Глава 6

Пятого февраля 2097 года около 10:30 утра в одной из гостиниц городка Хаконе раздался взрыв.

Как раз эту гостиницу выбрали для проведения конференции Десяти главных кланов. Ко времени совершения теракта восемнадцать дополнительных семей уже покинули её территорию. Однако внутри всё ещё оставались главы вновь выбранных Десяти главных кланов — они обсуждали проблемы, с которыми столкнулось японское магическое сообщество.

Тацуя, Миюки, Минами, Такума, Касуми и Изуми, узнавшие о случившемся во время уроков, сразу же выехали на место происшествия. Повсюду раздавались крики и стоны.

Из сгоревшей гостиницы выносили раненых и мёртвых. Сидевшим у дороги пострадавшим оказывали первую помощь. Время от времени с грохотом взрывались оставшиеся под завалами бомбы. Страшная картина напоминала йокогамский инцидент, произошедший осенью два года назад.

Миюки шагнула в сторону гостиницы, но Тацуя придержал её за плечи.

— Онии-сама?.. — оглянулась она, Тацуя покачал головой:

— Лучше не вмешиваться.

Он не дал ей потушить огонь с помощью магии.

Пламя уже практически угасло, но опасность не миновала — никто не знал, сколько ещё осталось неразорвавшейся взрывчатки. Впрочем, пожарные умеют работать с такими угрозами. А поскольку Тацуя и остальные не знали всей картины происходящего, он посчитал, что лучше не мешать.

— Сейчас важнее найти Оба... то есть Хаха-уэ и остальных. — Тацуя почти сказал «Оба-уэ», но вспомнил, что рядом посторонние. Наверное, было излишне себя поправлять, но он решил, что лучше по возможности не давать никому повода сомневаться в их «истории». — Вон они.

Разговаривая с сестрой, он продолжал осматриваться, потому заметил глав Десяти главных кланов раньше Такумы и Изуми.

Собравшиеся вместе главы выглядели весьма грозно, но почему они все до сих пор здесь? Кинув взгляд в сторону, Тацуя заметил возле них детектива в штатском.

— Ото-сама! — прокричала Изуми, безрассудно бросившись в их сторону.

— Постой, Изуми! — кинулась за ней Касуми так же импульсивно.

— Это... детектив?

Такума, похоже, оказался намного спокойнее близнецов, несмотря на то что, как и они, искал родителей.

Впрочем, поступил точно так же.

— Онии-сама, что думаешь? — Глав семей, по всей видимости, допрашивали, и Миюки не знала, что делать.

Минами тоже смотрела на него выжидательно.

— Не будем их оставлять.

Все шестеро покинули школу раньше, чтобы как можно быстрее добраться сюда. Учитывая обстоятельства, у них не было времени даже на то, чтобы переодеться.

Так что Тацуя как старшеклассник обязан остановить младшеклассников, которые вот-вот начнут бушевать. Передав взглядом Миюки и Минами, что нет другого выбора, юноша направился к Майе и остальным главам.

— Почему Ото-саму и других допрашивает полиция?! Ведь это они жертвы!

Как он и предполагал, Изуми набросилась на детектива. В такие времена обычно скромная девушка ничего не боялась и становилась пугающей. Хотя в глазах посторонних такое поведение выглядело незрелым и импульсивным.

«И почему никто её не остановил?»

Никто из глав семей не пытался остановить громко протестующую Изуми, все просто наблюдали со стороны. Хотя бы её отец, Саэгуса Коити, должен был отругать девочку, но не стал. А под его внешней кротостью скрывалось оживление — в глазах искрился смех.

Пока детектив лишь опешил, но если Изуми не остановится, положение может усугубиться. В конце концов для тёти... для них всех всё станет только хуже. Раз взрослые решили стоять в сторонке, Тацуя нехотя взял дело в свои руки.

— Изуми, достаточно.

— Шиба-сэмпай, почему ты меня останавливаешь?

Девушка попыталась стряхнуть руку Тацуи со своего плеча, но тот взял её за руку и притянул к себе. Она хотела вырваться, но он вёл её будто в танце, безболезненно оторвав её внимание от детектива.

— Остынь. Полиция просто делает свою работу, — сказал он, обращаясь не только к Изуми, но и к Касуми с Такумой. — Будешь мешать — допрос только затянется. Простите за беспокойство.

Вторую часть предложения он адресовал детективу в штатском, и тот кивком поблагодарил Тацую за помощь.

Тацуя потянул Изуми за руку и намекнул Такуме и Касуми, что сейчас лучше не лезть на рожон.

Главы семей, исключая Маю, с большим интересом следили за ним.

В особенности внимательно на него смотрели Коити и Гоки.

Допрос или только начался, или же, как и предположил Тацуя, затянулся, но сейчас глав семей допрашивал не только детектив в штатском, но и толпа офицеров полиции. Будто бы они стали подозреваемыми.

Однако для Тацуи всё это не имело значения.

Важнее всего безопасность Майи. Если она сейчас умрёт, появится много трудностей. Поскольку недавно всем стало известно, что Миюки — следующая глава семьи Йоцуба, Тацуя больше не мог оставаться за кулисами.

Они пока не обрели твёрдую почву под ногами. Другом он мог назвать разве что Ушияму из третьего отдела FLT. Якумо с Казамой, вероятно, не станут вмешиваться без особой нужды. Да и спонсорам представиться он пока не мог.

Без преувеличения можно сказать, что Мая — одна из сильнейших волшебников в мире. Мало кто сможет победить её в магическом бою. И ни одному волшебнику не избежать «Метеорного потока», даже Тацуе.

Против этой магии хорошо работает «Разложение», однако Мая обладает огромной магической силой и превосходит его в скорости активации. Вдобавок её магия разнообразна. У Тацуи же всего этого нет. Ко всему прочему, в арсенале Майи не только сильнейшая магия, а инициатива не всегда будет у Тацуи. Если Мая активирует «Метеорный поток» до того, как Тацуя «Разложение», даже ему не уйти невредимым. До сих пор он выходил победителем лишь благодаря «Восстановлению», без аналогичной способности Маю никому не победить. Дело в том, что «Метеорный поток» невозможно остановить ни одним защитным заклинанием, даже «Фалангой» семьи Дзюмондзи.

Но сила эта полезна исключительно в магических боях. Мая обладала обычным человеческим телом. Она была хрупкой женщиной, выполнявшей разве что упражнения для поддержания красоты и здоровья. Её можно ранить ножом или пулей.

Неважно, насколько силён волшебник, постоянно поддерживать барьер невозможно. Защитная магия непрерывного типа всё еще в разработке. Она даже для экспериментов не готова, что там говорить о практическом применении. Поэтому Йоцубу Маю вполне могут убить одним выстрелом, если застанут врасплох.

Направившись сюда, Тацуя приготовился использовать «Восстановление» у всех на глазах, но Мая пока в безопасности. «Похоже, возможность с ней поговорить появится ещё не скоро, впрочем, говорить-то особо не о чём. Вернуться в школу?» — задумался Тацуя, как вдруг заметил красную форму.

— Итидзё. — Сказал он громко, но не настолько, чтобы голос казался резким.

Однако Масаки ответил довольно сухо:

— Шиба. — Должно быть, он искал отца, Гоки. Масаки поспешно подошёл к Тацуе. — Шиба-сан, и ты здесь, — заметив стоявшую возле Тацуи Миюки, Масаки изменился в лице. Его обуревали смешанные чувства: разочарование и радость.

Миюки обхватила руку Тацуи... или же нет.

Они даже близко друг к другу не стояли.

Оказалось, что между Тацуей и Миюки довольно большое расстояние. Однако Масаки понял: это из-за того, что они из родных вдруг превратились в пару.

— Да, положение весьма серьёзно.

Даже Миюки без труда прочла чувства, с которыми Масаки на неё смотрел. Предложить руку и сердце девушке, о помолвке которой только что объявили, пусть даже из чистой любви... Улыбка на лице Масаки выражала противоречивые эмоции, но была понятной.

Если честно, Миюки просто не хотела смущать Масаки. Протест семьи Итидзё не отменяет того, что Тацуя её жених. Тем не менее ей всё равно стало весьма неприятно, когда она поняла, что желание может не сбыться.

Впрочем, Миюки была достаточно взрослой, чтобы не поставить Масаки в неловкое положение. К тому же, хоть ей и были неприятны поступки Масаки, она не питала к нему отвращения как к человеку. Так что ей легко удалось дружески улыбнуться.

Масаки понимал, что ему лучше как можно быстрее отступить, и, откровенно говоря, даже Миюки желала, чтобы он поскорее сдался.

— Ага... собрались главы каждого дома... — улыбка Миюки подняла Масаки настроение.

— Да. Похоже, полиция их допрашивает.

— Допрашивает?! Простите, я пойду туда.

К счастью, он не перестал трезво мыслить. Осознавая, к какому кризису может привести допрос всех глав Десяти главных кланов, Масаки вернулся к своей изначальной цели и пошёл к отцу.

Тем временем из толпы полицейских вышел Катсуто. Его отпустили раньше, поскольку он был несовершеннолетним. Было время, когда взрослыми становились в восемнадцать, но теперь вновь увеличили возраст до двадцати. Уменьшали возраст совершеннолетия, чтобы мобилизовать молодых солдат во время войны, так поступали во всём мире. Известен случай, когда во время войны взрослыми признавали уже в шестнадцать лет, а после войны — в двадцать пять.

Катсуто направился прямиком к Тацуе и компании. Похоже, он заметил их из-за вызывающего поведения Изуми.

— Шиба.

Поскольку Катсуто больше ничего не добавил к фамилии, никто не сомневался, к кому он обращался. По крайней мере Тацуя посчитал, что Катсуто не опустится до того, чтобы говорить с Миюки без надлежащего почтения.

— Полиция закончила допрос, Дзюмондзи-сэмпай? — заговорил Тацуя не как член Десяти главных кланов, а как кохай из школы.

— Нет, я просто решил рассказать вам о положении дел. — Катсуто, видно, решил ответить в том же стиле, в нём исчезла вся неловкость. Он оглядел товарищей Тацуи. Катсуто знал Касуми и Изуми, но впервые встретился с Такумой и Минами, по крайней мере у них никогда не выпадало возможности поговорить. — Вероятно, ты Шиппо-доно? — обратился он к Такуме.

— Да, меня зовут Шиппо Такума. Приятно познакомиться, Дзюмондзи-сан.

В отличие от Тацуи, он поприветствовал Катсуто как член Десяти главных кланов, а не как кохай из Первой школы. Хотя между ними, главой семьи и сыном главы семьи, была разница в статусе, члены Десяти главных кланов равны.

— Дзюмондзи Катсуто. Приятно познакомиться.

— Мне тоже.

Но хоть они и были равны, это не значило, что они перестали быть сэмпаем и кохаем, и, разумеется, ответ получился вежливым. Такума встретил Катсуто впервые и не рискнул вести себя вызывающе.

— Эту девушку зовут Сакурай Минами, она ученица первого года и живёт вместе с нами, — Тацуя воспользовался возможностью представить Минами, та вежливо поклонилась.

Видимо, отчасти догадываясь, что она слуга семьи Йоцуба, Катсуто коротко ей ответил и вернулся к главному:

— Вы сюда пришли, получив извещение о несчастном случае, так ведь? Как видите, Йоцуба-доно, Саэгуса-доно и Шиппо-доно в порядке. Ни один из них даже не ранен.

Извещения о несчастных случаях — это интернет-сервис, который с помощью личного терминала посылает письма родственникам и близким, если его хозяин оказался в горящем здании или попал в зону землетрясения. Сообщения приходят даже быстрее, чем о происшествии сообщается по местному радио. Кроме информации о чрезвычайном положении, полученной от местных органов власти, к ним также прикрепляется отчет о состоянии здоровья хозяина, разделяемый на три категории: «невредим», «в опасности» и «умер».

Однако уведомление пришло сразу после происшествия, и не было никакой возможности получить обновлённые данные — уведомление приходит только раз. Масаки, и даже Тацуя, поспешили сюда именно из-за этого.

— Похоже на то. Кстати говоря, сэмпай, можешь рассказать, что именно случилось?

— Хм... раз все собрались, объяснить будет легче, но...

Услышав слова Катсуто, Тацуя огляделся вокруг. Люди из Йоцубы, а если точнее — боевой отряд дворецкого Ханабиси, смешались с толпой. То тут, то там были заметны фигуры, как казалось, из других домов. Но вот самих террористов, к сожалению, нигде не было.

— Прошу, — опустил голову Тацуя, показывая, что не против услышать даже самую малость. Катсуто кивнул и кратко поведал о том, что произошло.

— Честно говоря, мы тоже не знаем подробностей.

Во время встречи на них напали смертники, и в поисках убежища главам домов пришлось пойти на крышу. Катсуто также отметил, что террористы были дистанционно управляемыми трупами.

— Пока ещё не определили, мы ли были целью. Хотя я считаю, что с большой вероятностью нацелились на встречу кланов, даже полиция полностью не уверена в этом.

— Извини, Катсуто-сан. Нет, Дзюмондзи-сэмпай, — назвав Катсуто по имени, Касуми поспешно поправила себя и обратилась к нему как к сэмпаю.

Поскольку её сестра знала Катсуто ещё до старшей школы, девушка видела в нём больше друга сестры, нежели сэмпая, который учился в той же старшей школе. Видимо, Касуми и Изуми было неловко называть его «Катсуто-сан», когда сестра всегда звала его «Дзюмондзи-кун».

— Касуми, что такое?

Вероятно, он чувствовал себя так же.

— Что полиция спрашивала у моего отца... нет, у всех?

— Просили всё рассказать, ведь мы находились на месте теракта и видели всё с самого начала.

— Значит, Ото-саму и остальных не подозревают?

Стоявшая возле сестры Изуми напряглась. Близнецы отреагировали вполне нормально, но Тацуя и Миюки удивились, что Изуми искренне волнуется об отце.

Под взглядом Изуми Катсуто чуть засомневался, следует ли говорить следующие слова, но...

— Никого не подозревают в сговоре. Тем не менее полиция считает, что к теракту мог привести конфликт между волшебниками. — всё же ответил на вопрос.

— На это... — потрясённо выдавила Изуми, сильно сжав руку.

«Нет никаких оснований», — явно подумала она.

И так считала не одна Изуми. Молча слушавший Такума со злостью сжал кулак.

— Они думают как антимагическая фракция, — иронично заметил Тацуя, хоть и славился своим самоконтролем.

— Онии-сама, неужели есть офицеры, поддерживающие «Гуманистов»?..

От слов Миюки все помрачнели.

— Нет. Иначе неприязни с их стороны было бы намного больше, — возразил Тацуя, вспомнив жёсткий допрос в арасиямской полиции, Киото, когда он победил традиционалистов, которыми управлял ненавидевший Десять главных кланов Чжоу.

Первогодки почувствовали облегчение, однако Катсуто нахмурился и удивлённо спросил:

— Шиба, вы ведь двоюродные, а не родные брат и сестра?

Прежде чем Миюки успела расстроиться, Тацуя с улыбкой ответил:

— А, ты о «Онии-сама» Миюки? Поскольку до недавнего мы считали друг друга родными... быстро перестроиться довольно трудно.

— Ясно. Весьма честно с твоей стороны.

У Катсуто исчезли все сомнения. Это свидетельствовало о том, что ответ Тацуи оказался естественным, а не о том, что Катсуто слишком доверчив. В ответе не чувствовалось ни вины, ни фальши.

— Хм, Аники? — воскликнула Касуми, чем так удобно отвлекла Катсуто.

— Томокадзу-сан? — пробормотал имя Катсуто, заметив молодого человека, машущего Касуми и Изуми. — Шиба, что-нибудь ещё спросить хочешь?

— Нет, больше ничего.

— А ты, Шиппо?

— У меня тоже нет вопросов.

Катсуто кивнул:

— Тогда я пойду.

Он направился в сторону молодого человека.

— Миюки-сэмпай, Шиба-сэмпай, — Изуми сразу же повернулась к Тацуе, — Похоже, нас ожидает брат, так что мы тоже пойдём. Думаю, домой вернёмся с ним, так что не ждите нас.

— Шиба-сэмпай, Президент, до свиданья. Сакурай-сан, ещё увидимся, — Касуми поклонилась, помахала Минами и пошла за сестрой.

Близнецы направились к Томокадзу следом за Катсуто.

— Онии-сама, тот человек родственник Изуми-тян и Касуми? — решила убедиться Миюки, глядя Томокадзу в спину.

— Да. Саэгуса Томокадзу-сан. Старший сын в семье Саэгуса. Сводный брат Изуми и Касуми.

— Понятно...

Ей стало любопытно, поскольку Касуми назвала его «Аники», а Изуми — «Ани», и в их обращении не чувствовалось никакой дистанции.

— Кстати говоря, Онии-сама, наш предыдущий разговор.

— А, полиция ещё не потонула в антимагической идеологии. Да и по их отношению ясно, что беспокоиться не о чём, — ответил Тацуя, предугадывая вопрос сестры, и добавил: — Детектив вёл себя даже мягко, учитывая обстоятельства.

— Умы полицейских не захватить антимагическим догматам или каким-то другим грязным идеологиям. Иначе возникла бы большая проблема, так ведь? — спросила Миюки, Тацуя улыбнулся:

— Если какой-то офицер поддастся антимагической идеологии, от него тут же избавятся, — со всей серьёзностью объяснил он, размышляя над возможным будущим. — В любом случае, нам сейчас не о чём волноваться. Если потребуется какая-то информация, её всегда можно получить у полиции.

— Хотя такое едва ли возможно, но что... что, если полицию всё же захлестнёт антимагическая идеология... что мы будем делать?

— Такое вряд ли случится, — недовольно покачал головой Тацуя. — Магическая полиция будет существовать до тех пор, пока не изобретут способ противостоять магии. Поэтому правительство сделает ход до того, как дело примет серьёзный оборот.

— Есть ли вероятность, что оно ничего не сделает? — не скрывая тревоги спросила Миюки.

— То, что детектив, не имеющий идеологических наклонностей, считает Десять главных кланов частично виновными в теракте, уже достаточно серьёзно. — Не став отвечать прямо, Тацуя сделал шаг назад и посмотрел в корень проблемы. — Если к такому выводу пришёл непредвзятый детектив, то с высокой вероятностью придёт и общественность.

Тацуя посмотрел на Майю.

Главы всё ещё стояли в окружении полиции.

— Общественная реакция будет сильно различаться в зависимости от того, как СМИ осветят теракт. К сожалению, они, скорее всего, обвинят волшебников в том, что они допустили жертвы среди мирных жителей.

Затем он перевёл взгляд на колонну машин скорой помощи. Тяжелораненых, похоже, уже увезли, осталось человек десять с ранениями легкой и средней тяжести. Таким образом, количество погибших будет больше двадцати.

— Хотя всю вину возложат на террористов, многие люди, как и я, будут считать, что во всём виноваты волшебники, и что они должны за это ответить.

— Но мы, волшебники, такие же граждане страны, как и все остальные, разве нет? — Миюки погрустнела, однако не опустила взгляд. Она выглядела хрупкой, но не была робкой. — СМИ не всегда враждебны к волшебникам. В прошлом апреле некоторые из них отстаивали наши права.

В новостях тогда велась кампания за волшебников, чтобы противостоять враждебно настроенным средствам массовой информации.

Однако в этот раз обстоятельства другие: жертв больше и ущерб серьёзнее.

— Ты права. Даже Десять главных кланов не могут сидеть сложа руки.

Впрочем, Тацуя не сказал ничего, что могло бы заставить сестру волноваться ещё сильнее. Неважно, с пессимизмом или оптимизмом он смотрит в будущее, то, что должно случиться, всё равно случится. Сейчас ни Миюки, ни Тацуя не могут ничего изменить. Так что он не стал ещё больше нагнетать атмосферу.

— Сейчас важнее, что мы убедились в безопасности Хаха-уэ, поэтому следует возвращаться в школу.

Он уже понял общую картину происходящего со слов Катсуто, оставаться здесь больше нет смысла, лучше пусть полиция со всем разбирается. Доверившись Тацуе, Миюки ответила: «Да, Онии-сама», — Минами поклонилась и молча последовала за ними.

— Что будешь делать, Шиппо?

— Я... ещё ненадолго останусь, — ответил Такума на вопрос Тацуи.

— Хорошо.

Тацуя не стал ему возражать. Он не отвечал за Такуму, да и друзьями они не были. Тацуя поторопил Миюки и Минами.

— Эм, Шиба-сэмпай, — сзади послышался нерешительный голос Такумы.

— Что?

— Предыдущий разговор... нет, не бери в голову, — передумал он.

Было ясно, что Такуму что-то тревожит, но Тацуя развернулся, ответив: «Хорошо», — и ушёл.

◊ ◊ ◊

Гостиница сгорела полностью, множество постояльцев пострадало, множество погибло.

Человек, стоявший за этим жутким терактом, наблюдал за последствиями атаки из дома, расположенного в девяти километрах к востоку от Одавары.

Бомбовый терроризм — идеальный инструмент для Дзиэдо Хэйгу. Взрывы причинили серьёзный ущерб, а потери с его стороны свелись к минимуму.

Взрывчатку не обнаружили установленные в городке датчики — чего и следовало ожидать от оружия, которое армия USNA считала устаревшим. Из-за этого щиты тоже не активировались.

Датчики не заметили даже марионеток из трупов, которыми он управлял при помощи «Зомбификации». Его куклы проникли в гостиницу беспрепятственно.

Меры безопасности оказались до смешного несовершенны. В городе, где он до недавнего времени жил в USNA, следили за порядком гораздо строже. Он удовлетворённо улыбнулся, подумав об этом.

Даже Десять главных кланов не смогли ему навредить, как он и планировал. Он предсказывал с самого начала, что сможет сбежать невредимым, что за ним не станет гнаться армия.

Всё прошло по плану, Десять главных кланов защищали себя. Только себя, бросив людей умирать. Гу Цзе как применивший магию управления трупами, знал, что умерло не меньше двадцати человек. А если прибавить раненых, то число жертв превысит пятьдесят.

Вот сколько людей пострадало из-за Десяти главных кланов.

Такое сообщение Дзиэдо Хэйгу хотел передать Японии.

«Десять главных кланов бросают обычных людей, чтобы спасти себя.

Ты, японец, будешь убит из-за Десяти главных кланов.

Десять главных кланов, Йоцуба, я лишу вас всего в Японии так же, как вы лишили меня.

Как я потерял место на родине, в Дахане...»

Улыбнувшись во тьме, Дзиэдо Хэйгу поднялся. У его ног безжизненно лежал владелец дома и его семья.

◊ ◊ ◊

Заместитель командующего Звёзд, Бенджамин Канопус, сейчас находился в одной из комнат посольства USNA. Он смотрел на экран, где показывали последствия теракта в Хаконе.

Мужчина с обычно умным и бесстрашным взглядом сейчас выглядел мрачно. Хоть он и являлся гражданином другой страны, ему было жаль мирных жителей, ставших жертвой теракта.

Канопус, закоренелый солдат, верил, что военные должны защищать гражданских и придерживаться классических законов войны, он гордился этим. Однако задания Звёзд часто требовали от него действовать скрытно и нарушать эти законы. Его постоянно терзал внутренний конфликт, именно из-за этого он решил по возможности не сближаться с гражданскими.

Будь это возможно, он остановил бы атаку Хэйгу. Но, к сожалению, ему запретили разглашать Японии информацию о позорной краже оружия, из-за чего, в свою очередь, Япония оказалась неподготовленной к теракту. Это привело к ненужным потерям среди гражданского населения.

Ему также приказали не сотрудничать с японскими военными или полицией, чтобы факт кражи оружия остался в тайне.

Он получил приказ убить Хэйгу, и при этом не выдать японскому правительству никаких зацепок, которые помогли бы обвинить их в нарушении суверенитета. Выманить Хэйгу в открытое море и убить. В таком случае результат будет наилучшим, по крайней мере ему так сказали.

Канопус был солдатом до мозга костей, но он понимал, что приказ нужно выполнить. В противном случае его обвинят в измене.

Лучше слушаться приказов, чем стать дезертиром.

◊ ◊ ◊

Наконец полиция отпустила глав семей, и они, забравшись в вертолёт, на котором прилетел Масаки, направились в филиал Канто Магической ассоциации. Разумеется, Катсуто летел вместе с ними. Кроме Масаки с ними были Касуми, Изуми, их брат, первый сын Коити, Томокадзу, а также Такума.

Прибыв в Магическую ассоциацию, главы направились в конференц-зал, а Масаки, Касуми, Изуми, Томокадзу и Такума остались ждать их в отдельной комнате. Несмотря на внезапность, Магическая ассоциация сумела организовать для Десяти главных кланов круглый стол. Главы посмотрели друг на друга, после чего самая старшая из них нарушила тишину:

— Давайте не будем тратить время на бессмысленную прелюдию. Будьте добры, озвучьте свои мысли о том, как справиться с чрезвычайным положением, — привлекла всеобщее внимание Футацуги Маи и по очереди взглянула на каждого из присутствующих.

Взгляд её остановился на Коити, сидевшем напротив.

— Будет трудно взять под контроль СМИ, — пессимистически заявил глава семьи Саэгуса, имевший в новостной индустрии наибольшее влияние. — Пока погибших шестнадцать, но, вероятно, их будет больше двадцати. Одного этого числа хватит, чтобы вызвать большой общественный резонанс.

— Вот только это не значит, что мы можем сидеть сложа руки, — выразил мнение Ицува Исами, однако его голосу недоставало живости.

— Нет, пока лучше подождать. Излишний контроль общественного мнения нам аукнется, если будем поспешны. Последствия могут быть непредсказуемыми,— неохотно поделился мыслями Мицуя Гэн.

— Верно. Прежде всего, мы тоже жертвы, мы не сделали ничего плохого, нам незачем оправдываться. Если сейчас поторопимся, то нет гарантии, что сами же не пострадаем, — согласился Яцусиро Раидзо.

— Однако стоять и ничего не делать — плохой выход. Это не только наша проблема, под прицелом всё сообщество волшебников.

— Согласна с Итидзё-доно. Мы должны не перестараться с контрмерами, но бездействовать нельзя. Если не ответим, враг загонит нас в угол.

Гоки и Мицудзука Ацуко настаивали, что следует действовать агрессивно. Встреча едва началась, но всеобщее настроение уже начало снижаться. Нахмурившись, Маи призвала высказаться тех, кто до сих пор молчал:

— Дзюмондзи-доно, что скажешь? Пожалуйста, не сдерживайся и говори всё, что думаешь.

Катсуто склонил перед всеми голову, прежде чем ответить:

— Вероятно, взять под контроль СМИ невозможно. В этом я согласен с Саэгусой-доно.

Он начал неожиданно категорическим тоном.

— Тогда нам лучше ничего не делать?

Раидзо удивился, но вместе с тем и заинтересовался.

— Нет, — Катсуто перевёл взгляд на Раидзо, даже не поворачивая головы, — давайте не прибегать к таким трюкам. Считаю, что нам нужно открыто заявить о своей позиции. В частности, через Магическую ассоциацию осудить террористов.

— Понятно, — кивнул явно пойманный врасплох Раидзо.

Он так сильно сосредоточился на том, чем они располагают, что забыл о прямом подходе.

— Думаю, предложение Дзюмондзи-доно — самая адекватная контрмера, которую мы можем себе позволить, — согласился с Катсуто Шиппо Такуми.

— А, я тоже считаю заявление через Магическую ассоциацию хорошим выходом, — сказал Раидзо, приподняв руку.

— Яцусиро-доно, ты, случаем, не пытаешься уйти от ответа? — поддразнила Ацуко.

Гоки нахмурился, так как ремарка ему показалась неуместной, тем не менее Раидзо беззаботно рассмеялся.

— Йоцуба-доно, а что ты думаешь? — поспешно спросила Ацуко, чтобы выразить признательность Раидзо и отвести внимание от себя.

Мая, вместо того чтобы отвечать Ацуко, повернулась к Коити, что сидел рядом:

— Полагаю, у нас нет особого выбора. Я ведь права, Саэгуса-доно?

— Разумеется, — спокойно кивнул тот, хоть заявление Майи и звучало как провокация. — Мы совершенно точно сделаем заявление через Магическую ассоциацию, осуждающее теракт, а также заявим, что готовы к полному сотрудничеству, чтобы поймать главаря террористов. — Убедившись, что никто не возражает, Коити продолжил: — Конечно, также мы займёмся и контролем СМИ.

— Вот только осуществить такой контроль будет непросто. Разве не ты так говорил, Саэгуса-доно?

Когда Гэн напомнил ему о его же словах, Коити, натянуто улыбнувшись, кивнул:

— Да, появятся люди, которые будут заявлять, что во всём виноваты волшебники, однако мы не можем ничего не делать. В конце концов, преступники здесь террористы, и я думаю, что нам необходимо повести СМИ в этом направлении.

Гэн промолчал.

— Пройдёт ли всё столь гладко? Как только общественное мнение обратится против волшебников, его будет не так-то просто изменить.

— Враждебный настрой против волшебников существует уже давно. Но если мы сможем направить его на террористов, по крайней мере уменьшим постоянно растущий к нам негатив. Если посодействуем поимке преступников, вся вина ляжет на террористов, и враждебность постепенно утихнет.

— Поймать террористов своими руками? Разве так мы не больше рискуем? — вклинился Гоки в дискуссию между Коити и Гэном.

— Чтобы мы, главы Десяти главных кланов, начали действовать, нужно одобрение военных. И хотя договорённость между нами была лишь устной, не следует ей пренебрегать, иначе можно испортить отношения с правительством.

— Итидзё-доно, ты ведь знаешь, что разрешение военных мы вряд ли получим?

Покачав головой в ответ на вопрос Коити, Гоки показал жестом, что это ещё не всё.

— Если позволим случиться второму и третьему теракту во время поиска преступников, общественное мнение о Десяти главных кланах, нет, о волшебниках, опустится ещё ниже.

— Однако это не значит, что мы должны стоять в сторонке, пока террористы нас атакуют. — Вмешательство Майи все встретили с удивлением, поскольку она напрямую ответила Гоки, глядя на него в упор. — Чтобы поймать преступников и не допустить появления подражателей, думаю, следует снять маску и задействовать нашу силу. Десять главных кланов способны поймать террористов.

Если бы кто-то другой столь открыто поддержал Коити, остальным было бы легче ему поверить.

— Но я понимаю твоё беспокойство, Итидзё-доно.

— Что ты имеешь в виду?..

Озадаченно на неё посмотрел не только Гоки. В глазах Коити тоже виднелось недоумение.

— Не думаю, что непосредственно нам следует заниматься поиском виновника. Хотя оставлять преступников на свободе тоже нехорошо, но, полагаю, сейчас мы должны не допустить новый теракт.

— Значит, следует сосредоточиться на предотвращении следующей атаки? — спросила Маи.

Мая кивнула.

— Тогда назначим кого-то на поиск террористов? — поинтересовалась Ацуко, обращаясь не только к Майе, но и к остальным.

— Из своей семьи я пошлю Тацую.

Однако Мая, похоже, приняла этот вопрос на свой счёт.

— Давайте поручим это Масаки, — быстро предложил Гоки, будто соревнуясь.

— Йоцуба-доно, Итидзё-доно, минуточку, — сказала Маи, недовольная тем, кого они выбрали из своих семей. — Тацуя-доно из семьи Йоцуба и Масаки-доно из семьи Итидзё всё ещё старшеклассники, а поиск закоренелых преступников потребует много времени и усилий. И хоть юноши входят в Десять главных кланов, они остаются учениками. Не думаю, что мудро жертвовать их образованием ради такого дела.

Маи обратилась к здравому смыслу, Гоки не смог ей возразить. Однако Мая беззаботно улыбнулась:

— Мне приятно слышать твои слова, Футацуги-доно. Тем не менее не нужно волноваться. Да, на поиск террористов и их главаря потребуется много времени, но если Тацуя получит поддержку от Йоцубы, ему не потребуется даже месяца, чтобы убить преступников. Это совсем не помешает его учёбе, — ответила она с такой уверенностью, словно могла предвидеть будущее, что застало врасплох Маи.

— Но всё же, — однако оппонент также принадлежал к Десяти главным кланам, Маи не могла так просто поверить Майе, — Тацуя-доно старшеклассник, это неоспоримый факт. Неважно, как сильно семья поддержит, заставлять его гоняться за террористами — плохая мысль, разве не так?

Мая ответила, слегка улыбнувшись, будто говоря, что та опоздала со своей речью.

Подробности нападения террористов на Первую школу в 2095 году скрывались довольно долго, но Десяти главным кланам уже всё раскрыли.

Никто не имел представления о том, какая у Тацуи магия, но все узнали, что победили преступников Тацуя и Катсуто. Записи придержала семья Дзюмондзи, и раскрыла их Десяти главным кланам лишь тогда, когда семья Йоцуба объявила, что Тацуя их член.

Убийство главаря Безголового дракона держалось в тайне, но о его вовлечённости в йокогамский инцидент в Международном конференц-центре уже стало известно. Кроме того, раскрыли информацию об инциденте с Паразитами. Прошлой осенью Мая даже рассказала о Чжоу Гунцзине. Хоть здравый смысл и говорит, что старшеклассник не должен сталкиваться с опасностью, к нему это не относится.

— Может, операцию против террористов лучше возглавить моему старшему сыну, Томокадзу? — вдруг предложил Коити, заметив , что дискуссия зашла в тупик. — Мой старший уже закончил обучение, а его рабочие часы можно подкорректировать. Наверное, следует начать с осмотра Хаконе, террористы могли оставить какие-то следы. Регион Канто-Идзу, в конце концов, под юрисдикцией семьи Саэгуса. — Коити обвёл всех взглядом, наблюдая за реакциями. — Если не верите мне после происшествия с Чжоу Гунцзинем, Дзюмондзи-доно, ты можешь вести операцию, а Томокадзу будет тебе помогать.

Гоки и Маи, Исами и Ацуко, а также Такуми и Раидзо — все удивились. Они не могли понять, чего Коити добивается.

— Возможно... ты пытаешься загладить вину? — Маи встретилась взглядом с Маей, а также с Гэном, чтобы понять, догадались ли они о намерениях главы семьи Саэгуса.

Коити смиренно кивнул:

— Разумеется, я не ожидаю вернуть ваше доверие одним лишь этим, но хочу думать, что первый шаг сделан.

— Разве не прекрасно? — поддержала его Мая. — В конце концов, Канто — территория Саэгусы-доно и Дзюмондзи-доно. Если Саэгуса-доно решил действовать, я с удовольствием доверю дело ему, — закончила она, улыбнувшись Маи.

— Если все согласны с планом, я возьму ответственность на себя, — ответил Катсуто вместо Маи.

— Будет нужна помощь Тацуи, я с готовностью её предоставлю.

— Итидзё-доно, полагаю, тоже поможет, какая бы помощь ни потребовалась.

— Разумеется, мы не поскупимся. Можешь использовать Масаки как тебе угодно.

Склонив голову перед Гоки и Майей, Катсуто повернулся к Коити:

— Саэгуса-доно, официально отвечать буду я, однако командованием пусть займется Томокадзу-доно.

— Спасибо огромное, — Коити вежливо поклонился Катсуто, который ему в сыны годился.

— Однако, — но Катсуто ещё не закончил, — Тацуя-доно из семьи Йоцуба и Масаки из семьи Итидзё будут под моим командованием.

На мгновение у Коити сузились глаза, но поскольку он был в очках, никто этого не заметил.

— Не знаю, зачем тебе это, но я не возражаю.

На этот раз Катсуто вежливо поклонился перед Коити.

— Подведя итог, мы назначаем Дзюмондзи-доно и Саэгусу-доно ответственными за поимку террористов, а также через Магическую ассоциацию осуждаем теракт, — заключила Маи.

Тем не менее вмешался Раидзо:

— Я особо не возражаю, но главарь террористов вообще в Японии? —напомнил он, что трупами можно манипулировать и из-за рубежа.

— В этом нет сомнений, — категорически заявил Гоки. — Технику управления трупами нельзя заранее запрограммировать и активировать позже. По крайней мере для такого точного контроля столь многих трупов управляющий должен находиться где-то рядом.

— Насколько рядом?

Подумав немного, Гоки ответил на вопрос Исами:

— Зависит от навыков волшебника, но самое большее — десять километров. — Сделав паузу, он добавил: — Полагаю, противник не обладает техниками, выходящими за рамки нашей гипотезы.

— Ты в этом уверен? — прямо спросил сидевший рядом Катсуто.

— Если сильнее, то мы, скорее всего, не сможем его поймать.

— И то верно. Следует придерживаться выбранной стратегии.

Раидзо выразил свою поддержку плану Маи.

После чего один за другим её поддержали и остальные.

◊ ◊ ◊

План действий утвердили, и незапланированная встреча закончилась.

Все главы семей сразу же вернулись домой: необходимо усилить наблюдение за своими регионами, чтобы предотвратить дальнейшие теракты.

Впрочем, хоть они и отвечали за регионы, семья Итидзё с оплотом в Хакурику-Санин, например, не могла вести полномасштабное наблюдение, как и не могла предотвратить магические преступления в регионе Тохоку. Каждый из Десяти главных кланов в свои регионах отвечал за свою часть плана по борьбе с последствиями атаки.

Предотвращать же теракты должна полиция, Десяти главным кланам следует лишь помогать ей. Однако главы семей требовались для того, чтобы сотрудничество было плодотворным. И хоть неизвестно, как может помочь семья Йоцуба, без координации главой семьи невозможна никакая помощь.

Так что главы семей поспешили в свои резиденции.

Итидзё Гоки и Масаки, разумеется, полетели назад в Канадзаву на вертолёте.

— Масаки.

После того как они взлетели с вертолётной площадки Магической ассоциации и развернулись на северо-запад, Гоки заговорил с сыном.

— Да.

По тону отца Масаки понял, что тот говорит как глава семьи, а не как родитель, потому ответил официально.

— На встрече решили, как будут разбираться с терактом.

— Хорошо.

— Десять главных кланов осудят организаторов террористического акта, также мы найдём главаря террористов. За это отвечает Дзюмондзи-доно, ему будет помогать старший сын Саэгусы-доно, Саэгуса Томокадзу-доно.

— Какова роль нашей семьи?

— Десять главных кланов во главе с Дзюмондзи-доно предотвратят новые теракты. Масаки, ты будешь помогать Дзюмондзи-доно.

— Есть, — ответил Масаки, выпрямившись. Он смотрел на отца с нетерпением, а не тревогой. Для него поимка главаря террористов — достойная задача.

— Разумеется, ты некоторое время будешь отсутствовать в школе. Я поговорю с директором, чтобы эти дни считались для тебя официальными каникулами.

— Понял.

Масаки весьма привязался к школьной жизни. По правде говоря, ему не хотелось брать перерыв. Однако долг члена Десяти главным кланам для него был важнее.

Масаки и так был сосредоточен, но после следующих слов Гоки стал ещё более серьёзным.

— Шиба Тацуя из семьи Йоцуба присоединится к группе под командованием Дзюмондзи-доно. Масаки, не ударь в грязь лицом.

— Да, — воодушевленно кивнул тот.

◊ ◊ ◊

События пятого февраля 2097 года подошли к концу.

Тацуя, Миюки и Минами после стремительной поездки на место теракта отдыхали дома.

Мая не пострадала, из-за чего Тацуя почувствовал облегчение, однако он предполагал, что с завтрашнего дня волшебников начнут очень сильно критиковать. Впрочем, это его не касается.

Он понимал, что люди будут злы и на террористов.

Также он сочувствовал раненым и соболезновал семьям погибших.

Но истинное облегчение ему принесло то, что целью атаки не стала Миюки.

Тацуя не собирался ничего делать. Для него важна лишь Миюки. За Майю он беспокоился лишь ради удобства сестры.

Конечно, если на Первую школу нападут, он также не останется в стороне.

Но у Тацуи не было причин что-то предпринимать при, например, нападении на Конференцию главных кланов.

Разумеется, пока не отдадут приказ.

Тацуя сейчас находился в комнате Миюки и, выбросив из головы мысли о теракте и прочем, объяснял ей «практическое применение магии». Раздался звонок, и он поднял голову, но прежде чем Миюки успела взять трубку, телефон перешел в режим «занято». Наверное, это Минами ответила на вызов. Похоже, что звонили не на личный номер Миюки, а на общий, домашний.

Когда Тацуя уже собрался продолжить объяснения, снова раздался телефонный звонок, но в этот раз звучал сигнал переадресации вызова.

— Да, — Миюки нажала кнопку приёма звонка.

— Миюки-сама, глава семьи хочет поговорить с Тацуей-самой, — сообщила Минами.

— Понял. Мы спустимся в гостиную.

Отдав указания Минами, Тацуя без какого-либо удивления поднялся и сразу же пошёл на первый этаж. Разумеется, Миюки последовала за ним.

— Простите, что заставили ждать, Оба-уэ.

Тацуя поклонился и сказал это, хоть Минами находилась рядом. При посторонних он обращался к Майе «Хаха-уэ», но в кругу семьи всегда называл её «Оба-уэ». Они не говорили Минами правду о том, что Мая на самом деле тётя Тацуи, а не мать, однако та всё равно не стала бы никому об этом рассказывать.

— Это вы меня простите, что позвонила в такой поздний час.

— Всё в порядке, мы ещё занимались, — честно ответил Тацуя, Мая улыбнулась:

— Даже тебе есть чему учиться.

И улыбка была искренней. Мая в самом деле обрадовалась.

— Я ведь старшеклассник, я не могу пренебрегать учёбой, — со всей серьёзностью ответил Тацуя, намекая Майе перейти сразу к делу.

— Точно... у школьника первым приоритетом должна стоять учёба. Жаль, что я не могу позволить тебе на ней сосредоточиться.

Тацуя заметил, как выражение лица Майи изменилось с улыбки на усмешку.

Он машинально выпрямился, приготовившись выслушать её приказ.

— Тацуя-сан, я хочу, чтобы ты арестовал человека, организовавшего сегодняшний теракт.

— Арестовал, не убил?

— Хм, я нечётко выразилась. Жизнь террориста не имеет значения. Найди его и обезвредь.

— Вас понял, Оба-уэ, — сразу поклонился Тацуя.

Он не стал по-военному отдавать честь, поскольку стоял перед гражданским лицом. И хотя ответил «Вас понял» вместо «так точно», всё же влияние Отдельного магического батальона было заметно.

Впрочем, Майе было бы всё равно, даже если бы он отдал честь.

— Такое решение приняли на Конференции главных кланов. Командовать будет Дзюмондзи-доно, но основные силы предоставит семья Саэгуса.

— Тогда я тоже подпадаю под командование семьи Саэгуса?

— Нет. Дзюмондзи-доно попросил, чтобы ты сотрудничал с ним напрямую, — продолжала поражать их Мая. — И под Дзюмондзи-доно я имею в виду Катсуто-сана. На этой Конференции он стал новым главой семьи.

Однако это известие его не поразило.

— Понятно.

— Хм, не похоже, что ты удивлён.

— Два года назад в Отдельном магическом батальоне ходили слухи, что Дзюмондзи-сэмпай унаследует титул главы семьи Дзюмондзи.

— Кажется, мне следует опасаться военной разведки. Или всё дело в силе той госпожи?

Мая имела в виду Фудзибаяси Кёко. Она прекрасно знала, на что способна «Электронная Волшебница».

Без какой-либо прелюдии Мая сообщила ещё одну ошеломляющую новость:

— Кроме тебя под командование Дзюмондзи-доно перейдёт Итидзё Масаки-сан.

— Итидзё-сан?!

В этот раз её слова не особо удивили Тацую, но для стоящей рядом с Тацуей Миюки эти известия грозили лишними хлопотами.

— Простите за грубость, — застенчиво извинилась она за то, что повысила голос.

— Ничего. Я понимаю, почему ты удивилась, — простила её Мая.

— Но что делать со школой? Операция Дзюмондзи-самы по поимке террориста будет проводиться в Канто, так ведь? Я не думаю, что она закончится за неделю, — не могла не спросить Миюки, хоть вопрос и выбивался из общего тона разговора.

По ту сторону экрана Мая широко улыбнулась:

— Операция не должна затянуться. Потому что имя преступника, который остался без поддержки, и его происхождение уже известны.

Тацую удивили новости. Узнать имя так быстро, когда Тацуя не знает даже целей теракта, — большой подвиг.

— Его зовут Гу Цзе. В Америке известен под именем Дзиэдо Хэйгу. Это бывший руководитель даханского института Куньлуньфанг. Когда институт уничтожили, он, похоже, избежал смерти. На вид ему лет пятьдесят, кожа тёмная, волосы седые. Впрочем, внешность всегда можно изменить.

Образ, который описала Мая, сходился с информацией от Лины. Тацуя подумал, что, возможно, у них был один и тот же источник.

— Его лицо?

— Этого я не знаю.

Это всё равно что вовсе ничего не знать. Мая назвала имя преступника, но имя всегда можно изменить. Очень оптимистически с её стороны считать, что поиск скоро окончится.

Ничего из слов тёти не повлияло на выражение лица Тацуи, но Миюки удивилась.

— Не следует так волноваться, Миюки-сан. В любом случае, примерное местоположение мы узнаем с помощью предсказания.

Видимо, в семье Йоцуба существовали волшебники, о которых не знал Тацуя, некто, способный на перемотку времени (пост-познание) или остаточное отслеживание разума (психометрию). Тацуя посчитал, что «предсказание» и есть одна из этих способностей. Если такая магия существует, то ею может обладать кто-то из Куроб, учитывая их невероятные разведывательные способности. Тацуя лишний раз убедился, что не очень-то много знает о семье Йоцуба.

Однако сейчас не время о таком думать.

— И тут настанет твой ход, Тацуя-сан. Как только ты его встретишь, он не сможет убежать от твоего взгляда, так ведь?

— Чжоу Гунцзиню это почти удалось... но я сделаю всё, что в моих силах.

Сосредоточившись на данном Майей задании, Тацуя почтительно поклонился.

◊ ◊ ◊

Закончив говорить с Тацуей, Мая спокойно положила телефон.

У неё за спиной, как обычно, стоял Хаяма.

Мая не смотрела дворецкому в лицо, но, как обычно, заговорила с ним:

— Хаяма-сан, что-нибудь нашёл?

— Пока нет, миледи.

— Понятно, — с едва заметным раздражением ответила она. Мая не вела себя так ни при разговоре с Тацуей, ни на встрече с главами Десяти главных кланов.

Однако Хаяма не стал упрекать её в том, что она слишком спешит. Мая тоже понимала, что память о погибших не смоется за три-четыре дня.

— Миледи, вы сожалеете, что не начали действовать сразу же как получили информацию от полковника Бэланс?

Вместо того чтобы остудить пыл госпожи, Хаяма спросил, что её тревожит.

Мая ответила с долгим вздохом:

— Ничего от тебя не скроется, Хаяма-сан. — Она не стала раздражаться, вместо этого изобразила лёгкую, усталую улыбку. — Мы заблаговременно получили предупреждение, но враг всё равно преуспел.

На её месте любой бы устал. Эвакуация после теракта, затем незапланированная встреча, до которой ещё и пришлось отвечать на вопросы полиции.

Мая — превосходный волшебник, но тело её слабо, как у любого человека. Она не только молодо выглядела, но и поддерживала внутреннюю молодость. Однако даже у тридцатилетней есть свой предел.

— Госпожа, я понимаю, что вы чувствуете, но даже если вы раздражены или встревожены, Йоцуба не всесильна.

Из-за физической усталости уменьшается и умственная активность, это сигнал, что телу нужен отдых. Если она этого не поняла, то кто-то другой должен ей об этом напомнить.

— Ты прав... Хотя мы найдём виновников быстро, это случится не сегодня и не завтра, пока можно отдохнуть.

К счастью, умственное состояние Майи было не столь плачевным, чтобы она забыла о необходимости отдыха.

— Если что-то случится, сообщишь об этом завтра.

— Разумеется, госпожа, — почтительно поклонился Хаяма и оставил Маю в её кабинете.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть