Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 746. Подготовка к отправке в Южный Континент, упорная Ие Цзянъэ.

Три дня спустя Цинь Шан снова приехал в Резиденцию Цин, чтобы пригласить Цин Шуя в Резиденцию Цинь. Естественно, Цинь Шан вернулся в Резиденцию Цинь вместе с Цин Шуем, и на этот раз все прошло гладко. Тем не менее, многие люди в Резиденции Цинь были удивлены присутствием Цин Шуя, когда он приехал. Перед этим они были озадачены тем, почему старик из Клана Цинь передал позицию лидера Клана Цинь Шану, но, наконец, поняли, что это было связано с влиянием Цин Шуя. 

Цин Шуй пришел сюда только для того, чтобы показать свое присутствие и ничего больше. После того, как прошло время, необходимое для сгорания палочки с благовониями, старик Цинь наконец объявил, что Цинь Шан станет следующим главой клана. После того, как не последовало никаких возражений со стороны членов Клана Цинь, Цин Шуй, наконец, позволил себе уйти. Он выполнил обещание, данное Цинь Шану - он пришел лишь ради Цин Шана.

В любом случае Цин Шуй не особо заботился о сплетнях и спекуляциях других людей. После того, как все закончилось, Цинь Шан и высшие члены Клана Цинь сопроводили Цин Шуя из Резиденции и попрощались с ним. Цинь Шан настоял на том, чтобы лично сопроводить Цин Шуй обратно в Небесный Дворец, но это предложение в конечном счете было отвергнуто самим Цин Шуем.

В мгновение ока наступил конец января. Цин Шуй почувствовал облегчение в связи с тем, что работы над развитием Небесного Дворца и Резиденции Цин шли плавно, как и планировалось. Более того, с Луань Луань и девушками рядом с ним, а также проявившими силу Боевыми Святыми Клана Цин, он был более чем счастлив и чувствовал себя энергично.

С другой стороны, одна из Десяти Мышей, Пожирающих Землю Луань Луань уже достигла начального уровня Боевого Святого после того, как потребила Духовную Гранулу Зверя, а также другие повышающие силу лекарственные гранулы, которые предоставил Цин Шуй. После прорыва, упомянутая Мышь Пожирающая Землю, получила возможность свободно летать в небе. Он также стала значительно больше, чем другие Мыши Пожирающие Землю, на одну треть от их размера, а серебристо-белый мех стал заметно более текстурированным, чем раньше. Кроме того, скорость этой более крупной Мыши Пожирающей Землю, была увеличена в несколько раз, она могла двигаться намного быстрее в течении короткого промежутка времени.

Луань Луань был в восторге, когда узнала, что у одной из ее Мышей Пожирающих Землю, наступил прорыв. Из-за этого она начала надеяться, что оставшиеся девять Мышей Пожирающих Землю смогут прорваться к уровню Боевого Святого в ближайшее время. Когда она подумала о том, что все ее Мыши Пожирающие Землю, станут Боевыми Святыми, она ощутила бесконечное волнение. Однако для того, чтобы произошел прорыв, в нужный момент необходимо получить подходящую возможность. С учетом этих мыслей она считала, что прорыв к Святому Боевому уровню этой конкретной Мыши Пожирающей Землю был вызван случайной удачей.

Даже несмотря на то, что оставшиеся Мыши Пожирающие Землю не прорвались, после употребления этих лекарственных гранул их сила была значительно увеличена. Из-за того, что Луань Луань была той, кто накормил мышей лекарственными гранулами, их связь стала еще более сильной, что сделало их ближе, словно если бы они были семьей.

Луань Луань также могла общаться со своей Мышью Пожирающей Землю через Сердце Семи Отверстий. Сердце также дало ей возможность почувствовать мысли мыши. Таким образом, она стала рассматривать этих демонических зверей как своих друзей, а также как своих детей. Из-за неразрывной связи, которую они разделяли друг с другом, Мыши Пожирающие Землю никогда не предадут ее. Когда они решили следовать за ней, они решили быть с ней вечно, даже если они будут должны умереть, защищая свою хозяйку. Сердце Семи Отверстий действительно было неодолимым и сильным.

Другие люди могли только заставить демонических зверей выполнять их команды с помощью грубой силы своих боевых искусств. Однако невозможно было заставить некоторых демонических зверей подчиняться их приказам - они скорее умрут, чем уступят грубой силе этих людей.

Цин Шуй посетил дом Цан Уя. Старик уже стал выращивать различные цветы вокруг своего дома, но он был не таким страстным, как раньше, когда дело доходило до разведения своих рыб. Цан Уя практиковал некоторые из своих кулачных методов по утрам, однако, он застрял на уровне Пикового Боевого Короля. Если он не сможет найти правильную возможность за оставшийся срок жизни, он никогда не сможет преодолеть очередной прорыв.

- Цин Шуй, ты здесь, - Кан Уя был очень счастлив, когда увидел Цин Шуя.

- Доброе утро, старик! - Цин Шуй поздоровался с Кан Уя, который в настоящее время разбрасывал гранулы в пруд.

- Я не знал, что вы свободны, чтобы бродить неподалеку сегодня. Как правило, у вас нет времени, чтобы прийти ко мне даже на несколько минут, - Кан Уя опустил свои руки и жестом пригласил Цин Шуя последовать за собой в ближайший павильон.

- А как насчет Боевого Дяди Фэя? Он придет сегодня? - Цин Шуй улыбнулся.

- Он придет позже. Он останавливая здесь почти каждый день в течение последних нескольких недель, и перекусил раз или два со мной. А что, что-то случилось? - спросил Кан Уя и бросил любопытный взгляд на Цин Шуя.

- Я думаю, что я практически согласен с тем, что касается бывшего Старого Предка. Как только это дело будет сделано, я смогу немного расслабиться. К сожалению, это может занять некоторое время, поскольку этот вопрос по-прежнему находится за пределами моих возможностей. В противном случае я смог бы расслабиться на долгое время, - сказал Цин Шуй, чувствуя себя немного беспомощно в нынешней ситуации.

Цан Уя вздохнул, не зная, что ответить Цин Шую. Вопросы о Старом Предке должны были быть решены им и старейшинами, но ни один из них не был способен достаточно решить его. Цан Уя всегда чувствовал себя неудачником всякий раз, когда думал о своей неспособности справиться с этой проблемой.

Он также понимал, что Цин Шуй подразумевал под фразой «за пределами моих возможностей», она имела какое-то отношение к Ие Цзянъэ. Цин Шуй мог лишь смириться с произошедшим относительно хребта Короля Львов. Но Цан Уя посмотрел на Цин Шуя и сказал:

- Ты еще молод, так что у тебя все еще будет шанс. Кроме того, у тебя есть Луань Луань за твоей спиной. Возможно, именно она станет тем, кто однажды сможет повергнуть хребет Короля Львов.

 В то время я уже решил, что через 20 лет я повергну хребет Короля Львов. Сила высшей секты невообразима. Прошло уже 10 лет с тех пор, как я принял это решение, и все же - я все еще далек от сравнения с ними.

Цин Шуй даже не мог представить, насколько сильнее будет сила высшей аристократической семьи третьего класса. Люди из хребта Короля Львов, имели, по крайней мере, первоклассную силу, или, что еще хуже, силу значительно выше, чем первоклассную.

- Вы старались изо всех сил в течение последних 10 лет, и в ближайшие годы вы сделаете все возможное. Вы все еще можете попробовать это сделать еще через 10 лет. Кроме того, Цзянъэ на самом деле не думала, что вы попросите ее столкнуться с опасностью хребта Короля Львов вместе. Я чувствую, что может быть наоборот, на самом деле она хотела в одиночку столкнуться с хребта Короля Львов, - Цан Уя серьезно сказал.

- Хм. Я знаю, независимо ни от чего, я обязательно отведу ее к хребту Короля Львов, - Цин Шуй вспомнил время, когда она и Байли Цзинвэй спасли его и Клан Цин из глубины нищеты в Городе Сотня Миль.

Он чувствовал, что он никогда не сможет отблагодарить ее за проявленную доброту, независимо от того, сможет ли он победить хребет Короля Львов или нет.

Цин Шуй хотел, чтобы она снова почувствовала себя счастливой. Он хотел сделать что-то, что бы сделало ее счастливой, и это что-то было конфронтацией с хребтом Короля Львов. Несмотря на то, что это было сверх того, что он мог сделать прямо сейчас, это, конечно же, не мешало ему заниматься этим вопросом. Все, что ему нужно было, это лишь немного больше времени...

Через некоторое время прибыл Фэй Уцзи. Когда он увидел Цин Шуя после такого большого периода времени, он явно был ошеломлен. В конце концов, Цин Шуй был тем, кто редко появлялся при нормальном течении событий. Фэй Уцзи опомнился и, наконец, сказал:

- Цин Шуй, смог найти время, чтобы приехать сюда, что-то случилось?

Цин Шуй встал и поздоровался с Фей Уцзи, после чего они вместе присели. После этого Цин Шуц сказал:

- Сегодня я хотел поговорить с Боевым Дядей о том, когда мы сможем начать подготовку нашего путешествия в Южный Континент.

Хотя, когда Фэй Уцзи его увидел, он уже знал, что Цин Шуй начнет речь о Южном Континенте, но он все еще был удивлен, когда Цин Шуй все же спросил об этом. Он посмотрел на Цин Шуя, явно ошеломленный таким вопросом.

- Ты действительно хочешь пойти? - Фэй Уцзи немного сконфуженно спросил Цин Шуя.

Вопрос с Южным Континентом долгое время был у него в голове. Из-за этого дедушка должен был в одиночку убить его отца, и его мать жила с этим бременем, пока, в конце концов, не умерла. Хотя его дедушка никогда не говорил об этом, он не смог прорваться к области Боевого Святого из-за произошедшего инцидента. Его дед должен был убить своего единственного сына из-за провокаций людей с Южного Континента. Кто бы не впал в состояние скорби и печали, если бы он был вынужден убить своего собственного ребенка...

Когда Фэй Уцзи был молодым парнем, он ненавидел своего деда. Но, после того, как он вырос – он понял, что его дед стал жертвой этого инцидента, он, наконец, понял, зачем дед убил своего сына. Его дедушка страдал больше всего, боль, которую он перенес после инцидента, была неописуема – ему было больнее, чем быть раненым ножом и быть разрезанным на куски. Отец Фэя Уцзи родился, когда его дедушка был почти в расцвете сил. Его отец был единственным ребенком своего деда, и он любил своего ребенка больше, чем кто-либо другой. Когда его дедушка должен был убить его отца - своего единственного сына, он чувствовал себя крайне несчастным, настолько, что даже самоубийство не смогло бы унять эту боль. Но выбора не было, он был просто пешкой в руках жестоких людей из-за отсутствия способности постоять за себя. Его боль была развлечением для его врагов.

Однажды Фэй Уцзи подумал о том, что нужно стать выше Клана Восточного Дворца и сразу уничтожить своих старых врагов. Он чувствовал свой гнев. Несмотря на то, что он был еще молод, пережитые трудности жизни уже можно было увидеть в его глазах.

Когда такие мысли пролетели в его голове, Глаза Фэя Уцзи стали красными и по его лицу скатились две капли слез. Мужчины плакали только тогда, когда их сердце действительно было сломано.

- Боевой Дядя Фэй, мы отправимся через три дня. Что ты скажешь? - Цин Шуй мягко улыбнулся Фэю Уцзи.

Фэй Уцзи посмотрел на Цин Шуя. Он постепенно успокоился, после чего повернулся, чтобы посмотреть на Цан Уя. Только когда Цан Уя слегка кивнул, что Фэй Уцзи смог ответить на вопрос Цинь Шуя:

- Я могу уйти в любое время.

Цин Шуй задумался и, наконец, сказал:

- Тогда все хорошо. Мы отправимся через три дня. Боевой Дядя Фэй, пожалуйста, поговорите со Старейшиной Бай об этом, и подумайте, сколько людей мы должны взять с собой в Южный Континент.

Фэй Уцзи подтвердил, что присоединяется к этой миссии, но это не было обязательным для других. Конечно, их могли взять, если они захотят, но решение о точном количестве людей, допущенных к путешествию, примет Фэй Уцзи.

- Хорошо. Боевой Дядя, ты идешь с нами? - Фэй Уцзи повернулся, чтобы спросить Цан Уя.

Именно тогда Старейшина Гэ вошел с улыбкой на лице и сказал:

- Иди с ними. Несмотря на то, что у него нет значительного уровня культивации, как у Цин Шуя, он все же может проводить четкий анализ многих вещей. Если Цин Шуй не сможет принять решение, он всегда сможет обсудить это со Старейшиной Цан.

***

- Цин Шуй, пожалуйста, будь осторожен. Если ты не сможешь победить Клан Восточного Дворца, пожалуйста, отступай как можно скорее. Пока ты будешь жив, ты рано или поздно всегда сможешь отомстить, - Ие Цзянъэ мягко сказала, стоя на горной вершине.

- Я понимаю, Цзянъэ... - Цин Шуй не знал, что еще сказать.

Прошло много времени с тех пор, как Ие Цзянъэ впервые появилась на Континенте Зеленого Облака. Она провела большую часть своего времени в Секте Небесного Меча, прежде чем встретила Цин Шуя в Городе Сто Миль. С того момента, как они познакомились друг с другом и до сих пор, их отношения застряли на странном неподвижном этапе.

- У тебя есть что-то, что ты хочешь сказать? - Ие Цзянъэ посмотрела на Цин Шуя, когда тот протянул руку, чтобы погладить ее по голове.

Прежде чем он решился прикоснуться к ее голове, он колебался несколько мгновений.

Цин Шуй не был уверен в себе, его сердце болело от сильного горя. Ие Цзянъэ пострадала так же, как и Фэй Уцзи. Если такой великий человек, как Фэй Уцзи, не мог сдержать слез, тогда что говорить на счет Ие Цзянъэ?

Она была одна в течение стольких лет. Это должно быть сложно, очень сложно...

Цин Шуй почувствовал боль в сердце, когда он смотрел на Ие Цзянъэ. Внезапно он подошел поближе и обнял ее. Это были первые объятия, которые они когда-либо совершали после того, как они встретились друг с другом много времени назад. Удивительно, но Ие Цзянъэ не отказалась от его объятий и позволила Цин Шую обнять себя. Она почувствовала его эмоции и сочувствие, увидев его выражение лица.

- Цзянъэ, мы семья. Я все сделаю ради тебя. Поэтому, если у тебя возникнут проблемы – сообщи мне. Может быть, я слишком долго не проявлял заботу о тебе... - тихо прошептал Цин Шуй.

- У меня нет проблем. Встреча с тобой была лучшей вещью, которая происходила в моей жизни. Я очень счастлива, - Ие Цзянъэ вздохнула и рассмеялась.

Она тоже обняла Цин Шуя, протянув к нему руки, прежде чем освободилась от объятий.

***

- Цин Шуй, ты хочешь, чтобы я последовала за тобой? - Ди Чэнь держала Цин Шуя за руку и улыбалась.

- Зал Тумана все еще нуждается в твоей поддержке, - Цин Шуй поднял Ди Чэнь и усадил ее на свои колени.

Он даже аккуратно положил ноги на стол.

- Ах, ты, негодяй, - засмеялась Ди Чэнь.

Может быть, она знала, что Цин Шуй скоро уедет, поэтому она медленно приложила свою голову к его груди, чтобы послушать его сердцебиение.

- Я скоро уйду. Поэтому, если можешь, пожалуйста, исполни единственное желание своего мужа, - Цин Шуй подарил Ди Чэнь приятную улыбку, посмотрев на ее лицо, прижатое к его груди.

Ди Чэнь покраснела. С тех пор, как таинственный сон среди моря цветов был в последний раз, их отношения внезапно взлетели до высокого уровня близости. Этот негодяй стал еще более смелым, он даже использовал слово «муж» при разговоре.

- Какое желание? - Ди Чэнь знала, что ничего хорошего Цин Шуй пожелать не может.

Но она все же собиралась спросить об этом, потому что он должен был уйти. После того, как инцидент с Кланом Цзоши завершился, она стала более откровенной.

- Поцелуй меня! 

У Цин Шуя была улыбка на лице, когда он посмотрел на Ди Чэнь.

Ди Чэнь медленно подняла голову. Некоторое время она колебалась, ее лицо мгновенно покраснело. Она начала приближаться к лицу Цин Шуя, а затем, так медленно, как только могла, она закрыла глаза и совершила поцелуй.

Это был чмок в щеку, но мягкое ощущение, которое Цин Шуй почувствовал, заставило его сердце затрепетать. Он больше не смог удерживаться от соблазна и быстро поцеловал ее в губы. Это был долгий, но страстный поцелуй, который оставил слабый розовый след вокруг ее рта, после того как Цин Шуй, наконец, отпустил ее губы.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление