него сверху, то увидел путь.

Зов шел с другого конца этого пути. Мэн Хао посетило странное чувство, будто на другом конце находится... иероглиф Дерева Неба и Земли. С задумчивым блеском в глазах его тело залила вспышка. Племя Ворона Разведчика в оцепенении наблюдало, как он внезапно устремился к пруду судьбы и пути внутри. А потом он испарился.

Только с исчезновением Мэн Хао люди из племени Ворона Разведчика наконец пришли в себя. Что интересно, первым сбросил оцепенение Чужеземный Зверь в обличье человека. Изумленно посмотрев на остатки воды в пруду судьбы, он взревел и помчался вниз. Гуна передернуло. Он взмахом руки приказал остальным следовать за ним к пруду судьбы. Несмотря на истощение пруда, даже небольшое количество этой воды будет крайне полезным.

Когда люди из племени Ворона Разведчика устремились к пруду судьбы, представители остальных четырех племен резко изменились в лице. Всё потому, что они увидели, как золотые врата начали тускнеть. Четыре гуна и жреца изумленно переглянулись.

— Почему всё произошло настолько быстро?! Проклятье! Пруд судьбы скоро исчезнет!

— Золотое сияние гаснет! Это значит, что вода пруда судьбы практически иссякла!

Гуны со жрецами посчитали, что больше нет смысла придерживаться прошлых договоренностей. Они без промедления повели к золотому свечению членов племени. В золотые врата тотчас влетела сотня радужных лучей света. В святой земле Ворона Божества племена разделились, отправившись к разным вулканам. Началась неразбериха. Но этот хаос стал отличным прикрытием для четырех людей, которые сразу же связались друг с другом в святой земле. Внезапно все четверо полетели к седьмому вулкану.

Ими оказались Янь Сун и эксцентрики стадии Зарождения Души. Они двигались с огромной скоростью, при этом соблюдая осторожность и стараясь не привлекать внимание. В жерле вулкана они без колебаний расправились со всеми людьми, кому не посчастливилось оказаться внутри. С их культивацией разобраться с ничего не подозревающими членами племени не составило большого труда. Через несколько вдохов всё было кончено. Несчастные даже не успели закричать.

Больше не было нужды таиться, поэтому все четверо вернулись к своему изначальному облику. Ли Тянь взмахом руки заставил исчезнуть удушающий запах крови. Тем временем Мо Ли и старый дьявол Ван выполняли двумя руками магические пассы. В мгновение ока вулкан накрыло магическим барьером, который препятствовал кому-либо войти внутрь.

— Насколько я могу судить, этот грандмастер Мэн и есть наш собрат даос Мэн, — спокойно обратился Янь Сун к остальным.

— Он первым попал сюда, — хмуро пробурчал Ли Тянь, — должно быть, он уже смог что-то обнаружить. Надо поспешить.

— Согласно моим исследованиям, — сказал Янь Сун, — у седьмого вулкана самые слабые сдерживающие заклятья. Могу ли я попросить собратьев даосов разбить их? После этого мы сможем попасть в место древнего Дао алхимии.

Четверо переглянулись и быстро направились ко дну вулкана. Как и договаривались, Мо и Ван начали с помощью магических техник вскрывать сдерживающие заклятья. Пока группа из четырех человек втайне проворачивала свое дельце, среди членов пяти племен разгорелась борьба за пруды судьбы. Пока Чужеземный Зверь в обличье человека, попугай и холодец вбирали в себя воду, Мэн Хао магическим образом перенесло в странный мир. Словно он достиг края неба и обнаружил там еще одно небо. Будто он оказался в зеркальном отражении мира.

Оказавшись внутри, он ошеломленно огляделся. К его удивлению, он оказался... в том же месте, откуда пришел. В том же самом вулкане. Вода под ногами была водой пруда судьбы. Вот только здесь она выглядела мутной, и её нельзя было вобрать. Всё вокруг было окрашено в серый, словно в этом мире больше не существовало других красок.

Мэн Хао еще раз обследовал вулкан, а потом полетел наружу. Там тоже всё выглядело как обычно. Семь вулканов никуда не делись. Земля, леса — всё выглядело точь-в-точь как в святой земле Ворона Божества. Кроме... гигантского дерева, растущего в центре, между семью вулканами. Гигантское древнее дерево было настолько высоким, что создавалось ощущение, будто подпирает Небеса. При этом оно было золотого цвета!

Если приглядеться, то становилось ясно, что дерево было сделано из металла. На его вершине стоял гигантский Золотой Ворон и внимательно наблюдал за Мэн Хао. У основания дерева облокотившись на ствол лежал мертвец. Перед ним стояла ветхая алхимическая печь. В округе не было ни души, только дерево и Золотой Ворон. Не было ни живых существ, ни капли жизненной силы... ни смерти. Стояла настолько гнетущая тишина, что многим бы от неё стало не по себе.

Мэн Хао внимательно осмотрел огромное дерево и Золотого Ворона, а потом мертвеца и алхимическую печь. Не будь здесь мертвеца и алхимической печи, Мэн Хао пришел бы к выводу, что Янь Сун им соврал.

А потом он задумчиво направился к великому золотому дереву. Золотой Ворон на вершине дерева внезапно повернул голову. Его глаза блеснули золотом. Мэн Хао затормозил и остановился как вкопанный. Он чувствовал, что именно золотое дерево с Золотым Вороном взывали к нему. Ворон смерил Мэн Хао взглядом, а потом закрыл глаза. Мэн Хао поклонился и осторожно приблизился.

Вместо дерева он первым делом осмотрел мертвеца. В руке покойника была зажата нефритовая табличка. Мэн Хао аккуратно разжал пальцы и взял табличку, после чего направил туда частицу духовного сознания. В голове внезапно вспыхнули три слова: "Пилюля Отсечения Души!"

С блеском в глазах он осмотрел алхимическую печь. Но тут его лицо приобрело странное выражение. У алхимической печи сзади обнаружилась большая дыра. А в самой печи не нашлось целебной пилюли. Но даже по прошествии неисчислимого множества лет Мэн Хао, как грандмастер Дао алхимии, смог обнаружить оставленные целебной пилюлей следы перед самым уничтожением печи.

Разглядывая дыру, его посетила неожиданная мысль: "Какая бы пилюля древних времен не была изготовлена в этой печи, кажется, она самостоятельно вырвалась наружу. Это точно древний Дао алхимии, что-то из незапамятных времен. Но... куда делась пилюля?"

[1] Согласно Википедии современному иероглифу 木 (дерево) предшествовало 5 версий. Самая древняя относится к XIV-XI векам до н.э. В древнейшем китайском виде письма Цзягувэнь (甲骨文, «письмена на черепашьих панцирях и костях», т.е. иероглифические надписи на гадательных костях, фиксирующие результаты гаданий) использовался вот такой иероглиф (https://goo.gl/GKo5av). Возможно Эрген подразумевал более продвинутый вид письма, который появился с изобретением бронзового литья. Тогда иероглиф будет выглядеть вот так (https://goo.gl/wjSpNG).




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление