Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 449. Убийство Зарожденных Душ.

Неугасающее Пламя Пилюли Востока всё это время находилось внутри Мэн Хао. Его подарил ему наставник Дух Пилюли для использования в переплавке. Он долгое время наблюдал за танцующим пламенем и в конечном итоге соединил семечко пламени со своим Ядром. После его возжигания оно стало неугасимым пламенем внутри него.

Когда Мэн Хао принял решение следовать пути пятицветной Зарожденной Души, ему казалось, что это никак не связано c Неугасающим Пламенем. Мэн Хао предположил, что пять элементов он найдет в разных видах тотемов. Но... как только внутри вспыхнуло яркое пламя. Мэн Хао пораженно застыл, внезапно осознав, что допустил большую ошибку. Путь пятицветия и элементы пяти разных атрибутов не ограничивались одними тотемами. Любое благословение Неба и Земли имело шанс стать частью его пятицветного пути.

Неугасающее Пламя, разбуженное силой Благовонного пламени, благодаря наличию у него двух великих тотемов Металл и Дерево, полыхнуло во все стороны. Казалось, оно расплавляло сам воздух, бушуя вокруг Мэн Хао. Внезапно иероглиф огня возник рядом с его даньтянем. Как вдруг семечко огненного тотема, полученное от одного из племени Ворона Божества, вылетело из его бездонной сумки. Крохотный язычок пламени уже практически угас. Мэн Хао сразу же начал вращать Неугасающее Пламя, заставив его окутать крохотное семечко и вобрать его в себя.

Как только Мэн Хао вобрал семечко огненного тотема, члены племени Ворона Пламени с дрожью посмотрели на него. Недавно исчезнувшие огненные тотемные татуировки внезапно вновь проступили на коже! Теперь они выглядели точь-в-точь как огненный иероглиф Мэн Хао!

Сила Благовонного пламени устремилась из их тел в сторону Мэн Хао. Члены племени Ворона Пламени затрясло от радости. Они рухнули на колени перед Мэн Хао и начали громко скандировать.

— Священный предок!

— Священный предок!

В теле Мэн Хао поднялся невообразимый рокот. Его аура достигла невероятных высот. Сила Благовонного пламени от более чем тысячи членов племён Ворона Пламени, Ворона Разведчика и Ворона Солдата объединилась вместе и устремилась к огненной тотемной татуировке Мэн Хао.

Древний огненный иероглиф становился всё четче. Спустя всего пару вдохов он стал отчётливо виден. В яркой вспышке он окружил Мэн Хао морем огня. Аура Мэн Хао вновь поползла вверх. Вокруг него в воздухе парило три иероглифа: Металл, Дерево, Огонь. Три тотема ослепительно сияли. Когда огненный тотем ярко вспыхнул, культивация Мэн Хао резко возросла.

Перед глазами Мэн Хао всё поплыло. Однако в следующий миг зрение вновь прояснилось. Неожиданно для себя Мэн Хао обнаружил повсюду бесчисленное множество тонких линий, а также несметное число искрящихся узлов на них. Казалось, стоит ему пожелать, и он мог... появиться на любом из этих сияющих узлов!

"Скачок..." У Мэн Хао закружилась голова, пока он с ярким блеском в глазах рассматривал эти линии. Едва сдерживая восторг, он сделал глубокий вдох. Он не стал сразу же проверять своё открытие. Но он ни капли не сомневался, что может сейчас раствориться в воздухе. Он знал, что теперь... обрел божественную способность, которую могли использовать только практики стадии Зарождения Души. Скачок![1]

С этой божественной способностью он значительно поднял собственную выживаемость. При встрече с опасным врагом он мог положиться на неё, чтобы уклониться от удара. "Моё решение вступить на путь пятицветной Зарожденной Души оказалось верным. На этом пути я смогу выковать моё собственное Дао!" Он сделал глубокий вдох. Его глаза светились уверенностью! Ведь практики в первую очередь культивировали... уверенность!

Мэн Хао размерено задышал, чувствуя кружащую вокруг силу трёх великих тотемов. Он взмахнул перед собой рукой, отчего огненное море раскинулось во все стороны. Когда он добавил в него древесную силу, пламя вспыхнуло ещё ярче. Любой коснувшийся его практик подразделения Скорпиона с душераздирающим воплем отскакивал назад.

Практики стадии Зарождения Души давно уже сбежали. С нестабильной культивацией они не хотели драться с Мэн Хао на пике могущества.

Мэн Хао выполнил другой рукой магический пасс и указал пальцем на море, напитав яростное пламя металлической силой. Они соединились вместе, наполняя море пламени жидким золотом, который обрушился вниз золотым дождем. Где бы он ни пошёл, всюду за ним следовала воля Металла.

Появление этих божественных способностей сразу же изменило ход боя. Несмотря на преимущество в численности, более трёх тысяч практиков подразделения Скорпиона задрожали в страхе. Как и воины подразделения Паука до них, они растеряли всякое желание сражаться.

К этому моменту не только люди племен Ворона Солдата, Ворона Пламени и Ворона Разведчика кланялись Мэн Хао. Оставшиеся два племени Ворона Божества не могли после такого не принять Мэн Хао. Они тоже повернулись в его сторону и поклонились. Гун племени Ворона Солдата и оставшиеся пять практиков стадии Зарождения Души с уважением смотрели на Мэн Хао. Они не хотели сейчас разбираться в причинах произошедшего. Они смогли удержать их культивацию на стадии Зарождения Души, но в действительности после сражения только трое из них сохранят свою культивацию. Вскоре рухнет вниз культивация экспертов стадии Зарождения Души племён Ворона Скорби и Ворона Бойца, и они лишатся силы стадии Зарождения Души.

— Священный предок...

Чжао Юлань молча наблюдала за всем издалека. Чжао Чуньму рядом с ней выглядел крайне бледно. Оставшиеся члены племени Пяти Ядов вокруг него начали пятиться.

Тем временем вдалеке от места событий за происходящим наблюдал старик через предмет, похожий на гигантское зеркало. Этот старик возглавлял армию из примерно двадцати тысяч практиков.

— Смена священного предка. Драгонар превратился в предка. Если... если мы его изучим и поймем, как у него это вышло, даже боюсь представить, каких высот достигнет племя Пяти Ядов. Передай приказ, — громко объявил старик со странным блеском в глазах. — Любой ценой задействуйте перемещение! Я хочу увидеть этого человека прежде, чем успеет догореть благовонная палочка!

После его слов члены племени тут же разбежались в разные стороны, передавая его приказ остальным. С гулом вспыхнуло сияние перемещающей магии. Когда эти люди начали исчезать, на старика приземлилась капля пурпурного дождя.

— Пурпурный дождь? — удивился старик. Но его удивление продлилось лишь миг. Нахмурившись, старик исчез.

Но пурпурный дождь пошёл вновь. В этот раз он не ограничился небольшой территорией. Дождь пошел над всеми горами и даже равнинами, которые являлись домом племени Пяти Ядов. Он содержал в себе истребляющий холод, бренную волю. Но она была не так ярко выражена, а скорее напоминала разрозненные фрагменты. Дождь пошёл и над полем боя, смешиваясь с кровью на земле. Мало кто обратил на него внимание. Почувствовав его, только Мэн Хао и еще несколько человек неуверенно покосились на небо. Но с незаконченным сражением у Мэн Хао не было времени на раздумья. Находясь в воздухе, он медленно остановил свой взгляд на Чжао Чуньму.

Чжао Юлань прищурилась. Всё это время она медленно пятилась подальше от Чжао Чуньму. Стоило ей увидеть, как Мэн Хао посмотрел на него, как она резко изменилась в лице. Не заботясь, что её действия будут выглядеть слишком очевидными, она резко рванула назад, стараясь как набрать как можно больше дистанции от Чжао Чуньму.

Чжао Чуньму тоже почувствовал взгляд Мэн Хао. После стремительного бегства Чжао Юлани его сердце сковал страх. Он внезапно понял, что человек, отрубивший руку Чжао Юлани... был новым священным предком пяти племен Ворона Божества. "Он хочет убить меня!" — в ужасе подумал он. Как он мог не бояться? Мэн Хао убил восемнадцать скрытых стражей. Даже девять старейшин стадии Зарождения Души вместе с великим жрецом не смогли его остановить. Чжао Чуньму тяжело задышал и тоже начал отступать.

— Девять главных старейшин, великий жрец, спасите меня!

Именно в этот момент Мэн Хао помчался в сторону Чжао Чуньму. Он, подобно стреле, стремительно летел по воздуху. Девять старейшин и великий жрец колебались, но лишь мгновение. Стиснув зубы, они бросились наперерез Мэн Хао.

Уголки губ Мэн Хао изогнулись в холодной улыбке. Он не стал использовать скачок только потому, что хотел заманить этих людей в ловушку. Чжао Чуньму был не более, чем наживкой. В отличие от Чжао Юлани, Мэн Хао вполне мог разобраться с ним потом. Кого он действительно хотел убить, так это... девять практиков начальной ступени стадии Зарождения Души и великого жреца на средней ступени.

Они приближались к нему с кровожадным блеском в глазах. Как вдруг Мэн Хао переместился. Никто из десяти экспертов подразделения Скорпиона не был готов к тому, что Мэн Хао просто растворится в воздухе. Они внезапно осознали, что в этот раз Мэн Хао не использовал Кровавый Рывок, а применил... настоящий скачок.

— Дело дрянь! — мрачно сказал великий жрец.

Он повернулся, чтобы посмотреть на девять старейшин, но увидел возникшего у них за спиной Мэн Хао. Он резко ударил рукой, вложив в удар мощь, способную уничтожить практика стадии Зарождения Души. Практик, в которого был направлен удар, скривился. Он начал расплываться в воздухе, надеясь увернуться от удара с помощью скачка. В то же время он сплюнул разноцветный луч света, который превратился в бумажный талисман. Но тут кулак, напитанный истребляющей силой, наконец достиг цели.

Прогремел очередной взрыв, а следом полный боли крик. Бумажный талисман рассыпался на части, однако дал практику стадии Зарождения Души достаточно времени, чтобы завершить скачок. Когда его жертва исчезла, Мэн Хао холодно хмыкнул. А потом тоже исполнил собственный скачок. Оба силуэта расплылись, и в следующий миг Мэн Хао вновь нагнал свою жертву. Вновь его кулак молниеносно обрушился вниз.

Прогремел очередной взрыв. Практик стадии Зарождения Души выплюнул ауру Зарожденной Души. Находящиеся внутри восемь магических предметов сразу же взорвались. Он решил использовать самоуничтожение, чтобы убить Мэн Хао. Летающий меч подхватил Зарожденную Душу. Воспользовавшись инерцией взрыва от самоуничтожения, он, пусть и ослабленный, на огромной скорости помчался прочь.

[1] Перемещение на короткую дистанцию. — Прим. пер.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление