Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 3 – Алое Буйство

- Что-то я не помню, чтобы разрешала, твоим друзьям в допросе участвовать, так ведь? – недовольно спросила Огами Рангецу, глянув на Мей и Кирику, шедших за Эруру.

Район Касумигасеки – Столичное Полицейское Управление.

В штаб-квартире Отдела Сверхъестественных Расследований, в глубине СПУ, столкнулись Эруру и Рангецу.

В субботу днем обычно недружелюбная коллега Рангецу по собственной инициативе поклонилась ей и попросила разрешения допросить находящегося под стражей подозреваемого.

Эруру уже допрашивала его раньше, и сейчас подозреваемый находился под ответственностью Рангецу.

Видя, с какой твердостью Эруру просит, Рангецу заинтересовалась и дала разрешение, но не ожидала, что она приведет посторонних.

- Судо я еще понимаю, но эта старшеклассница с делом никак не связана, верно? Если тебе опыт работы нужен, в другое место иди.

- Уно пришла, потому что после у меня к ней будет просьба. Вампира я сама допрошу. Так пойдет, да?

- Отлично, только без глупостей, ясно?

- Я не совсем понимаю. С моим допросом какие-то проблемы есть?

- …Верно. Кстати, Кудзе-кун в порядке? – Это была не просто вежливость, но и попытка собрать информацию.

Рангецу уже получила новости о побеге Рашеллы и появлении – хотя, скорее, возвращении – нового вампира.

Ей хотелось посмотреть на реакцию Эруру.

Тем не менее, Эруру и бровью не повела

- Кто знает, пока никого не кусали и кровь не пили. Наверное, как всегда, полон энергии. Может, попробуете с ним на свидание сходить?

- Ч-что ты такое говоришь?! – Вслух Рангецу возмутилась, но ее лицо покраснело.

Эруру усмехнулась и продолжила.

- Кстати, он говорил, что не против на барбекю сходить. Вы должны знать хорошее место, верно?

Именно в этом Рангецу была экспертом. Ее лицо сразу озарила улыбка.

- Э… Правда? Т-тогда позвольте мне, эксперту по барбекю из СПУ, лично сводить его!..

- Я пошутила. Чего разволновались-то? Вот идиотка.

- К-кого ты идиоткой назвала?!

- Я о Вас говорю, женщине, что из-за старшеклассника взбудоражена. Зачем так руками размахивать? Какая трата энергии.

- Н-на каком основании ты это тратой энергии называешь?! К тому же, по какому праву ты меня критикуешь?!

Услышав слова Рангецу, Эруру сразу нахмурилась.

С виду она действительно разозлилась.

- …Не сравнивайте меня с собой. К таким личностям я ничего не испытываю.

- О, правда? А ведь про Кудзе-куна ничего не говорила, ты в курсе?

- …Как и я.

- Тогда о ком ты говорила?

Между ними летали невидимые искры.

Тем не менее, конфликт сразу затух. Все-таки, это был полицейский участок. Обе они быстро успокоили свои эмоции. Рангецу недовольно отвернулась.

- Быстро делай, что должна. Просто на всякий, я буду в соседней комнате. Вы двое, найдите, где посидеть пока, – Рангецу призвала Мей и Кирику присесть, попутно подгоняя взглядом Эруру.

Эруру поклонилась и отправилась вглубь здания.

Рангецу пошла с ней, а Мей с Кирикой остались на месте, усевшись на диван для посетителей.

- Итак… Семпай, Вы с ней после этого сталкивались.

- Нет, но бабушка ее один раз видела. Судя по ее словам, Рашелла больше не придет. В конечном счете, никому ничего неизвестно о том, что она хочет разузнать… – Кирика сочувственно вздохнула.

Сегодня она пришла к Эруру, потому что хотела обсудить визит Рашеллы к ее бабушке.

Велфика рассказала о встрече с Рашеллой лишь одному человеку – внучке.

«Что делать, сама решай» – под грузом тяжелой ответственности Кирика решила рассказать только Эруру и Мей.

- Но, семпай, почему Вы Хи-куну не рассказали? Он точно больше всех за Рашеллу волнуется. К тому же, то, что Рашелла хочет узнать…Опекунше Хи-куна должно быть что-то известно, верно?

- Поначалу я тоже так думала… Но потом начала сомневаться. Конечно, причиной может оказаться и мой собственный эгоизм. – Кирика улыбнулась с некоторой самоиронией.

Расставание Хисуи и Рашеллы во многих смыслах было ей на руку.

Хотя не говорить Хисуи она решила после долгих раздумий, без сомнения, отчасти исходило это от ее чувств, как девушки.

- Это вполне нормально, верно? Ухватиться за возможность утешить разбитое сердце парня, обычная история. К тому же, если бы Вы и правда хотели сердце Хи-куна украсть, Вы бы и нам не рассказывали, верно? Думаю, Вы очень хорошая девушка, раз пытаетесь осторожно решить проблему, не ранив Хисуи, знаете? Почти такая же хорошая, как я, но не совсем. – Мей гордо выпятила свою пышную грудь, откинувшись на диване.

Кирика криво улыбнулась, глядя на коридор, по которому ушла Эруру.

Сейчас вся надежда была возложена на эту миниатюрную девушку.

Само собой, она надеялась, что душевные раны Хисуи заживут, а Рашелла сможет обрести спасение.

Эруру и Рангецу шли по хорошо охраняемому коридору изолятора.

Одним из назначений этого подземного учреждения была изоляция от внешнего мира. В самом худшем случае, его можно было полностью отгородить, создав запечатанное помещение.

Из-за некоего инцидента охрана ужесточилась еще больше. В дополнение значительно увеличилось число охранников.

После множества уровней проверки через идентификационную карту, отпечатки пальцев и сетчатки Эруру оказалась на нижнем уровне СПУ.

- Пожалуйста, дальше сама иди. Я могла бы тебя сопровождать, но ты предпочтешь одиночество, верно?

- …Спасибо.

- Камера наблюдения уже отключена. Пожалуйста, дай знать, если что-то случится… Ну, полагаю, дальше мне можно нотации не читать, верно?

- Вы очень заботливо все приготовили. Вы ведь понимаете, что отплатить мне Вам нечем, да?

- Я этого и не ждала. К тому же, я бы предпочла, чтобы в должниках у меня Кудзе-кун был, а не ты. – Лицо Эруру недовольно напряглось.

Она не собиралась скрывать цель своего визита. Все-таки, Рангецу унаследовала кровь оборотней и обладала отличным нюхом.

- В любом случае, ты здесь ради Кудзе-куна, верно? Раз ты пришла вампира допрашивать, это точно связано с той надменной девчонкой, так? Какой ты хороший человек.

- …Это просто часть работы. – Поклонившись Рангецу, Эруру пошла дальше.

Тяжелые стальные стены из защитного сплава разошлись в стороны, открыв дорогу к темной камере перед ней.

В глубине СПУ находилась тюрьма.

Как бюро расследований СПУ располагало помещениями для содержания подозреваемых, так что в специальном учреждении для тех, кто уже был приговорен, необходимости не было.

Однако, дела под юрисдикцией Отдела Сверхъестественных Расследований были исключением.

Зачастую подозреваемые даже не были людьми. Не говоря уже о том, что после приговора к заключению наказать их с помощью обычных законов было невозможно.

И потому, пока дела не раскрывались полностью, «людей», с которыми еще не разобрались, запирали в максимально охраняемой тюрьме в глубине СПУ.

Но после закрытия дела от этих «людей», не защищенных законом, можно было легко избавиться в любой момент.

Их жизнь и смерть зависели от общей оценки высших чинов и конечных результатов, известных только группе Отдел Сверхъестественных Расследований. Секретность была на высшем уровне.

Даже Эруру понятия не имела, какая участь ждала большую часть заключенных монстров, вовлеченных в расследования.

Тем не менее, она не сомневалась, что преступника, которого она собиралась допрашивать, еще долго будут держать в живых.

Хотя доказательства его вины были неопровержимыми, и, будь он человеком, получил бы смертный приговор, он являлся ценным образцом, от которого не избавились бы так запросто.

В обычной ситуации Эруру ходатайствовала бы перед начальством за быструю казнь, но этот случай отличался.

К нему еще оставались вопросы.

- Давно не виделись, Фергус. – Эруру обратилась к молодому человеку, вяло прислонившемуся к стене.

Ответа не последовало.

Скорее, на ответ у него просто не было сил.

Он сражался с Хисуи и полностью проиграл, закончилось все святой водой, смешавшейся с его телом на молекулярном уровне.

Благодаря метаболизму, в конце концов, святая вода покинет его тело, но ее святая сила, чуждая его телу, вызывала обжигающую боль в каждой его клеточке, мучая его и по сей день.

В сочетании с заключением здесь и жесткими допросами, для вампира это был настоящий ад.

После серии допросов, вампира заковали в серебряные цепи с выгравированным на них текстом библии, не дававшие свободно двигаться.

Его запястья были закованы в идущие от стены цепи, сдерживая его святой силой.

- У меня к тебе есть вопросы. Говорить можешь? – равнодушно произнесла Эруру без всякого выражения.

Светловолосый молодой человек не поднял головы и не шевельнулся.

Его бледное тело сильно исхудало от явного недоедания.

- Если пакеты с кровью сойдут, могу немного тебе дать? Для меня станет проблемой, если твой мозг совсем работать не сможет, – неохотно произнесла Эруру.

С ее точки зрения, использование в качестве подкупа крови было главным запретом. Если Фергус клюнет, это лишь снова напомнит ей о собственном проклятом роде.

Но сейчас на счету была каждая секунда.

Ей надо было любой ценой добыть информацию у этого мужчины.

Фергус, похоже, отреагировал на слово «кровь» и поднял взгляд.

Некогда красивое бледное лицо, образец вампирского стиля, выглядело так, словно он на двадцать лет постарел.

Раны, полученные в битве с Хисуи, в сочетании с тюремными тяготами измучили его тело и разум. Лицо Фергуса было покрыто морщинами боли и шрамами.

- …Это ты. Проклятое запретное дитя. Я и подумать не мог, что паду так низко, чтобы полукровка вроде тебя на меня свысока смотрела… – Слова Фергуса были исполнены самоуничижения.

Действительно, Эруру была дампиром, а Фергус – Чистейшим, представителем вампиром, ведущих свой род напрямую от Истинного Прародителя. Их положение разнилось как неба и земля.

В вампирском обществе Эруру принадлежала к низшему сословию, а Фергус был аристократом высшего класса.

Но Эруру этот глупый социальный статус не касался.

Наведя дуло «Аргентума», священного пистолета, на Фергуса, она холодно приказала:

- Различие в положении наших голов равносильно различию нашего статуса. Если не хочешь пулю проглотить, послушно ответь на мои вопросы.

- А ты можешь это сделать?.. Раз я еще жив… Значит, до сих пор… представляю ценность живым. Поступи приказ о казни, ты бы точно… без колебаний мне голову прострелила… Верно? – Говорил он обрывками, но был прав.

Эруру имела право на допрос, но не на казнь.

Тем не менее.

Она нажала на курок.

Внезапно вместе с облаком дыма из дула вылетела пуля, вошедшая в тело Фергуса.

- !..

- Настолько больно, что ты ни звука издать можешь? Чудесно, – безжалостно произнесла Эруру без малейшего намека на смех на лице. Ее ледяной взгляд был прикован к правой ноге Фергуса, в которую вошла пуля. – Действительно, уничтожить я тебя не могу, но помимо этого могу что угодно творить. Каждый раз, когда ты меня разозлишь, я буду на курок жать, как тебе? Пожалуйста, скажи, если пить захочешь, я тебе чашку святой воды принесу. – В словах и выражении Эруру не было ни намека на жалость.

Этот мужчина был жестоким вампиром, бессердечно убившим многих людей. Позволить ему жить – значит, оскорбить правосудие.

В глазах Эруру плясали суровые огоньки гнева. Лицо Фергуса от боли превратилось в гротескную гримасу.

- Тот засранец заставил меня понять, что по-настоящему страшны не вампиры, а люди… И ты тоже… как и ожидалось от той, чье наследие наполовину от людей идет…

- Похоже, моя пуля ускорила твою речь. Теперь моя очередь вопросы задавать. Я не стану вокруг да около ходить. Кто такие Истинные Прародители? Откуда они взялись? – спросила Эруру, не опуская пистолета.

Наверное, этот вопрос приходил на ум всем, кто имел дело с вампирами.

Сейчас Эруру пыталась приоткрыть дверь к этой великой тайне.

Она продолжала:

- Знаю, Истинных Прародителей было двенадцать – и все женщины. Они создали собственные семьи, заведя детей или приняв слуг. Итак, кто же такие Истинные Прародители? Монстры из другого мира? Или космоса? Или люди, пережившие какие-то разительные перемены?

- Почему… ты меня об этом спрашиваешь? Своими корнями интересуешься?

- Здесь я вопросы задаю. – Эруру прижала все еще горячее дуло пистолета ко лбу Фергуса.

Обожженный Фергус скривился от боли, но она не обратила на это внимания.

- Отвечай… Даже если другие вампиры не знают, парень вроде тебя, ближайшим к Истинному Прародителю, должен что-то более-менее знать? Ты что-нибудь слышал о том, как твой предок, Истинный Прародитель, основал семью и начал править?

- …Рождение Истинных Прародителей – главный секрет нашего клана. Более того, они и сами мало что о себе говорили. И потому известно мне очень немногое. Мои знания – лишь фрагменты устных преданий.

- Хорошо. Рассказывай. Кто такие Истинные Прародители?

Услышав настойчивый вопрос Эруру, Фергус беспомощно рассмеялся и заговорил после паузы.

- Этих прародителей называли «отпившими».

- «Отпившими»?.. Разве не очевидно, что вампиры пьют? Или это потому, что они что-то кроме крови выпили? Или же какую-то особенную кровь?

- Кровь Господа. Так говорят слухи, не знаю, правда ли это.

- Вампиры богам поклоняются? Что за божество? Вроде древних богов античности?

Эруру не удержалась от смеха, но Фергус оставался серьезен.

Его алый взор был молча направлен на Эруру.

При виде его взгляда до Эруру дошло.

Она поняла, кого он подразумевал под «Господом».

По всему миру было множество божеств, но для рожденных в Европе вампиров лишь один бог представлял реальную угрозу.

- Быть не может… Они выпили его кровь… Невозможно?!

- Так говорят. На последнем вечери он разделил хлеб как тело свое, а вино – как кровь свою с двенадцатью учениками. Но двенадцать восхищавшимся им женщин ничего не получили. Даже в его последние минуты они не смогли с ним попрощаться. И потому им оставалось искать удовлетворения своих желаний в его мертвом теле. Слизанные выступившие капли крови – таким было первое жалкое и презренное распитие крови. Однако для моего клана это был «первый поцелуй», достойный празднования.

Рука, сжимавшая пистолет, задрожала.

Правда об Истинных Прародителях, до которой ни один эксперт не добрался – кто бы мог подумать, что она услышит ее в углу тюремной камеры.

И правда эта тяжело давила на нее.

Слегка дрожа, Эруру сказала:

- Вампиры пьют человеческую кровь, чтобы высосать душу и обрести слуг. Но также ходят слухи, что если поделиться своей кровью, тоже можно слуг создать. Но, судя по тому, что я слышала, обычно такие попытки проваливаются… Эти слухи происходят из истории, о которой ты говоришь? Двенадцать женщин, некогда отпивших кровь Господа. Тем не менее, то ли их настигло наказание за осквернение тела Господа, то ли они не смогли справиться с полученной силой. На них обрушилась вечная кара. И потому они… Истинные Прародители?!

- Возможно. Так говорят слухи. Больше мне ничего не известно. Но в одном ты права. Прежде всего, вампиру запрещено делиться своей кровью. Скорее всего, этот закон сами Истинные Прародители установили.

Тайна, много лет занимавшая сердце Эруру, наконец-то раскрылась.

Почему большинство вампиров предпочитали красное вино и почему боялись крестов.

Все это происходило от благоговения перед Ним.

- …Что тогда? Это все, о чем ты хотела спросить? Сомневаюсь, что ты бы пришла просто за непроверенными слухами.

- Само собой, переходим к главной теме. После гибели Истинных Прародителей вы боялись, что род вампиров лишится своей чистоты, и потому десять лет назад ты решил обратиться за помощью к опекунше Кудзе.

- И что?

- …Но, поднявшись из моря, ты добивался Рашеллы. Вполне логично сменить свою цель, раз Миралуки рядом больше не было. Но ты вроде сказал Рашелле, что десять лет назад Миралука была последним Истинным Прародителем. Почему ты выбрал Рашеллу? Если твои слова верны, она не Истинный Прародитель. Ты же одержим родословной, только Истинные Прародители или другие Чистейшие должны привлекать твое внимание. Что происходит? – Эруру перешла к сути вопроса, в ее голосе слышался все больший напор.

У Фергуса на губах же, наоборот, заиграла довольная усмешка.

- Я был рожден Чистейшим именно из-за одержимости родословной. Многие представители других родов согласились бы со мной.

- И? Меня глупые представления вампиров о чистоте крови не касаются.

- А люди разве другие? С давних времен, сколько династий поддерживали чистоту крови, находя кандидатов в наследники для сохранения рода? Если смертные способны найти выход, почему этого не можем сделать мы, вампиры?

- Кандидаты в наследники… Быть не может?!

- Изначально Истинных Прародителей было двенадцать. Но когда их число сократилось в два раза, сторонники поддержания чистоты крови клана перешли к действиям. Раз возможно разрушение, значит, и созидание тоже. Истинных Прародителей можно создать заново! Создать ради сохранения чистоты крови! – Глаза Фергуса засияли красным светом.

Но Эруру это проигнорировала. Ее внимание было сосредоточено на упорядочивании собранной информации.

- В отличие от настоящих Истинных Прародителей, необычные кандидаты… Как их создать? Божья кровь… Нет, тогда Рашелла была бы более… Эй, ты что делаешь?! – Эруру пришла в себя и навела пистолет прямо на Фергуса.

Вампир перед ней дергался, пытаясь вырваться из цепей.

- Бесполезно. В нынешнем ослабленном состоянии твоему телу цепи не сломать. Даже если высвободишься, я тебя не отпущу. Даже если сможешь мимо меня пройти, думаешь, тебе по силам отсюда живым выбраться?

- Действительно… Да… Я больше… не способен на это… – В его голосе слышалась покорность судьбе.

Однако это вызвало у Эруру еще больше подозрений.

Склонится ли этот вампир так легко перед другими, учитывая, насколько властным он был по своей сути?

Нет, здесь с самого начала был подвох.

Хотя он сидел в тюрьме, лишенный свободы, стал бы он так легко разглашать информацию об истинной сущности вампиров?

К тому же, расспрашивал его презренный дампир, с которым обычно он бы не стал дела иметь.

Слишком странно.

Что-то явно было не так.

- Что ты задумал?! Оставь эту бессмысленную борьбу!

- Она не бессмысленна… По крайней, я вас, людей, врасплох застану. Уже и этого достаточно. Больше мне ничего не надо. Помимо этого я бессилен…

Его истощенное тело окружала плотная аура необычной жестокости.

Поначалу худые как палки, его руки внезапно обросли мышцами, плотно натянув цепи на руках.

Его клыки стали длиннее, а когти острее.

Алые глаза засияли ярче.

- Откуда исходит эта сила… Выпитая кровь? Нет, невозможно…

- Именно… Вы, люди, не давали мне крови. Вампир высокого уровня вроде меня может стерпеть жажду, так посчитали люди. Верное суждение. И потому я воспользовался возможностью и ранил себя.

- ?!..

- …Никого из вас не волновало мое самоистязание. Видя, что я раню себя, терзаюсь все большей жаждой, вы, люди, считали это истощением от заточения… Вам некого винить кроме собственного невезения!..

Эруру наконец-то поняла замысел Фергуса.

Сила вампира постепенно ослабнет, если надолго лишить его крови.

В конце концов, она опустится до уровня человека или даже ниже.

Но когда жажда достигала предела, сила вампира резко возрастала.

Как свеча вспыхивала ярче перед тем, как погаснуть, вампир отбрасывал свой разум, превращаясь в зверя, его сознание заполняла лишь мысль об утолении жажды.

Недавний разговор был попыткой Фергуса выиграть время.

До того, как в камеру пришла Эруру, его жажда уже близилась к своему пределу.

После прихода Эруру ему лишь оставалось подождать еще немного.

Он решил ответить на вопросы Эруру, просто чтобы не вызвать у нее подозрений.

- Остановись… В последнем рывке борьбы перед смертью нет смысла. И разве это не величайшее унижение для вампира такого высокого уровня?!

- Унижение? Его я достаточно пережил!.. Только подумать, меня одолела горстка ничтожных людей и заперла в таком месте, это точно величайшее непоправимое унижение… В таком случае, я хотя бы заберу вас всех с собой в ад!

Эруру отреагировала сразу, как он закончил говорить. Не колеблясь, она подняла пистолет и выстрелила Фергусу между глаз, но он уклонился.

Эруру против воли напряглась, видя, что он избежал выстрела почти в упор.

А затем цепи треснули.

Перед ней был освободившийся и облизывающий губы зверь, от дыхания которого разило кровью.

- Я отброшу свою вампирскую сущность!

По тюрьме сразу пронесся вой.

Это было падение вампира и рождение бешеного зверя.

Эруру хотела броситься следом, но получила мощный удар когтями в живот.

Пять вытянутых пальцев погрузились в ее тело, разрывая ее кожу.

Неспособное вовремя дать отпор, миниатюрное тело Эруру было отброшено, ударившись о дверь камеры.

Она едва сумела скрестить руки в защитной позе, чтобы смягчить удар, но это мало что значило.

Различия в силе были огромны.

От тяжелого удара в затылок ее накрыла волна головокружения.

В своем полусознательном состоянии Эруру увидела зверя перед ней.

Зверя, заключенного в сильное и мускулистое тело.

Его клыки и когти были острыми и длинными. Растрепанные светлые волосы и борода. Длинный язык, свисающий изо рта и время от времени облизывающий губы.

Фергус не замечал капающей из уголка его рта слюны, налитые кровью глаза уставились на Эруру.

Даже белки его глаз были кроваво-красными. В них не осталось ни малейшего намека на рассудок.

У Эруру не было никаких сил сопротивляться.

В критический момент дверь у нее за спиной внезапно открылась.

- Что случилось?! – Заметив необычную ситуацию, в камеру ворвалась Рангецу.

Подхватив Эруру на руки, она тут же поняла, что произошло, по звериному запаху, заполнявшему камеру.

В то же время она заметила приближавшегося Фергуса.

Рангецу машинально приняла боевую стойку, пытаясь остановить заключенного.

Но получила сильный удар в живот.

Ее тело почти согнулось пополам, к горлу подступила тошнота.

В итоге, она справилась и ударила в ответ локтем, но удар в основание черепа парализовал ее.

Хотя сознания она не лишилась, но стоять больше не могла и упала на пол.

После короткого обморока первой очнулась и попыталась встать Эруру.

- Вы в порядке?..

- Вполне. Забудем о силе, не могу поверить, что в скорости проиграла, недопустимо… Это касается моей чести. Кстати, что это вообще… Вампиры – настолько ненормальные монстры?

- Он уже отказался от своего разума. Специально достигнув предела жажды, он бросил все ради последней вспышки мощной силы. Все-таки, он один из Чистейших. Это ужасно.

- Понятно. Но почему он нас не попытался убить? Честно говоря, еще одного прямого удара мне не вынести, – простонала Рангецу, страдальчески хватаясь за затылок.

Хотя она и принадлежала к расе оборотней, бессмертием не уступавших вампирам, только что она не смогла парировать атаку.

Более того, дело было днем. Без луны ее тело не могло использовать свою истинную силу.

- Этот парень распрощался с рассудком. В его теле осталось лишь основное желание кровь пить. А мы не подошли.

- Монстры и помеси для него бесполезны. Он хочет пить чисто человеческую кровь… А лучше всего, девственницы, так?

Рангецу разобралась в ситуации и сразу начала раздавать приказы по рации.

Учреждение надо было как можно быстрее изолировать, чтобы устранить бушующего вампира.

- Пожалуйста, эвакуируйте весь невооруженный персонал, особенно женщин. Сейчас он сразу будет кусать их за шею и убивать.

- Понятно! Надо спешить! – Эруру, кивнув, перешла к действиям вместе с Рангецу.

Нельзя было допустить повторения трагедии, обрушившейся на подземную тюрьму СПУ.

Эруру бежала изо всех сил, чтобы поспеть за быстрым оборотнем.

- Мне это место всегда казалось темным и мрачным. О чем они думают, оставляя здесь девушек?

- Разве здесь освещения не хватает? Ты ничего не выдумываешь?

Чтобы убить время, Мей и Кирика болтали в комнате для посетителей.

Поскольку гостей здесь не ждали, «внутреннее убранство» Отдела Сверхъестественных Расследований портило настроение – голые бетонные стены.

Хотя кто-то принес им чай, после этого никто больше не заходил.

- Очень надеюсь, Эруру-тян сможет полезную информацию добыть. Серьезно, почему я должна столько времени на эту деваху тратить? – голос Мей звучал очень недовольно. Кирика посмотрела на нее так, словно ей какая-то мысль в голову пришла. – …Что?

- Ничего. По-моему, ты довольно радостной кажешься. В последнее время не только Кудзе-кун, но и ты приунывшей выглядела.

- Ничего подобного! Может, не будете случайные догадки строить?! – недовольно опровергла Мей, но Кирику это не тронуло. Мей продолжала: – …Так бесит от Вас это слышать. Скажу прямо. Эта девушка – соперница, враг. Кем еще она может быть? Кто знает, вдруг Хи-кун в любое время может вампиром стать? На самом деле, разве последний случай не был очень опасным?

- Это так. Но… Действительно ли она вампир?

Такой вопрос, меняющий суть проблемы, озадачил Мей.

Рашелла определенно была странной для вампира, но, как ни посмотри, вампиром она точно была.

- О чем Вы говорите, когда все так далеко зашло? Ох, ну, возможно, все как Вы говорили раньше, сэмпай, на первый взгляд, она – просто своевольная старшеклассница, слишком уж воображающая себя принцессой.

- Да… Действительно, она очень далека от образа Истинного Прародителя, живущего веками. Полностью отличается от описания бабушки. Поэтому мне с самого начала казалось, что что-то не так.

Опираясь на свои знания, Кирика тоже размышляла о происхождении Рашеллы с отличной от Эруру точки зрения.

Особенно ее заботила повседневная жизнь Рашеллы – а именно, ее каждодневные ссоры и препирательства с Мей.

- Слушай, ты часто ссоришься с Дракулеей… Ты по полной выкладываешься?

- А?! Ну, иногда… Думаю, я сохраняю неплохую выдержку.

- Если бы вы насмерть сражались, ты бы смогла ее убить?

- Вау, жуть какая… Семпай, Вы все больше Эруру-тян напоминать начинаете.

- Я тебя серьезно спрашиваю. Не сделаешь ли ты это, но можешь ли сделать.

Видя серьезное выражении Кирики, Мей успокоилась и перестала шутить.

Подумав немного, она мрачно произнесла:

- Пожалуй… Могу. Но мне нужна смертельно опасная ситуация, чтобы свою истинную силу использовать. Конечно, в такой ситуации я тоже буду к смерти готова. Кто знает, может, мы вничью закончим, но схватка выйдет напряженной, да?

- Понятно… Кстати, твоя сила намного ниже, чем у первого создания Франкенштейна, верно?

- Да, а что такое? У меня акцент сделан на внешности и технике!

- В том-то и дело. Эта Миралука сказала, что у твоего предка были шансы одолеть Истинного Прародителя. Все-таки, кровь и солнечный свет на него не влияли, что делало его устойчивее. Но ты на равных с Рашеллой, хотя сделали тебя по более низким стандартам. Разве не странно? Истинный Прародитель и правда настолько слаб?

Это резкое замечание лишило Мей дара речи.

Кирика верно подметила.

Именно потому, что Мей дралась с Рашеллой почти каждый день, эти слова попали практически в цель.

Рашелла определенно была высшим вампиром, но и близко не дотягивала до уровня Истинного Прародителя.

И потому Мей вечно сомневалась в статусе Рашеллы и подшучивала над ней на эту тему.

- Значит, она и правда поддельный Истинный Прародитель?..

- Возможно. Но в таком случае Кудзе-кун с самого начала бы это заметил. Так намного проще было бы ее прошлое расследовать. Другими словами, она определенно не просто самозванка. Все не так просто. Другие догадки у тебя есть?

- Почему Вы меня спрашиваете? Не лучше ли к Хи-куну или Эруру-тян обратиться?

- Помимо Кудзе-куна, ты и я больше всех с ней общались, верно? Расскажи мне, если что-нибудь на ум придет.

После таких настойчивых расспросов Кирики Мей вспомнила, как их с Рашеллой препирательства начались со второго дня занятий в школе.

Однако… Ничего особенного ей в голову не приходило.

Рашелла была надменной, назойливой, напористой, вечно устраивающей споры… и так далее. Все это Мей помнила.

Разве не доставало чего-то во время их ссор?

Ее тело еще помнило это ощущение.

Проведя столько времени с Рашеллой, она чувствовала это все сильнее и сильнее.

- Эта девчонка… Она ведь слабее становится?

- А?

- Она должна была пить кровь Хи-куна, так что дело точно не в истощении, но я это чувствую… Сначала ее сила была на пике и я не могла беспечность проявлять. Конечно, сильных изменений не произошло, различия совсем невелики… Вот на что я должна внимание обратить.

- Пьет кровь, но слабеет?.. В чем же причина?!.. – Кирика скрестила руки, задумавшись. Мей тоже озадаченно нахмурилась.

Послышался шум.

Со своим обостренным восприятием, превосходившим обычных людей, она уловила звериный рев за стенами.

В то же время ее ноздрей достиг запах.

Резкий запах крови.

- Эй… Там что-то случилось?!

- Э?.. – Кирика не поняла, в чем причина.

В этот момент бетонная стена перед девушками треснула.

Тем временем на входе в штаб-квартиру СПУ…

Уже бывавшая здесь раньше Рашелла сразу двинулась на подземные уровни.

Задержав своим алым взглядом какого-то офицера, она приказала ему показать ей дорогу.

Она расспрашивала людей об «Отделе Сверхъестественных Расследований» или тех, кто знал, где он находится. Повторять это пришлось неоднократно.

Наконец, собрав информацию, она дошла до штаб-квартиры Отдела Сверхъестественных Расследований.

Не спешить, сдерживать нетерпение, обдумать свои действия – она отошла от своих обычных методов, пробравшись внутрь с помощью более продуманных.

Ее усилия были вознаграждены, когда она наконец-то оказалась в помещениях штаб-квартиры.

Но теперь возникла настоящая проблема.

Сейчас она находилась лишь во внешнем слое Отдела Сверхъестественных Расследований. Здесь еще был задействован посторонний персонал.

Помимо необычного расположения под землей это место не отличалось от того, что можно было увидеть в полицейском сериале, люди здесь занимались обычными делами как нормальная полицейская организация.

Пройти с помощью заклинания невидимости, фирменного приема вампиров, было нетрудно.

Проблемы начинались со следующим этапом – как пройти в тюремную камеру в глубине.

Эруру как-то говорила ей, отчасти предупреждая, отчасти советуя: «Монстры, совершившие тяжкие преступления, содержатся в глубине Отдела Сверхъестественных Расследований, страдая от того, что может считаться адскими пытками для вампиров».

Если она не лгала, этот парень должен быть там.

Из всех встреченных ею вампиров и монстров лишь он знал немного о ее происхождении – этот Чистейший.

Если его уже казнили или же здесь были заточены другие монстры, возможно, она могла разузнать о своем происхождении еще у кого-нибудь.

Ради этой конечной цели Рашелла спряталась и выжидала.

Само собой, у нее была мысль прошмыгнуть внутрь, полностью скрыв свое присутствие, но, на самом деле, провернуть это было трудно.

Это учреждение боролось с монстрами, так что было предпринято множество контрмер. Работавшие здесь полицейские, предположительно, были устойчивы к «Таинственному Взгляду».

У Рашеллы как раз закончились идеи, когда раздался пронзительный сигнал тревоги.

Передавали срочное оповещение:

- Побег из тюрьмы. Повторяю, побег из тюрьмы. Гражданский персонал, пожалуйста, быстрее примите меры согласно инструкции и ожидайте дальнейших распоряжений. Повторяю…

В Отделе поднялся шум.

Но персонал все-таки был хорошо подготовлен. Очень быстро они отложили насущные дела и приняли меры согласно инструкциям.

Некоторые бросились к пожарным выходам и ушли.

Некоторые ушли вглубь, достали разнообразное снаряжение и спустились вниз.

Все принимали меры против некой подземной угрозы, явно исполняя отведенные им роли.

Именно из-за экстренной ситуации и исходившей из подземелья угрозы, они ослабили бдительность по отношению к поверхности.

Рашелла задержала дыхание, выжидая подходящий случай.

Кто-то эвакуировался, кто-то бежал на место происшествия. Определив назначение каждого человека, Рашелла присоединилась к людям, двигавшимся вглубь Отдела Сверхъестественных Расследований.

Определив последнего человека в группе, она перешла к действиям.

Скрывая свое присутствие, заглушая звук шагов, двигаясь полностью в унисон, она шла за отрядом по борьбе с вампирами, на чьих шеях стояла защита.

Темный коридор заполнял неприятный запах.

Необычный запах, отличавшийся от обычной крови.

Запах, появляющийся при безрассудных укусах.

- Я так понимаю, мой сородич распущенно себя ведет? – Рашелла сжала кулаки с определенным самопрезрением.

Там творился полный хаос.

Как полицейская организация, они были хорошо подготовлены к борьбе с преступниками и террористами.

А как Отдел Сверхъестественных Расследований так же обладали средствами борьбы с монстрами и людьми, которые с монстрами сговорились.

Однако, сегодня они столкнулись с небывало грозным противником.

Проще говоря – за пределами понимания.

От него ждали, что он бросится на поверхность, а он остался под землей. Все, кто с ним сталкивался, встречали ужасную участь.

От него ждали, что он остановится, и будет сражаться, а он мгновенно перемещался, прорываясь через окружение с непредсказуемой скоростью, скрываясь.

Именно из-за того, что полицейские Отдела Сверхъестественных Расследований были хорошо подготовлены против нормальных вампиров, непредсказуемый враг сбивал их с толку.

Чтобы монстр, который должен думать как человек, снова и снова поступал непредсказуемо…

Само по себе это не так плохо.

Но проблема заключалась в превосходящей силе врага.

Он легко уклонялся от пуль полиции. Разбрызгиваемая святая вода его совершенно не пугала.

Эти атаки только подогревали его гнев, он ревел, словно зверь и нападал.

Перейдя от пуль к оружию ближнего боя, некоторые люди попытались использовать традиционные методы – вонзить кол в его сердце. Но стоило им подойти, как им отрывали головы, убивая на месте.

Металлический сплав, ограждавший этаж, был сломлен простой грубой силой, после чего вампир сбежал.

Иррационального монстра было не остановить.

Эта явная и массивная угроза пробивала любое противостояние, наконец-то добравшись до верхнего этажа подземного комплекса.

Пробившись через стену, он обнаружил перед собой новых жертв. Монстр облизал губы алым языком.

- Батюшки… А это не тот вампир? Впустую красивое личико переводит, верно? – легкомысленно заметила Мей, увидев Фергуса.

Однако лицо ее расслабленным вовсе не было.

Воздух был заполнен удушливым запахом крови. Кожу монстра покрывала засохшая кровь. Вероятно, по дороге сюда он устроил резню.

Эти налитые кровью глаза говорили о том, что рассудок покинул его мозг.

Он полностью превратился в животное, демонического зверя, жаждущего одной лишь крови.

Захватывать его живым не было смысла. Мей решила сосредоточиться на смертельном выстреле и приготовилась нападать.

Однако Фергус на Мей не обращал никакого внимания.

Интересовала его только Кирика, которую Мей заслонила собой.

- Рррра! – пронзительно взвыл Фергус, с силой оттолкнувшись от пола.

Он был сосредоточен на своей цели – шее Кирики.

В последний момент между ними встала Мей, обеими руками остановившая когти Фергуса, это переросло в состязание в силе.

- Цель… кровь юной девственницы? Точно, для этого только семпай подходит?!.. – спокойно анализировала ситуацию Мей, хотя жесткая реальность заставляла ее скрежетать зубами.

Они использовала всю свою силу, намереваясь раздавать ладони врага и переломать ему руки.

Тем не менее – она проигрывала.

Когти монстра сдавили ее руки. Даже ее кости кричали.

- Еще даже не закат… Такая сила?!.. Даже для Чистейшего это перебор?!..

Мей против воли встревожилась.

Враг перед ней загонял в угол ничтожную жертву с уверенной и жестокой улыбкой на лице.

Мей отшатнулась назад, ее руки скрипели от давления.

Неспособная потягаться силой с противником, Мей крикнула Кирике позади нее:

- Семпай, бегите быстрее!

В то же время глаза Мей вспыхнули ослепительным светом.

Ее глаза выстрелили солнечными лучами. Изначально они предназначались для борьбы с Рашеллой, разрушительное оружие, концентрирующее силу солнца, чтобы противостоять вампирам.

Лучи ударили противнику в лицо, у Мей появилось радостное выражение.

Даже если она не смогла его уничтожить, то сильно ранить должна была.

Однако…

- …А?!

Хруст костей исходил от ее рук.

Ощутив вспышку сильной боли, она увидела, как ее руки ломаются и деформируют.

Мей побледнела, глядя на своего противника, злобного зверя.

Солнечные лучи точно попали в цель.

Его волосы были обожжены, а красивое бледное лицо сгорело дотла. Печально зрелище.

Но его глаза совершенно не пострадали.

Он смотрел на Мей с еще большей жаждой убийства.

- !..

Раньше она никогда не боялась никаких монстров.

Просто она и сама была монстром, но, помимо этого, легко могла одолеть любого сильного врага или чудовище.

Но заведенный порядок вещей изменился.

С двумя раздавленными руками Мей уже не могла остановить Фергуса. Зверь схватил ее поперек груди и, спокойно подняв, отбросил в сторону.

Движение было таким легким, словно он комок бумаги в мусорное ведро кидал, но огромная сила превратила это в контрольный удар.

Тело Мей тяжело врезалось в стену. К несчастью, она ударилась затылком.

Ее одежду и белью разорвали острые когти, оставив красные отметины на коже груди и обнажив ее пышную грудь.

Потеряв сознание, Мей, само собой, не могла прикрыться, упав у стены.

Фергус больше не обращал на нее внимание.

Искусственные люди его не интересовали в принципе.

Сейчас внутри него осталось лишь одно желание – жажда крови.

Объект, заставляющий его желание разгораться еще сильнее, был прямо перед ним – прекрасная девственница.

Фергус приближался с опасным красным светом в глазах.

Дрожавшая Кирика не могла шевельнуться, замерев на месте.

Хотя она и знала, как бороться с монстрами, враг перед ней был слишком пугающим.

Что важнее, «Таинственный Взгляд» монстра… Излучая монстром аура убийства сковывала Кирику.

Дева, напуганная вампиром, словно лягушка, попавшаяся на глаза змее.

Обездвижив Кирику, Фергус схватил ее за руку.

Источая зловонное дыхание, он приблизил рот к шее Кирики.

Его налитые кровью глаза были полны похоти и ненасытности, они горели пугающей жаждой, подавляющей примитивные желания.

- Нет.. – Кирика со слезами затрясла головой.

Ее поведение лишь распалило садистское сердце зверя. Фергус облизал губы, капая слюной.

Как у плотоядного зверя, его язык скользнул по бледной шее Кирики.

- !.. – Содрогнувшись, она сопротивлялась с отвращением.

Фергус, игнорируя ее борьбу, широко открыл рот.

Такой метод питания уже не был распитием крови. Скорее всего, он откусил бы целый кусок плоти от ее шеи.

Не успели острые клыки коснуться кожи, как к животу монстра пронесся порыв ветра.

- Отпусти ее!

Яростно, словно пытаясь пробить его живот, новоприбывшая ударила с разворота.

Раздался такой звук, словно тяжелую покрышку ударили. Фергус разделился с Кирикой.

- …Огами-сан? – Окруженная страхом Кирика заметила свою спасительницу.

Тяжело дышавшая с распахнутым ртом Рангецу выглядела так, словно всю дорогу сюда бежала.

Вероятно, она пыталась сказать Кирике бежать, но не успела заговорить, как Фергус бросился в атаку.

- Ррра!..

- Тц!.. – Рангецу прищелкнула языком, вынужденная сойтись с Фергусом в ближнем рукопашном бою.

Фергуса стратегия совершенно не заботила, он просто пытался своими сильными руками разорвать плоть жертвы. Рангецу держала дистанцию, отбиваясь от него великолепными ударами ногой.

Оттолкнувшись от пола одной ногой, Рангецу использовала умелую смесь силы и ловкости, чтобы нанести серию ударов Фергусу в голову, живот и лодыжки.

Учитывая, какие у оборотней сильные ноги, даже вампир не мог остаться невредимым после прямых ударов.

Однако сейчас Фергус был монстром, превосходившим вампиров.

Каждый раз, ударяя свою жертву, Рангецу чувствовала лишь растущую тупую боль в ноге.

Рангецу постепенно расходовала свою энергию и, задень он ее своими руками, сорвал бы плоть вместе с костями.

Фергус же, наоборот, совсем не уставал. Он потирал места ударов, словно атаки Рангецу лишь щекотали его.

Битва достигла критической точки.

Изначально использовавшая поразительную скорость, чтобы сражаться на равных, Рангецу резко остановила ногу посреди движения.

Ее красивое лицо было исполнено боли и усталости.

Видя, что его упорный враг прекратил атаку, Фергус засмеялся.

Это было смеющееся лицо хищника, предвкушающего победу.

С ревом он поднял свои могучие руки, занеся их над головой Рангецу…

Рангецу тут же испарилась.

Острые когти Фергуса царапнули пустое место, задев лишь ее пиджак.

Монстр удивился, а сзади послышался вздох.

- Так и знала… Только этот метод сработает.

Не успел он обернуться, как Рангецу схватила его руки под подмышками, ограничивая движения.

Ближний рукопашный бой был не лучшим вариантом для Рангецу. Даже сохраняя небольшое преимущество в скорости, рано или поздно она бы проиграла из-за усталости.

И потому только так она могла полностью окончательно его победить.

- Кария, быстрее! – закричала Рангецу, подгоняя. Только тогда Кирика заметила присутствие Эруру.

Появившаяся сразу после Рангецу Эруру слабо подняла руку, целясь священным пистолетом «Аргентум» в Фергуса.

Ей лишь надо было прицелиться в сердце.

Для наибольшего эффекта серебряных пуль на вампира стрелять надо было в сердце.

Но даже любителю вроде Кирики было ясно, каким рискованным был нынешний выстрел.

Предплечья Эруру были опухшими и израненными, явные последствия недавней травмы.

Но Кирика не знала, что Эруру была ранена, когда Фергус сбежал из тюрьмы. К счастью, ее руки не были сломаны, но даже поднимала она их с трудом.

Не говоря уже о том, что прямо позади цели стояла Рангецу.

Учитывая выносливость нынешней усиленной мускулатуры Фергуса, вероятно, можно было не волноваться, что пуля насквозь пройдет.

Но подстрели она Рангецу, серебряная пуля легко могла прикончить оборотня.

И сейчас, похоже, был единственный шанс. Если она не сможет попасть в сердце, нанеся смертельный удар, он точно убьет ее в ответ.

Эруру колебалась из-за боли и давления. Дуло «Аргентума» тоже дрожало от ее душевных волнений.

- Не сомневайся, стреляй быстрее! – закричала Рангецу, отчаянно удерживавшая вырывавшегося Фергуса.

В то же время, Эруру широко распахнула глаза и нажала на курок.

Отдача от пистолета вызвала безмерную боль в ее раненых руках.

Затем – пуля не попала в цель.

Хотя она и ударила в тело Фергуса, но вошла в центр груди.

Все дружно заскрипели зубами, отчаяние заполнило их сердца.

Эруру хотела выстрелить снова, но не могла справиться с болью в руке. Не успела она заметить, как пистолет выскользнул из ее руки и упал на пол.

Рангецу тоже больше не могла удерживать Фергуса, и он вырвался.

Зверь обрел свободу.

Все-таки в него попали серебряной пулей, так что в момент освобождения его движения замедлились.

Хватило лишь короткого мига.

- Давно не виделись.

Вероятно, слова эти были обращены ко всем присутствующим.

Первой отреагировала Мей, которая наконец-то пришла в себя.

- Это ты!..

Перед ними стояла Рашелла.

Обведя комнату взглядом и сразу разобравшись в происходящем, она сразу бросилась к Фергусу.

Два вампира пронеслись мимо друг друга. У Рашеллы в руке был ее обычный кинжал.

Лезвие без колебаний пронзило грудь Фергуса слева.

- Гха… – вместе с болезненным стоном изо рта Фергуса брызнула кровь.

Рашелла осталась неколебима, второй рукой она надавила на рукоять кинжала, вдавив лезвие ему глубоко в грудь.

Из раны брызнула кровь, окрасив красным лицо Рашеллы.

Видимо, таким было молчаливое сопротивление Фергуса. Рашелла посмотрела на него с мрачным выражением.

С лысой головой и разлагающимся лицом от его прежнего образа не осталось и следа.

Но в его налитых кровью глазах все еще сохранился рассудок Чистейшего.

Глядя свысока на врага, Истинного Прародителя, что должен был его превосходить, он издевательски рассмеялся.

- ?!.. – Рашелла не поняла его намерений, но Фергус засмеялся еще громче.

- Теперь твоя очередь.

- Что это значит?!..

- Ты тоже такой станешь, – со смехом ответил Фергус.

У слышавших его смех мурашки по спине бежали. Пронзительный хохот не собирался стихать.

Смеясь, он медленно обернулся прахом.

Его тела рухнуло, не прекращая смеяться, прах разлетелся по воздуху вместе с трясущимся телом.

Его ноги уже разрушились, а руки рассыпались пылью.

Но смех продолжал звенеть.

Его тело рассыпалось, грудь прогнила, лицо развалилось, наконец, от него ничего не осталось. Лишь его смех продолжал бесконечно звучать в ушах.

Вокруг вновь установилась тишина, но всех окутала тяжелая атмосфера.

После долгой паузы Рашелла подобрала свой кинжал и собралась уходить.

Эруру торопливо бросилась ее останавливать.

- Стой, ты ведь сюда с какой-то целью пришла, верно?

- …Уже ни с какой.

- Скорее всего, ты хотела расспросить уничтоженного вампира, так? Или же покопаться в информации Отдела Сверхъестественных Расследований, верно? К несчастью, Чистейший был убит до того, как ты его допросить успела. Я уже спросила у него то, что ты хотела узнать. Оставайся здесь, если хочешь ответы узнать.

- … – Услышав предложение Эруру, Рашелла, похоже, засомневалась.

Потерев пульсирующий от боли затылок, Мей сказала:

- Я сохраню это в секрете, если не хочешь, чтобы Хи-кун узнал. Будешь мне должна до конца жизни.

Затем Рангецу тоже попробовала уговорить Рашеллу остаться. Прислонив свое измученное тело к стене, она сказала, скрестив руки:

- Я могу сразу же приготовить для тебя комнату. Ох, ну, возможно, Истинный Прародитель не захочет в таком захудалом месте останавливаться.

- …

Рашелла опустила взгляд.

Наконец, Кирика подбежала и потрепала ее по плечу.

- В любом случае… Давайте хорошенько все вместе обсудим, а? Ты нормально питалась? Кудзе-кун тоже за тебя переживает… – Говоря, Кирика смотрела Рашелле в лицо.

Но лицо Рашеллы оставалось мрачным.

Когда Кирика попыталась было дальше ее убеждать, Рашелла внезапно схватилась за горло и опустилась на колени.

- Эй, что такое? – Кирика наклонилась к ней.

Но Рашелла подняла руку, останавливая ее.

- Не подходи… Уходи!

- О чем ты?! Что происходит?! – Кирика наклонилась в тревоге, но тут же поняла, о чем говорила Рашелла.

Глаза Рашеллы сияли слепящим красным светом.

Белые клыки становились длиннее и острее.

Что важнее, ее прекрасное лицо все больше искажалось от жажды.

Кирика уже видела такое же тяжелое дыхание.

Когда недавно ее чуть не укусили эти жестокие клыки – поцелуй вампира.

Не успела она заметить, как Рашелла встала, приблизив губы к шее Кирики.

- Остановись, отойди… – кричал кто-то рядом.

Но Рашелла быстро сама взяла себя в руки.

Она опасливо обхватила себя руками и отошла от Кирики.

Под всеобщими взглядами ей стало неуютно. Рашелла затрясла головой, словно пытаясь отстраниться от себя самой.

Затем она выбежала из комнаты.

- Подожди!.. – Кирика хотела броситься следом, но ее остановил исполненный боли и печали голос.

- Отстань… Не подходи!

Рашелла скрылась в глубине коридора.

Никто не побежал за ней.

По определенным причинам никто не хотел бросаться следом.

Все четверо молча переглянулись. Вскоре первой заговорила Рангецу.

- Эта девчонка… Разве ситуация не очень плохая?! С виду ее жуткая жажда мучает, надо быстро принять контрмеры.

Никто не стал возражать.

Только Кирика, похоже, хотела было что-то сказать, но все-таки промолчала.

Даже попытайся она спорить, прозвучало бы это неубедительно, учитывая, что только что она сама чуть жертвой не стала.

- Она ведь не глупая, просто сейчас с толку сбита. Ну… Наружу она должна выбраться. Но что после этого? Когда она успокоится, я лично возглавлю команду по ее захвату… Что думаешь? – спросила Рангецу у Эруру.

Секунду Эруру колебалась, а затем согласно кивнула.

- Думаете, эта деваха начнет бросаться на людей и кусать их? Ну, она уже почти на пределе… – обратилась к Эруру и Рангецу Мей, обдумывая ситуацию.

С мрачным лицом Эруру рассказала жуткую правду о вампирах.

- Обычно сила вампира прямо пропорциональна качеству и количеству выпитой им крови. И потому долго не пивший кровь вампир постепенно слабеет, становясь, в итоге, даже слабее человека. Однако, когда жажда достигает предела, его сила резко возрастает. Он превращается в зверя, умеющего лишь кровь пить и полностью лишенного рассудка.

- Это я уже поняла по недавнему трагичному зрелищу. Вроде последней вспышки силы перед смертью от голода, ты об этом?

- У вампиров нет понятия смерти от голода. Прежде чем достигнуть абсолютного предела жажды, они сначала рассудок теряют. Тогда уничтожение становится их единственным спасением.

- Невозможно… вернуться назад? – с жалостью спросила Кирика после холодного заявления Эруру.

- …Это зависит от ситуации и момента. Если они получают кровь вскоре после потери рассудка, то, чаще всего, приходят в себя. Однако многие вампиры не могут вынести стыд и унижение, вызванные своим поведением. Особенно высшие вампиры, для них это смертельное унижение.

- Тогда… Что происходит, когда больше времени проходит?

- Тогда обратного пути нет. Сколько бы крови они ни пили, это не удовлетворит их желание. Они лишь безостановочно нападают на людей и пьют кровь без перерыва. Жертв может быть много, но такие вампиры обычно исчезают после одной ночи, что считается хорошей новостью среди плохих.

- Что это значит? Какой бушующий вампир успокоится после одной ночи? Разве они могут рассудок вернуть? – спросила Мей. Вместо Эруру ответила Рангецу.

- Так случается именно из-за их безумия. Эти монстры только кровь пьют, ни о чем не думая и даже не замечая, что солнце взошло.

- О… Теперь вроде понимаю.

- Да. Они перестают понимать, как избегать солнечный свет. И потому даже самые жестокие в итоге исчезают. Даже если они в помещении, когда там заканчиваются жертвы, они выходят на улицу. Как и в этом случае, если закрыть глаза на проблему жертв, проще всего их в покое оставить. А еще вызванная критической жаждой участь и дампиров касается. Не пытайся свои силы испытывать. – Последние слова были адресованы Эруру.

Эруру избегала зрительного контакта, но не могла укрыться от замечаний.

- Знаю. Насчет Рашеллы… Поступайте, как хотите. Ладно, мы уходим.

Эруру вышла из разоренной комнаты для гостей.

Мей и Кирика пошли следом, а затем тихо спросили ее:

- Эй-эй… Это все?

- А Кудзе-куну мы рассказать не должны?..

- Он сейчас бесполезен. В решении этого вопроса мы можем лишь на себя полагаться.

Ответ Эруру заставил Мей и Кирику переглянуться.

Однако Эруру продолжила без выражения:

- Схватить Рашеллу можно было и раньше, но тогда пришлось бы ее сдать Отделу Сверхъестественных Расследований. После такой трагедии ее на месте казнить могли. Ради ее блага пришлось сначала ее наружу выпустить, хоть это и хлопотно.

- Эруру-тян… Отлично справилась.

- Надо бы с самого начала честно нам все рассказать. То есть, нам надо ее раньше полиции найти, верно?

- Заставлять я никого не буду. Если хотите, присоединяйтесь.

Две девушки потянули с разных сторон за щеки равнодушное лицо Эруру.

- Серьезно, ну ты и цундере ❤.

- Старшие должны тебя иногда баловать.

- …Хватит. И хватит мое лицо тянуть.

- Как мило. Хорошая девочка❤.

- Ты все время молчишь, но я не знала, что ты так о Кудзе-куне заботишься… Может, на самом деле, ты – моя главная соперница.

- Немедленно прекратите, хватит туда-сюда мое лицо тягать!

Троица ушла под смех и шутки.

Рангецу беспомощно смотрела им вслед.

- …Я все слышала, вы в курсе? Вы забыли о слухе оборотня? Или же… Вы это специально сделали? – устало пробормотала Рангецу. Само собой, никто ей не ответил.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление