Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 5

Утро 31 декабря. Тацуя и остальные выехали из виллы клана Цукуба, предпринимая третью попытку добраться до главного дома.

Обычно из виллы до главного дома можно было доехать за два часа. А если учитывать, что на дорогах мог собраться снег, то три часа вполне хватало. Юка предложила: «Может быть, отправимся после обеда?» — но Тацуя предвидел, что и сегодня им будут мешать, потому хотел выехать как можно раньше.

Юка, похоже, была ночным созданием, за рулём она выглядела вялой. Словно ещё не полностью проснулась. Наверное, именно поэтому и предлагала поехать после обеда.

Впрочем, каким-то образом вести своей седан ей удавалось нормально. Наконец-то впереди показался въезд в туннель, ведущий до деревни Йоцубы.

Он представлял собой автоматические ворота Несистемной магии. Туннель сильно ветвился, и чтобы не сбиться с пути приходилось в определённых точках включать механизмы, для активации требующие поток псионовых волн нужной формы. С ним главный дом Йоцубы был отрезан от внешнего мира, по крайней мере если дело касалось наземного транспорта.

Этот объект был построен для того, чтобы сокрыть местоположение бывшего Четвёртого института — настолько секретного, что было известно лишь его имя, а адрес не знали даже высокие чины правительства. Когда объект унаследовала семья Йоцуба, то буквально стёрла всех, знавших секрет, и полностью сокрыла местоположение дома.

Похожие врата существовали и в нескольких других местах, но они направились к единственным, которые работали всё время. Для тех, кто это знал, это было стратегическое место, чтобы устроить засаду. Но в то же время это означало, что такие врата будут находиться под постоянным наблюдением Йоцубы, а значит нападение потребует определённой решимости.

Вот почему, как только впереди показался тоннель, Юка решила, что им больше ничего не угрожает. Однако Тацуя заключил, что наверняка на них нападут и здесь. С таким разным отношением на происшествие они среагировали по-разному. Со стороны горной тропы как раз перед тем, как они собирались въехать в туннель, пошла лавина!

— Миюки, растопи снег! — прокричал Тацуя даже прежде, чем Юка заметила лавину.

— Да, Онии-сама!

Юка резко надавила на тормоза.

— Минами, полусферический щит!

— Д-да.

Лавина шла со склона, что находился сбоку от дороги.

Миюки своей магией превратила снег в воду.

Машина остановилась.

Вокруг неё образовался полусферический барьер.

Всё это произошло менее чем за секунду.

Перед машиной потекла вниз грязь.

Лавина с самого начала была вызвана не для того, чтобы попасть по машине Юки.

— Минами, развей щит.

— Поняла.

Когда мутный поток растопленного снега прошёл, Тацуя приказал Минами развеять барьер. Она отменила магию прежде, чем барьер развеялся естественным образом. Как у Тацуи, отдавшего приказ, так и у Минами, его выполнившей, был суровый взгляд.

Тацуя вышел из автомобиля и стал перед ним. Затем вышли по очереди Минами, Миюки и Юка. Перед машиной лежали камни и упавшие деревья. Их снесло со склона лавиной, а точнее мутным потоком воды. Они вчетвером подошли поближе.

— Онии-сама, это чтобы нас задержать? — Миюки также поняла, что лавина была вызвана не для того, чтобы попасть по ним.

— Нет, это засада, — однако Тацуя ответил немного не так, как ожидала Миюки.

— Покажись! — выкрикнула Юка. — Иначе я не буду сдерживаться!

Хоть они и были на территории семьи Йоцуба, на машину напали. Видно, это ударило по гордости Юки. Не увидев никакой реакции, она с раздражением достала из сумочки CAD раскладного типа и нажала на боковую кнопку, чтобы открыть цифровую клавиатуру.

CAD раскладного типа начали продавать в начале этого года. Часть корпуса, за которую следовало держаться рукой, была цифровой клавиатурой, откидная крышка же — антенной для помощи прицеливания. Смысл был в том, чтобы вместо прицеливания дулом, как у CAD в форме пистолета, нацеливаться поверхностью крышки со встроенной плоской антенной.

Эта новейшая разработка компании FLT была попыткой практического применения общего CAD с системой помощи прицеливания, что было анонсировано в Дюссельдорфе два года назад. Над проектом работала штаб-квартира, а не третий отдел, к которому принадлежал Тацуя. Тацуя использовал эту технологию на прошлогоднем Турнире девяти школ, но лишь предоставил ноу-хау встраивания вспомогательной системы прицеливания в операционную систему общего CAD. Честно говоря, по эффективности это не намного отличалось от общего CAD, он лишь забавы ради поигрался с технологией, однако Юке на удивление понравился такой стиль.

Независимо от эффективности CAD, вызванная магия была не шуткой.

Магия Психического вмешательства, «Мандрагора».

В пределах ста пятидесяти градусов перед оператором магия высвобождала псионовые волны, вселяющие ужас во врага. И Мандрагора создавала не образы, вселяющие ужас, а сам ужас. Она ослабляла подавления сознания и не позволяла чувствам выйти из под контроля, в то же время выплескивая эмоцию под названием страх.

Мандрагора была не смертельной. Однако попавшими под неё людьми, кем бы они ни были и какой бы психической выносливостью ни обладали, завладевал ужас, и они значительно слабли психически. Даже те, кого учили не поддаваться страху. На самом деле они страдали даже больше. Когда такими людьми овладевал страх, который они должны были бы преодолеть, они начинали паниковать. И падали или теряли сознание, не в силах вынести нагрузку. Разуму некоторых это даже наносило глубокую рану.

Хотя существовала похожая магия под названием «Фобос», она использовала в качестве проводника псионовый свет, тогда как Мандрагора использовала псионовые волны или, другими словами, «звук» псионов.

Но поскольку она передавалась не через физический звук, его отсечением защититься было невозможно. Правда, в области отсечённого магией звука распространение псионовых волн слабло.

Как и сейчас.

Как только Юка использовала «Мандрагору», была вызвана другая магия.

Магия ослабления звуковых волн, «Вуаль тишины».

Полностью стереть эффект Мандрагоры ею было невозможно, однако она могла его ослабить. А тогда уже волшебник мог защититься просто усилением своего информационного поля, даже не имея каких-либо способностей к магии Психического вмешательства.

— Эта магия... ты Котона-сан, да?! Я узнала тебя. Пожалуйста, выходи!

Однако для этого противник должен знать заранее, что будет применена Мандрагора. Юке на ум приходил лишь один волшебник, который специализировался в магии вроде Вуали тишины и также знал её магию.

— Кацусигэ-сан, ты тоже. Почему бы перестать прятаться у женщины за спиной?!

И сразу же перед Юкой на дороге образовался лёгкий туман. На том месте не только испарилась вода, но и локально нагрелся асфальт, формируя слой тёплого воздуха.

— Фононный мейсер, — Тацуя намеренно сказал название магии, чтобы успокоить удивлённых Миюки и Минами.

— Я не намерен скрываться.

Вскоре впереди них раздался ясный, басистый голос. Юка, смотревшая на марево, подняла взгляд. Миюки и Минами тоже. Лишь Тацуя глядел на место, где ранее упал большой камень, наблюдая, как из-за него выходят двое мужчин и женщина.

— Проход через весь этот мусор занял много времени.

Он был на голову выше Тацуи, ростом 188 сантиметров, выглядел худым, но не тощим, это не скрывало его большую осанку. С таким телосложением тяжеловеса он не выглядел бы неуместно, даже если бы появился на боксёрском ринге. В этом году он стал служащим министерства обороны, это был старший сын клана Шибата, одной из побочных семей Йоцубы, и в то же время один из кандидатов Йоцубы на должность следующего главы, Шибата Кацусигэ.

— Если не прятался, почему не ответил раньше? — выкрикнула Юка, чтобы показать, что её не обманешь.

— Мы бы ответили, как только оказались на нормальном расстоянии, чтобы говорить.

Кацусигэ сдержал стоявшего рядом молодого человека, и скучающе сказал:.

— Ты первая атаковала ещё до того, как я успел ответить. Как всегда, Юка-сан, ты такая воинственная.

Будто говоря «сколько же с тобой хлопот», Кацусигэ чуть качнул головой.

Юка сузила глаза:

— Хм... А ты наглый, раз говоришь такое даже после того, как, прячась в тени, атаковал нас лавиной.

— Направление лавины было установлено так, чтобы не попасть по вашей машине. Мы не были намерены на вас нападать.

— Именно. — Молодой человек, которого сдерживал Кацусигэ, их прервал. — И я Фононным мейзером в вас не целился! Мы не такие как ты, атаковавшая нас со всей серьёзностью.

Видно, именно этот молодой человек выстрелил Фононным мейзером.

— Каната-сан, можешь, пожалуйста, закрыть рот? — насмешливо, почти театрально сказала Юка юноше, что в неопрятной одежде выглядел как музыкант или художник.

— Что?!

— Я говорю с Кацусигэ-саном. Это разговор между дочерью клана Цукуба и наследником клана Шибата. Сейчас не время вмешиваться слуге.

— Ты...

— Прекрати, Каната, — его остановила стоявшая возле Кацусигэ женщина, Котона.

— Нээ-сан.

Парня звали Цуцуми Каната. Он был младшим братом Котоны, они оба были Стражами Кацусигэ.

— Мы и вправду слуги Кацусигэ-сана. Юка-сан не сказала ничего плохого.

— Но...

— Не смущай Кацусигэ-сана.

После этого одного предложения Каната отступил.

— Хм... Так значит подчинённые обожают Кацусигэ-сана? — колко и насмешливо добавила Юка. — И не только Котона-сан? Понятно.

Смысл слов мог поменяться в зависимости от тона; отступивший Каната изменился в лице.

— Да, благодарю.

Однако Кацусигэ говорил всё так же ровно и басисто, это остановило Канату от вспышки гнева.

— Думаю, они слишком хорошие подчинённые для меня. Я всегда хочу быть для них достойным мастером. Хотя мне следовало бы относиться к ним более сухо, как диктует стиль клана Йоцуба. Полагаю, в этом стоит получиться у тебя, Юка-сан.

На этот раз изменилась в лице Юка.

— Я тоже Страж, но всё же вас прерву, — Тацуя встрял в разговор как раз вовремя, чтобы никто не заметил, как Юка устыдилась. Ну, наверное для этого.

— Я не возражаю. Хотя ты Страж, ещё ты близкий родственник главы семьи. Думаю, это никак не повлияет на нашу позицию, Тацуя-кун.

Снисходительное отношение Кацусигэ было сложно понять. Оно не было ни дружелюбием к более молодому человеку, ни надменностью к слуге. Миюки ещё не решила, куда относить его слова. Но, конечно же, Тацую такие тонкости не интересовали.

— Благодарю. Тогда мы решим это быстро, — он был всё таким же спокойным.

— Да? И что же ты имеешь в виду?

— Очень просто. Не могли бы вы дать нам пройти? — Как Тацуя и сказал, решение и вправду оказалось очень простым.

— Ясно, как на тебя похоже, Тацуя-кун.

— Простите, — извинился Тацуя, но головы не опустил. Он ожидал ответа Кацусигэ. Тот, тоже соответствуя стилю Тацуи, не стал ходить вокруг да около:

— Извини, но не могу. — Кацусигэ посмотрел на него запугивающим взглядом. — Выслушай меня тоже. Сверните с этой дороги. Мы не хотим ещё одной размолвки.

Тацуя молча кивнул. Однако это не указывало на то, что он принял просьбу Кацусигэ. Его жест показывал «раз вы пройти не дадите, то размолвка неизбежна».

Кацусигэ сжал губы. Котона и Каната с обеих его сторон напряглись.

— В таком случае... — начал он, решая, что произойдёт дальше.

— У меня есть предложение, — однако Тацуя его прервал.

Кацусигэ уже сконструировал последовательность магии и приготовился её высвободить, но отказался от своих намерений и позволил поддерживаемой магии исчезнуть.

— И какое же?

Котона и Каната держали CAD, готовые в любую секунду атаковать. Минами была готова в любое время возвести барьеры, на этот раз она не собиралась пропускать ни единой атаки.

Посреди этой конфронтации Тацуя сказал Кацусигэ нечто неожиданное.

— Самом собой разумеется, как Страж Йоцубы, я обязан защитить свою госпожу от любой опасности.

— И?

— Как Страж Миюки, я не хочу, чтобы она появлялась на опасном поле боя. Думаю, вы двое такие же.

— Конечно! — ответила Котона. — Я не хочу подвергать опасности Кацусигэ-сана из-за семейных дел! — Она отвечала так страстно, словно защищала любимого. Её брат повернулся к ней, говоря: «Я думаю так же, как Нээ-сан».

Тацуя невозмутимо кивнул.

Кацусигэ, чувствуя, будто они попадают в смертельный обман, обдумал и ответил: «Ты ведь не серьёзно...», — после того как увидел выражение у Тацуи на лице.

— Вы не хотите, чтобы мы прошли. Мы хотим пройти. — Однако Тацуя не дал ему договорить. — Чтобы выйти из тупика, бой неизбежен. В таком случае...

— Подожди.

— Почему бы нам не решить это дуэлью Стражей? Я один, но у вас их двое.

— Ты не можешь!

— Отлично!

Кацусигэ и Котона заговорили одновременно, отвечая противоположно.

— Юка-сан — третья сторона, Минами будет защищать её и Миюки в лесу. Я обещаю, мне никто не будет помогать, — Тацуя, не обращая внимания на их ответы, быстро закончил то, что хотел сказать.

— Мы согласны!

— Ты не можешь, это слишком опасно!

Кацусигэ поступал похоже — препирался со своим Стражем, не слушая Тацую.

— Тацуя-кун не дефектный, как все думают! Я даже не могу сказать, смогу ли его победить. Он похож на предыдущего главу, Эисаку-сама, который родился, чтобы быть боевым волшебником!

— Мы — улучшенные волшебники, второе поколение серии «Бард», мы тоже родились для битвы! Боевая мощь была встроена в наши гены ещё до нашего рождения. Кто бы ни был противником, нас так просто не победить!

— Это не то же самое! Тацуя-кун превзошёл этот уровень, он совсем в другой лиге! Впервые он убил человека в шесть лет, сразу же после эксперимента искусственного волшебника. Он не растерялся от полученной силы и победил тридцатилетнего боевого волшебника. Это не было ни неожиданностью, ни случайностью, они дрались насмерть с самого начала. Ему было всего лишь шесть лет, ты понимаешь? Это возраст начальной школы.

Глаза потерявшей дар речи Котоны широко распахнулись.

Потеряла дар речи не только она. Лица Минами и Миюки ожесточились.

— Котона, какой ты была в шесть лет?

Котона не ответила.

— Кацусигэ-сан, — ему ответил Тацуя, — пожалуйста, не раскрывайте частную информацию посторонних людей.

Кацусигэ уставился на Тацую, и, когда посмотрел на лицо Миюки и Минами, ему стало неудобно.

— Мастер, позвольте нам это сделать, — встрял Каната. Он назвал Кацусигэ «мастером», словно владельца кофейни, его слова заставили сестру прикрыть рот рукой. — Да, он сильнее. Если я нападу в лоб, он получит мою голову. Однако не думаю, что он справится с нами двумя.

Кацусигэ нахмурился:

— Тацуя-кун заявил, что выиграет против вас двоих.

— И что с того? У нас ведь преимущество.

— Но...

Пока Кацусигэ думал, как бы его переубедить, встряла Миюки:

— Шибата Кацусигэ-сан. — Она намеренно назвала его полным именем, вежливо. А не холодно и леденяще. Она стояла возле Тацуи и смотрела прямо на Кацусигэ. — Мне приказали составить компанию Оба-сама на новогодней встрече в главном доме клана Йоцуба. Чтобы выполнить это указание, я должна приехать в главный дом сегодня. — Плавность изложения в сочетании с её красивой интонацией можно было даже попутать с песней, это не позволяло никаких глупых возражений. — Встать у меня на пути — то же самое, что и пойти против приказа Оба-сама. Потому, Кацусигэ-сан, твои действия можно считать восстанием против госпожи и главной семьи. А поскольку ты из клана Шибата, то твоя семья тоже будет считаться восставшей. Ты ведь это понимаешь?

Кацусигэ не ответил. Он стоял с решимостью, что его назовут мятежником. Однако семья Шибата просто имела противоположную позицию от главной семьи, это не было неповиновением.

Миюки улыбнулась перед Кацусигэ, словно ангел. Это была не улыбка для союзника, но улыбка судьи, который улыбается грешнику.

— Однако у тебя тоже есть собственная позиция. Вот почему я не пытаюсь обвинить тебя в том, что ты идёшь против Оба-сама, это, скорее, возможность для моего брата. Если брат проиграет, я молча вернусь домой.

Она не запугивала, а предлагала, беря в заложники весь клан Шибата. Кацусигэ был полон решимости стать мятежником, но это его загнало в угол.

— Какая жалость, что у нас мало времени. Пожалуйста, назови своё решение.

— Я хочу сражаться с Тацуей-куном, — мучительно возразил Кацусигэ.

Миюки с извинениями на лице покачала головой:

— Я оставляю это дело на брата. Как он предложил, так оно и будет.

Кацусигэ затруднялся ответить, не подозревая, что попал в ловушку Тацуи. Честно говоря, растеряться он не должен был, ведь пришёл с твёрдой решимостью сдержать Тацую абсолютной силой. А поскольку он приготовился драться с самого начала, разрешение Миюки тоже не требовалось.

Однако всё пошло не так из-за собственной необдуманной стратегии Кацусигэ. Он знал, что как только Миюки и Юка не повернули назад, простыми переговорами его работа не закончится. Он должен был понять, что между собой спорить бесполезно, и сразу же перейти к активным действиям.

Решив, что здесь есть место для переговоров, он сделал плохой ход и столкнулся с трудным выбором. Он не мог подвергать опасности Котону, но и ответить «я отказываюсь» тоже не мог. Он всё дальше загонял себя в угол. И обманывал сам себя, ведь положение не изменилось. Спасла его снова Котона, сказав:

— Господин, ради вас я, Цуцуми Котона, приму вызов Шибы Тацуи-доно.

— Котона! — вскрикнул он, пытаясь её остановить, но на этот раз даже она не отступила.

— Кацусигэ-сан, у нас уже нет другого выбора. Нет, для Кацусигэ-сана, который не может выбрать, чтобы не нападать на семью, это желаемый итог. Каким бы ни был результат, я не могу позволить кандидату на должность главы семьи проиграть или травмироваться.

— Но это не значит, что можно проиграть тебе!

— Меня так просто не одолеть. Я покажу вам, что могу выиграть поединок.

— Котона... но...

Котона ткнула пальцем в беспокойного Кацусигэ.

— Кацусигэ-сан, пожалуйста, посмотрите на Миюки-сан. — Затем провела его взгляд до Миюки. — Она верит в победу брата. Вот почему он не колеблется.

Как Котона и сказала, отражённая в глазах Кацусигэ Миюки не показывала ни следа тревоги.

— Кацусигэ-сан, вы не можете поверить в меня? — она озорно улыбнулась. Однако Кацусигэ понимал, что Котона просто пытается быть сильной.

Она знала, насколько ужасен Тацуя. На самом деле за четыре дня до конфликта она много раз говорила с Кацусигэ об опасности «Разложения» Тацуи и удивительности его «Восстановления». Также она, должно быть, поняла, насколько он ненормальный противник.

Он тренировался не ради защиты, а для победы над врагом. Тацуя был волшебником, однако использовал разнообразное оружие и прошёл боевую подготовку, чтобы убивать врага. Даже Кацусигэ не мог всё это объяснить несколькими словами за короткий промежуток времени. Это просто доказывало, что Тацуя не нормален; даже с этим небольшим объяснением Котона должна была понять.

И всё-таки она храбрилась. Она надеялась, что Кацусигэ поверит в её силу.

— Хорошо... я поверю в вас обоих. — Потому он посчитал, что должен ответить на это чувство. — Победите. Котона. Каната.

— Конечно!

— Конечно, победим!

После того как брат и сестра Цуцуми громко ответили, Тацуя вышел вперёд. Он опустил руку, сделав жест Миюки.

Чтобы соответствовать ему, Кацусигэ отступил. Затем магией расчистил дорогу от поваленных деревьев и камней, которые разбросало лавиной. Наверное, чтобы Котоне и Канате было легче драться.

Тацуя смотрел на Котону и Канату болезненным взглядом.

— В чём дело? — спросил Каната.

Тацуя, чуть поколебавшись, ответил:

— Не хочу портить эмоциональную сцену, но я не собираюсь вас убивать.

Котона покраснела:

— Т-ты не заставишь нас утратить бдительность!

— Я не собираюсь вас обманывать.

— Тогда не сдерживайся! И мы не будем! — ответил Каната. Наверное, пытаясь скрыть смущение.

По мнению Тацуи они просто неправильно его поняли. Впрочем, разъяснять им всё он не собирался — потратил бы слишком много времени. К тому же они мешали ему последние два дня. Он не собирался позволять им и дальше вставать у него на пути.

— Ну что ж, начнём? Или хотите сменить место?

Котона, услышав вопрос Тацуи, оглянулась. Она убеждалась, достаточное ли расстояние между ними и Кацусигэ, но когда она на него посмотрела, тот кивнул.

— Тут нормально.

— Что ж... — как только Тацуя это сказал, Котону подняло в небо.

— Котона!

Каната атаковал Тацую в лоб. Однако у Кацусигэ не было времени увидеть результаты — он смотрел на Котону, которую бросило в небо магией контроля гравитации — переделанной магией Полёта.

Потрясённая Котона начала падать на землю и даже не сгруппировалась, Кацусигэ протянул руку, чтобы её спасти. Он нейтрализовал гравитацию, применив на её теле магию контроля инерции, магией замедления снизил скорость и магией движения изменил траектория падения. Он молниеносно нажал на кнопки CAD в форме мобильного терминала, конструируя три последовательности активации.

Однако последовательно высвободил три магии, а не одну магию с тремя шагами. Магия была применена в короткие промежутки времени, но аккуратно — конфликтов в модификации явления, что могли привести к необходимости увеличивать силу вмешательства, не возникло. Котона, как и хотел Кацусигэ, благополучно опустилась ему в руки.

— Спа-спасибо, — Она покраснела, находясь в руках Кацусигэ. — Извините, Кацусигэ-сан. Моё внимание было настолько поглощено «Разложением» и прямой атакой, что я не обратила внимания на другую магию.

— Будь осторожна. Тацуя-кун помимо «Разложения» и «Восстановления» с Мгновенным вызовом может использовать другую магию. Я ведь много раз тебе это объяснял.

— Да.

— Он может мгновенно вызывать магию лишь с тремя шагами, но с очень большой скоростью активации. С этой силой он может активировать одну и ту же магию снова и снова в любое мгновение. Теперь ты это поняла, почувствовав на себе?

— Да.

— Тогда иди. Каната испытывает трудности.

— Хорошо.

Кацусигэ подавил желание пойти вместо неё и отослал её с улыбкой.

Когда Каната отвлёкся на сестру, которая поднялась в небо, Тацуя рукой коснулся его груди — прямо над сердцем. И в то же время активировал виртуальную волну. Однако в тело Канаты потекла другая волна, снося магию колебания прежде, чем та добралась до сердца. Каната сумел развеять виртуальную волну. Он свел на нет магию более могущественной силой вмешательства.

Каната откатился назад и левой рукой щёлкнул пальцами.

Тацуя разложил магию акустического усиления щелчков прежде, чем они превратились в рёв.

Только вот за это время Каната сумел увернуться от Тацуи.

— Хочешь застать врасплох?! Неплохо!

Каната, держа правой рукой специализированный CAD, модель с коротким стволом, несколько раз нажал на спусковой крючок — появилось несколько последовательностей магии, испускающие звук.

Тацуя развеял магию колебания, «Звуковая пушка», разложением ещё до того, как она активировалась.

— Тц... это и есть «Рассеивание заклинания»?!

Видно, Каната имел привычку болтать в битве. Наверное, чтобы распалить в себе боевой дух. Эффект от которого, впрочем, преуменьшать было нельзя. Однако, с точки зрения Тацуи, это была просто упущенная возможность.

Тацуя наполнил своё тело псионами, чтобы управлять им с их помощью, а не с помощью нервов.

— Тогда как насчёт этого! — прокричал Каната, направив свой CAD на Тацую.

Как раз в это время Тацуя опустился на уровень груди Канаты. Техника быстрого движения «Сюкутихо». Это была не мифическая техника «Сюкудзи» из сэндзюцу, а «Сюкудзи» боевых искусств — одна из техник манипуляций телом, которым Тацуя научился у Якумо. И от него же услышал это название, он не знал, правильный ли это термин. Впрочем, Тацую не заботило, какое у техники историческое название. Был важен только её эффект.

Тацуя появился прямо перед носом Канаты без малейшего признака магии ускорения. Тот так удивился, что не успел среагировать и получил удар в солнечное сплетение, из-за чего уронил CAD. Громко застонав, Каната согнулся. Удар оказался не комбинацией магии колебания, а чистой боевой техникой; волны в теле Канаты, которыми тот противостоял вибрации, оказались бесполезны.

Тацуя попытался одним ударом лишить Канату сознания. Убивать он не собирался, однако был не против зайти как угодно далеко, если впоследствии никто не умрёт. Однако ударить ещё раз ему не удалось — в голову полетел «шар».

Тут же отпрыгнув, Тацуя развеял появившиеся вокруг «Звуковые бомбы».

Кацусигэ послал Котону сразу же после того, как была сбита «Звуковая пушка». Сейчас Котону и Канату разделяли метров тридцать. Потому она кинулась вперёд, однако когда до него оставалось десять метров, остановилась — увидела, как Каната рухнул на дорогу. Сдерживая горечь и выкрикивая имя брата, она нажала на CAD.

Улучшенные волшебники серии «Бард» — созданная для битвы группа, которая в особенности хороша с системной магией колебания и, в частности, во вмешательстве в звуковые волны. Правда, подход к битве у каждого отличался. Котона занималась поддержкой — специализировалась на обнаружении врага, иллюзиях, маскировке и защите, а не в атакующей магии.

Её особая магия состояла из «Пассивного сонара», «Вуали тишины» и «Звуковой бомбы». Хотя «Звуковая бомба» считалась атакующей магией, она также использовалась как вспомогательная магия, чтобы задержать врага, а не победить. По боевой силе Котона уступала брату, который отлично владел «Звуковой пушкой» и «Фононным мейзером».

Однако увидев, что ему нужна помощь, она тут же приготовила атакующую магию. Выбор пал на «Звуковую бомбу» — магию, которая в выбранной точке генерировала очень громкий звук. Хотя на таком расстоянии они с братом тоже попали бы под удар. Однако Котону и Канату окружал слой воздуха с укреплённой звуковой информацией. Для них такая защита была столь естественна, как Эйдос кожи. Проходя через неё, болезненный для тела «звук» становился безвредным.

Потому она не сдерживалась.

Однако Тацуя сразу же разложил последовательности активации «Звуковых бомб».

— Он нацелился одновременно на 24 точки магии?! — изумилась Котона.

Кто угодно понял бы, что болтать бесполезно. Сейчас следует развертывать следующую подготовленную магию. Однако она в самом деле не ожидала, что Тацуя окажется настолько способным. Потому застопорилась, что создало для него возможность.

Тацуя вдруг исчез. Он просто прыгнул диагонально вверх, но глаза Котоны не приспособились к его скорости. По Тацуе ударила дополнительная сила гравитации, потому что магию следовало применять в сочетании с нейтрализацией инерции. Впрочем, он к этому уже привык. К тому же, поскольку он использовал магию лишь краткий миг, Котона не смогла проследить за Тацуей и магически.

Он в воздухе изменил траекторию, применив магию ускорения. Когда Котона, ощутив магию, повернулась, Тацуя уже был очень близко к ней. Будь противником Каната, Тацуя ударил бы ногой. Однако ему не хотелось бить Котону. У него не проснулся откуда ни возьмись феминизм. Просто она выглядела хрупкой, и он боялся убить её.

Тацуя протянул руку как раз тогда, когда приземлился на Котону и повалил её оставшейся движущей силой. Он был достаточно деликатен, чтобы не поранить её.

Когда Каната собрал силы и поднялся, то увидел фигуру своей старшей сестры, которую душит Тацуя.

— Отвали от Нээ-сан!

Быстро подняв с дороги CAD, он ударил по Тацуе Фононным мейзером. Даже Тацуя не ушёл бы невредимым, если бы по нему попали. Высококлассным барьером, как у Катсуто или Минами, защититься, конечно, можно было бы, но только в том случае, если успеть его возвести. Иначе попадание окажется смертельным.

Тепловые лучи звукового кванта, фонона, ослабли на полпути. Когерентная волна разрушилась в мгновение, как только последовательность магии была разложена. Словно волны исчезли в середине. На самом деле Фононный мейзер на долю секунды облучил Тацую. Однако на столь короткое время, что даже одежда не повредилась.

— Как?

Каната не мог поверить, что эта особая магия его подвела, он высвободил Фононный мейзер ещё раз. Второй раз, третий и четвертый. Однако Тацуя вновь и вновь отменял его магию.

Тацуя снова прыгнул. На этот раз в сторону Канаты. Однако в воздухе по нему попал взрыв сжатого воздуха и повалил на землю.

— Онии-сама!

Услышав голос Миюки, Тацуя сразу же поднялся и отскочил от взрыва.

— Кацусигэ-сан, что это значит?! — Миюки с облегчением похлопала себя по груди, но мгновением позже яростно закричала.

Ту пулю сжатого воздуха создал Кацусигэ. Он не ответил ей, а снова начал создавать пули сжатого воздуха. Шибата Кацусигэ, кандидат на должность следующего главы клана Йоцуба, был способен использовать магию с такой непостижимой скоростью, что даже Тацуя не успел защититься.

Особая магия Кацусигэ, «Управление плотностью». Поскольку в её основе лежала система концентрации, у магии был широкий спектр применения. С помощью неё можно управлять плотностью твёрдого тела, жидкости и даже газа. Например, если частично уменьшить плотность твёрдого тела, в нём появится дыра. Чтобы получить лавину, нужно, распределяя плотность по снегу, сильно уменьшить её в каком-то одном месте. Управляя плотностью жидкости, можно получить поток под высоким давлением. А ещё повернуть его вспять, чтобы он тёк против силы действия гравитации. Управляя плотностью газа, можно собрать его словно пылесосом и высвободить в ударной волне.

Кацусигэ специализировался в обычной магии, что довольно непривычно для Йоцубы. Однако он, без сомнений, был отличным волшебником, который мог гордиться высокой скоростью активации магии, большим количеством одновременно выполняемых вызовов магии, размером модификации явления и способностью реагировать на самый разнообразный спектр обстоятельств.

Тацуя, заметив, что не успевает стирать последовательности магии, установил целью разложения «динамические структуры, создающие перепады в плотности воздуха».

Начали бороться за превосходство сила вмешательства, нужная для создания областей воздуха высокой плотности, и сила вмешательства, нужная для разложения этих динамических структур.

В итоге Кацусигэ не удалось активировать магию.

— Ч-что?! — изумлённо выдавил Каната.

Но Кацусигэ, в отличие от Канаты и Котоны, не остановился после осечки. Теперь, окончательно вступив в бой, он готовил для атаки следующее заклинание.

Однако вдруг подул сильный ветер и Кацусигэ опустил руку. Ветер был не достаточно сильным, чтобы поднять человека в воздух. И сам он не был создан магией, а появился от возникшего в небе огня. Воздух, что прямо у Кацусигэ над головой затягивало в водоворот, из-за резкого падения давления начал охлаждаться, конденсируя влагу в мелкие капли. А понизилось давление от того, что азот, на долю которого в воздухе приходилось примерно восемьдесят процентов, был сжижен.

Миюки активировала «Нифльхейм» с высокой силой вмешательства над головой Кацусигэ. Туман из жидкого азота попал в вихрь воздуха, превратился в капли и начал падать под действием гравитации. Сверху на Кацусигэ посыпался мокрый снег.

Снег состоял из замерзшей воды, однако капли были жидким азотом, температура которого достигала минус двести градусов Цельсия. Кацусигэ возвёл двойной барьер, один слой отражал дождь, второй же состоял из вакуума — низкая температура, созданная испарением жидкого азота, была опасна даже без прямого контакта.

Кацусигэ замер на месте.

Тацуя прыгнул три раза.

Каната нацелился на него своим CAD в форме пистолета, но не смог уследить за противником, который менял направление три раза, отталкиваясь от воздуха. В отличие от Котоны, его сестры, Тацуя безжалостно ударил Канату с прыжка ногой.

— Онии-сама, ты в порядке?! — Миюки кинулась к Тацуе, который смотрел сверху вниз на Котону и Канату, лежавших на дороге. Кацусигэ не атаковал. — Ты ранен?!

Она волновалась, что он мог пораниться от первых пуль сжатого воздуха, и Тацуя ответил ей: «Я в норме. Все раны уже вылечились». Убедившись, что с ним всё в порядке, Миюки с облегчением и слабо улыбнулась:

— Слава богу.

Минами, подойдя к ним, стала возле Миюки и протянула Тацуе полотенце для лица.

— Тацуя-сама, вот.

— Благодарю.

Миюки кинула пронизывающий взгляд. Не на Минами, передавшей Тацуе белое полотенце. А на Кацусигэ.

— Кацусигэ-сан, спрошу снова. Чего ты хотел добиться своим вмешательством?

Прежде чем Кацусигэ успел ответить, Юка подошла к Миюки и осуждающе заговорила с ним:

— Кацусигэ-сан, я никогда не думала, что ты настолько труслив, что прибегнешь к такой уловке. Ты не только помешал Тацуе-сану победить Котону-сан и Канату-сана, но и нарушил соглашение и поступил низко, когда напал исподтишка.

— Миюки, Юка-сан, может быть, продолжим этот разговор в другой раз? — Тацуя почему-то прервал Миюки и Юку.

— Зачем тебе это? — кратко спросил Кацусигэ, услышав Тацую.

— Если так и оставишь их двоих, то последствия могут оказаться непоправимыми.

Сейчас Кацусигэ волновался именно о том, о чём заговорил Тацуя.

— Думаю, если ты поспешишь и окажешь первую помощь немедленно, то они не сильно пострадают, учитывая возможности современной медицины и магического лечения.

Тацуя, не дожидаясь его ответа, посмотрел на Миюки:

— Поспешим.

Миюки молча кивнула. Она не показала даже намёка на недовольство решением брата.

Вытерев лицо, Тацуя передал полотенце Минами, та осторожно его приняла и скомкала в руках.

Затем перевёл взгляд на Юку:

— Юка-сан, могу я попросить, чтобы вы нас отвезли?

В отличие от Миюки, Юка разочарованно нахмурилась и бросила взгляд на Кацусигэ.

— Тацуя-сан, тебя это устраивает?

Кацусигэ был поглощён лечением Котоны и Канаты, отчаянно применяя магию. Хотя он лечил их не одновременно, а поочерёдно, процесс сильно изматывал и был бы трудным даже для врачей-волшебников. Кроме того, он заслуживал уважения, раз пытался не отдавать приоритет Котоне из-за личных чувств.

Однако даже когда Юка увидела это, плохое впечатление о Кацусигэ из-за предыдущей «дуэли» у неё не исчезло.

— А что меня может не устраивать? У меня ведь нет никаких причин его обвинять, — ответил Тацуя, явно удивив Юку.

— Э? Но он играл нечестно.

— Его работа заключалась в том, чтобы не пропустить Миюки. Я думал, что они нападут втроём с самого начала, — равнодушно ответил Тацуя. Юка изумилась и вдруг осуждающе спросила:

— Вот почему ты откинул Котону-сан в сторону Кацусигэ-сана?

Тацуя не ответил.

— Кроме того, моя цель — отвести Миюки на новогоднюю встречу. Учитывая, что нужна некоторая подготовка, мы должны приехать сегодня. Вот почему я хочу как можно скорее отправиться в главный дом.

— Ясно... тебе всё равно, что делает Кацусигэ-сан, пока он не мешает.

Юка ещё раз глянула на Кацусигэ. Похоже, первую помощь Котоне он уже оказал — она пришла в сознание, но стоять ещё не могла. Других травм, кроме сотрясения, на ней не было, а тревогу вызывало лишь то, что она приходила в себя довольно долго. Сейчас Кацусигэ сосредоточился на Канате.

— Поняла. Если тебя это не волнует, меня тоже. Давайте выдвигаться.

Они вчетвером сели в машину, и Юка поехала.

Когда они проезжали мимо Кацусигэ, продолжавшего лечение, тот даже не взглянул в их сторону.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление