Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 443. Сердце в пятки ушло!

"Средняя ступень Зарождения Души!" — подумал Мэн Хао, прищурившись. Среди практиков, с которыми ему доводилось сражаться, наибольшая культивация была у эксцентрика Ли Тяня. Но даже он находился всего лишь на пике начальной ступени Зарождения Души. Между средней и начальной ступенью пролегала пропасть намного глубже, чем между ступенями на стадии Создания Ядра или Возведения Основания. Мэн Хао имел два тотема и носил кровавую маску. С ними он мог сразить практика начальной ступени Зарождения Души, но битва с экспертом средней ступени Зарождения Души — это совершенно другое дело.

Но, решив атаковать Чжао Юлань, он мысленно был готов столкнуться с верховным жрецом подразделения Паука. Отступив, он молниеносно выполнил магический пасс двумя руками и выставил их перед собой.

— Безглазая Гусеница! — холодно произнес он.

Окружавший его шёлк Безглазой Гусеницы тотчас разошелся в стороны, и перед Мэн Хао возникла сама Безглазая Гусеница. Она ярко вспыхнула и помчалась к верховному жрецу, после чего начала опутывать его шёлком, стягивая всё крепче и крепче.

— Ты прав, я не могу одолеть человека на средней ступени Зарождения Души, — спокойно пояснил Мэн Хао, — но это не значит, что я не могу просто связать тебя!

Верховный жрец нахмурился и приготовился использовать скачок. Но Мэн Хао оказался быстрее.

— Восьмой Заговор Заклинания Демонов! — воскликнул он.

Демонический ци с рокотом разлился во все стороны, а потом устремился к верховному жрецу. Он тут же переменился в лице. Да, он мог без особого труда снять с себя эффект Восьмого Заговора Заклинания Демонов, но Безглазой Гусенице хватило этой небольшой заминки, чтобы опутать его несколькими слоями шёлка. Довольно быстро его с ног до головы укутал шёлк. С грохотом верховный жрец начал использовать божественные способности. Но Безглазая Гусеница обладал невероятным могуществом, вдобавок её шёлк был неразрушим. Слой шёлка становился всё толще, полностью скрыв верховного жреца.

Мэн Хао закашлялся кровью — откат за использование Восьмого Заговора Заклинания Демонов против человека с более высокой культивацией, чем у него. Не обращая на кровавый кашель внимания, он промчался мимо жреца. Девять старейшин стадии Зарождения Души только приближались. Однако его целью была Чжао Юлань.

Спокойная маска на лице девушки наконец дала трещину, и она тяжело задышал. Когда Мэн Хао оказался совсем близко, она наконец сдвинулась с места и рванула назад, при этом продолжая держать цветок над головой, чтобы тот продолжал испускать силу своего цветения. Она отлично понимала, что не может позволить сиянию погаснуть, иначе она поставит себя и своих людей в смертельную опасность. Ей требуется продержаться всего несколько вдохов. Когда их догонят старейшины стадии Зарождения Души, она окажется в безопасности.

Не останавливаясь, она начала произносить слова причудливого заклинания. Из-за него воздух перед ней начал искажаться, а потом пошёл рябью, которая начала распространяться во все стороны. Эта рябь создала около дюжины практически неотличимых от девушки образов.

Мэн Хао холодно хмыкнул. Не сбавляя ходу, он поднял правую руку. Татуировка с атрибутом металла на его груди засияла золотым светом, сделав его руку полностью золотой. Он указал рукой на рябь и послал в неё золотую волю, окрасив её в золотой цвет. Золотое сияние быстро достигло дюжины убегающих копий Чжао Юлани. Каждый раз, как золото настигало одну из них, копия трескалась и разбивалась на куски. В мгновение ока никого не осталось. Рябящий воздух лопнуло, словно мыльный пузырь, явив изумленную и кашляющую кровью Чжао Юлань.

Во вспышке света Мэн Хао рванул в её сторону. До Чжао Юлани ему оставалось всего десять метров. Ещё никогда она не чувствовала настолько близко холодное дыхание смерти. Её лицо было белее мела, а губы дрожали. Девушку окутало белое свечение, которое начало формировать вокруг неё защитный барьер...

Мэн Хао с холодной усмешкой ещё раз замахнулся и нанёс удар. С громким взрывом белый барьер разбился вдребезги. Его фрагменты отлетели в Чжао Юлань, оставив на её теле несколько кровавых порезов. После уничтожения барьера изо рта Чжао Юлани брызнула кровь. Но она продолжала держать Экзотический Цветок Внутренних Демонов. Видя приближение Мэн Хао, она свободной рукой выполнила магический пасс. Её фениксовые глаза кровожадно сверкнули, когда тотемная татуировка белого паука у неё на лбу засияла белым светом.

Из сияния появился паук, который с пронзительным шипением превратился в бушующий ветер. Мэн Хао задрожал, чувствуя, как этот чудовищный ветер пытается вырвать душу из его тела. Но ему хватило всего мгновения, чтобы подавить это чувство. Человека, способного подавить Запредельную Лилию, не мог повредить жалкий ветер уничтожения души. Если бы Мэн Хао не приходилось всё это время справляться с Запредельной Лилией или ветер создал бы человек с более высокой культивацией, тогда ему пришлось бы худо: ветер бы поглотил его душу, оставив лишь пустую оболочку.

Но благодаря стечению сразу нескольких обстоятельств божественная способность святой дочери подразделения Паука не смогла остановить Мэн Хао. Взмахом рукава он призвал древесную тотемную силу. Зеленое свечение столкнулось с белым пауком. Паук зашипел и в луче белого света вернулся в лоб Чжао Юлани. Как и в прошлый раз, Чжао Юлань закашлялась кровью. Впервые с начала сражения в её глазах мелькнуло отчаяние.

Правда оно исчезло так же быстро, как и появилось. Она прикусила язык и сплюнул шарик крови, который обладал резким металлическим запахом. Чжао Юлань внезапно постарела. Она вяло проводила глазами исчезающую в небе кровавую ауру.

Мэн Хао нутром почувствовал грозящую ему смертельную опасность. Позади девять старейшин стадии Зарождения Души с криками начали перемещаться к нему, но тут они резко остановились, чем порядком удивили Мэн Хао. В этот момент с неба, где со святым пауком сражались тотемные священные предки, послышался рёв. Гигантская чёрная тень внезапно метнулась с неба в сторону Мэн Хао. Если приглядеться, то становилось понятно, что это была паучья лапа!

Двигалась она с умопомрачительной скоростью. Мэн Хао почувствовал, как задрожала земля и как аура смерти заполнила всё в радиусе полутора километров. Именно в этот момент Чжао Юлань решила попробовать сбежать. Благодаря выплюнутой крови её скорость резко возросла. С такой скоростью она могла в мгновение ока избежать надвигающейся сверху опасности. Её тело превратилось в размытое пятно, словно некая невидимая сила начала его растягивать. Перед Мэн Хао встал выбор: оставить погоню и уклониться от чудовищной атаки святого паука или продолжить пытаться убить девушку.

Времени на раздумья практически не было. Глаза Мэн Хао холодно сверкнули, и он помчался вперёд. Выбросив руку перед собой, он схватил Чжао Юлань за её изящное запястье руки, в которой она держала Экзотический Цветок Внутренних Демонов.

Её гладкая и тонкая рука была холодна как лёд. Это удивило Мэн Хао, но его глаза всё равно пылали жаждой убийства.

— А ну, иди сюда! — крикнул он.

Он резко потянул на себя, при этом послав в руку силу для подавления и уничтожения культивации. В небе, казалось, начали собираться тучи, в то время как паучья лапа летела вниз, подобно гигантской косе. Она двигалась настолько быстро, что создавалось впечатление, будто она могла разрезать воздух.

Чжао Юлань ошеломлённо посмотрела назад. Но в этой критической ситуации её глаза сверкнули несгибаемой решимостью. Она резко вскинула руку над головой, в которой тотчас возник летающий меч. Чжао Юлань отлично понимала, что значительно уступала Мэн Хао по силе, поэтому она направила меч не в него, а в собственную руку, за которую он её держал. Рука уже онемела из-за чудовищной, грозящей самому её естеству силы.

Меч рубанул вниз, брызнула кровь. Ощутив в себе истребляющую силу Мэн Хао, Чжао Юлань приняла непростое решение отрубить себе правую руку. А потом она резко рванула вперёд на огромной скорости. Оторвавшись на полтора километра, она зашлась чудовищным приступом кровавого кашля. Её лицо побелело, кровь и плоть на обрубке затянулись, превратившись в культю. Аура и культивация девушки ослабели. Это ранение стало самым серьезным в её жизни. Но ей удалось чудом избежать смерти!

Волосы Чжао Юлани растрепались, выглядела она в целом довольно плачевно. Её красивое лицо перекосила гримаса боли настолько сильной, что она находилась на грани потери сознания. Дрожа, она подняла голову и посмотрела на Мэн Хао.

— Я отомщу, так и знай!

Девять старейшин стадии Зарождения Души переместились к ней, намереваясь прикрыть её отход. Каждый из них буравил Мэн Хао испепеляющим взглядом. Глаза Мэн Хао заблестели. Он уже понял, что упустил шанс убить её. Её решимость произвела на него глубокое впечатление. В мире культивации ему довелось повидать не так уж и много людей, кто бы проявил такую твердость и решимость в этой ситуации. Малейшее колебание или заминка стоили бы ей жизни.

Мэн Хао прищурился, а потом взмахом руки приманил к себе отрубленную руку Чжао Юлани. Она явно занимала высокое положение в племени Пяти Ядов. Возможно, изучение руки продвинет его исследование тотемной силы. Теперь, когда между ними возникла непримиримая вражда, Мэн Хао точно придётся найти способ, как убить не только её, но и истребить всё её племя. В мире культивации сильный пожирал слабого. В сражении против Неба и Земли, установления своего господства над всем сущим, мягкосердечию нет места.

Помимо руки, Мэн Хао подобрал ещё и шкатулку с Экзотическим Цветком Внутренних Демонов. Он сразу же закрыл крышку, чем погасил сияние цветка. Он без колебаний убрал разрушительное сокровище в свою бездонную сумку. Ему не часто попадали в руки настолько ценные находки. Будучи грандмастером Дао алхимии, Мэн Хао мог почерпнуть немало знаний из этого цветка. Возможно, из него даже можно будет изготовить целебную пилюлю, которая сохранит разрушительные свойства цветка. Поэтому он просто не мог упустить такую возможность.

Мэн Хао поднял глаза на гигантскую чёрную тень, несущуюся к нему, одновременно с этим указав рукой на связанного верховного жреца. Шелк Безглазой Гусеницы растаял, оставив парить в воздухе ошеломлённого верховного жреца. Он перепробовал все известные ему методы, но так и не смог оставить на шёлке даже царапину.

Шёлк закружился вокруг Мэн Хао, окутывая его плотным покровом. Со сложенными за спиной руками он просто стоял на месте, ожидая удара чёрной тени. Он взмахнул рукавом и холодно посмотрел вверх.

— Моя Безглазая Гусеница может выстоять против молнии Треволнения. Неважно, насколько глубока культивация вашего демона-паука, вы действительно думаете, что он может сравниться с молнией Треволнения?




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление