1. Ранобэ
  2. Восставший против неба
  3. Том 1

Глава 1691.

8

Внутренний мир Ковчега Изначальной Эры.

Все тело Цянь Инь’эр было окутано очень насыщенным внутренним светом. Аура чрезвычайно чиста, но она циркулирует, создавая исключительно сильный вихрь, охватывающий окружающее пространство на десятки километров.

Юнь Чэ ощущал изменения в ауре Цянь Инь’эр. Вторая Универсальная Пустынная Пилюля уже была очищена почти наполовину, что, несомненно, намного быстрее, чем первая, очищенная за полгода.

И эта скорость почти такая же, как ожидал Юнь Чэ.

Вдобавок через полмесяца Цянь Инь’эр закончит очищение второй части Универсальной Пустынной Пилюли. В это время, даже если предок Яма будет слугой и Царство Владыки Яма сдастся, она, несомненно, будет самой большой помощью возле него.

Не потревожив Цянь Инь’эр, Юнь Чэ потянул за руку Хэ Линг в другую область.

Мир Ковчега Изначальной Эры все еще бесплоден, очень редко можно увидеть цветы и деревья, и иногда духовных зверей низкого уровня.

Чтобы уменьшить потребление энергии Ковчега Изначальной Эры, Юнь Чэ никогда не пытался стимулировать более изобильный мир, но держал его в состоянии, которое не разрушится. Его энергетические ресурсы, естественно, должны быть максимально сохранены для путешествия в пространстве во время кризиса.

— Хэ Линг, — медленно произнес Юнь Чэ, глядя вперед, — ты, наверно, думаешь, что я сейчас ужасен.

— … — Хэ Линг слегка приоткрыла губы, отвлекшись на мгновение и не ответив.

— Когда-то я уважал каждую жизнь и уважал судьбу каждого человека. Теперь, в моих глазах, они являются только пригодными для использования инструментами и бесполезными отходами.

— Прежде, даже перед лицом крайней ненависти, я никогда не буду устраивать бойню, и я не позволю исчезнуть своей человеческой природе. Однако теперь я могу мучить, используя самые жестокие методы, хладнокровно, без ненависти. Трое предков Яма у нас не было старых обид, однако я позволил им мучатся шесть дней и шесть ночей, не имея ни малейшей жалости в сердце.

— Когда-то я спас Царство Богов и нынешний мир, и принял это как долг и миссию, которую я должен выполнить, и надеясь использовать это. Став славой и защитным талисманом моей семьи. Теперь же днем и ночью мне не терпится увидеть отчаяние и мучительные крики Царства Богов.

— И сейчас я совсем не боюсь себя. Это, наверное, самый страшный аспект. — Юнь Чэ медленно закрыл глаза.

Он обладал уникальными природными качествами, обладал безграничным будущим, которое прорвет границы нынешнего мира, но случилось так, что ему недоставало соответствующих амбиций, которые должны были быть… В те дни Шэнь Си сказала ему, Ся Цинь Юэ сказала ему, и даже Поражающий Небеса Император-Дьяволов сказала ему это.

Он понимал, но человеческие стремления и ум не могут так просто измениться.

С другой стороны, если бы Божественный Император Вечного Неба не обманул его доверия после того, как Поражающий Небеса Император-Дьяволов ушла тогда, три Божественные области страшились бы его. И в будущем все было бы спокойно. Юнь Чэ смог бы взять Жасмин, чтобы уйти в затворничество на Голубую Полярную Звезду. Даже если бы он вернулся в Царство Богов, то сделал бы это только ради Царства Снежной Песни и Шэнь Си.

Даже если Юнь Чэ действительно в будущем прорвался бы через границы смертного предела и даже превзошел злого младенца, тревоги могущественных людей, также никогда не возникнут… потому что это природа Юнь Чэ, это его самое большое желание и стремление, и оно не изменится.

Однако их страх перед злым младенцем и будущим Юнь Чэ заставил их показать свои чрезвычайно безжалостные клыки Спасителю, который только что завершил свою «миссию»…

Однако они даже никогда не мыслили о том, в какого ужасного монстра превратится Юнь Чэ, если вынудить выпустить его амбиции.

— Мастер, — Хэ Линг смотрела на него, ее зеленые глаза двигались, и нежный голос звучал, как легкий ветер в уединенной долине. — Это не ваша вина, ее никогда не было. В будущем, даже если вы уничтожите все три Божественные области, вы не более, чем заберете назад ту милость, которую вы им дали.

Пожалуй, никто не осмелится поверить, что такие слова исходят от лесного духа.

Юнь Чэ внезапно повернул свои глаза и рассмеялся вставая. Он посмотрел на ошеломленное, нефритовое лицо Хэ Линг и прошептал, — на самом деле, тебе не нужно беспокоиться обо мне. Из-за того, что существуешь ты, Хун’эр и Ю’эр в этом мире, я никогда не откажусь от своей последней человечности.

Несколько сердечных струн были мягко задеты, тонкие губы Хэ Линг слегка приоткрылись, и зеленые прекрасные глаза безмолвно покрылись слоем похожего на сон тумана.

Хэ Линг видела все изменения в Юнь Чэ за эти годы. Теперь его тело распространяет пугающее темное давление. Даже такие люди, как Янь Тяньсяо, чрезвычайно осторожны и благоговеют перед ним.

Только перед ней, Хун’эр и Ю’эр, он по-прежнему хранит свою единственную нежность.

Юнь Чэ посмотрел ей в глаза, и улыбка на его лице не была темной, не говоря уже хоть о малейшем холоде. — Наше парное совершенствование, и твоя чистая аура лесного духа, поможет мне понять принцип Пустоты. Это также поможет твоей духовной силе расти и, возможно, значительно ускорит восстановление яда Ядовитой Небесной Жемчужины.

— … — Хэ Линг смущенно опустила свою маленькую голову, не смея смотреть ему прямо в глаза.

— Сейчас это ускорит процесс нашей мести. Однако ты никогда не будешь моим орудием, а лишь частью моей жизни, с момента, как наша жизнь была связана вплоть до нашей смерти, она никогда не изменится.

Бесчисленные волны в ее сердце мягко колыхались вместе со всеми ее тревогами, страхами, колебаниями и бесшумно рассеялись. Она подняла свою маленькую голову и посмотрела в глаза Юнь Чэ. В этих прекрасных глазах сияли тысячи ярких звезд.

Ей очень нравились слова, сказанные Юнь Чэ, это., невозможно описать словами, только радостью на лице.

Рука Юнь Чэ внезапно вытянулась, между его пальцев засиял священный белозеленый свет, а затем быстро расцвел, наполняя окружающее пространство, распространяя богатую жизненную ауру.

Когда он был на Голубой Полярной Звезде в тот год, шар Королевского Лесного Духа подаренный ему Хэ Линем, исчез после того, как пробудил Чудо Жизни, однако по-прежнему сохранялась память и некоторая сила лесного духа, содержащаяся в нем.

Сразу же в поле зрения вся земля заколыхалась распространявшейся зеленой травой, затененная зелеными деревьями, буйно цветущими цветами, как будто внезапно, в долю секунды, оказались в другом, совершенно иллюзорном мире.

Зрение Хэ Линг внезапно затуманилось.

Все эти годы они находились в Северной Божественной области и Божественном Царстве Абсолютного Начала. Цвета этих миров, только темная, светло-серая, алая кровь…

Мир перед глазами, кажется, существовал только в далеких снах.

— Ах…

Она испустила легкий панический стон, тонкая талия была внезапно обнята, затем она вся невесомо оказалась в руках Юнь Чэ, он слегка прижимал ее к радостно распускающимся цветам и растениям.

— .....- Ее сердце колотилось, как у оленя, глаза растерянные и боялись смотреть ему в глаза, руки оказались беспомощными, и она не знала, куда их девать. Ее разум невольно заполнился бесчисленными картинами и голосами, которые она слушала в прежние дни, делая ее тело податливым и тяжело дыша в беспорядке.

— Хочешь… хочешь начать., парное совершенствование? — Она изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но ее дыхание становилось все более учащенным, а розовый цвет тела распространялся все быстрее и быстрее. Цянь Инь’эр, малая Императрица-Демонов, Фэн Сюэ’эр, Чу Юэчань, Цан Юэ, Су Лин’эр, Фэн Ханьюэ, Фэн Ханьсюэ… Эти картины, перед глазами не могут быть удалены.

Несмотря на то, что жизнь Юнь Чэ не так уж длинна, он видел слишком много женщин с разными внешностями. Волнующая и хрупкая девушка лесной дух под его телом обладает божественной красотой, и ее красота отличается от всех женщин, которых Юнь Чэ попробовал. Ее красота женственна и сокрушительна, как распускающиеся лепестки, как первые крылья молодых бабочек.

— Нет, — Юнь Чэ покачал головой, его голос бессознательно смягчился на

несколько тонов, — сначала я превращу свою Хэ Линг в маленькую Линг’эр, которая полностью принадлежит мне.

............[1]

Царство Снежной Песни, Царство Ледяного Феникса, холодное Небесное озеро.

— Старшая сестра, я пришла повидаться с тобой.

На берегу озера, Му Бинюнь слегка опустилась на колени и опустила несколько недавно распустившихся ледяных лепестков духовного цветка в Небесное озеро, молча наблюдая ледяными глазами, как они уплывают прочь.

Это был любимый цветок старшей сестры при жизни… хотя она никогда не знала, почему старшая сестра вдруг так сильно полюбила его.

— Старшая сестра, после того, как ты ушла, все поняли, насколько ты была важна для секты и Царства Снежной Песни.

— Только оказавшись на твоем месте, я могу понять, насколько ты была необыкновенна.

Ледяные глаза были закрыты, длинные волосы коснулись воды в озере, создавая печальную волну. — Старшая сестра, ты самая большая гордость в моей жизни.

— Я привела Юнь Чэ, и он забрал тебя. Однако, я все равно не могу его по настоящему ненавидеть… потому что он именно тот человек, который нравился старшей сестре. Как я могу ненавидеть того, кто так нравился старшей сестре…

— Напротив… каждый год, каждый день… я очень беспокоюсь за него…

— Самое страшное это услышать известие о его смерти. — Прошептала она, как во сне.

— Старшая сестра, при жизни, ты использовала свою жизнь, использовала будущее Царства Снежной Песни, чтобы защитить его. В мире после смерти вы тоже должны очень усердно работать, чтобы защитить его, верно…

Падение Му Сюаньинь лишило Царство Снежной Песни ее самой большой опоры. Если бы не публичные предупреждения, сделанные Божественным Императором Лунного Бога в тот год, Царство Снежной Песни подверглось бы многочисленным нападениям, многими звездными Царствами (бьющих упавшего и с тайными умыслами).

В конце концов, совершенствование и репутация Му Бинюнь намного ниже, чем

у Му Сюаньинь. После того, как она унаследовала трон короля Царства Снежной Песни и мастера Дворца Ледяного Феникса, она оказалась под большим давлением. Но чем дальше, тем меньше она может проявлять слабости.

Когда-то она была мягкой, подобно легкому облачку, а теперь должна позволить себе ледяную решительность… даже безжалостность.

Только когда она остается здесь наедине со старшей сестрой, она полностью выпускает свои слабости.

Она не задерживается здесь очень долго. Когда ледяной лепесток духовного цветка скрылся из виду. Му Бинюнь неторопливо встала и обернулась, туман в ее глазах рассеялся в одно мгновение, оставив только пугающий ледяной холод.

Вернувшись во дворец Ледяного Феникса, второй старейшина Му Таньчжи ждал снаружи дворца. Он выглядел очень почтительным и поспешил вперед, — мастер дворца, творится что-то неладное. Самое тревожное, о чем мы беспокоились в последние годы, действительно произошло.

Му Бинюнь слабо вздохнула, но красивое и гордое ледяное лицо не изменилось, — это северная граница или южная?

В Царстве Снежной Песни было три могущественных зверя на ступени Божественного Владыки, которые являются повелителями духовных зверей в их владениях и расположены в восточной, южной и северной областях Снежной Песни соответственно. [2]

Когда Царство Снежной Песни возглавила Му Сюаньинь, она подавила всех трех повелителей духовных зверей, они подчинились. Они не только никогда не выходили за пределы своей территории, но также послушно контролировали и ограничивали зверей в своих владениях.

В том году, во время звериных бунтов, с восточной области, огромное животное Царства Божественного Владыки, вышло из своей территории в ярости и было убито Хо Поюнем, который пришел из Божественного Пламенного Царства ради Му Фэйсюэ.

Теперь в Царстве Снежной Песни нет Му Сюаньинь, и два зверя уровня Божественных Владык в южных и северных областях, наконец, не желают продолжать подчиняться.

— Южная граница. — Сказал Му Таньчжи.

Му Бинюнь тайно вздохнула с облегчением. В конце концов, если восстали только животные южной территории, они все еще могут подавить их.

— Мастер секты, мы действительно не попросим помощи Царство Лунного Бога? -Му Таньчжи сказал, — один огромный зверь средней стадии Божественного Владыки все еще может быть убит объединенными силами, но он может командовать десятками миллионов зверей. Даже если его можно подавить… мы также понесем огромные потери.

— Если в будущем северная область снова…

— Нет, — услышав слова «Царство Лунного Бога», аура тела Му Бинюнь внезапно похолодела, а каждое слово меж ее губ стало еще холоднее, — даже если Ледяной Феникс вымрет, Царство Лунного Бога нельзя просить ни о чем! Кто посмеет ослушаться, тот будет немедленно изгнан из секты!

— Передайте великому старейшине, пусть он примет командование сектой, этот король лично отправится на южную территорию… кроме того, старайтесь подавить эти новости, чтобы не вызвать панику.

Му Таньчжи получил приказ и ушел, но его глаза были полны беспокойства.

Несмотря на предупреждение Царства Лунного Бога, Царство Снежной Песни все еще связано словом «преступление» в глазах всего мира, из-за Юнь Чэ и Му Сюаньинь, которая помогла Юнь Чэ сбежать.

Какое будущее ждет Царство Снежной Песни?


[1] Ради экономии семейных монет и черных соевых бобов, это место сокращено на 87000 символов

[2] Глав 1411. Огромный зверь Божественный Владыка