Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 4

Воскресенье, 30 декабря. 8:50 утра.

Тацуя, перед тем как выходить из дома, позвонил в главную семью. И в этот раз Миюки звонить он не просил.

Телефон подняла неприветливая горничная. Он сердито на неё посмотрел и попросил соединить с Обарой. Та испугалась, хоть и находилась по другую сторону камеры, и побежала привести дворецкого.

— Тацуя-доно, пожалуйста, не делайте так. Не пугайте горничных.

О Тацуе он знал мало что и, в отличие от других подчинённых семьи, того же Аоки, вёл себя с ним относительно прилично. Бывший член отряда дорожной полиции, где не привыкли работать под давлением, но уважали гражданских. Даже после отставки характер сохранил соответствующий. Именно потому, возможно, и старался относиться вежливо ко всем. А, может, потому что среди восьми дворецких имел самый низкий ранг.

Однако Тацую он считал более низким по положению.

— У меня важное дело, — Тацуя, тоже предпочитавший вести себя тихо и избегать трений, сегодня снял маску вежливости с самого начала.

— Что-то произошло? — нахмурился Обара, хоть и немного.

Тацуя это заметил, как и то, что собеседник пока не обиделся. Впрочем, ему было всё равно, даже если бы тот возмутился.

— Пожалуйста, измените назначенное время встречи на 9:50, а место встречи на станцию Сироидзава Нагасака.

— Подождите, водитель ведь только был отправлен.

— Но он ведь пока не выехал из особняка? Место назначения и время лишь немного отличаются. Не думаю, что это невыполнимо.

Обара нахмурился теперь уже сильнее:

— Дело не в невыполнимости, просто мне кажется, что это слишком внезапно.

— Я прошу, потому что это важно.

— Тацуя-доно, не хочу этого говорить, но не ведёте ли вы себя грубо? Изначально ведь Миюки-сама просила прислать машину.

— Изменить немного время и место желала Миюки. Или, чтобы вас убедить, перед экраном телефона должна появиться именно она?

Обара чуть покраснел — пытался не говорить сердито.

— Я понял. Тогда в 9:50 у станции Нагасака Сироидзава! — Но тем не менее он ответил чуть грубо.

Хоть у Тацуи и были свои причины, но не хорошо изменять время по телефону в последнюю минуту. Вполне понятно, что Обара негодовал.

— И ещё, пожалуйста, об изменённом месте встречи сообщите лишь водителю.

— Это как-то связано со вчерашним происшествием? — быстро исправился дворецкий. По его лицу стало ясно, что он скоро забудет о недовольстве.

Даже Тацуя не ожидал такой реакции, но и затягивать разговор не хотел.

— Пожалуйста, держите это в тайне.

— Конечно, — закончил звонок Обара. И Тацуя почти одновременно с ним.

◊ ◊ ◊

Тацуя внезапно изменил график приезда машины, учтя вероятность утечки информации внутри Йоцубы. Он не знал ни о том, кто сделал утечку, ни не был достаточно уверен в том, кто на них напал.

Побочных семей Йоцубы было восемь, включая семью Шиба, и некоторые из них — Шииба, Машиба, Шибата, Шизука — пытались задержать назначение следующего главы, чтобы отделить Тацую от Миюки. Именно поэтому они пытались сделать так, чтобы Миюки не появилась на новогодней встрече.

Тацуя не мог понять, почему они так поступают. Новогоднее собрание, конечно, позволяло побочным семьям собраться в одном месте, но присутствие никогда не было обязательным. На самом деле Миюки отсутствовала каждый год. А их отцу, Тацуро, даже не разрешалось входить в главный дом.

В клане, где не обязательно всем собираться на Новый год, не было никакого правила, заявляющего, что для выбора следующего главы должны собраться все главы побочных семей. Прежде всего, Йоцуба не имела давних традиций. Клан образовал лишь дедушка Майи, первый лидер, а значит, Мая — всего лишь третье поколение.

А саму Маю назначил главой предыдущий глава, её дядя Йоцуба Эисаку, когда был на последнем издыхании. Вплоть до того времени не было решено, кто будет следующим главой, Мия или Мая. Мая стала главой семьи по воле Эисаку, это не было решением семьи.

Другими словами, хотя они пытались помешать Миюки приехать на новогоднюю встречу, с высокой вероятностью они не смогли бы задержать назначение следующего главы. У Тацуи было такое чувство, будто глав побочных семей кто-то ввёл в заблуждение.

Тем не менее если ему приказали приехать на встречу, он не мог позволить себе не показывать никаких усилий, чтобы добраться туда вовремя, как бы нелепо это ни выглядело. Нет, именно потому, что это выглядело нелепо, Тацуя и упрямо желал попасть на встречу вовремя. Ему ничего не оставалось, кроме как принять весь этот фарс.

Поначалу казалось, что план по изменению времени и места прошёл успешно. По крайней мере, в отличие от вчерашнего дня, у станции он не заметил никакой слежки. Однако Тацуя никогда не думал, что всё пройдёт гладко до самого конца.

— Значит, они нас нашли? — сказал он, оглядываясь. Это было вскоре после того, как они выехали на просёлочную дорогу без домов и предприятий поблизости.

— Преследователь? — спросила Миюки.

Тацуя смутно кивнул головой.

— Да, но не на машине. Псионовое информационное тело... хотя оно не похоже на дух. Думаю, это фамильяр.

По лице Миюки пробежало напряжение. Сидевшая спереди Минами тоже сжала губы и ужесточила взгляд.

— Волшебник с континента?

Вопрос Миюки оказался для Тацуи неожиданным.

— Нет, это фамильяр, а не химическое образование. У него нет ни цвета, ни формы, это чистое псионовое информационное тело.

Миюки покраснела:

— Извини, когда ты сказал фамильяр... я подумала, что это «химическое образование».

— Не нужно извиняться. Просто за год у нас было много возможностей встретить касэй-тай тип фамильяра, — Тацуя улыбнулся, чтобы утешить Миюки, но сразу же улыбка сменилась жёстким выражением лица. — Враги потратили много времени, чтобы нас найти. Похоже, они не очень подготовлены, но будьте наготове. Они уже близко.

— Да, Онии-сама.

— Поняла, Тацуя-сама.

Сидевшая рядом с ним Миюки и Минами, которая обернулась, кивнули.

Водитель, похоже, не желал разговаривать с ними тремя. Он отдался вождению машины. Однако его плечи были неестественно жёсткие, лицо смотрело прямо вперёд, и лишь глаза бегали туда-сюда. Впрочем, испуга в нём видно не было. Наверное, нужно сказать, чего и следовало ожидать от водителя клана Йоцуба.

Как Тацуя и вычислил, враг появился довольно скоро.

— Вертолёт?

Сзади послышался шум винта.

— Собьём? — сделала опасное предложение Миюки, вошедшая в полную боевую готовность.

— Нет, пока атаковать рано. Мы по-прежнему в пределах псионовых сенсоров, — Тацуя остановил её прежде, чем она зашла слишком далеко. Затем заговорил с водителем: — Пожалуйста, следите за дорогой впереди. Нам может перекрыть дорогу большой автомобиль.

Вертолёт сзади приближался мало-помалу, хотя мог подлететь мгновенно. Тацуя посчитал, что враг просто гонит их вперёд. А раз так, то впереди, видно, будет засада. Предположение было простым, вот почему оно, скорее всего, сбудется.

— Тормоза! — выкрикнул Тацуя перед зелёным светом на перекрёстке. Водитель машинально надавил на тормоза, проигнорировав сигнал от выехавшего сбоку трейлера, и остановился на перекрёстке. — Минами, по моей команде поднимай щит!

— Так точно!

— Онии-сама, что делать мне?

— Миюки, ты резерв на случай неожиданностей.

Одновременно с тем, как Тацуя вышел из машины, из трейлера вышла группа людей, вооружённых автоматическими винтовками.

«Тридцать два человека. Один взвод. С обычными автоматическими винтовками. Не винтовками повышенной мощности, которые используют против волшебников, — подтвердил Тацуя количество и экипировку врагов. — Шестнадцать из них — волшебники. Пока держат дистанцию. Двое в вертолёте. Думаю, оба — просто наблюдатели».

Их было больше, чем вчера, и эта группа была с лидером.

«Но этого всё равно недостаточно».

Половина врагов встала с оружием наизготовку, удерживая позиции. Против одного человека это слишком много. Враг, похоже, хоть что-то о Тацуе знал.

«Или это ограничения того, как может двигаться взвод?»

Перед Тацуей сформировался противообъектный барьер.

Винтовки открыли огонь в автоматическом режиме стрельбы.

Возведённый Минами барьер отбил все высокоскоростные малокалиберные пули. Ожидаемый результат, поскольку магия Минами предназначалась для защиты от винтовок повышенной мощности.

Тем временем Тацуя не бездействовал, анализируя вражеские силы.

Оставшаяся половина врагов начала наступать с обоих флангов. Тацуя нацелился частичным разложением на шестнадцать человек одновременно. Их всех окружала антимагическая защита. После некоторого наблюдения Тацуя понял, что это древняя магия буддийской секты — какой-то персональный барьер. Разложение Тацуи разорвало его с лёгкостью. Ему даже тройную магию «Трайдент» не пришлось использовать. Хватило простой силы вмешательства. Защитные заклинания стояли рядом, умножая свою силу, но их взаимодействие выглядело неряшливо.

Тацуя выстрелил магией в быстрой последовательности. 16 человек были поражены в оба плеча и бедра, полностью потеряв боеспособность. Почувствовав сильную боль, они один за другим потеряли сознание.

— Чёртов монстр!

Знакомое проклятье донеслось до ушей Тацуи. А он даже криво не улыбнулся.

Взвод имел нормальную боевую эффективность. Кроме спецназа Тацуе ничего на ум не приходило. Однако им недоставало сил, чтобы потягаться с Тацуей. Даже коснуться Миюки было невыполнимой задачей.

«Оставшиеся шестнадцать — пехота. Сначала следует вывести из строя им руки».

Тацуя устремился вперёд, превращаясь в охотника.

Он сбил вертолёт, заставил прячущихся волшебников потерять сознание и, не обращая внимания на последствия, приступил к поимке человека, похожего на командира группы. В отличие от вчерашнего, этот, видно, презирал идею бегства. Хотя Тацуя предпочёл бы, чтобы тот просто сбежал. Смысла ловить его никакого не было, да и связываться с полицией Тацуя не хотел, с самого начала зная, что допрос — напрасная трата времени. Хотя они приготовили вертолёт и замаскированный трейлер для перевозки отряда, автоматические винтовки взяли обычные. А значит, они, скорее всего, ничего не знают.

В любом случае, Тацуя покинул сцену вскоре после того, как закончился бой. Однако это не значило, что группа Тацуи вышла невредимой. Машина поломалась.

— Я ужасно сожалею...

— Не волнуйся об этом, это не твоя вина, Минами. Я тоже этого не ожидал.

— Точно. Минами-тян, ты надлежаще выполнила свою роль. Как Онии-сама и сказал, не тревожься.

Минами подавленно опустила голову. Тацуя и Миюки принялись её утешать, но это не меняло того факта, что они тут застряли.

Машина перестала работать не из-за того, что Минами возвела плохой барьер. Просто враг использовал оружие, о котором она и подумать не могла.

— ЭМИ бомба...

ЭМИ бомба (электромагнитная бомба) — оружие, которое до сих пор находится в разработке, пока его эффективность ограничивается десятью метрами. Однако она компактна — помещается в обычную машину. И для применения на короткой дистанции вполне подходит. На военную технику, оборудованную защитой от электромагнетизма, она не подействовала бы, но гражданская электроника была защищена недостаточно.

Например, CAD имел хорошую электромагнитную защиту, так как предполагалось, что его будут использовать и в военных целях, но ЭМИ бомба с лёгкостью повредила бы серийно выпускаемый информационный терминал.

— Миюки, как твой терминал?

— С ним всё в порядке.

— А твой, Минами?

— С моим тоже.

Информационный терминал Тацуи выглядел как коммерческая модель, но Отдельный магический батальон модифицировал его начинку. Терминал Миюки был подарком главы Йоцубы. Терминал Минами тоже дала Йоцуба. Они были сделаны современной технологией, выдерживающей электромагнитные импульсы ЭМИ бомбы.

Однако их машина оказалась исключением.

— Почему мне кажется... что машина, приехавшая из главного дома нас забрать, вовсе не имела защиты от электромагнитных волн? — пожаловалась Миюки, и водитель замялся.

Современные автомобили пичкали электроникой, которая из-за сильного электромагнитного импульса могла отказать. Хотя дорогие машины обладали защитой от такого излучения, их автомобиль, по-видимому, имел дефектный участок в своём щите. Или же ЭМИ бомба оказалась более сильной, и защита серийного уровня не выдержала.

— Я ужасно сожалею. Как я и думала, это моя вина, — снова извинилась Минами, заметив, как у Миюки ухудшилось настроение. И хотя её не ругали, ей стало жаль водителя. И она понимала, что не совсем невиновна.

Минами использовала «Масс-фильтр». Магию, не пропускающую в закрытую область вещество выше допустимой массы. Параметры фильтра она установила на «непроницаемый для всего, что тяжелее молекул углекислого газа». Эта магия, в отличие от Векторной инверсии и Нейтрализации кинетической энергии, была превосходным барьером против отравляющего газа, который рассеивается и просачивается всюду, не имея определённого направления.

Однако Масс-фильтр не защищал от электромагнитных волн. А также от жара и взрывной волны. Против взрыва Минами могла мгновенно активировать Поле векторной инверсии, и самодовольно считала, что о жаре волноваться ненужно, поскольку Миюки рядом.

Тем не менее она совсем позабыла об электромагнитных волнах. Минами искренне считала, что допустила грубейшую ошибку. Например, против молнии её оборона просто не выстояла бы. Сколько бы Тацуя и Миюки её ни утешали, пока успокоить не сумели.

Вот почему она решила прикрыть водителя, это не было чистым сочувствием.

— Миюки, давай просто вызовем другую машину, — изменил тему разговора Тацуя, прекращая утешать Минами. Он понял, что её терзает.

— Хорошо.

Миюки тоже об этом догадалась и не собиралась винить ни водителя, ни Минами. Просто она сильно задумалась, и та фраза ненамеренно выскользнула у неё с губ. Миюки была очень благодарна, что представилась возможность изменить тему разговора.

Впрочем, позвонить в главный дом они не успели. Как раз когда Миюки доставала терминал, поступил входящий вызов.

Тацуя глазами призвал её ответить.

— Здравствуй, Миюки.

— Юка-сан?

Звонила Цукуба Юка.

— Да, это я. Извини, что внезапно позвонила.

— Что случилось?

— Скажи, вы можете отодвинуть трейлер, который сейчас перегораживает дорогу?

Это была неожиданная просьба, в трейлере не было противников, так что они просто о нём забыли. Миюки завершила звонок и приказала водителю отъехать на трейлере от перекрёстка. Миюки хотела верить, что это невозможно, но её ожидания не оправдались — Юка и вправду оказалась по другую сторону дороги. Она подъехала к их неподвижной машине быстрее, чем водитель успел вернуться.

— Залезайте. — Слишком внезапно. Даже Тацуя не смог ответить на слова, которым не доставало пояснения. Однако Юка чуть громче и недовольно добавила: — Быстро залезайте! Я не знаю, сколько ещё смогу задерживать полицию!

— Миюки, Минами, садитесь.

Побуждённые Тацуей, Миюки и Минами погрузили багаж в машину Юки и сели.

— Водитель?

— Пусть он сам...

«разбирается», — пропустила Юка, считая, что даже ответ Тацуе — пустая трата времени. Как только он проскользнул на переднее пассажирское место, она незамедлительно надавила на газ.

Первые несколько минут они ехали в тишине. Юка сосредоточилась на вождении. Тацуя вставил в ухо гарнитуру и временами нажимал на информационный терминал. Миюки смотрела в окно. А Минами беспокойно глядела на Миюки.

Через некоторое время Миюки заметила, как показалось высотное здание.

— Юка-сан.

— Что такое, Миюки-сан?

— Кажется, главный дом в другой стороне, — Миюки не скрывала недоверие в голосе.

— Мы избегаем полиции, — Юка криво улыбнулась.

— Миюки, Юка-сан говорит правду, — Тацуя убрал гарнитуру и успокоил Миюки. — В направлении главного дома полиция развернула контрольно-пропускные пункты. Почему-то с этой стороны они такого не сделали.

Обычные терминалы на такое неспособны, но терминал Тацуи был обычным лишь внешне. Внутренности же были переделаны Отдельным магическим батальоном. Это была работа Санады и Фудзибаяси. Потому он мог с лёгкостью перехватывать и дешифровывать большинство беспроводных линий связи страны.

— Если ты так говоришь, Онии-сама, то хорошо. Извини, Юка-сан, что в тебе сомневалась.

— Ничего. Я знаю, ты подозревала меня не без причины.

А причина эта, наверное, была в том, что она удобно появилась сразу же после того, как с нападавшими разобрались. По крайней мере так считал Тацуя.

— Но почему полиция перегородила лишь дорогу, ведущую в сторону главного дома?

Однако Миюки с подозрением отнеслась к этому.

Юка почти было снова криво улыбнулась, но вдруг посерьёзнела и посмотрела через зеркало Миюки в глаза:

— Это потому, Миюки-сан, что они не хотят, чтобы ты добралась до главного дома.

◊ ◊ ◊

Юка повезла их троих на одну из вилл семьи Цукуба, которая расположилась недалеко от вулканов Яцугатакэ, а именно близ горы Амигаса.

Юка привела их в гостиную и села в откидывающееся кресло, вместо дивана дом имел шесть таких кресел с подножкой для ног каждое. Она предложила Миюки и остальным некоторое время побыть в этом доме.

— Сегодня мы остановимся здесь.

Миюки вопросительно посмотрела на Тацую. Однако Юка продолжила быстрее, чем Тацуя успел ответить.

— Может быть, завтра поедем в главный дом вместе? Так они не просчитают наши движения по машине, которая выедет из главного дома вас подобрать.

Тацуя повернулся к Миюки и кивнул. Он хотел, чтобы Юке, кандидату на пост следующего главы, ответил такой же кандидат.

— Мы с благодарностью принимаем предложение.

— Тогда решено.

— Пожалуйста, минутку, — Миюки задержала улыбавшуюся Юку.

Как раз в это время слуги виллы принесли чай. Один чай для всех. И, кроме того, они не взяли с собой чайник, а разлили чай по чашкам — наполнили на две трети — и принесли на подносе. Поставив на стол сахарницу и кувшин с молоком, они покинули гостиную.

Юка, скривившись, посмотрела им в спину.

— Хотя они так раздражаются от моих привычек и этикета, сами внимательнее быть не могут, — праздно проговорила она и извинилась: — Простите, в доме все привыкли к чёрному чаю, потому они не принесли кофе или зелёный чай.

— Ничего, не волнуйся, — Миюки с фальшивой улыбкой потянулась к чашке.

— Ах, стол далековато? Я достану боковые столики.

Убедившись, что Миюки убрала руку, Юка нажала кнопку на подлокотнике.

Из каждого кресла справа поднялось по столику.

Минами, оказавшись справа от Миюки, что та даже не заметила, поклонилась Юке, взяла кувшин молока и вместе с чашкой поставила его на столик возле Миюки. Миюки её поблагодарила, взяла чашку чёрного чая и попробовала. Затем, чуть склонив голову, немного налила молока. Попробовала ложечкой, потом ещё раз и сладко улыбнулась. Минами вернула кувшин на стол и вернулась на своё место. Она явно вела себя как горничная, что со всей внимательностью относится к госпоже. В особенности это было заметно на фоне негостеприимных слуг дома.

— Как мило. Хвастаешься? — Юка улыбнулась, но в улыбку немного раздражения всё же просочилось.

— Нет, — ровно ответила Минами, скрыв выражение лица за поклоном.

Это раздосадовало Юку ещё сильнее, но, вздохнув, она решила успокоиться.

— Ну... раз наши слуги ранее показали себя не лучшим образом, то, полагаю, это ничья.

Равнодушно пьющий чай Тацуя отложил чашку на блюдце и сказал: «Давайте продолжим наш разговор».

— Точно. Миюки-сан, ты что-то хотела сказать? — Юка выровнялась, Миюки, повернувшись к ней, последовала её примеру.

— Я хочу задать несколько вопросов.

— Среди них ведь нет чего-то вроде... «поведай о своих истинных намерениях»? — резко спросила Юка, прошлую игривость как рукой сняло.

— Я не собираюсь спрашивать бесполезное.

Глаза Миюки были холодны, словно зимнее небо в самый ясный день. И столь чудовищно глубоки, что Юка будто в них утопала, будто они вытягивают душу. Юка отвела взгляд. Но вскоре снова на неё посмотрела.

— Это не так уж и бесполезно. Я могу об этом рассказать, но только в определённых границах.

— Хорошо. Тогда я спрошу. Во-первых, как ты нашла нашу машину так быстро?

— Это подозрительно, да? — огорчилась Юка, невыразительно улыбнувшись. — Но хотя бы поверь, что я не участвую в заговоре.

— Поверю, если расскажешь мне причину.

— На самом деле я тайно следила за машиной, в которую вы сели.

Миюки глянула на Тацую. Тот чуть качнул головой.

Юка, заметив это, хотела что-то добавить, но Миюки её опередила:

— Понятно. — Хоть и не поверив объяснению, она задала следующий вопрос: — Почему ты столько ждала, чтобы нам помочь?

— Чтобы...

— Ты не скажешь, что просто хотела нас подвезти? Ты же не думаешь, что я поверю?

Юка, сдавшись, вздохнула.

— Думаю, нет... Поняла. Я расскажу правду.

— Пожалуйста.

Под прямым взглядом Миюки Юка чувствовала себя неуютно, но всё же обманывать не собиралась.

— Возможно, Тацуя-сан об этом уже знает, — начала она, похоже, пытаясь завлечь Тацую в разговор. На самом деле он не хотел, чтобы Миюки кое о чём узнала. Однако без прояснения обстоятельств нельзя будет двигаться дальше. Кроме того, если Миюки назовут следующим главой семьи, ей не повредит заранее знать о том, что замышляют побочные семьи. Потому Тацуя и позволил Юке продолжить. — Мая-сама решила на новогоднем собрании назвать Миюки-сан следующим главой семьи. Группа побочных семей пытается этому помешать. Должно быть, они думают, что если ты не появишься на встрече, тебя по крайней мере в ближайшее время не назовут главой.

Миюки не удивилась.

— Так они не хотят, чтобы я стала следующим главой? — однако спросила это более жёстким голосом.

— Полагаю, этого не хочет лишь Шибата-одзисама, — Юка ответила так прямо, что это звучало жестоко.

— Понятно... Шибата-сан, тогда и Кацусигэ-сан.

— Нет, не думаю.

Однако её ответы, казалось, не согласовываются между собой.

— Извини, но что ты этим хочешь сказать?

Юка, ничем не показывая, что могла ошибиться, продолжила:

— Шибата-одзисама и вправду хочет, чтобы Кацусигэ стал главой семьи. Но не может ничего поделать с тем, что следующим главой назовут тебя, Миюки-сан. Думаю, он понимает, кто из вас двоих сильнее. Ведь Кацусигэ-сан силён по обычным стандартам.

Юка разразилась смехом. Миюки не смогла рассмеяться, хотя и согласилась с её оценкой Кацусигэ.

— Что ж, в этом и дело. В действительности все согласны с тем, что ты станешь следующим главой.

— А ты, Юка-сан?

— Я? — Юка, один из четырёх оставшихся кандидатов, говорила о выдвижении следующего главы так, будто это её не касается, это и заинтересовало Миюки. — Я тоже думаю, что ты — правильный выбор, — быстро ответила она. Слишком быстро, чтобы быть искренней. — Хотя нет, это не совсем так. — Однако Юка была на сто процентов серьёзна и искренна. — Клан Цукуба решил тебя поддержать, Миюки-сан, ещё два года назад. Я осталась кандидатом, чтобы у моего клана осталось влияние на выбор следующего главы. И в случае, если другие побочные семьи решат поддержать Кацусигэ-сана или Фумию-сана, была возможность им противостоять.

— Зачем заходить так далеко?.. — задала ожидаемый вопрос Миюки.

— На девяносто процентов только потому, что мы считаем, что ты должна стать следующим главой семьи. — Юка немного увиливала, словно ей было сложно это говорить. — Оставшаяся часть... наверное, из-за вины перед твоей матерью.

Миюки побледнела. Ответ был не особо конкретным, но для неё этого хватило.

— Однако я бы не сказала, что это искупление. Думаю, Тока-сама не желала этого делать. Но в самом ли деле она не могла отказать воле Оба-самы?

Токой звали мать Юки, нынешнюю главу семьи Цукуба. Отец у Юки, конечно, был, просто Тока стала главой ещё до того, как вышла замуж.

Она специализировалась на магии Психического вмешательства, и в Йоцубе была хорошо известна за особую магию «Обет». «Обет», сделанный по согласию человека, на частично постоянной основе ограничивал его умственную деятельность. Связать разум в одностороннем порядке было невозможно, и другим условием был ключ, освобождающий разум. Довольно полезная магия. Она давала возможность контролировать кого-то, оставляя тому эмоции.

Для Миюки и Тацуи эта магия имела в особенности глубокий смысл. После смерти их матери именно магия Токи позволила Миюки запечатать магическую силу Тацуи, наложив на того «Обет».

— Больше сказать ничего не могу. Я не намерена идти против воли главы.

— Прости, я вела себя грубо... Извини, что заставила сказать неприятные слова.

— Я понимаю, это ведь касается тебя, Миюки-сан. Пожалуйста, не обращай на это внимания.

Миюки и Юка потянулись к чашкам, пытаясь снова сосредоточиться.

— Я поняла позицию клана Цукуба, — Миюки попыталась сменить тему разговора. Юка тонко улыбнулась. — Но тогда почему люди из других побочных семей пытаются отложить назначение следующего главы? Если знаешь подробности, можешь рассказать?

Юка посмотрела на Тацую. Тот даже под таким пристальным взглядом никак не отреагировал. Она, опустив голову, чтобы не смотреть на Миюки, заговорила:

— Шибата-одзисама и Машиба-одзисама хотят разлучить тебя и Тацую-сана. Хотя нет, они хотят убрать Тацую-сана подальше от основных фигур Йоцубы и надеются изолировать его от мира. Проще говоря, хотят посадить его на поводок.

Миюки несколько раз глубоко вздохнула. Первые несколько раз в гневе, но через пять-шесть вдохов и выдохов она взяла себя в руки.

— ...Не от общества, а от мира?

— Да. Я вмешала сюда свои догадки, но, полагаю, это правда. Я не знаю почему, но все Одзи-самы считают, что Тацуя как волшебник не должен существовать. Они пытаются помешать тебе стать следующим главой, чтобы для достижения этой цели выиграть время.

— Как моё не назначение следующим главой семьи связано с их надобностью выиграть время для избавления от Онии-самы? — будто у самой себя спросила Миюки, она не хотела говорить это вслух. Её губы и голос дрожали. Она была в ярости.

— Миюки-сан, пожалуйста, выслушай это спокойно... Если тебя назначат следующим главой, Тацуя-сан, как твой Страж, укрепит свою позицию в Йоцубе. Он — брат следующего главы клана, её близкий помощник. Главы побочных семей не могут это проигнорировать. — Юка глянула на лицо Миюки. Та уже восстановила самообладание. — Потому они хотят хотя бы отложить назначение следующего главы до тех пор, пока Минами-тян не заменит Тацую-сана.

— Ясно... так вот в чём дело, — Миюки говорила так холодно и спокойно, что вселяла ужас.

— Д-да. Я в этом уверена, — до сих пор Юка пыталась всеми силами не бояться Миюки, но сейчас невольно задрожала.

— С другой стороны, если я сумею попасть на новогоднюю встречу, то смогу обезопасить положение Онии-самы.

Однако Миюки думала не о мести, а о том, чтобы раздавить заговор, в котором пытались разлучить её и брата.

— Юка-сан, мы отправляемся не сегодня, да?

Они ещё не пообедали, хотя полдень уже давно прошёл. Однако до заката ещё было далеко, если бы они выехали сейчас, то успели бы доехать до особняка главной семьи.

— Да... Я думаю, что полиция до сих пор на дорогах. Мы, конечно, не сделали ничего плохого, но если нас задержат, мы впустую потратим время. Думаю, лучше подождать до завтра.

— Хорошо, я доверюсь тебе. Позаботься о нас сегодня.

— Думаю, тут многое не дотягивает до твоих стандартов, но, пожалуйста, хорошо проведи время.

— Спасибо огромное. Тогда мы полагаемся на тебя и завтра.

Миюки пыталась говорить спокойно. Однако Юка почувствовала, словно душу охватывает холод. Она изо всех сил постаралась улыбнуться и кивнула в ответ.

В конце концов, Тацуя и остальные так и не пообедали, вместо этого им принесли ранний ужин (не очень-то и вкусный), затем из гостиной отвели в их комнаты.

Тацуя разложил содержимое своей дорожной сумки. Впрочем, его волновал не завтрашний наряд, а оборудование. Он взял с собой и Silver Horn, модифицированный для «Трайдента». Он не мог выбрать, использовать ли «Трайдент», с которым был знаком, или незаметный «Silver Torus». При битве магии лучше подошёл бы пистолетный тип, Трайдент. При простом сражении можно было уменьшить использование магии и надеть браслетный тип, Silver Torus. На секунду он заколебался, но в конце концов Трайдент не достал.

Когда он уже собирался закрыть сумку, кто-то постучался в комнату. Когда Тацуя спросил: «Кто там?» — в ответ услышал: «Это Миюки». Он оставил сумку открытой и встал, чтобы открыть дверь.

— Что-то случилось? — спросил он, открыв двери. Она пришла одна.

— Я хочу... немного поговорить.

Почему-то ему показалось, что она выглядит одиноко.

— Хорошо, заходи, — Тацуя пригласил её в комнату.

Миюки сразу подошла к открытой сумке и начала складывать одежду Тацуи, которая лежала немного беспорядочно. Он как раз собирался достать нижнее бельё и пойти в ванную, потому не было большого смысла приводить в порядок содержимое сумки. Однако Тацуя, не мешая Миюки, сказал: «Извини».

— Нет, я делаю это, потому что мне нравится, — чуть радостно ответила Миюки, продолжая складывать вещи. Удовлетворив свой позыв, она застегнула молнию дорожной сумки Тацуи.

— Можешь сесть на кровать.

Он позволил Миюки сесть на свою кровать, а сам сел на стул возле письменного столика. Миюки без колебаний уселась.

— Так что ты хочешь услышать?

Когда Тацуя сразу же перешёл к главному, Миюки с неудовольствием надула щёки. Хотя нет, на самом деле она этого не сделала, но от неё исходила похожая аура.

— А просто побеседовать мне прийти нельзя?

— Нет, это... — он сразу же поднял белый флаг. Тацуя не боялся даже власть имущих, но совсем другая история, если это сестра.

— Фу-фу-фу... шучу, — Миюки развеселилась. — Я и вправду хочу у тебя кое-что спросить.

«Тогда сразу и спросила бы», — подумал Тацуя, но, конечно, вслух не сказал.

— Что ты хочешь узнать? — Вместо этого он прямо задал вопрос. Миюки тоже прекратила играться:

— Онии-сама, ты знаешь, чего ждут побочные семьи?

Мысль обманом выйти из этого положения исчезла, как только Миюки посмотрела ему в глаза.

— Знаю.

Пока Миюки думала над следующим вопросом, Тацуя продолжил:

— В первый день зимних каникул, когда Куроба-сан посетил FLT, он обо всём мне рассказал. Он говорил почти о том же, что и Юка-сан. Она сказала, что добавила некоторые догадки, но, думаю, она уже знает, что это правда.

— Куроба-одзисама?.. Тогда...

— Нет. — Тацуя догадался, о чём заволновалась Миюки, и упреждающе ответил отрицательно. — Куроба в заговоре не замешан. Он сказал, что на этот раз нейтрален. Думаю, ему можно верить. Фумия и Аяко, конечно, не станут нашими врагами.

— Понятно, — Миюки вздохнула с облегчением, но сразу же подняла голову и строго посмотрела на Тацую. — Онии-сама, почему ты не поговорил об этом со мной?

Не то чтобы Миюки так уж сильно его винила, но у Тацуи было своё оправдание. Он не отвёл взгляда от сестры.

— Достаточно, если все препятствия просто исчезнут. Если ты попадёшь на новогоднюю встречу вовремя, то неважно, что кто-то в это время тайно дёргал за ниточки. Я не хочу обременять тебя ненужной тревогой.

Сегодняшний инцидент имел простую структуру. Искать, где нападавшие укрывались или кто за ними стоит, было просто излишне. Всё, что было нужно, это уничтожить всех, кто станет на пути. Тацуя посчитал, что беспокойство по такому пустяку не принесёт ей ничего хорошего.

— Онии-сама, разумеется я буду за тебя тревожиться! — Однако такие мысли были неприемлемы для Миюки. — О таких делах, наверное, мне волноваться и вправду бесполезно. Однако волноваться об Онии-саме я буду! Для меня очень важно быть в состоянии плакать или злиться вместо тебя. Я никогда не подумаю, что это «ненужно»! — Миюки, надув губы, отвернулась.

Поскольку поворачиваться назад она не собиралась, Тацуя поднялся и стал перед ней, пытаясь её успокоить.

— Миюки, — он хотел было положить руку ей на плечо, но не смог.

Не из-за того, что Миюки её стряхнула. Она поднялась и вдруг его обняла.

— Онии-сама, помнишь?

— Что? — спрашивая, Тацуя уже вспомнил сцену, которую наверняка можно было с этим связать.

Турнир девяти школ прошлого года, четвёртый день, первая ночь игр новичков. Тацуя тогда отказался записать «активные воздушные мины» в индекс со своим именем в качестве создателя. И Миюки пришла его навестить.

— С того времени мои чувства не изменились. И никогда не изменятся. — Миюки, будто убедившись, что Тацуя вспомнил, уверенно продолжила: — Потому что я твой союзник.

Тацуя будто наяву увидел ту сцену.

— Потому что я всегда буду союзником Онии-самы.

Тацуя разделил с ней воспоминания.

— Время придёт. Я уверена, ты сможешь. Я искренне надеюсь на это. — Миюки подняла голову. В отличие от выражения на лице Тацуи, её лицо полнилось улыбкой. — И это время придёт скоро. Возможно, оно будет немного отличаться от «времени», которое мы представляем, но время, когда Онии-сама сможет летать свободно, наконец настанет.

Однако в этой сияющей улыбке он увидел маленькую тень. И это очень сильно взволновало Тацую.

◊ ◊ ◊

Нынешняя глава Йоцубы, Йоцуба Мая, невольно улыбнулась, получив рапорт от дворецкого Хаямы о том, что на Миюки напали два дня подряд из-за утечки информации, и сейчас она остановилась на вилле Цукубы.

— Что могу сказать, как бесполезно. — Мая не пыталась их высмеять, а говорила спокойно и мило.

— Кажется, члены побочных семей недооценивают силу Тацуи-доно, — резкими словами ответил дворецкий Хаяма, хотя вежливым тоном.

— «Барьер» этой деревни не выстоит перед «разложением» Тацуи, Он ведь и по воздуху прилететь может, если захочет добраться вовремя. Если это и вправду случится, дело примет серьёзный оборот. Пока разложенный барьер, который отгоняет незваных гостей, снова полностью не восстановится, волшебники, способные на магию подавления сознания, будут работать не покладая рук день и ночь. Возводить-то барьер не так просто. — Мая преувеличенно вздохнула. — Интересно, все ли с побочных семей понимают, какую ответственность понесут, если попытаются воспрепятствовать моему поручению? — Майе явно было досадно, она чуть наклонилась к чашке с чаем. — Ну да ладно. Ты уверен, что Аоки-сан и остальные доставили правильную информацию главам побочных семей?

— Да, без сомнений, — ответил Хаяма после того, как Мая на него глянула. Он почтительно налил травяной чай без кофеина в чашку.

Между тем, в семье Йоцуба все дворецкие назывались одинаково «дворецкий», будь это Обара или Аоуки или Ханабили или даже Хаяма, хотя каждый из восьми на самом деле отвечал за свой деловой сектор. Однако только Хаяма командовал всеми ими и исполнял волю госпожи.

Даже сейчас, во время вечернего чаепития. Вот почему она могла говорить так открыто. Даже Мая не говорила бы в такой манере перед кем-то ещё, кроме Хаямы. Она наоборот относилась с жалостью и презрением к главам побочных семей, нет, самой Йоцубе.

— Тем не менее я бы не сказал, что все их усилия оказались напрасными.

Хаяма наблюдал за всем, не меняя своего отношения. Даже сейчас он высказал Мае собственное мнение. Поступая таким образом, он давал своей госпоже высказаться, чего она иначе не делала.

— Согласно отчёту Ханабиси, группы, выступающие против Десяти главных кланов, разбиты, включая остатки коалиции сторонников жёсткой линии против Великого Азиатского Альянса и фракции примирения с Великим Азиатским Альянсом. В частности, искусственные медиумы из центра заключения Мацумото почти полностью уничтожены. Буйство злоумышленников на заднем дворе Йоцубы прекращено.

— Меня никогда не заботили эти искусственные медиумы, — искренне усмехнулась Мая, в отличие от сладко-ядовитого смеха, который она использовала ранее. — В любом случае это значит, что уборка дома в конце года окончена?

Хаяма кивнул с лёгкой улыбкой.

— Планы немного изменились, но Ханабаси сообщил, что необходимый персонал вернулся и можно вздохнуть с облегчением.

— Похоже на то. Хоть рыбалка и занимает много времени, причина в том, что Тацуя-сан в одиночку зачистил сцену. — Мая совсем чуть-чуть удивилась. — Но, думаю, это нормально. Хаяма-сан, ты закончил подготовку к Новому году?

— Да. Осталось только подождать прибытия Миюки-самы.

— Тогда не о чём волноваться.

Чуть поколебавшись, Хаяма заговорил:

— Мадам, вы правда не хотите остановить Шибату-сама?

Хаяма знал о плане главы клана Шибата задержать Миюки с помощью Шибаты Кацусигэ и его Стражей. Конечно, Мая тоже это знала.

По какой-то неизвестной причине она удовлетворенно рассмеялась:

— Даже Кацусигэ-сан не сможет остановить Тацую-сана.

Шибата Кацусигэ был, без сомнений, одним из сильнейших волшебников нынешнего поколения Йоцубы с точки зрения боевой магии, но Мая ожидала, что Тацуя ему не проиграет. Она представила, как Тацуя его побеждает.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление