1. Ранобэ
  2. Добро пожаловать в класс превосходства
  3. [Перевод: miseria] Том 7.5

Короткие истории. Каруизава. Сердце, которое осознало.

54

Я приняла серьезное решение. Даже я сама так считаю. Я уже не могу забрать слова, которые произнесла.

– Я собираюсь расстаться с Йосуке-куном.

Для Каруизавы Кей это был самый экстремальный вариант, который в обычной ситуации никогда не был бы выбран.

– Уверена, что все в классе будут удивлены, когда начнется третий семестр.

Чувствуя беспокойство, тихо прошептала я.

– Полагаю, так и есть.

Очень вероятно, что между девушками практически сразу же начнется битва за Йосуке-куна.

– Как думаешь, он начнет встречаться с кем-нибудь другим?

– Даже если ты спрашиваешь меня об этом, я не знаю Йосу... нет, я не знаю так хорошо Хирату-куна. Но в некоторых аспектах он, как Киётака, может быть крутым. Он не может встречаться с другой девушкой, пока притворяется, что встречается со мной, и, возможно, не так уж и интересуется всей этой романтикой.

Даже если это была ложь, мы все равно расстанемся. Если я все испорчу и продолжу быть рядом с ним, мне будет стыдно перед другими девушками. Чтобы привыкнуть к этому, с этого момента и впредь я решила звать его не "Йосуке-кун", а "Хирата-кун".

– Несмотря на то, что теперь ты снова будешь звать его Хиратой, меня ты все равно будешь называть по имени?

Сама того не осознавая, я начала называть Киётаку по имени. Из-за моего решения вновь звать Хирату-куна по фамилии Киётака задал мне этот очевидный вопрос.

– Ахх... ясно. Будет лучше, если я начну звать тебя как раньше?

– Я не это имел в виду. Можешь звать меня как хочешь.

Сказав это, после короткой паузы Киётака продолжил.

– Это может быть хорошей возможностью.

Киётака не демонстрировал никаких признаков неодобрения того, что я продолжу звать его по имени. А затем внезапно наступил момент, который показался мне судьбоносным.

– Тогда я тоже буду звать тебя просто "Кей".

Тогда я тоже буду звать тебя просто "Кей". Тогда я тоже буду звать тебя просто "Кей". Тогда я тоже буду звать тебя просто "Кей".

Эти слова повторялись и пульсировали в моем сердце, как нечто священное.

Вшу-у-ух. Одинокая стрела упала с небес. Стрела, которая была пущена Сато-сан в Киётаку. Эта стрела должна была попасть в кого-то после того, как ее выпустили. И она...

– Тауааа!

Из всех возможных людей эта стрела пронзила мое сердце.

– ... таува?

Киётака услышал и повторил таинственное слово, которое вырвалось из меня.

– Н-н-н-н-ничего! Почему ты тоже собираешься называть меня по имени?

– Будет неправильно, если одна сторона будет использовать фамилию, а другая продолжит звать по имени.

Нет, нет, нет. Может быть, и так, но! Ты ведь не предупредил меня заранее!

Мое пульсирующее, нет, часто бьющееся сердце продолжало стучать и стучать. Этот звук был настолько громким, что я задавалась вопросом, не слышит ли его Киётака. Но Киётака, совершенно не обращая внимания на мою панику, продолжил говорить.

– К слову... просто, чтобы прояснить ситуацию. Настоящим автором идеи двойного свидания была не ты, а Сато, верно?

Как и ожидалось, должна я сказать. Киётака уже раскусил трюк с двойным свиданием. Отчаянно подавляя свои чувства, я ответила на вопрос.

– Ч-что это должно значить? Хочешь сказать, все было подстроено?

На всякий случай, я попытаюсь обмануть его.

– Твоя актерская игра была довольно неплохой, но, видишь ли, в некоторых моментах действия Сато были слишком странными.

– Ах... как я и думала, ты это понял? Я тоже подумала, что Сато-сан ведет себя подозрительно.

Моему сердцу каким-то образом удалось успокоиться. Фух, фух. Теперь все должно быть в порядке.

– Верно. Для тебя у меня тоже есть рождественский подарок.

– Эхх? Не шутишь?

Мое сердце вновь сильно забилось и воспарило.

– Я солгал.

– Хах? Хочешь, чтобы я тебя избила?

После внезапного подъема мое сердце ушло в крутое пике, и я уставилась на Киётаку.

Может ли быть, что он просто меня дразнит?

– Точнее, это просто обычный подарок. Думаю, что для тебя это может оказаться ненужным, но...

–... погоди, к чему вообще этот пакет из аптеки? Ты надо мной издеваешься?

Даже если он дарит мне такую вещь, меня это совершенно не радует. Подумав так, я взяла пакет и проверила его содержимое. Это был самый обычный пакет, но что же внутри него... Вот о чем я гадала в тот момент. Внутри пакета было...

– Лекарство от простуды и чек?

Мои мимолетные ожидания были преданы до такой степени, что это почти разочаровывало. Но я осознала кое-что странное. Зачем он дал мне это?

– Не обращай внимания на чек, пожалуйста, выбрось его.

После этой фразы мне стало еще любопытнее. Я внимательно проверила чек. И затем задала вопрос.

– Погоди-ка, на этом чеке написано 10:55 утра 23 декабря...

Все это было куплено не сегодня. Обычно же лекарства от простуды покупают лишь только тогда, когда они нужны.

– На обратном пути после покупки я увидел вас с Сато в торговом центре Кёяки. Так я понял, что двойное свидание было заранее подстроено. Тогда я думал, что тебе может стать хуже, но, похоже, мои догадки были удивительно далеки от истины.

– Так это... это значит, что причина, по которой ты не позвонил мне, чтобы побеспокоиться о моем состоянии...

Это значит, что он не был холоден со мной и не забыл обо мне?

– На тебе не было маски, даже издалека я видел, что ты здорова.

Ч-что это значит? Я ничего об этом не знала!

– Е-Если ты так беспокоился обо мне... вместо того, чтобы делать что-то подобное такими окольными путями, навестил бы меня раньше или хотя бы позвонил. Так ты мог просто убедиться во всем сам.

– В общежитии, в котором все у всех на виду, я не могу позволить себе просто прийти и навестить тебя в твоей комнате. Позвонить по телефону было бы самым эффективным способом, но я посчитал, что в этом случае ты будешь вести себя так, будто все в порядке. Потому что, в конце концов, ты ненавидишь показывать свою слабость.

Что, что, что, что, что, что, что это должно значить!? Я почувствовала внезапное желание спрятать свое лицо, которое быстро покраснело.

Это значит, что после инцидента на крыше Киётака все время беспокоился обо мне!

Аааааааааа, боже, aааааааааа! Внутри моего сердца была еще одна версия меня, которая, визжа, бегала вокруг. Больше нет никакой ошибки. Я просто должна признать это. В самом деле, в самом деле, в самом деле, в самом деле, в самом деле, мое сердце было в самом деле украдено. Стрела, пронзившая мое сердце. Стрела любви, которую я уже не могла вытащить. Могло ли вообще это случиться? Разве это нормально для меня – влюбиться в кого-то, кто в какой-то мере был вовлечен в издевательства надо мной? Но уже слишком поздно. Сила этой стрелы огромна.

Киётака, Киётака... в самом деле, я действительно влюбилась в него.