1. Ранобэ
  2. Академия Антимагии: 35-й учебный взвод
  3. Том 5. Повелительница сотни демонов

Глава 2. Младшая сестра

Подземная тюрьма, запретная зона.

- Сердце наблюдаемого объекта скоро остановится. Начинаем приготовления к вливанию алого золота, - доложил Согэцу регин, сидящий в комнате по контролю особых экспериментов перед монитором, на котором виднелась девушка.

Монитор показывал связанную Кисеки Кусанаги. К ней вело множество трубочек, а тело связывало несколько десятков светящихся цепей.

- Хм-м-м… Кисеки-тян сегодня очень упряма, - заинтересованно улыбнулся смотрящий в монитор Согэцу, который стоял рядом с ведущей в комнату лестницей.

Вокруг него лучшие регины и сили непрерывно оперировали компьютерами. Внезапно в комнате воцарилось беспокойство.

- С введения препарата прошло уже больше тридцати часов. Доза в сто раз превышает летальную для обычного человека. Трудно сказать, подействовал ли яд… или просто Аманодзяку… Что думаешь, Курогане-кун? – обратился к Хаято Согэцу, потирая подбородок.

Тот неотрывно смотрел в монитор.

- Что-то не так… у меня странное предчувствие. Я слышал, она виделась с Такеру Кусанаги, что-нибудь произошло?

- Нет, не особо. Кусанаги-кун немного не сдержался, но Кисеки-тян как обычно послушна. Как ни странно, после встреч состояние ее психики стабилизируется, да и активность силы тоже снижается. Честно говоря, содержать ее очень дорого, а эти встречи очень выручают.

Хаято молча посмотрел на Согэцу.

- Есть возражения? Мы уже пять лет проделываем эту процедуру. Не думаю, что ты станешь говорить об этике, но других методов контролировать ее у нас сейчас нет, так что ничего не поделаешь.

- …

- Даже мне больно снова и снова убивать невинную девочку, но иначе этот монстр не покажется. Чтобы вытащить его из нее, мы должны убивать, убивать и снова ее убивать, потому что иначе он вполне может уничтожить мир. – Согэцу чуть улыбнулся Хаято. – Это ведь ты схватил Кисеки-тян пять лет назад, так что лучше всех должен понимать, насколько она опасна.

- …Знаю.

- Можешь не волноваться. Скоро мы с этим покончим. Эх, хорошо, что алхимики так быстро работают над тем, что их интересует. Всего за два месяца… они создали то, над чем мы столько времени бились. Алхимия наша спасительница, - иронично похвалил алхимиков Согэцу и радостно посмотрел на Кисеки.

- Если и есть где-то всемогущий бог не из магических существ, то зачем, интересно, он породил такое существо? Неужто решил уничтожить человечество за его гордыню?

Вопреки своим словам покачавший головой Согэцу выглядел радостным.

Тут же сили через интерком сказал всем присутствующим:

- Сердце наблюдаемого объекта остановилось. Скоро он очнется. Повышенная готовность. Всем инквизиторам действовать по ситуации.

После этого отчета сновавшие туда-сюда люди мигом замерли на местах.

Согэцу и Хаято молча смотрели в монитор.

Кисеки безжизненно свесила голову. Приборы показали, что все ее жизненные показатели остановились.

В следующий же миг что-то произошло.

Кисеки, которая должна была умереть, приоткрыла глаза.

- …А-а… а-а…

Глаза ее были пусты, изо рта бежала ниточка слюны.

Согэцу спустился с лестницы и взял микрофон.

- Привет, Кисеки-тян. Доброе утро. Как ты себя чувствуешь?

Поприветствовав ее, словно за окном стояло бодрящее утро, Согэцу улыбнулся как Чеширский кот.


При звуках голоса из динамиков Кисеки, окруженная черными стенами подняла голову.

Взгляд ее оставался пустым, несфокусированным. Губы девушки дрожали, слюна не останавливалась.

Сама она не понимала, что происходит. Лишь ощущала боль от принудительной остановки сердца.

- …А-а…

Просочившиеся слова были безжизненны, словно бессмысленный лепет новорожденного.

В Кисеки витали лишь беспокойные мысли и смутный страх.

Большое. Слишком. Тело, в котором находилась ее душа, было «слишком большим».

Его размер пугал Кисеки, давил на нее.

«Открой».

«Открой, открой, открой».

«Ты не подходишь этому сосуду. Он слишком большой для тебя».

Не голос, но крик откуда-то из глубины души.

«Здесь холодно. Здесь слишком просторно. Поэтому открой, выпусти все».

Из глаз напуганной телом Кисеки полились слезы.

Эта навязчивая мысль всегда возникала после смерти.

Кисеки Кусанаги.

Сила, которой обладала девушка, была невероятно чужеродной. Выпущенная наружу, она превращала все, чего касалась Кисеки, в часть нее самой. Разъедание распространялось бесконечно. Считалось, что без надзора оно поглотит весь мир.

Даже сама Кисеки не могла контролировать столь ужасную силу, которую назвали неподтвержденным древним атрибутом «Демон». Неподтверждена она потому, что инквизиторы не нашли в теле Кисеки ни следа магической силы. Магическая сила состоит из частиц, а сила Кисеки – из плоти и крови.

Так сказать, сила Кисеки – ее собственное тело.

- …А-а… у-у… у-у-у…

Из-за нее Кисеки не могла умереть.

Даже если она временно умрет, то обязательно возродится. Если ей свернуть шею, отравить, пронзить сердце, отрубить голову или сжечь, Кисеки все равно возродится. Ее сила отрицает смерть.

Инквизиция продолжает регулярно убивать ее, чтобы высвободить накапливаемую внутри силу. Если регулярно высвобождать силу, она не поглотит Кисеки и не выйдет из-под контроля.

Всякий раз, когда девушка погибала от внешних факторов, из нее начинала бить сила, отрицающая смерть, которая затем поглощалась антимагическим материалом – алым золотом.

Ее старший брат об этом не подозревал. Он знал, что Инквизиция проводит эксперименты, чтобы найти способ контролировать еретическую силу Кисеки, но совершенно не догадывался о том, что сестру регулярно убивают.

Кисеки и сама не хотела ему об этом рассказывать. В противном случае ее брат возненавидел бы Инквизицию. Он вновь стал бы прежним, восстал против Инквизиции… и погиб.

Поэтому Кисеки решила молча терпеть боль.

- …Бра… тик… - заплетающимся языком позвала девушка брата, своего единственного союзника здесь.

Со всей своей ненавистью, всей любовью.

Кисеки хотела увидеть брата. Желала коснуться его. Если бы он был с ней, девушка вытерпела бы эту боль. Вытерпела бы жизнь более мучительную, чем смерть.

- …

Она хотела быть с братиком, потому что это место слишком огромное, слишком холодное. Хотела ощутить тепло его пальцев, услышать его голос.

Все хорошо, он придет снова.

Потому что для братика я единственная…

Внезапно перед глазами всплыл образ девушки с волосами цвета заката.

- …

Рядом с девушкой, которую Кисеки никогда не видела, стоял брат.

Они взялись за руки и пошли.

Кисеки хотела протянуть к уходящему брату руку, но не смогла пошевелиться, потому что была связана.

- Не… уходи… - тщетно позвала она.

Иллюзия безжалостно исчезла.

Душа Кисеки провалилась в бездну одиночества.

Там, в темноте, душу девушки окутала ее же собственная ересь.

«Открой», - прошептала она.

- …

Кисеки пожелала.

Пожелала выйти наружу, увидеть своего брата.

И сила тут же исполнила ее желание.

Из Кисеки хлынула неконтролируемая сила.


- Глейпнир сломан! Объект разрывает Железную деву!

- Быстрее вливайте алое золото! Ее любой ценой надо остановить!

- …Бесполезно! Слишком много энергии! …Почему такое…

В комнате по контролю особых экспериментов запретной зоны подземной тюрьмы завыла сирена и зажглись красные лампы.

Суетливо забегали регины. Все явно шло не по плану.

- Началось поглощение второй, уже третьей перегородки! Оно впервые распространяется с такой скоростью!

- Настолько быстро поглотить десятиметровые перегородки?!

- Директор, больше мы не продержимся!

Согэцу Отори стоял перед монитором.

- Отправьте туда два отряда драгунов. Пусть задержат объект, пока восстанавливают перегородки, - приказал он, глядя на причину хаоса.

- Да что мы с ней сделать сможем?! Только погибнем напрасно!

- Нельзя пустить ее сюда. Это необходимая жертва.

- Для того ведь и нужная подземная лаборатория! Надо открыть все шлюзы и сбросить ее в магму!

- Нет. Нельзя ее убивать. Да и не думаю, что лава убьет этого монстра. Нужно ее остановить.

Согэцу холодно смотрел на экран.

У него за спиной Хаято с тем же видом достал Пожиратель реликтов. Согэцу повернулся к нему и прищурился.

- Курогане-кун, сейчас все намного хуже, чем в прошлый раз. Оно вне всяких сомнений выросло.

- …Буду убивать, пока не выдохнется.

- Ты можешь погибнуть.

- Не важно, - заявил Хаято, проверил оставшиеся патроны и отвернулся. - …Директор, - не поворачиваясь, обратился даллахан к Согэцу, остановившись перед дверью.

Голос его даже в шумной комнате звучал гулко.

- Если вы не просто сдерживаете этого монстра, я выступлю против.

- …Хо-хо.

- В зависимости от ваших действий я могу причислить вас к еретикам.

- …

- Будьте готовы.

С этими словами Хаято покинул комнату и пошел по простому коридору, покрытому антимагическим материалом.

Слушая одни лишь свои шаги, Хаято включил связь с комнатой контроля.

- Всем спригганам отступить. Как только я ворвусь внутрь, заварить все перегородки. Никого не впускать и не выпускать.

- Н-но тогда…

- Быстрее.

Он отключил связь и как в этот момент подошел к первой перегородке.

Когда даллахан одну за другой пересек величественно раздвигающиеся и закрывающиеся перегородки, к нему устремился иной.

Напоминал он живое красное цунами. Волны не были жидкими – они состояли из плоти. На поверхности располагалось множество ртов и глаз, зубов и рогов, словно существо слепили из множества перемолотых животных.

Цунами поглощало антимагический материал, превращая его в собственную плоть.

Однако к Хаято не приближалось, словно боялось.

Даллахан без страха прошел через волны иного и остановился перед их источником.

Источник безжизненно опустил руки и смотрел в потолок. Из его горла исходили только жуткие хрипы.

- …

Даже Хаято, который пережил множество битв и противостоял многим угрозам, приготовился погибнуть от рук этого существа. Сердце было спокойно, тело не дрожало, по коже бежала колющая боль. Воздух вокруг кричал. Сама атмосфера вопила от ужаса.

По крайней мере, оно похоже на человека.

По крайней мере, оно похоже на живое существо.

И все же существо можно было описать только как «искажение». Хаос – подходящее описание. Оно словно представляло собой средоточие всей ненависти, всей ярости этого мира.

Хаято все так же бесстрастно посмотрел на задравшее к потолку голову существо, которое пока его не заметило.

- Пять лет уже прошло с того момента, как мы вот так стояли напротив друг друга.

В голосе Хаято проступил редкий намек на сентиментальность.

Ответа он не ждал, как будто говорил сам с собой. Даллахан положил палец на курок.

- Можешь ненавидеть меня, бояться, презирать.

- ────.

- Извиняться я не стану.

- ─────────.

- Так что тебе тоже не нужно просить прощения, если убьешь меня. – Хаято закрыл глаза и спокойно произнес слова силы. - Summis desiderantes affectibus…

Носящий имя тирана Пожиратель реликтов засветился, под ногами даллахана возникла магическая диаграмма, от которой отлетали черные молнии.

Хаято окутали черные частицы.

- …Malleus Maleficarum.

Облаченный в черные доспехи даллахан выступил против иного.

Главная часть цунами повернулась к нему. В тот же миг волны остановились и множество глаз уставилось на Хаято.

А рта разом зашевелились.

- Братик. – Братик. – Братик. – Братик. – Братик. – Братик. – Братик. – Братик.

- …Где ты, братик?

Хаос рассмеялся. Рассмеялся, глядя на Хаято.

Обитающий в человеке хаос с похожим на человеческое печальным лицом и слезами расхохотался над Хаято.


Несколько часов спустя.

- Ох… ужас. Хорошо я все это под землей сделал. Слишком серьезное дело для поверхности, - сам себе сказал Согэцу, перебираясь через обломки перегородок.

Подземная тюрьма находилась в ужасном состоянии. Неизвестно сколько весящие перегородки обвалились, стены из антимагического материала и приборы пришли в негодность.

Согэцу пересек лабораторию, по которой словно ураган прошелся, и нашел под обломками нужного человека.

- Э-э-эй, Курогане-кун, ты жив?

Ответа не последовало, поэтому Согэцу решил немного подождать.

Вскоре огромный кусок стены медленно сдвинулся и приподнялся.

Из-под него показался залитый кровью Хаято Курогане.

Он обратился в Охотника на ведьм. Хаято был облачен в футуристические черные доспехи.

Броня выглядела потрепанной, а его самого с ног до головы покрывали раны.

- Живуч. Как и ожидалось от сильнейшего даллахана, - радостно захлопал в ладоши Согэцу.

Хаято яростно посмотрел на него.

- …Где Кисеки Кусанаги?

- О, я поражен. Даже я не предполагал, что она отрастит крылья и улетит.

- Прошу прощения. Я ее упустил, - тихо извинился Хаято, отбросив обломок.

- О чем ты, все прекрасно, замечательно. Твоими усилиями удалось остановить ее буйство. Она уже почти пришла в себя, когда выбиралась наружу.

- …

- Но если мы ее срочно не найдем, город… точнее, весь мир будет в опасности. Такое даже я не могу пустить на самотек. Сейчас же отправляйся за ней.

- Есть.

- А, ее ищет Киригая-кун, встреться с ним. Надеюсь, вдвоем-то вы с Кисеки-тян справитесь?

- …Киригаю еще слишком рано посылать в бой. Его Пожиратель реликтов не из послушных, все стремится сделать по-своему.

- Ну-у я же в бой его отправляю, не волнуйся. К тому же для поисков он незаменим, - даже не пытаясь настаивать произнес Согэцу.

Хаято прищурился и, по-видимому, сдался.

Согэцу закончил разговор и потянулся.

- И все-таки…

- …

- …Ха-ха-ха, что же делать… Надо проконсультироваться с бюджетным комитетом, - с подозрительно радостным видом обвел Согэцу взглядом частично разрушенную лабораторию. – Ну, я все равно собирался перевозить ее в новую лабораторию алхимиков. Столь огромная клетка теперь не нужна.

Согэцу радостно потер подбородок, обдумывая планы.



Формально деятельность взвода начиналась после окончания уроков, но ученики сами решали, отдыхать им или нет.

Суббота. В деловом районе полно народа.

Приближалось Рождество, поэтому отовсюду в глаза бросались красные и зеленые украшения.

Религиозные обряды запрещены законом, но религии вроде христианства и буддизма издавна укоренились в людях, поэтому их запрещать не стали, ограничившись запретом всяческих ритуалов, проповедей и привлечений.

По сравнению с довоенным периодом число церквей и храмов сократилось, однако не все из них закрылись.

Точно так же сохранились и довоенные фестивали с национальными праздниками.

Например, Рождество и День святого Валентина.

Тем не менее, это всего лишь унаследованные от прежней Японии обычаи.

- …Это Отори, я на предполагаемом месте появления цели. Доложите обстановку, - связалась с товарищами с помощью устройства на шее Ока, которая стояла в тени вывески большого семейного ресторана.

Девушка была не в школьной форме, а в дамском костюме и пальто, отчего напоминала офисную работницу. Как ни странно, такой наряд очень шел старшекласснице.

Сейчас 35-й взвод занимался наблюдением. Они хотели сесть цели на хвост и при этом не попасться. Поскольку в форме Академии Антимагии их наверняка бы заметили, все члены взвода, не только Ока, замаскировались.

- Ха-а, ха-а… замечательные, прекрасные ноги… Давай, наклонись еще немного. Декольте, я хочу увидеть твое декольте.

- …Сугинами, давай посерьезнее.

- Да ладно, побочные удовольствия. Ты должна благодарить меня за такой наряд, а не критиковать.

- …Ты точно следишь за целью?

- Да не волнуйся, отсюда все видно.

Ока подняла голову и посмотрела на средние этажи многоэтажного здания напротив.

Там в гондоле для мытья окон стояла Икаруга в рабочей одежде и желтой каске и, пуская слюни, наблюдала за ней через бинокль.

Со стороны она выглядела полнейшей извращенкой.

Ока собралась и снова проговорила в микрофон на шее.

- Сайондзи и… бонус. Как у вас обстановка?

- Я не полноправный член, что ли?!

От хриплого вопля Мари у Оки заложило ухо.

- Не кричи так. Выдашь себя.

- Кстати! Почему только мы с Усаги-тян в таких нарядах?!

Ока посмотрела на Мари с Усаги.

Девушки в Санта-нарядах стояли напротив магазина смартфонов.

Так называемые Санты в мини-юбках.

- …А что поделаешь. У меня слишком пристальный взгляд, а Сугинами похожа на девушку несолидной профессии.

- Это кто тут «хозяйка»?

- А вот этого я не говорила, - отозвалась Ока.

Тут послышался дрожащий голос Усаги.

- Х-х-холодрыга… Почему юбка такая короткая?..

Девушка стучала зубами от холода, но все равно раздавала салфетки прохожим.

Санта-наряд выглядел довольно откровенно, да к тому же еще был меньше и без того небольшой Усаги, особенно в районе груди.

Благодаря этому салфетки брали все без исключений проходящие мимо мужчины, а потом еще и оборачивались много раз.

- …

Мари положила руку на грудь.

Потом посмотрела на Усаги.

- Никайдо, в чем дело?..

- Вот оно, социальное неравенство!

Мари упала на колени.

- Не волнуйся! Спрос есть! Смотри сколько салфеток раздала!

- Да не в этом дело! Я себе жалкой теперь кажусь!

- Вечером эти салфетки используют с мыслями о тебе! Гарантирую!

- Ува-а! Мерзость какая!

- Хватит привлекать внимание! – невольно выкрикнула Ока и каким-то образом утихомирила товарищей. – Подумать только… Кусанаги, ты меня слышишь? У тебя все в порядке? Ты давненько не двигался.

Девушка перевела дыхание и посмотрела на Такеру.

Позади Мари и Усаги, которые раздавали салфетки, стоял человек в костюме персонажа мультфильма – то ли медведя, то ли муравьеда.

Персонаж неподвижно стоял перед витриной в потоке подходивших к девушкам людей. Ока недовольно посмотрела на него, потом тихо сказала:

- …Кусанаги! Ты меня слышишь?!

Персонаж подскочил и завертел головой.

Затем, судя по всему, вспомнив, где находится, торопливо показал Оке большой палец.

- Ты ведь должен раздавать указания, что за отвлеченность?

Отруганный персонаж… Такеру виновато склонил голову.

Ока вздохнула и покачала головой.

Их нынешняя цель была относительно опасна.

Торговец наркотиками, который высушивал особые растения, содержащие магическую силу, и превращал их в порошок.

Естественное Магическое наследие-наркотик, который вызывал удовольствие весьма малым количеством магической силы. Опасная вещь, случайным образом причиняющая вред организму. В последнее время торговля им активизировалась, и это стало большой проблемой.

Нагаре сказала, что для поимки торговца нужно действовать сообща. Неизвестно, сколько людей он с собой приведет, но нужно действовать осторожно, чтобы избежать жертв.

Оке стало не по себе от того, что остальные не могут сосредоточиться.

- Приехал. В черном лимузине, как и сказали.

- Уверена?

- Ага. Номер сменили, но… хе-хе, совсем недавно. Работу любителя враз распознаю.

Сразу же после отчета Икаруги Ока заметила останавливающуюся машину.

Девушка втянула воздух и сказала Мари, Усаги и Такеру.

- Первой подойду я… А вы будьте осторожны, не выдайте себя.

- Е-е- есть.

- Ла-адно.

Маскот показал большой палец.

Ока смешалась с толпой и направилась к машине.

Из роскошного автомобиля вышли два человека.

«Двое… меньше, чем предполагалось».

Ока мимолетом окинула их взглядом.

Первым – дилер. По одежде видно, что денег у него много.

Второй, судя по всему, подчиненный. Обыкновенный громила.

Но когда Ока проходила мимо, из машины вышел еще один человек.

Человек в черном крепко сжал дверь и вылез из машины.

Под два метра ростом. На голове цилиндр, в руках посох.

Похож на мага.

Ока сочла его чудиком и хотела было отвернуться, однако в этот момент ее взгляд упал на его руку.

Тату багрового цвета в виде бабочки.

В центре вытатуирован символ D.

«Он же!..»

Девушка вспомнила это тату.

Это была эмблема банды «Клетка красной бабочки», которую Ока уничтожила еще во время службы в «Экс». Работорговцы, которые торговали людьми с магической силой. Мерзкая организация, которая скрещивала пойманных ведьм и колдунов для массового рождения детей с магической силой.

Их символом было тату в виде бабочки.

Ока и предположить не могла, что один из оставшихся членов свяжется с торговцем наркотиками.

Дилер сунул в зубы сигару и заставил подчиненного зажечь ее. Мужчина в цилиндре с легкой улыбкой встал рядом и заговорил с ним.

Ока прошла мимо и негромко сказала в микрофон:

- Всем внимание. Человек в цилиндре – колдун B-класс опасности.

- Э-э?! – удивилась Усаги.

- …Что ты о нем знаешь? – спокойно поинтересовалась Мари.

- Его называют «Гамельнским магом», он скупщик «Клетки красной бабочки». Ошибки нет, у него есть тату с буквой D. Колдун из него не очень сильный, но вот сражается он чудно, с использованием современного оружия.

- …«Клетка красной бабочки». Притон отбросов.

- Ты их знаешь?

- Конечно.

- Ты ведь… не скажешь, что работала с ними?

- …Может, ты ничего плохого и не имела в виду, но я сейчас разозлюсь.

- …Извини.

- Я только уничтожала их убежища. К тому же они торгуют людьми, прикрываясь именем Вальгаллы… Может, Вальгалла и еретики, но эту черту они не переступают, - немного грустно произнесла Мари.

- Прости, - снова извинилась Ока.

Мари тут же пришла в себя.

- Раз дилер связался с их остатками, я не могу закрыть на это глаза. Я ведь и присоединилась к Инквизиции, чтобы судить таких.

- Согласна. Риск велик, но отступать я не хочу.

- О-о, редко же вы соглашаетесь. Сними уж тогда ограничение глейпнира.

- …

- А я тогда прощу то оскорбление.

- …Ладно, ладно. План тот же. Сначала установим, где их база. Ты, если дойдет до стычки, закроешь гражданских магией.

- Слу-у-ушаюсь! Хоть раз хотелось это сказать, - сообщила Мари.

Ока вздохнула.

- Есть вопросы, Кусанаги?

Такеру в костюме маскота замахал руками и показал бой с тенью.

«Сделаем это», - имел он в виду, судя по всему.

Ока молча свернула направо и тут же выглянула из-за угла.

Цель, по-видимому, докурив сигару, двинулась вперед.

«Рассчитываю на вас», - сжала кулаки девушка.



Напряжение девушек в Санта-нарядах и парня в костюме животного достигло предела.

Цель направлялась к ним.

Их задачей было подкинуть передатчик. Если бы они попытались задержать цель здесь, могли пострадать обычные люди, поэтому было решено подкинуть ему передатчик и по нему обнаружить логово.

Согласно сведеньям президента учсовета, другие взводы много раз пытались выследить дилера, но всегда теряли на полпути и так и не смогли найти его укрытие.

Неизвестно, Магическим наследием или магией, но их определенно каким-то образом сбрасывали с хвоста.

А раз так, то этим классическим способом будет проще всего обнаружить укрытие дилера.

Задание началось.

Такеру в костюме животного начал раздавать детям шарики.

Поскольку неподалеку находился большой магазин игрушек, к Такеру кинулись трое ребятишек, которые как раз проходили мимо.

- О! Муравьедоведь! Какая страшная морда!

- Сюда, тут муравьедоведь!

- О-о! Пинайте! Валите его!

Несмотря на это Такеру удалось как бы невзначай перегородить пешеходам путь. Из-за внезапно поднявшегося шума прохожие повернулись к юноше. Цель в том числе.

Такеру подумал было, что ему удалось отвлечь внимание, но цилиндр единственный к нему не повернулся. Так незаметно подкинуть передатчик будет трудновато.

Настало время плана Б.

- Усаги-тян, вперед.

- Я-я?

- На меня же никто не смотрит, так что иди ты.

Мари с улыбкой вручила прохожему салфетку и как бы случайно подтолкнула Усаги в спину.

Усаги оказалась недалеко от дилера.

- …П-простите.

- М-м?

Девушка приблизилась.

Дилер отвел взгляд от Такеру и посмотрел на Усаги.

- С-с-сегодня у н-н-нас…

- …А?

- Хи-и-и!

Застывшая Усаги смотрела на дилера.

Боязнь публики она преодолела, но сейчас проступил страх другого рода.

Нельзя было посылать ее.

Но у Усаги имелось другое оружие.

- Сейчас! Вручи ему! – раздался у нее в ухе голос Икаруги.

Усаги зажмурила глаза и обеими руками протянула дилеру салфетку.

При этом ее грудь оказалась сжата между руками.

Против такой атаки ни один мужчина не устоит.

Дилер кинул взгляд на несоразмерно большую грудь девушки.

- Пожалуйста, возьмите! – тянула ему салфетку покрасневшая Усаги, словно вручала письмо с признанием.

«Попался!» - подумали все, но…

Дилер фыркнул и прошел мимо.

- Сугинами! Не сработало!

- …Не может быть.

Ока с Икаругой всполошились. Дилер ведь уйдет.

«Неужели придется действовать силой?» - подумала Ока, но тут Икаруга закричала в микрофон:

- Погодите… Никайдо! Твоя очередь!

- Э-э-э, у Усаги-тян ничего не вышло, и ты все равно отправляешь меня?

- Слушай, если мое предложение верно, все получится.

Мари неохотно подчинилась, уже отчаявшись, подошла к дилеру и с неловкой улыбкой протянула салфетку.

- Это BU. У нас сегодня акция. Возьмите, если не сложно.

Мари атаковала, ведя себя столь естественно, что ни у кого бы не возникло сомнений в том, что она действительно работает.

Как и Усаги, она тоже выпятила (несуществующую) грудь.

Девушка подумала было, что ничего не вышло, но тут…

Дилер пробежался взглядом по груди и лицу Мари и сказал:

- …Хорошо, давайте.

Мужчина взял салфетку.

- Большое спасибо! «Как?!»

- Все-таки цель любит плоских! Притом сильно!

- Э-это BU. «Я совсем этому не рада-а-а!»

Продолжая с перекошенным лицом улыбаться, Мари продолжила раздавать салфетки прохожим.

План удался. Теперь передатчик в салфетке приведет их к укрытию. Осталось только забрать оружие, прежде чем врываться в убежище.

Ока вышла из-за угла и последовала за дилером.

Тот сделал несколько шагов, но тут Цилиндр остановил его за плечо.

- !..

Ока напряглась. Цилиндр что-то прошептал на ухо дилеру, который тут же достал салфетку и передал ее ему.

- Плохо!

Ока сорвалась с места, уворачиваясь от людей.

Губы Цилиндра скривились, он выбросил салфетку и тут же развернулся.

В руке он держал пистолет-пулемет.

- Мари Никайдо! Кусанаги! – крикнула Ока.

Первым отреагировал Такеру. Он, не снимая костюма, встал перед Мари с Усаги и развел руки, пытаясь их защитить.

Мари тоже почуяла неладное и тут же приложила ладонь к земле.

В следующее мгновение Цилиндр спустил курок.

Раздались выстрелы.

- «Щит авроры»!

Мгновением позже Мари применила заклинание.

Такеру и прохожих как будто окутало пространство радужного цвета. Попадая в него, пули замедлялись, словно в воде.

Люди внутри тоже стали двигаться заметно медленнее.

Между обычным и радужным пространством определенно имелась разница.

Мари тут же отменила заклинание и выдохнула.

Люди не справились со сменой потока и попадали.

- …Такеру, ты в порядке?

Девушка еще и спросить не успела, как Такеру показал ей большой палец.

- Отличная работа! – подбежала к ним Ока и тут же взяла на мушку Цилиндр.

Тот посмотрел на нее и злобно ухмыльнулся.

«Он что-то задумал?..»

В следующее мгновение Ока увидела пули под ногами Такеру.

Деревянные пули?

Однако деревяшки быстро разрослись и стали похожи на луковицы, на их поверхности появились человеческие глаза и рты.

Ока знала, что это такое.

- Закройте уши! – проорала девушка и заткнула уши.

В следующее мгновение искаженные луковицы подняли жуткий крик.

«Мандрагора».

Низшее магическое существо, которое начинает кричать, если его вытащить из земли. Этот предсмертный крик бьет по разуму услышавших, калеча или убивая их.

Цилиндр использовал пули из впитывающего магию дерева как катализатор и запустил магию призыва.

В одиночку опасности они не представляли, но сейчас их было много.

Этого хватит, чтобы за минуту убить всех прохожих.

Цилиндр подтолкнул дилера в спину и скрылся в переулке.

- С этими мы разберемся! Кусанаги, беги за ними! – заорала в микрофон Ока, перекрикивая визг.

Такеру сбросил костюм.

- Да! – бодро прокричал он и, не открывая уши, бросился в переулок.


Такеру вбежал в переулок, где оказалось ужасно темно несмотря на день.

«Странно, слишком тут темно».

Юноше происходящее показалось странным, поэтому он сбавил скорость, обнажил меч и осторожно пошел вперед.

Подозрительно темно. Он явно угодил в созданное Цилиндром пространство.

- Кто-нибудь, ответьте.

- …

Он позвал товарищей, но ответом ему были только помехи.

Похоже, пространство блокировало все способы связи.

Такеру понял, что вошел на территорию противника, и приготовился к бою.

Юноша напряг все свои чувства и стал осторожно продвигаться по переулку. Слышал он только капанье воды из бегущей вдоль стены трубы да собственные шаги. В отрезанном от остального мира пространстве все прочие звуки стирались.

Такеру показалось, что он ходит кругами, и он занервничал.

Он запустил Сомато и попытался найти противников не глазами, а слухом. Парень услышал недоступные обычному человеку звуки и ощутил слабое прикосновение ветра.

Вскоре Такеру уловил шум.

«Выстрелы и крики?..»

Он услышал приглушенные вопли и мольбы о помощи.

Такеру не знал, что происходит, но бросился на шум.

«Стена?..»

По дороге вопли затихли, но парень что-то ощутил от обычной с виду стены.

Он рубанул стену мечом, после чего в ней открылся проход.

Такеру прошел дальше…

- …Ч-ч-что ты!..

И услышал чуть дальше испуганный мужской голос.

- Ведьма?.. Как я?.. Н-нет… ты другая… не понимаю… Ч-ч-что ты?!

Пятящиеся шаги.

И шаги постепенно приближающегося неизвестного.

Голос, вероятно, принадлежал Цилиндру.

Он с чем-то столкнулся и испугался?

От предчувствия новой угрозы сердце Такеру забилось сильнее.

- Стой! Не подходи! Хи-и, не приближайся!

Испуганный голос. Затем медленные шаги.

- М-монстр! Такого не может быть! Я не признаю твоего существования! Я… я… я… боже!

Его голос оборвался.

Когда от давящей тишины Такеру уже захотелось закричать…

Шаг.

Что-то вновь начало двигаться. Такеру сделал глубокий вдох и выставил вперед меч.

«Это рискованно. Оно опасно», - била тревогу интуиция юноши.

Нечто приближалось.

Напряжение Такеру достигло пика, он встал в стойку для выпада.

Показалась угрожающая фигура.

Она медленно-медленно вышла из тени и посмотрела на Такеру.

- Бра… тик?

Такеру потерял дар речи.

Противником, от которого он чувствовал угрозу.

Противником, с которым он собирался сражаться.

Оказалась его дорогая младшая сестра.

- Кисеки?..

Такеру, не понимая происходящего, с дурацким видом продолжал держать меч.

«Что Кисеки делает здесь? Почему я встретил ее здесь?»

Почему наставил на нее меч?

Прямо как…

Прямо как пять лет назад.

- Как же я рада… Я последовала… зову сердца и… встретила тебя… - слабо улыбнулась Кисеки и неуверенно шагнула к брату.

Такеру рефлекторно попятился.

Кисеки протянула к нему слабую руку и грустно улыбнулась.

- Прости… братик…

- …

- Я… снова это сделала…

По щеке Кисеки сбежала алая слезинка, и девушка пошатнулась.

В голове Такеру словно что-то щелкнуло, и он бросился к сестре.

- Кисеки!.. Кисеки! – позвал он, поддерживая девушку.

Одежды на Кисеки не было. Глейпнир, который всегда находился на шее, тоже исчез.

Она полностью освободилась от контроля.

В руках Такеру Кисеки расслабленно улыбнулась.

- Почему ты?!

- …Хотела… увидеться…

- !..

- Всегда… хотела… вот так…

Кисеки обрадовано коснулась щеки Такеру и тут же потеряла сознание, словно уснула.

Переулок был пуст.

Ни трупов, ни частей тела, ни даже волоска или капли крови.

Только разорванный цилиндр на земле.

Произошедшее очевидно. Кисеки… стерла дилера, его подчиненного и колдуна в цилиндре, «Гамельнского мага».

Такеру стиснул от досады зубы и закутал Кисеки в свой пиджак.

- …Кусанаги…

От неожиданности Такеру удивленно вскинул голову.

- …Кто… эта девушка?.. – озадаченно спросила Ока.

Она с пистолетом выглядывала из-за угла.

«Что делать?»

Как отреагирует Ока?

Кисеки присвоен SS-класс опасности, к тому же она сбежала из тюрьмы. Ока ее просто пристрелит.

Однако проблема совсем не в этом. Такеру действительно не хотелось, чтобы сестру убивали, но важнее то, что из такого оружия Кисеки и не убить.

Все наоборот.

Если Ока попробует застрелить Кисеки, опасность будет грозить ей самой.

Такеру невольно взял в руки меч.

И, сам того не осознавая, направил его на Оку.

- Кусанаги… - отразилось на лице девушки удивление.

– Такеру, ты не ранен? С тобой все в порядке? Где колдун?

- Ш-ш-ш, не кричи. Что если враг еще рядом?

- Отори, чего встала? Кусанаги не ранен? Проходи давай.

За спиной Оки собрались остальные члены взвода.

Все беспокоились за Такеру.

Юноша это знал, поэтому кончик его меча дрожал.

Он держал меч не только потому, что не хотел смерти Кисеки.

Он хотел защитить товарищей от Кисеки.

Не подходите. Пожалуйста, не подходите. Нельзя.

Лицо Такеру исказилось от страха. Ока ни за что бы не должна была понять, в каком положении сейчас юноша.

Однако…

- …Вы, - спокойно, собранно начала она. – Стойте здесь. Ни за что не подходите, - сказала товарищам Ока и убрала пистолет в кобуру.

И остановившись на полпути, вновь сказала остальным:

- Слушайте. Не выходите. Стойте на месте.

- П-почему? Что происходит?!

- Хочешь присвоить лавры себе?! Или украсть Кусанаги?!

- …

- Прошу. Пожалуйста, - спокойно серьезно произнесла Ока.

Осознав серьезность происходящего, девушки замолчали.

Ока отвернулась и медленно пошла к Такеру, не сводя с него взгляда.

Тот, встав на колено, по-прежнему направлял на нее меч, крепко прижимая к себе Кисеки.

По его взгляду становилось ясно, что он далеко не в порядке.

Кончик меча яростно дрожал, совсем не как у опытного мечника.

- Не подходи… Нельзя… - пытался остановить девушку Такеру.

Тем не менее, Ока не остановилась, а медленно подошла и встала перед ним.

Затем осторожно, чтобы не спровоцировать Такеру, взялась за лезвие меча.

Если бы он в этот момент сорвался, то отрубил бы ей пальцы.

Ока опустилась на колени и приставила лезвие к шее.

- …Я совершенно не представляю, что происходит.

- !..

- И кто она я тоже не знаю, - говорила девушка, чтобы успокоить Такеру. – Но по крайней мере в двух вещах я уверена.

- …

- Первое – ты страдаешь.

Плечи Такеру дрожали.

- И второе.

Ока сжала ладонь на мече.

Ее кровь сбежала по лезвию к Такеру.

- Я тебе не враг.

Девушка мягко улыбнулась. Дрожь Такеру слегка утихла.

- Ты спас меня. Теперь я спасу тебя.

- …

- Поэтому… отведи меч, ладно? Обещаю, я не причиню тебе зла, - мягко и успокаивающе произнесла она.

Такеру наконец убрал руку с меча.

Тот со звоном упал на землю.

Ока убедилась, что Такеру отпустил меч, и погладила его по плечу.

- Я… что я…

- Ничего. На волнуйся. Кто все-таки эта девушка?..

Ока вгляделась в лицо спящей Кисеки.

Такеру покусал губу и решился.

- Она… моя младшая сестра. Кисеки… Кисеки Кусанаги.

- …

- У нее SS-класс опасности… и, похоже, она сбежала из подземной тюрьмы…

- …

- Чтобы увидеться… со мной…

Язык не слушался, поэтому Такеру сказал только главное.

Юноша боялся. Очень боялся реакции Оки.

Как инквизитор она вне всяких сомнений решит, что не может закрыть глаза на опасность. Будь Такеру в порядке, он пришел бы к тому же выводу.

Он понимал, что это лучший выход.

- …Понятно. Она действительно милая, как ты и говорил.

- …Э?

- Но вы не похожи. Вот, значит, разница между братом и сестрой?

От неожиданности Такеру поднял голову и увидел, что Ока осторожно убирает волосы с лица спящей Кисеки.

Девушка с горькой улыбкой посмотрела на него.

- Я же пообещала, что не причиню тебе зла. Доверься мне. – Ока поднялась и повернулась к Такеру спиной. – Бери ее и иди за мной.

- …Что ты задумала?

- Верь мне.

Такеру повиновался: поднял Кисеки и последовал за Окой.

На Т-образом пересечении девушка свернула направо и присоединилась к остальным членам взвода. Такеру пошел за ней.

- Что вы там все это время дела… Кто это?!

- Г-голая девушка?! Почему она голая?!

- …

Все трое отреагировали по-разному. Их взгляды собрались на Кисеки.

Такеру попытался нацепить какое-то выражение, но выдавил только натянутую улыбку.

- Это моя… младшая сестра.

Все замолчали.

Усаги с Мари хотели в голос удивиться, но прикусили языки при виде лица Такеру.

Икаруга лишь обеспокоенно смотрела на юношу, но ничего не говорила.

Ока пристально посмотрела на каждого и закрыла глаза.

- Теперь слушайте меня. Мари Никайдо, я хочу, чтобы ты кое-что сделала.

- …Фу-э?

- Пространство в этом переулке еще активно?

Мари пришла в себя и озадаченно ответила:

- Э-э, ну, да. Думаю, его создали с помощью Магического наследия. Утечки магической силы почти нет, Инквизиция его не обнаружит… Сделано с умом. И что? – спросила Мари.

- Тогда найди укрытие дилера. Оно должно быть рядом.

- З-зачем? Разве все не закончилось? И вообще, я не в настроении.

- Прошу. Нам надо недолго спрятать эту девушку.

Все, включая Такеру, озадачились.

Ока уперла руки в боки и сделала суровое лицо.

- Объяснения потом! Двигайтесь! Работа еще не закончена!

Сказав это будто инструктор, Ока подтолкнула всех, кроме Такеру, в спину.

Они последовали за Мари, которая отслеживала источник магической силы.

Такеру, охваченный благодарностью и беспокойством, шел рядом с Окой.

Девушка искоса взглянула на него и негромко поинтересовалась:

- Кусанаги, она опасна?

- …Да. Вероятно, опаснее, чем ты думаешь.

- …Она может причинить вред товарищам? – серьезно спросила Ока.

Такеру зажмурился и ответил честно:

- Не волнуйся. Я буду рядом и ни за что этого не допущу. Если что-то случится, я остановлю ее.

Ока положила руку ему на плечо.

- Не остановишь. Защитишь. Старший брат должен защищать младшую сестру.

После этих слов она вышла вперед.

Такеру посмотрел на Кисеки.

Он впервые видел ее спящее лицо.

- …Спасибо, - негромко поблагодарил Оку Такеру, охваченный и болью, и радостью одновременно.