9
1
  1. Ранобэ
  2. Вечная Воля
  3. Том 1 - ...

Глава 673. Безумный взлёт в рейтинге претендентов

9

Как только по городу Архимператора прошла молва, все оказались потрясены новостью. Многим приходилось напрягать память, чтобы вспомнить, почему имя кажется знакомым, некоторые спрашивали других. В конечном итоге все оказались удивлены. Конечно, некоторые люди сразу же вспоминали множество историй, услышав имя.

— Дьявол Бай объявился!

— Значит, он всё-таки не умер! Он не только в диких землях, но и достиг зарождения души.

— Проклятье! Чёрт побери, это настоящая провокация! Он явно насмехается над нами! Не может быть, чтобы Дьявол Бай не знал, что происходит при духовном улучшении зарождённой души. Он точно сделал это специально, чтобы все узнали, что он пришёл!

Город Архимператора оказался потрясён, но больше всего это коснулось Легиона Гиганта-Призрака. Множество яростных возгласов слышалось с их стороны, и люди то и дело мчались к стеле императора ада. Конечно, не все в городе Архимператора были впечатлены именем Бай Сяочуня. Многие считали истории про него простым преувеличением, а самого его — незначительным человеком, не стоящим такого пристального внимания.

— Это просто возмутительно! Не могу поверить, что Бай Сяочунь столько мнит о себе! Какое высокомерие! Какое нахальство!

— Хм! Это же просто истории, верно? Не верю, что Бай Сяочунь настолько важен, как про него говорят. Он — никто.

— Очевидно, что Легион Гиганта-Призрака просто искал оправдание своему разгромному поражению. Остальные три секты используют ту же самую тактику на великой стене, а значит, всё это задумано Островом Достигающим Небес.

Однако как бы кто ни реагировал, потрясён был весь город. Обычно волнения затихли бы достаточно быстро и всё вернулось бы на круги своя. Но тут случилось нечто совершенно неожиданное. Пока все смотрели на имя Бай Сяочуня, оно переместилось с последнего имени в списке в лучшую тридцатку. Рядом с именем была теперь не единица, а двойка. У народа глаза стали как блюдца, но не успел никто ничего сказать, как имя Бай Сяочуня снова исчезло. В этот раз оно появилось вновь уже на пятнадцатом месте, и рядом с ним была цифра три.

Но это был ещё не конец. Затем имя переместилось на восьмое место. Рядом с ним сияла четвёрка. Прошло несколько мгновений, и это было уже четвёртое место с пятью духовными улучшениями. Бесчисленные поражённые вздохи раздавались со всех сторон. Однако у народа накопилось внутри столько невысказанного удивления, что в конце концов они не выдержали:

— Небеса…

— Пятикратное духовное улучшение!

— Как Бай Сяочуню это удаётся?

Все были полностью поражены, их головы шли кругом под наплывом волн изумления. Тут же люди начали отправлять сообщения своим друзьям и начальникам.

Раньше не так уж много людей оказывались под большим впечатлением при упоминании имени Бай Сяочуня, остальные считали, что его репутация сильно преувеличена. Однако за краткий миг он дошёл до четвёртого места на стеле императора ада с пятью духовными улучшениями на счету. Тут уже люди начали понимать, что истории про него не такое уж и преувеличение.

— Что?! Он выполнил пятикратное духовное улучшение зарождённой души за такое короткое время!

— Что делает этот Дьявол Бай? Откуда у него такая скорость? Не могу поверить, что он настолько рисковый! Он устал от жизни?!

Волны изумления в городе Архимператора только продолжали нарастать. Каждая группа или организация в городе слышала о произошедшем, и все с трудом могли в это поверить. В то же время всё больше людей слеталось к стеле императора ада. Ещё к ней оказались направлены многие потоки божественного сознания.

Тем временем Бай Сяочунь в форме зарождённой души находился в комнате для уединённой медитации в городе Гиганта-Призрака. С очень довольным видом он сидел со скрещёнными ногами в черепашьей сковороде.

«Ха-ха-ха! Как же мне нравится культивировать подобным образом! Вот так и нужно делать дела!» Глаза зарождённой души Бай Сяочуня блеснули, а ауру переполняла радость. Сейчас на зарождённой душе не только красовались пять серебряных узоров, но ещё он ощущал, насколько она стала сильнее.

«У меня такое чувство, словно я провёл в медитации целый шестидесятилетний цикл!»

От души рассмеявшись, он облизал губы и взмахнул пальцем в сторону шестицветного огня. Огонь сразу же оказался в сковороде, послышался грохот, и появился ещё один серебряный узор. Бай Сяочунь произвёл ещё одно духовное улучшение. Шесть раз. Семь. Восемь. Ни капли не задерживаясь, он выполнил три духовных улучшения подряд. Сейчас на его зарождённой душе виднелись уже восемь серебряных узоров, которые помогли ей переполниться невероятной силой. Можно было разглядеть, как зарождённая душа внутри переливается разными цветами, а ледяная ци небес и земли теперь совсем не ощущалась.

«Я силён. Так силён!» Обрадовавшись, он призвал девятицветное пламя. Через миг на его зарождённой душе уже красовалось девять серебряных узоров. Однако это был ещё не конец. С громко бьющимся сердцем Бай Сяочунь приступил к десятому духовному улучшению. Из сковороды засиял ослепительный серебряный свет, и появился десятый узор. Ощущение того, как зарождённая душа становится всё сильнее и сильнее, наполняло Бай Сяочуня невероятной радостью. Он часто размышлял о том, как хорошо стать настолько могущественным, но никогда раньше не ощущал это на деле. А теперь он познал это чувство…

Конечно, то, что Бай Сяочунь за такое короткое время смог выполнить духовное улучшение столько много раз, не на шутку испугало людей, наблюдающих за стелой в городе Архимператора. Они ощущали, словно в них попадала одна молния за другой, пока наблюдали, как имя Бай Сяочуня переместилось с четвёртого на третье, а с третьего — на второе место. Затем, не задерживаясь, оно оказалось на первом месте! Бай Сяочунь выполнил восьмикратное духовное улучшение своей зарождённой души…

Если бы всё ограничилось только этим, то не было бы ничего страшного. В конце концов, это было вполне в пределах возможного. Но затем рядом с именем появилась цифры девять и десять. Культиваторы душ оказались до крайности поражены, их души чуть не покинули тела.

Он выполнял духовное улучшение своей зарождённой души, это в корне отличалось от обычного духовного улучшения. Если магический предмет оказался уничтоженным, то это было небольшое дело: всегда можно было найти новый. Если что-то пошло не так при улучшении собственной зарождённой души, то это было равноценно самоубийству. У императора ада хватило наглости требовать от своего преемника совершить многократное духовное улучшение зарождённой души. Для обычных культиваторов душ это было невероятно опасно.

Одно духовное улучшение было приемлемо для многих, ну может быть два, максимум три. Но выше этого риск неудачи становился настолько большим, что пытаться улучшать душу дальше было безумием. То, свидетелем чего сейчас стали все вокруг стелы императора ада, нельзя было назвать только чудом. Никто никогда даже не слышал про подобное во всех диких землях. Это было полное безумие…

— Он дошёл от одного до десяти духовных улучшений! И он не погиб!

— Проклятье, что это за везение такое?!

— Он что, желает умереть?

Никто не смог остаться равнодушным. С их точки зрения, подобные игры с собственной жизнью были полным безумием. Никто ещё никогда не улучшал свою зарождённую душу подобным образом…

В это время в городе Девяти Просветлений в небольшом дворце рядом с королевским послышался разъярённый рёв. Затем высокий стройный молодой человек вылетел из дворца. Его привлекательные черты лица исказились от ярости:

— Бай Сяочунь! Я, Чжоу Хун, рискнул всем и выполнил шестикратное духовное улучшение моей зарождённой души. Как ты посмел выполнить десятикратное?! Почему ты не умер в итоге?!

Сердце Чжоу Хуна наполнилось горечью. Изначально он планировал превзойти Гунсунь И, он был практически уверен, что у него получится. В худшем случае у них с Гунсунь И были бы одинаковые результаты. Но как только он узнал, что объявился Бай Сяочунь с десятью духовными улучшениями, все его планы пошли крахом.

— Должно быть, ты используешь какую-то хитрость! Иначе у тебя бы никогда не вышло совершить подобное! Приказываю обыскать все дикие земли! Найти, где прячется Бай Сяочунь! Найти его!

В ответ на слова Чжоу Хуна в городе Девяти Просветлений тут же началась суета, его приказы сразу же начали выполнять. Конечно, причиной было то, что Чжоу Хун являлся наследником в этом городе.

Похожие сцены разыгрались и в других частях диких земель, в кланах некромантов и в других местах, где жили избранные из списка на стеле императора ада. Все пытались отгадать, где же находится Бай Сяочунь, и его стали повсюду искать.

В одном из четырёх больших городов королей, городе Воина-Победителя, на вершине одинокой горы виднелся небольшой домик. Внутри домика сидел молодой человек с подобными мечам бровями и с сияющими, словно звёзды, глазами. Каждый, кто знал его лично, привык к спокойному и высокомерному выражению на его лице. Однако сейчас его лицо было очень бледным, а в глазах светилось неверие.

— Бай Сяочунь… — пробормотал он. Через миг у него в руках уже была костяная табличка, а в глазах появился огонёк нежелания сдаваться. Этот молодой человек был единственным сыном самого могущественного из всех королей — короля Война-Победителя. Это был Гунсунь И, второй среди самый сильных людей своего поколения в диких землях, уступающий только госпоже Красная Пыль!