1. Ранобэ
  2. Исаак
  3. Том 1

Глава 10

3

- Безнадежен.

- Что, простите?

- Я сказал, ты безнадежен, мелкое отродье! Что? Ты хочешь изучать магию? Легче сказать, чем сделать. Ты что думаешь, достаточно просто захотеть, и все само собой выучится?

- Вы могли хотя бы шанс мне дать…

- Все студенты здесь могут чувствовать и использовать свою ману. Ты хотя бы раз ощущал свою ману?

- Если бы вы объяснили мне как, я мог бы по…

- У нас плотное расписание! График забит с первого по последний учебный день! У меня банально нет времени, чтобы тратить его на лекции для одного тебя!

Это был самый оскорбительный ответ из всех возможных. Лицо Исаака покраснело от смущения, а все ученики в классе неприятно захихикали. Но это не остановило Исаака. Он отстранился от происходящего, перестал воспринимать эти насмешки и попытался попросить разрешения просто прослушать лекцию. Но лектор ответил на этот вопрос одним лишь взглядом, полным раздражения и презрения. Все, что оставалось Исааку – молча уйти прочь.

Но хуже всего было то, что и Мазелан лишь рассмеялся в ответ на его рассказ. Этот парень всерьез решил испытать пределы его терпения.

- Зараза, - пробурчал Исаак, и потом добавил уже громче. – Вы думаете, что я так отчаянно нуждаюсь в магии? Да ладно! Я просто стану Мастером Меча.

- Хочешь научиться фехтованию?

На следующий день Исаак посетил Военную Школу, пытаясь получить разрешение на обучение. Лектор разговаривал с ним неохотно, словно его к этому принудили шантажом.

- Меня раздражает, что ты пришел сюда лишь после того, как был отвергнут Школой Магии. Но из-за одного лишь этого я не стану тебя вышвыривать отсюда. Мы не такие снобы, как те книжные черви, знаешь ли.

- Благодарю вас!

- Позволь представиться. Я Кейси, преподаватель Третьей Военной Школы в Кампусе. Ты наверняка уже в курсе, что и маги, и мечники должны знать, как правильно использовать ману. Я слышал, что тебе не дали даже шанса пройти тест, выкинули сразу после появления. Но ты должен понимать, что если ты не в состоянии чувствовать и использовать ману, мы не сможем тебе помочь. Давай для начала проверим, сможешь ли ты хотя бы почувствовать ее. Если потерпишь неудачу – что ж, рекомендую тебе сдаться.

- Это никогда не произойдет!

И хотя голос Исаака был полон уверенности, он, похоже, не произвел на Кейси никакого впечатления. Тот просто качнул головой.

- Меч и магия. Их свойства обладают противоположными признаками, но основа одинакова. Важно лишь то, как много ты тренировался и взращивал свою ману. Поэтому единственный способ укрепить себя - это постоянные тренировки, конечно же, в сочетании с талантом. Мана всегда аккумулируется в районе солнечного сплетения человека. Мы называем это «ядром». Сначала оно размерами не превышает зернышко, но обучение позволяет со временем сделать его гораздо больше.

- У меня вопрос, - тут же вклинился Исаак.

- Какой?

- Разве мечники и маги не хранят свою ману в разных местах?

- Хм… Даже не знаю, где ты мог слышать подобную ерунду. С чего бы расположение их Ядра будет другим, если все пользуются одной и той же маной? – тут же ответил преподаватель.

- Полагаю, вы правы. Значит ли это, что любой, кто тренирует свою ману, в итоге сможет использовать и магию, и меч?

- Вот оно как, - пренебрежительно хмыкнул Кейси. – Дай-ка угадаю. Ты наверняка подумал, что станешь непобедимым, если будешь одновременно использовать и меч, и магию, верно?

- … Да.

- Ну, по крайней мере, ты не единственный такой оригинальный. Правда, чтоб ты знал, прочие такие же умники уже смирились с поражением.

- Почему?

- Ты вообще можешь себе представить, как будешь накладывать заклинание на человека, который уже кинулся на тебя с мечом? Гораздо эффективнее нанести ублюдку удар в ответ, чем ударятся в магические манипуляции.

- Но… Но, возможно, магией можно было бы ввести врагов в заблуждение или нарушить их боевой порядок, или… - тут же нашелся Исаак, но договорить ему не дали.

- Для таких базовых заклинаний куда проще использовать зачарованное оружие, - назидательно ответил Кейси. – Но даже это не гарантирует эффективность. Ядро помогает не только накладывать заклинания, но и естественным образом им противостоять. А если у тебя оно не развито, тебе, как солдату или рыцарю, все равно выдадут зачарованную броню, способную защитить от подобных фокусов. Знаешь, что говорят умные люди? За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь.

Вдох… выдох… Заполнить легкие до отказа, а затем медленно очистить их. Внутрь… Наружу… Забыть обо всем и достичь просветления.

«Оу, неужели мне удалось? Пусть на краткий миг, но это было так… так приятно»

Бах! Внезапный удар по голове пробудил Исаака ото сна. Его глаза расширились, изо рта вырвался крик.

- Оу! Оуууу! Моя нога! Нога!

Кейси равнодушно наблюдал за тем, как Исаак корчится от боли на полу. Мальчишка довольно долгое время сидел неподвижно, и резкое движение вызвало болезненный мышечный спазм.

- Какое позорное фиаско.

Прошло некоторое время, прежде чем Исаак, наконец-то, смог прийти в себя, но теперь его проблемой стала не судорога. Когда он медленно повернулся, чтобы встретиться глазами с Кейси, тот высказался очень резко:

- Твоя кандидатура отклонена. Ты безнадежен. Просто сдайся. Как может человек, который засыпает при каждой медитации, натренировать свою ману?

В голове Исаака эхом прозвучал издевательский смех Мазелана.

Вдох… выдох… Собрать ману дыханием и сохранить ее внутри. Вдох… выдох…

- Ай, горячо!

В центре лба Исаака тот час же начал вылезать волдырь ожога.

- Ты же был уверен, что в этот раз не заснешь…

- Ну…

- Мы решили потренироваться со свечой из-за твоего постоянного нытья. И взгляни теперь на себя. Тебе не кажется, что сейчас самое время сдаться?

- Ну, я боюсь, что пожалею, если сдамся так быстро, - честно признался Исаак.

- Как может тот, кто не в состоянии провернуть самое простейшее действие с маной, научиться фехтованию или магии?

Исаак окинул своего собеседника недовольным взглядом. Но Мазелан ответил лишь очередным приступом хохота. К этому моменту он уже лежал на полу, держась за живот, и жестами указывал на то, что у него скулы от смеха болят. Такая реакция вызвала в Исааке лишь новый приступ гнева.

Мастер Меча! Идеал фантазий Исаака! Какие душераздирающие эмоции приносит за собой этот образ!

Маг! Огненный шар в одной руке, бесценные магические артефакты в другой. Не то, чтобы он мечтал стать настолько могущественным, что никто не осмелился бы ему противостоять. Было бы достаточно просто стать настолько сильным, чтобы можно было позаботиться о самом себе.

К сожалению, он должен забыть об этом. В конце концов, он не знал даже самых простых дыхательных техник, не говоря уже о какой-то секретной методике, которая передавалась из поколения в поколение. Все, что он знал, было тщательно и по крупицам собрано из множества прочитанных им романов.

Неважно, как старательно он пытался ощутить свою ману с помощью медитации, вместо этого приходила лишь сонливость, время от времени сопровождаемая судорогами в ноге. Он бы нормальным, в самом банальном смысле этого слова.

Итак, мечты и таланты Исаака зашли в тупик еще до того, как он начал их развивать. Да он и сам понимал, что не было особого смысла так тяжко осваивать техники работы с маной, если в итоге он собирался работать в офисе, с ручкой в руке. С другой стороны, в его голове навязчиво всплывала мысль о том, что он как та лиса из басни, которая не смогла добраться до винограда, и в итоге объявила его недоспевшим.

Исаак был удивлен, узнав, что в этом мире не было разделения на магические классы и круги, не требовалось даже особых дополнительных средств. Все, что нужно – лишь определенное количество маны, которое заклинатель умел удерживать в своем теле. Фактически, это значило, что даже ребенок был в состоянии активировать какой-нибудь эпический Адский Огонь или Метеоритный Дождь… Если, конечно, у него имелось для этого достаточно маны.

Чем больше он узнавал о магии, тем меньше понимал людей, которые ей обучались. Для сотворения заклинания не требовалось каких-то особых формул и приготовлений, каких-то божественных откровений. Нет, ну конечно существовали знания сложных магических теорий и заклинаний, без которых особенно хитровымудренное волшебство не получалось, но в целом любой волшебник-любитель даже без учебы мог самостоятельно освоить тот или иной фокус, включая даже знаменитую магию разрушения. С другой стороны, имелась и некоторая загвоздка. Если ты творил магию, выходящую за пределы собственных возможностей, смерть была тебе гарантирована.

Сложные заклинания требовали значительного количества маны, необходимой и для их активации, и для поддержания самого мага. Если ее не хватало, заклинатель начинал жертвовать собственной жизненной силой. В этом смысле магия напоминала жадного ростовщика, который забирал не только причитающийся ему долг, но и жирные проценты с него. К тому времени, когда магия полностью высасывала жизненную силу заклинателя, он не просто погибал – от него даже трупа не оставалось. В общем, магия казалась навыком, которая брала слишком дорого даже за самую скромную переоценку собственных сил.

Этот факт помог Исааку избавиться от последних сожалений о том, что ему так и не удалось поступить в магическую школу. Также он понял, что Мастером Меча ему тоже не стать. Поэтому уже на следующий после провала в военной школе день Исаак отправился в Школу Управления.

- Хочешь обучиться администрированию?

- Да. Мечтаю стать управленцем в небольшом поселке или городке.

- Хм… какая необычная мечта.

- Я думаю, она подходит мне лучше прочих, - степенно кивнул Исаак. – Учитывая положение, в котором я нахожусь.

- Что ж… Думаю, нет смысла отказывать тебе, если ты действительно хочешь учиться.

- Спасибо. Я сделаю все возможное.

- Не нужно благодарить, - отозвался преподаватель и как-то подозрительно улыбнулся. - В любом случае, мне нечему тебя учить.

- В смысле?

- Ты же знаешь, что станешь выпускником Кампуса, если протянешь здесь пять лет, верно?

- Ну да…

- Если ты закончишь Кампус, ты сразу получишь звание рыцаря второго уровня. Основные административные должности Империи как раз открываются для рыцарей второго ранга и выше, поэтому сможешь без проблем выбрать любую должность, которая тебе приглянется.

- То есть, - недоуменно переспросил Исаак. – Вы говорите, что я смогу получить любую административную работу, стоит лишь стать выпускником Кампуса?

- Все верно.

- Но… Но мне ведь все равно нужно знать что-то из…

- Видишь ли, существуют некие базовые знания по администрированию. Эти основы ты должен был изучить еще до вхождения в Кампус, поэтому здесь нет преподавателей, которые смогли бы тебя им обучить. И мы не будем делать отдельную лекцию исключительно для тебя одного.

Исаак раздраженно выдохнул.

- И я хотел бы добавить еще кое-что, - продолжил преподаватель. - Даже если ты станешь управленцем в какой-нибудь деревушке, всегда будет существовать Инспекционное бюро Империи. Если Инспекционное бюро посчитает тебя недостаточно разумным или талантливым, тебе выпишут предупреждение. Для увольнения нужно получить три таких. После увольнения ты не сможешь подать повторную заявку на работу в течение трех лет. И если мы обнаружим хотя бы намек на коррупцию, ты будешь немедленно уволен, наказан в соответствии с законами Империи, и потеряешь возможность занять любую должность, связанную с самой Империей. Понятно?

- …Да.

- Ну а теперь, если у тебя все же осталось желание учиться, отправляйся в библиотеку. Там должно быть несколько книг по основам администрирования.

- Спасибо за совет, - мрачно отозвался Исаак.

***

«Семь дней Бедствия.

В начале лета весь континент охватило бедствие такого масштаба, которого не происходило прежде, и которое никогда не произойдет впредь. Святые сошли с ума, мудрецы утратили свой разум, а вся мана этого мира обратилась в бурный шторм. Порядок исчез, сменившись жадностью и безумием. Хотя эта катастрофа длилась всего семь дней, ее последствия ощущаются до сих пор.

Мир изменился. Божества с Небес и Ада, жители Царства Духов исчезли, пути, по которым они шли, оказались оборваны. Общества распались, народы пали.

В то время все разумные расы пришли в отчаяние, ожидая гибели этого мира. Однако из пепла восстал герой, ставший впоследствии известным как первый император Эрукаф. Его единственной целью было сохранение этого мира. Он сплотил граждан всех рас под знаменем Феникса. Все прежние знания об истории, идеологиях, верованиях, обидах были уничтожены, принесенные в жертву выживанию в этом, новом мире. Окруженный защитным барьером Империи, мир объединился.

Чтобы исправить дисбаланс, спровоцированный гибелью многих достойных, все расы решили поделиться своими секретными знаниями, которые отныне стали преподавать в одном месте, и именно это положило начало Кампусу.

В Кампус допускались лишь самые талантливые люди Империи. Чтобы создать новое поколение лидеров, они построили Университет.

В то время как многие в Кампусе подвергли сомнению целесообразность создания Университета, Империя поддержала это начинание, создав все условия, чтобы доказать, что эти люди действительно подходят на звание истинных лидеров. И с тех пор Университет стал самым престижным учебным заведением, в которое все хотят поступить, но немногим это удается, потому что…»

- И вы серьезно называете это учебником по истории? – пробормотал Исаак, закрывая книгу. Он все же последовал совету преподавателя из Школы Управления и отправился в библиотеку.

Ему не нужно было могущество, которым обладал бы Мастер Меча или Великий Маг. Куда логичнее ориентироваться на власть. Да, пусть владеющие силой и могут постоять за себя в минуту опасности, зато владеющие властью способны заранее избежать этой самой опасности, или спрятаться за спинами сильных. Было бы забавно разыграть тот самый штамп, в котором какой-нибудь могущественный воин, красующийся своей силой, вынужден был бы подчиниться простому управленцу, потому что так велит закон.

В общем, через месяц постоянных отказов со стороны всех школ Кампуса, Исаак потерял всякий интерес. Вместо этого он практически поселился в библиотеке. Вначале он верил, что знание истории этого мира поможет ему принять решение о собственном будущем, но потом понял, что это лишь добавило путаницы.

Все учебники истории начались в один и тот же день, три сотни лет тому назад, когда начались Семь дней Бедствия. О том, что было до этого, не осталось даже скупого упоминания. Что ж, допустим, они искренне верили, что тогда наступил конец старого мира и начался новый. Но неужели было возможно достичь такого прогресса с нуля за каких-то триста лет?! Нет, конечно же невозможно! Однако Исааку так и не удалось найти ни одной книги, в которой бы встречались упоминания того, что было до периода последних трех сотен лет.

Любой историк мечтает обнаружить след потерянной цивилизации. И если таких следов обнаружить не могли… Значит мир и правда был настолько близок к концу? Или все же Империя что-то скрывала от общественности?

Исаак был убежден, что последнее. Но ничего не мог с этим поделать. А еще не мог понять причин, по которым это происходит. В любом случае, его главной целью здесь было выживание, а не раскрытие тайных заговоров.

- Ну и что мне теперь делать? – снова пробормотал Исаак. В библиотеке так и не обнаружились книги, которые бы смогли помочь ему приблизиться к цели. Кампус был местом, полным ученых и исследователей-теоретиков, поэтому большая часть материалов в библиотеке была либо учебниками, либо дипломными работами. В художественной литературе же чаще встречались возвышенные опусы и стихи, которые сложно было воспринимать человеку с современным типом мышления. Они чем-то здорово напоминали литературу средневековья в том, старом мире Джун Ёна.

Исаак пытался прочесть книгу о теории магии, но она была заполнена уравнениями, более сложными, чем в учебниках по высшей математике. Юноша понял, что если это – лишь основы, то не стоит относиться свысока к тем, кто смог их освоить.

Не менее тщетной оказалась попытка изучить администрирование. Джун Ён и в прошлой жизни не считался прилежным учеником, а теперь так тем более. А зачем стараться, если он и так получит то, что нужно, всего лишь досидев до конца обучения? В итоге, лень взяла верх. У Исаака просто не было причин лезть из шкуры вон.

Повседневная жизнь Исаака ограничивалась тремя приемами пищи и общением с Мазеланом всякий раз, когда тот заглядывал в гости. Как и обещал Мазелан, никто особенно серьезно не пытался изгнать юношу из Кампуса.

Первый год Исаака в Кампусе выдался мирным и спокойным.