1. Ранобэ
  2. Шумиха!
  3. Шумиха! Катящиеся бутлеги

Пролог

1711 год. Где-то в Атлантическом океане. Корабль «Адвена Авис».

Алхимия...та наука, она же искусство и целая отдельная культура, зародилась в Древнем Египте, по крайней мере, так принято считать.

Покинув пределы страны фараонов, она вобрала и объединила в себе философию древних греков и герметическое оккультное учение, прошлась по всему арабскому миру, а теперь все глубже проникает в Западную Европу, переживающую Ренессанс.

За многие века существования алхимии главные цели ее последователей менялись. Среди них были и получение золота из недрагоценных металлов (чему алхимики в наибольшей степени обязаны своей славе), и создание искусственной формы жизни вне божьего творения, и, как конечная цель, обретение вечной молодости. Хотя и последнее едва ли можно считать конечной целью. Исследования алхимиков не знают конца. Они копят знания и опыт, одержимые желанием превращения невозможного в возможное, а при достижении успеха переступают через него, теперь возможное, и идут дальше. Конец их пути скрывается в тумане. В поисках новых невозможностей, они все глубже погружаются в пучины собственных знаний и желаний, и порой ощущение своего высшего предназначения их ослепляет.

Еще совсем недавно, в пору подавляющего невежества, алхимики подвергались гонениям, подчас им откровенно завидовали, но несмотря на неудачи и нападки они не теряли страсти к исследованиям. Их труды не были напрасны. Начиная с теории всемирного тяготения Ньютона, работы современных алхимиков вносят огромный вклад в науку. Отныне уже никто не считает их шарлатанами.

Но и сейчас среди них находятся те, кто пытается преодолеть границу между наукой и так называемыми магией или божьим промыслом.

Часто алхимию путают с магией, но на самом деле это две совершенно разные области. Среди алхимиков принято относиться с пренебрежением к тем, кто верит в магию или Бога (другими словами, надеется на помощь не имеющих практического подтверждения сил)… Но есть и такие, кто активно ими интересуется.

Ведь если получится доказать существование магии или, к примеру, Дьявола, они перейдут в разряд «возможностей» и станут не более чем инструментами для преодоления новых «невозможностей».

* * *

Корабль был окутан ночной тьмой.

В полной темноте… они слышали лишь его голос.

Оставившие родину и направляющиеся к Новой земле алхимики.

На этом корабле им наконец-то удалось призвать существо, также известное как «Дьявол».

— Зовете меня «Дьяволом»? Что ж, почему бы и нет. Но разве вы видели Бога или ангелов? Как можно, не имея, с чем сравнивать, определить нечто как зло? Ну да ладно. Меня уже сто три года никто не призывал. Поспеши вы на три года, и вышло бы красивое число… Ну да ладно. Кстати, это у меня любимое выражение такое, «ну да ладно». Не обращайте внимания… Хотя, когда говоришь напрямую через мозг, странно, конечно, использовать любимые выражения. Ну да ладно.

На удивление разговорчивый Дьявол на им же самим выдвинутых условиях заключает с вызвавшим его алхимиком контракт — наделяет его знанием.

Вызвавший его алхимик пожелал следующее:

— Хочу знать все о бессмертии.

Между другими алхимиками на палубе появилась полная некой жидкости чаша.

— Выпивший это обретет бессмертие, а пить или нет — это уже вам решать. Я-то сам тоже бессмертный, но, как говорится, сколько людей, столько и мнений… Да погодите вы, успокойтесь. Цените мою щедрость, в этой чаше хватит всем присутствующим. Так что не деритесь, а спокойно разлейте всем. Теперь, если вам когда-нибудь наскучит бессмертие и вы захотите умереть…

Дьявол приступил к объяснению способа, как умереть бессмертному.

— …отправляйтесь к другому, отведавшему это зелье. Пусть он опустит правую руку вам на голову и подумает: «Я хочу тебя поглотить». Одного сильного желания будет достаточно. Человек, пожелавший умереть, всосется через руку внутрь, и тем самым его жизнь закончится. Поглотивший его получит все его звания. То есть последний оставшийся в живых станет хранителем знаний остальных присутствующих тут тридцати человек… Когда и ему наскучит жизнь… пусть опять призовет меня. Я его поглощу. Знания тридцати человек и мне пригодятся… Да, предупреждаю сразу… Будет одно условие… Выпившие это зелье не смогут называться фальшивыми именами. Я пропишу это у вас в сознании… Нет, в общении с обычными людьми проблем не будет, а вот в разговоре с другими бессмертными вы сможете представляться только своим настоящим именем, и в документах указать чужое не получится — вся ваша сущность будет этому противиться… Иначе вы друг друга до скончания веков не отыщете…

Алхимики после недолгих размышлений разлили зелье и выпили. На вкус оно отдавало спиртом.

— Ах да… я же обещал все рассказать… Не знаю, что вы подразумеваете под понятием «все», но, по крайней мере, стоит открыть способ приготовления этого зелья. Но всем вам я его не открою. Лишь тому, кто меня призвал. Захотите узнать — спросите его потом сами.

С этими словами невидимый Дьявол наделил призвавшего его алхимика знанием. Еще совсем молодой мужчина даже не понял, что произошло. Просто вдруг в его голове оказалась ранее неизвестная ему информация.

Голос Дьявола затих.

Получивший знание мужчина размышлял всю ночь.

Он открыл тайну зелья бессмертия своему младшему брату, отправившемуся вместе с ним в это плавание, но ограничился лишь половиной формулы.

А на следующее утро он объявил:

— Я считаю, это знание должно быть сокрыто навеки.

Кое-кто из алхимиков возражал, но это не поколебало его решимость.

Той же ночью все и произошло.

Получивший знание мужчина держался настороже. Почувствовав рядом чье-то присутствие, он открыл глаза и… увидел товарища, протягивающего правую руку к голове его младшего брата, спящего на койке у противоположной стены…

И секунды не прошло, как ладонь легла на макушку, а тело брата, словно по волшебству, всосалось внутрь правой руки товарища… нет, того, кто в тот миг раз и навсегда перестал им быть.

— Не ожидал, что все так скоро начнется, — пробормотал следящий из темноты за происходящим Дьявол. — Конечно, я их тоже в своем роде подначил… И все-таки, какие же люди алчные. Наблюдать за этим интересно, но…

Названное «Дьяволом» нечто с едва заметной тоской в голосе продолжило:

— Я надеялся, что уж в этот раз будет по-другому.

Голоса Дьявола больше не слышно. Осталась лишь тьма, что, казалось, не имела конца.

А время продолжило свой бег.