1. Ранобэ
  2. Я Запечатаю Небеса
  3. Том 1

Глава 538. Защитник дао — кровавый мастиф!

После смерти двух зарождённых душ алое сияние, накрывшее округу на десятки тысяч метров, превратилось в красный туман. Он бурлил и клубился, постепенно поднимаясь в воздух. А потом он изменился, приобретя сферическую форму. Что интересно, если посмотреть на шар издалека... то он выглядел как огромное глазное яблоко!

Любой, увидевший такой глаз, от страха не смог бы толком соображать. Подобное зрелище словно погружало людей в море крови, из которого не было выхода. Казалось, что в этот миг всё живое окрасилось в цвет крови. Глаз выглядел как настоящий, при этом его окутывала странная, демоническая аура. Красный туман забурлил, словно глаз начал мигать. Выглядело это довольно жутко. А в самом центре огромного глазного яблока образовалась воронка. Она начала быстро вращаться, превратившись в чёрную дыру, способную засосать в себя всё вокруг. Пространство начало искажаться, словно воронка начала втягивать в себя весь свет. У любого, кто увидел бы эту сцену, волосы бы встали дыбом.

Чем больше вращалась воронка, тем шире становилась чёрная дыра: тридцать метров, сто пятьдесят метров, триста метров... девятьсот метров. В конечном итоге она расширилась до трёх тысяч метров. Сам красный глаз достигал тридцати тысяч метров в ширину. А чёрная дыра стала чем-то вроде зрачка. Сама воронка была пограничным слоем между глазом и зрачком.

Местные практики дрожали, не понимая, что вообще происходит.

— Что это за магия?!

— Все практики стадии Зарождения Души полегли буквально за пару мгновений! Этот Мэн Хао... он... разве такой уровень культивации вообще бывает?!

— Что за чудовище он призвал в наш мир?!

У некоторых на лбу выступил холодный пот, другие тяжело задышали. Но все как один глубоко внутри чувствовали надвигающуюся катастрофу. Во всём аванпосте не нашлось ни одного человека, кто бы не боялся Мэн Хао. Они словно никак не могли проснуться из жуткого ночного кошмара, этого они не забудут до конца своих дней. По Пурпурному морю по-прежнему гуляли огромные волны. Из чёрной дыры в гигантском глазу внезапно раздался вой:

— А-а-а-у-у-у!

Словно взвыл какой-то зверь. Всё вокруг задрожало. Зрачок гигантского красного глаза то сужался, то вновь резко расширялся. Толпа людей в аванпосте почувствовали, как их сердца сковал липкий страх. Этот вой был подобен небесному грому. От этого прокатившегося по миру воя половина жителей аванпоста с ужасом обнаружили, что у них из глаз, ушей и носа потекла кровь, а потом они рухнули на землю без чувств. Они просто не смогли выдержать мощь воя, содержащего в себе настолько чудовищную культивацию. Этого звука оказалось достаточно, чтобы многие жители аванпоста потеряли сознание.

Доски палуб воздушных кораблей, составляющие аванпост, затрещали. Связанная из множества кораблей конструкция начала падать вниз. Пурпурное море яростно забурлило, словно отвечая на вой из красного глаза.

Оставшиеся в сознании практики обладали выдающейся культивацией, но даже с ней они сейчас были белее мела, словно из последних сил держась на ногах. Пока их культивация пыталась справиться с обрушившемся на них давлением, они в оцепенении наблюдали за разворачивающейся в небе сценой.

Следом за воем из чёрной дыры высунулась огромная лапа. На концах покрытой роскошным мехом лапы поблёскивали бритвенно-острые когти. Наконец из чёрной дыры высунулась вся лапа. Длинный, блестящий мех испускал необузданную, дикую ауру, а когти, казалось, могли разорвать ткань мироздания. С очередным оглушительным воем из чёрной дыры показалась вторая лапа, а следом и огромная голова.

Вой сотряс всё вокруг.

Голова... была невероятных размеров! Красный мех, острые когти и дикая, неукротимая аура явно принадлежали собаке! Существо закрутило головой, будто изо всех сил пытаясь вылезти из чёрной дыры. Наконец мощным рывком она выбралась наружу, ознаменовав своё освобождение воем, сотрясшим Небеса.

Но наблюдающие за этим практики внизу увидели лишь луч красного света, который резко вырвался из чёрной дыры. Ненадолго поднялся густой красный туман. Когда он рассеялся в воздухе остался силуэт: внушительный и могучий. Его покрывала густая красная шерсть. Изо всех частей тела торчали острые кости, придавая существу ещё более свирепый вид. Взгляд существа был так же кровожаден, как взгляд цилинев или кровавых львов. Свирепость этой ауры было невозможно описать словами!

Это был... кровавый мастиф!

С его появлением из его тела разлилась аура, похожая на ауру стадии Отсечения Души, а также нечто похожее на Сферу. Мэн Хао знал, что Сфера не принадлежала мастифу с рождения, а была дарована ему Кровавым Бессмертным как часть наследия крови, наследия Кровавого Бессмертного. Такая метка имелась у всех кровавых духов. Но после пережитой им невероятной метаморфозы эта метка полностью проявила себя. По этой же причине мастиф погрузился в сон практически на двести лет и только сейчас полностью пробудился.

Пёс вскинул голову и взвыл так громко, что содрогнулись Небо и Земля, облака потускнели и всё вокруг затряслось. Даже Пурпурное море зашумело. До сих пор остававшиеся в сознании практики аванпоста лишились чувств.

Мэн Хао посмотрел на мастифа, его огромное туловище, свирепый внешний вид и могущественную культивацию. Вот только, даже будь он ещё страшнее и опасней, для Мэн Хао он навсегда останется маленьким комочком меха, который неотступно следовал за ним много лет назад. Он по-прежнему был его спутником, верным товарищем, который бок о бок сражался с ним на турнире за наследие Кровавого Бессмертного и никак не хотел оставлять одного. Тот же мастиф, который в одиночку защищал его на вершине одинокой горы в одном из миров турнира за наследие. Несмотря на тяжёлые раны и близящуюся смерть, пёс отказывался бросать хозяина. Он готов был жизнь отдать, чтобы защитить Мэн Хао. Даже находясь на грани смерти, он хотел только одного: чтобы Мэн Хао погладил его по голове.

Мэн Хао никогда не забудет, как бессильно наблюдал за тяжело раненным, едва живым мастифом, когда тот подползал к нему и из последних сил лизал ему руку. Потом он вспомнил, как пёс спас его во время конфликта с патриархом клана Ли. Он использовал всю свою силу, чтобы вытянуть Мэн Хао из портала. Но он сам угодил в плен к множеству рук, которые схватили его и принялись утаскивать прочь. Перед тем как полностью исчезнуть, он выставил язык, словно желая лизнуть руку хозяина, чтобы тот не беспокоился за него. Как Мэн Хао... мог забыть всё это?!

— Кровавый мастиф, — мягко сказал он свирепому гиганту, покрытому жуткими шипами.

Услышав это, мастиф вздрогнул. Он обернулся и в растерянности уставился на Мэн Хао. Но потом он успокоился и радостно опустил голову, позволив Мэн Хао погладить его по носу. Пёс осторожно высунул язык и лизнул руку Мэн Хао. Когда хозяин начал гладить его по носу, он довольно заурчал, прямо как когда был крохотным щенком. Мэн Хао с улыбкой гладил мастифа, размышляя о событиях у Пещеры Перерождения. Когда мастиф, несмотря на спячку, собрал всю свою силу и смёл его врагов ударом лапы.

— Эй, дружок, сколько мы с тобой не виделись? Сто лет? Больше?.. — нежно спросил он. — Давай, надо расправиться с этим треклятым племенем Поиска Небесной Мудрости!

Его жажда убийства вновь вспыхнула ярким пламенем. Мастиф по примеру своего хозяина тоже взорвался мощнейшей жаждой убийства. Его рёв напоминал раскаты грома. Мэн Хао взмыл в воздух и приземлился у мастифа на голове. Следом он коротким взмахом руки смыл волной погибших и выживших членов племени Золотого Ворона. Благодаря власти над Пурпурным морем истребляющая сила не тронула членов племени Золотого Ворона. Мэн Хао посмотрел на У Лин и остальных.

— Мы вновь вместе отправляемся в путь. Долг крови, который нам задолжало племя Поиска Небесной Мудрости... можно отплатить только кровью!

После слов Мэн Хао мастиф вновь завыл и устремился в небо. У Лин и остальные ветераны почувствовали, как у них в жилах вновь закипела кровь, прямо как в старые добрые времена. Они вместе с остальными членами племени пустились следом в морской волне. Их путь лежал не в Чёрные Земли, а в ближайший аванпост под номером девять.

По приказу патриарха Хуяня племя Поиска Небесной Мудрости пошло войной на племя Золотого Ворона, чтобы выманить Мэн Хао. Понеся серьёзные потери в первой битве, они захватили пятьсот узников. Военнопленных подвергли различным пыткам и истязаниям. Их культивацию повредили и разослали по десяти аванпостам моря Западной Пустыни, где их и повесили!

После смерти их тела так бы и остались висеть на верёвках, медленно разлагаясь под палящим солнцем и солёным ветром. Всё это было сделано... чтобы Мэн Хао мог это увидеть. Патриарх Хуянь рассчитывал, что это вынудит Мэн Хао показаться. В противном случае его тотемы бы серьёзно ослабли, и он лишился силы веры. Вот только к этому моменту Мэн Хао уже давным-давно не требовалась ни сила тотемов, ни веры. Он успешно сформировал свою зарождённую душу. Поэтому он одновременно был и не был тотемным священным предком.

В любом случае патриарх Хуянь допустил серьёзную промашку в своих расчётах. Мэн Хао... точно бы показал себя. Но сделал бы он это, не руководствуясь холодным расчётом, а просто из-за тёплых чувств к племени Золотого Ворона!

— Первую часть долга крови... мы вернём в десяти аванпостах Пурпурного моря!

Мастиф взвыл и рванул вперёд со скоростью, на которую способны только эксперты стадии Отсечения Души. Мэн Хао стоял у него на голове, не обращая внимания на бьющий ветер в лицо. Жажда убийства в нём становилась всё сильнее и сильнее, как и желание уничтожить племя Поиска Небесной Мудрости.

Впереди показался второй аванпост. На пути к нему Мэн Хао поговорил с бывшими членами племени Ворона Божества и выяснил, что десять аванпостов хоть и на бумаге принадлежали всему союзу Небесных Чертог, на самом деле почти все контролировались племенем Поиска Небесной Мудрости.

Второй, пятый и девятый аванпост разредили участь седьмого, который Мэн Хао уничтожил в самом начале. Но в тот раз были больше виноваты два старика, и их глупая попытка убить его.

— Меня не волнует, какому племени принадлежат эти люди, — холодно сказал Мэн Хао, — любой, кто посмеет тронуть членов моего племени Золотого Ворона... умрёт!

В этом приказе, впрочем, не было нужды. Кровавый мастиф сверкнул глазами, когда впереди показался второй аванпост.

А-а-а-у-у-у!

Его вой превратился в звуковую атаку чудовищной мощи. Как только она достигла аванпоста, активировалась магическая формация. Но она смогла удержать вой всего на один вдох, прежде чем рассыпаться на куски.

Тем временем практики племени Поиска Небесной Мудрости внутри аванпоста изумлённо начали подниматься в воздух. Но, не успев ничего сделать, их смело мощным порывом ветра. Все до единого практики были в миг разорваны на части, их души и тела были уничтожены до основания.

Из аванпоста раздался отчаянный крик. Принадлежал он практику с культивацией пика поздней ступени Зарождения Души. Когда ему в нос ударил резкий запах крови, его начала бить крупная дрожь. Смерть такого количества людей напоминала сцену из какого-то жуткого ночного кошмара. Ведь он понимал, что такой чудовищной мощи вой означал только одно... стадию Отсечения Души!

— Ваше превосходительство, кто вы? Мы из союза Небесных Чертог и племени Поиска Небесной Мудрости!

— Я тотемный священный предок племени Золотого Ворона. Моё имя Мэн Хао. Я здесь, чтобы спасти моих людей и уничтожить племя Поиска Небесной Мудрости!